<<
>>

Глава 20 Значит, в Милан

Толкнув дверь еще раз, Дайнека беспомощно оглянулась на Дашу. Та, упершись ногами в брусчатку, тоже изо всех сил толкнула плечом стеклянную створку. Через нее было видно, что ресторан полон, и только несколько столиков оставались пустыми.
За крайним сидели двое молодых хорошо одетых итальянцев. Один из них, увидев, как яростно Дайнека пытается проломить дверь, вскочил и, движимый желанием угодить девушкам, ринулся к ним. Он легко, без усилий открыл дверь, жестом пригласил их войти. Этот парень не выглядел типичным итальянцем. Слишком высок, светловолос и красив. Дайнека тут же подобрала нужное слово – Викинг. В другое, более спокойное время он мог бы понравиться ей. Сейчас было не до того. Девушки сели за свободный столик, и Даша, склонившись к Дайнеке, сказала низким шепотом, каким обычно выдают великую тайну: – Дайнека, у меня всего сто евро… Та кивнула, дескать, понятно. Подозвала официанта и заказала два салата, две пиццы «Спидди Гонзалес» и кофе. Официант, приветливый мужчина средних лет, необычайно крупный и грузный, сказал: – Синьорина прекрасно говорит по-итальянски.
– И вслед за тем удалился на кухню. С Дашей они познакомились сразу, как только, успокоившись, та впустила ее в свою комнату. Это ее плач Дайнека слышала из-за стены. Первое, что поведала новая знакомая, заставило Дайнеку поверить в то, что Бог все-таки есть. Даша рассказала – в отеле она познакомилась с Костиком. – Зачем ты его разыскиваешь? – спросила она. – Костик – внук друга нашей семьи, попал в большую беду… – Я сразу это поняла. Он все время чего-то боялся. Потом взял в аренду машину и уехал. – Куда, не знаешь? – В Милан. – Искать его там все равно что иголку в стоге сена. – Он не слишком распространялся о своих делах. Сказал, что хочет остаться в Италии. – Даша нахмурила брови и посерьезнела.
– Мне не очень понравилась эта затея, но отговаривать его я не стала. – Значит, в Милан… Костик не рассказывал о том, что случилось в Москве? – Только то, что его подставили и другого выхода у него нет. Он не планировал возвращаться в Россию. – Так и сказал? – спросила Дайнека. – Да, так и сказал. При этом был очень напуган. – Ясно… Ну, а ты что здесь делаешь? Туристка? – Не совсем… – Даша чего-то недоговаривала. – Та-а-а-ак. Рассказывай! И новая знакомая поведала свою историю. Всю свою сознательную жизнь она прожила с мамой и белоснежным пуделем Урфином. Мать Даши работала архитектором в проектном институте, и случались времена, когда она месяцами сидела дома в вынужденном неоплачиваемом отпуске. В такие дни их квартира наполнялась звонками телефона и чужими тетками. Днями и ночами мама шила на заказ и, как ни странно, этим зарабатывала намного больше, чем в институте. Но оттуда не уходила. Считала, что государственная служба надежнее любой другой. Время показало, что она права. Постепенно жизнь наладилась, и шумные клиентки совсем исчезли из их дома. В прошлом году, когда Даша училась в выпускном одиннадцатом классе, к ним в школу пришла женщина из модельного агентства. Она пригласила Дашу поучаствовать в конкурсе красоты, «самом красивом событии года», как гласила городская реклама. Не считая себя красавицей, Даша все же согласилась. Соответствуя всем установленным стандартам, поучаствовала в конкурсе просто из интереса. Королевой красоты избрали местную «Лолиту» с пышными формами. Даше с ее плоской мальчишеской фигурой, большим лягушачьим ртом и раскосыми глазами ничего не обломилось. Иного она не ждала, совсем не расстроилась, приятным было уже то, что она попала в эту компанию. Поэтому очень удивилась, когда на вечеринке по поводу чествования Королевы к ней подошла женщина, представлявшая на конкурсе какой-то глянцевый женский журнал. Она не стала говорить лишнего, а только посоветовала Даше показаться понимающим людям. – В Москве? – наивно спросила девушка. Женщина саркастически улыбнулась и покачала головой: – В Милане или в Париже… Но лучше – в Милане.
– Да как же я… – Такое ей никогда бы не пришло в голову. – Послушайте моего совета – постарайтесь найти возможность и проявите себя. Думаю, у вас получится. Больше месяца Даша обдумывала этот разговор, боясь даже заикнуться о нем матери. Ей казалось, что есть много других девушек, намного красивее ее. Она уже совсем убедила себя, что произошла какая-то путаница: женщина хотела подойти к другой конкурсантке, но ошиблась и подошла к ней. Однажды Даша все-таки рассказала об этом маме и очень удивилась, что та отнеслась ко всему совершенно серьезно. Незаметно в доме опять появились мамины клиентки, она подолгу засиживалась по ночам, склонившись над швейной машинкой, а утром уходила на службу. Постепенно клиентов становилось все больше. Наконец месяц назад она выложила перед дочерью несколько разноцветных купюр и путевку в Италию. Вот этого Даша боялась больше всего. Она знала, что мама хочет для нее другой жизни, но не желала уезжать из дома. В последнюю ночь перед самым отъездом они долго сидели на кухне. Мама сумела найти слова, убедившие Дашу в необходимости поездки: – Тебя здесь ничего не ждет. Хотя бы попробуй… Даша вылетала в Италию из Новосибирска. Кто бы мог подумать, что эта поездка потребует от нее столько сил и внимания. То, что ее обокрали еще в новосибирском аэропорту, она выяснила уже в самолете. Из сумочки вытащили все деньги и мобильник. Осталась только сотня, которую она сунула в карман на всякий случай. Купюра в сто евро так и осталась лежать там. – Как будто чувствовала… – Даша заплакала. Дайнека взяла со стола салфетку и протянула ей: – Брось… Пробьемся. Теперь ты не одна. – И сама уже знала, что ни за что не бросит эту девочку. Даша посмотрела на нее преданным взглядом: – Правда? Но ведь у тебя свои дела… – У меня есть несколько дней. Тебе куда нужно? В Милан? – В Милан. – А чего ж ты в Римини приехала? – Сюда путевка дешевле. – Ты хоть знаешь адреса, телефоны агентств? Куда ехать? – В Милан… – совсем растерялась Даша. – Все понятно. К столику подошел смуглый красивый парень.
Он о чем-то спрашивал. Как ни хотелось Дайнеке блеснуть знанием языка, она ровным счетом ничего не поняла. Вероятно, это был какой-то диалект. Итальянец весело, с вызовом посмотрел на нее, потом, взмахнув рукой, вопросительно воскликнул: – Э? – Ко?за? – тихо спросила Дайнека. Но тот не успел ей ответить. Кто-то взял его за плечи и вывел из ресторана. Это был Викинг. Потом он подошел к их столику и пояснил на хорошем итальянском языке: – Извините, он сам не знает, чего хочет. К тому же – южанин и говорит… э-э-э… на редком диалекте. Дайнека уже поняла, чего хотел тот парень, и, покраснев, поблагодарила Викинга за любезность. Тот кивнул, придвинул к себе салфетку и что-то на ней написал. – Мой телефон. На всякий случай, если будет нужна помощь, – сказав это, он вернулся на свое место. Дайнека улыбнулась и, скорее из вежливости, положила салфетку в сумочку. Даша выглядела совсем успокоившейся, она считала, что попала в хорошие руки. И это были руки ее новой подруги. Сама Дайнека не была уверена ни в чем. То есть в том, что она не бросит девочку без помощи, – это конечно. Но насколько хорошо она с этим справится? Поездка в Милан была кстати, где-то там сейчас находился Костик. «Главное – ввязаться, потом разберемся» – этот жизненный принцип много раз ввергал ее в крупные неприятности, но столько же раз неизменно из них выручал. После ужина девушки завернули в интернет-кафе рядом с отелем. Спустя полчаса у них была самая полная информация обо всех модельных агентствах Милана. В том числе даже рекомендации, как правильно проходить кастинг и как говорить с агентом. Дайнека решительно вычеркнула все незначительные и с присущим ей нахальством оставила только крупные и самые известные агентства. Первым в списке значилось модельное агентство «Риккардо Гей». Даша восхищенно следила за всеми манипуляциями Дайнеки, та же чувствовала себя лучезарной феей из фильма «Золушка». И как выяснилось, вполне оправданно… Был поздний вечер. Незаметно похолодало, да так сильно, что, спасаясь от холода, к отелю они бежали со всех ног.
Стеклянные двери мягко разъехались в стороны и так же бесшумно затворились за ними. В это время года отель был пуст. Во втором павильоне, куда поселили девушек, никто, кроме них, не жил. Портье находился в главном здании. Здесь же, в пустынном холле первого этажа, было немного страшно. У лифта, а они непременно хотели ехать на второй этаж в лифте, стояла милая корзиночка с яблоками. Дайнека прочитала: – Эти яблоки помыты и готовы к тому, чтобы вы их съели… Гулкий холл невесело отозвался на их смех. Ухватив по яблоку, они дружно с хрустом надкусили их. Когда Даша вошла в свой номер, Дайнека все еще рылась в сумке, отыскивая гостиничный ключ. Внезапно раздался крик. Это кричала Даша. Дайнека уронила сумку и в два прыжка заскочила в ее комнату. Девушка стояла к ней спиной. Она медленно развернулась, рукой указывая на окно. Дайнека выскочила на террасу и увидела, как через ограждение перемахнул мужчина. Спустя мгновение он уже бежал по улице в сторону моря. Повернувшись к своему номеру, Дайнека увидела открытую балконную дверь, перебралась на террасу, вошла в комнату и осмотрелась. Даже в темноте было заметно, что там все перерыто. Внезапно в ее голове промелькнула сумасшедшая мысль: «Неужели вернулся Костик?» Она бросилась к двери и включила свет. Ее пустая дорожная сумка стояла посреди комнаты. Вокруг валялось содержимое. Встав на колени, она трясущимися руками перебирала одежду и бумаги, перетряхивала их и не находила того, чем дорожила больше всего… В номер вошла Даша. Она замерла у балконной двери и недоуменно наблюдала за ней. – Деньги?.. Не поднимая глаз, Дайнека равнодушно махнула рукой. – А что же тогда? – Медальон… – чуть не плакала Дайнека. Еще какое-то время она суетливо ползала на коленях по ковру, но вдруг остановилась, вспомнив, что медальон висит у нее на шее. Даша ни за что не хотела оставаться одна. Пришлось перетащить ее кровать в Дайнекину комнату. Что ни говори, вдвоем веселее. Спать легли очень поздно. Даша уже посапывала в своей постели, а Дайнека долго лежала без сна.
Она встала и, раздернув металлические жалюзи, открыла балкон. Вышла на террасу. Не чувствуя холода, задрала голову. Вдыхая холодный воздух, стояла так, вглядываясь в звездное небо. Звезды здесь были чужие, но она пыталась отыскать свою, рядом с которой есть еще одна, маленькая, едва заметная глазу. И эта звезда принадлежит Джамилю. Пока она светит – он жив. Дайнека смотрела в небо и прокручивала в памяти вереницу давних событий. То, что случилось два года назад, подступило совсем близко. Ей казалось, она видит, слышит, ощущает все до мельчайших подробностей… Вот ее машину догоняет серебристый «Опель» и пытается столкнуть с насыпи. Спасая Дайнеку от гибели, в «Опель» врезается «Вольво» Джамиля – обе машины срываются с дороги, летят вниз, взрываются… «После таких аттракционов живыми не остаются», – говорит тот, кто столь настойчиво охотился за ним и желал смерти Джамиля, а теперь, стоя на обочине, победно созерцал горящую в обрыве его машину… Только бездумная уверенность, что Джамиль вернется, позволяла Дайнеке жить дальше. На город, с моря, мягко наступала черная мгла. Было по-сиротски тоскливо. Шум прибоя волновал и, казалось, подавал ей надежду. Пустынный, распахнутый простор моря бороздили белые гребешки волн. Морской ветер обдавал Дайнеку ледяными вздохами, швыряя в лицо холодную водяную пыль. Она еще долго стояла так, подставляя себя порывам ветра. Потом закрыла балкон, опустила жалюзи, рухнула в кровать и крепко заснула.
<< | >>
Источник: Анна Князева. Венецианское завещание. 2014

Еще по теме Глава 20 Значит, в Милан:

  1. Глава 23 Милан
  2. Глава 15 Что это значит?
  3. Глава 11 Обещать – не значит жениться
  4. Что все это значит?
  5. Что значит играть на бирже
  6. Иметь значит быть
  7. Видеть значит верить
  8. Что все это значит
  9. Что все это значит
  10. Что все это значит