<<
>>

Глава 16 Вопросы без ответа

Хорошая жена на все смотрит глазами мужа. Аэлита Витальевна была хорошей женой.

Направляясь после работы к ее дому, Дайнека знала, что перед ней стоит неразрешимая задача: поговорить с хозяйкой наедине.

Семен Семеныч, сожитель Аэлиты Витальевны, значился в блокнотике под четвертым номером, а значит, не должен был слышать, о чем она говорит с матерью Нины.

Об этом Дайнека думала, оставляя машину во дворе, и потом, поднимаясь по лестнице на четвертый этаж хрущевки, в квартиру Аэлиты Витальевны.

Откуда-то сверху доносился густой нахрапистый бас:

– Я тебе сказал, что в следующий раз траекторию полета высчитывать не буду. Приду и набью морду. Понял?

– И все-таки я бы вам настоятельно посоветовал разобраться, посмотреть, прикинуть. Клянусь честью, это не я! Может быть, из окна Кошкиных нечаянно выронили. У них очень непослушные детки. Между нами говоря, сволочи, а не дети.

Дайнека узнала голос Семен Семеныча. Тот оправдывался, доказывая свою непричастность к проступку. Его оппонент не верил.

– Ты, морда очкастая, не гадь на детей! Последний раз предупреждаю: еще раз обольешь краской машину, приду и узлом завяжу. Понял?

– Понял, – с готовностью ответил Семен Семеныч.

Дверь захлопнулась. Мимо Дайнеки вниз по лестнице сбежал здоровенный мужик в белой футболке.

Дайнека подошла к двери и нажала кнопку звонка. Ей долго не открывали. Потом щелкнул замок, и в узкую щель высунулся нос Семен Семеныча.

– Ах, это вы, Людочка… Проходите быстрей.

Дверь за ней захлопнулась немедленно.

– …я говорила тебе, Сема, что когда-нибудь тебя поймают. Это дорогая машина. Он сразу понял, что краску вылил ты. Машина стояла под нашими окнами…

– Литочка! – крикнул Семен Семеныч, заглушая последние слова Аэлиты Витальевны. – К нам Людмилочка пришла! В гости!

Он скрылся в дверном проеме.

– Проходи, Людочка, я так рада тебя видеть.

Аэлита Витальевна выглядела похудевшей и усталой. Под глазами набухли болезненные подушечки.

– Как вы себя чувствуете? – спросила Дайнека.

– Не знаю, – беспечно отозвалась женщина. – Мне теперь все равно.

– Это неправильно, – сказала Дайнека.

– Что неправильно, деточка? – уточнила Аэлита Витальевна.

– Неправильно хоронить себя заживо.

– Неправильно хоронить своих детей, – поправила ее Аэлита Витальевна. – Неправильно жить вместо них. Вот… – сказала она, опускаясь в кресло.

Дайнека согласно кивнула.

– Мне нужно кое о чем спросить у вас. Мы долгое время не виделись с Ниной, и я ничего не знала…

Она не договорила. Убедившись, что Аэлита Витальевна спокойна, продолжила:

– Расскажите мне, как она жила в последнее время.

– Как жила… – эхом отозвалась женщина. – Я сама не знала, как она жила в последнее время. С работы возвращалась поздно. Со мной почти не разговаривала. Иногда звонила, предупреждала, что ночует у подруги или в своей квартире. Я волновалась, звонила ей, проверяла. А Нина отключала телефон. Мы совсем перестали понимать друг друга.

– Вопрос, который я хотела задать… – Дайнека запнулась. – Помните, когда умерла Эльза Тимофеевна, Нина встречалась с парнем, его Лехой звали. Вы не знаете, когда они расстались?

– Ты про художника спрашиваешь?

– Про скульптора, – уточнила Дайнека.

– Какая разница… – бесцветно отозвалась Аэлита Витальевна. – Здесь я его не видела, не приходил. Был один, красивый такой, спортивный. Нина говорила, он был другом того художника.

– Вы думаете, она с ним встречалась?

– Да, какое-то время, недолго. А после того, как поменяла работу, он исчез, и мы больше не говорили о нем.

Дайнека вспыхнула нетерпением, переходящим в отчаяние:

– Как его звали?

– Не помню. По имени Нина его не называла, каждый раз по-новому – то «милый», то «дурачок»… Ты хорошо ее знаешь. Выдумщица. Да и недолго все это было.

– А Леха?

– Что?

– Леха больше не появлялся?

Аэлита Витальевна пожала плечами:

– Звонил как-то, жаловался, что Нина не отвечает на его звонки. А что я могла сделать… Она и мне не отвечала.

– А Семен Семеныч… – Дайнека пыталась подобрать верные слова.

– Сема! Опять ты подслушиваешь?! Заходи, у нас нет от тебя секретов. Не шифруйся! – воскликнула Аэлита Витальевна.

Дверь открылась в ту же секунду, как только Аэлита Витальевна проговорила последние слова. Смущенно улыбаясь, в комнату вошел Семен Семеныч.

– Ну что, девочки, чайку или еще чего-нибудь? – заговорщицки подмигнул он.

– Мы сами, – озабоченно проговорила Аэлита Витальевна. – Пойдем, Людочка на кухню.

Она встала и вышла из комнаты. Аэлита Витальевна была хорошей женой и на все смотрела глазами мужа. Но только не тогда, когда дело касалось хорошеньких женщин.

Дайнеке не удалось продолжить разговор наедине, пришлось отложить его до следующего раза.

И, как выяснилось, напрасно…

Оставалось время заехать к Лехе. По дороге Дайнека вспомнила обстоятельства, при которых с ним познакомилась. Усмехнувшись, она перенеслась мыслями в тот памятный день.

В то время Эльза Тимофеевна и Нина жили вместе. Нина училась на четвертом курсе университета, Дайнека на втором. В один из вечеров, когда подруги, по традиции, сидели на кухне, Нина выглядела подозрительно мечтательной и странной. Дайнека немедленно смекнула, в чем дело, и не ошиблась.

– Хочу отвести тебя к одному человеку, а потом узнать, что ты о нем думаешь, – вкрадчиво заговорила Нина. – Он скульптор, очень талантливый и немного сумасшедший. – Она рассмеялась. – Умеет буквально все! Кстати, вчера юбку мне сшил.

– Когда пойдем? – Дайнеке очень хотелось посмотреть на скульптора, который шьет юбки.

На следующий день они отправились в гости. В метро Дайнека купила цветы. С бутылкой идти не хотелось, а с пустыми руками она не привыкла. Выбрала букет, который можно было бы назвать мужским: крепкие темно-красные герберы и густые темно-зеленые елочки. Ей казалось, что скульптор оценит ее хороший вкус и художественные наклонности.

Нина привела ее на улицу Каховка. Подруги долго шли по жидкой, слякотной каше, состоящей из снега и грязной воды. Скульптор жил в серенькой шестнадцатиэтажной башне. Поднявшись на этаж, они остановились у его двери. Дайнека торжественно держала перед собой букет, заранее готовясь сказать что-то достойное.

В который раз, нажимая кнопку звонка, Нина заметно нервничала и, оглядываясь, смущенно улыбалась. За дверью послышались какие-то звуки, Нина снова нажала кнопку, и Дайнека видела, как напряглась ее спина.

Наконец дверь приоткрылась. Дайнека заулыбалась и, протягивая букет, уже собралась войти. Но как только двинулась вслед за Ниной, та резко развернулась и с силой толкнула ее в грудь. Дайнека выпала за порог, успев, однако, разглядеть в глубине коридора голую мужскую задницу.

Металлическая дверь захлопнулась.

Дайнека решила не гадать, что происходит внутри квартиры. Душа художника – потемки, и любые предположения, которые могла сделать она, человек далекий от искусства, будут, по меньшей мере, тривиальными. Словно в ответ на ее мысли из-за двери раздался куражливый голос пьяного человека:

– А-а-а вида-а-ал йя-а-а вас всех…

Потом распахнулась дверь, Нина втащила Дайнеку внутрь. Помогла снять пальто и повела дальше, на кухню. Усадила на табуретку и сказала громким шепотом:

– Он выпил все, что приготовил на вечер, я его в холодную воду засунула. – Осмотревшись, она сосредоточилась на электроплите. – Сказал, что нужно дожарить курицу…

Откинув дверцу духовки, выдвинула решетку, на которой лежала холодная, плохо ощипанная тушка.

Дайнека тихо сидела на низенькой табуретке, прижав к груди цветы. Нина достала курицу, сердито посмотрела на Дайнеку и отобрала у нее букет.

– Давай так: я готовлю, ты убираешь.

– Нин, а почему он был без штанов?

– Не знаю, – пожала плечами Нина.

– Скульптор… – уважительно протянула Дайнека.

Углубившись в воспоминания, она не заметила, как доехала до Каховки. Знакомый одноподъездный дом в шестнадцать этажей выходил на улицу боковым фасадом. Большинство его лоджий были застеклены как попало, оттого дом выглядел неблагополучным. Дайнека оставила машину у тротуара и, огибая «ракушки», пошла к подъезду.

С трудом припомнила номер квартиры и, дожидаясь прибытия лифта, высчитывала нужный этаж. По всему выходило, что одиннадцатый. Кабина лифта, изгаженная вандалами, была под стать неряшливому фасаду здания. Кнопки этажей были оплавлены до черноты.

Слава богу, лифт прибыл точно по адресу – к семидесятой квартире. Дайнека нажала кнопку звонка.

Дверь открыла молоденькая девушка, простая и симпатичная.

– Вам кого?

– Алексея.

Из комнаты через открытую дверь донесся голос:

– Заходи, Дыня!

Навстречу ей вышел Леха, поцеловал в висок и, обнимая за плечи, повел на кухню.

– Пойдем, покурим, чаю попьем.

– Я тебя не узнала, – улыбнулась ему Дайнека.

– Сам себя не узнаю…

Глядя на него, она не понимала, что изменилось.

– У тебя есть что-то новенькое? Могу посмотреть?

– С этим я закончил после разрыва с Ниной.

Дайнека остолбенела.

– Не может быть!

– Сейчас покажу…

Еще недавно грязная, заставленная незаконченными работами, инструментом и глиной в углу, комната являла собою образец семейного очага.

Недорогой диван, телевизор, стол – все, что полагается при таком раскладе. Девушка, впустившая Дайнеку, сидела в кресле и вязала носок, слушая телепередачу.

– Знакомься – Вера.

– Дайнека.

Они вернулись на кухню, Леха закурил и спросил:

– Чего молчишь?

– Не знаю, что сказать…

Леха занервничал:

– Не спрашивай меня почему.

– А я и не спрашиваю.

– Не гожусь я для искусства. Бездарь. Сколько ни тужился, всегда есть кто-то другой, кто без труда шедевр наваляет. Кажется, душу готов заложить, есть не могу, спать… Но талант – он или есть, или его нет.

– Это как сделка с дьяволом, в обмен на жизнь… – повторила Дайнека слова Джамиля. – Ты выбрал жизнь. Может быть, ты прав.

Однако вспоминая рваные кусищи гранита и необузданную глиняную пачкотню, она подумала, что это был именно тот путь, который мог увенчаться шедевром. Но Лехе говорить о своих мыслях не стала, а взяла в руки пачку сигарет, покрутила и отложила в сторону.

– Как Нина? – прозвучал наконец вопрос, который она ждала.

– Нину убили.

Леха смотрел на Дайнеку, пытаясь угадать, правда это или жестокая шутка. Потом уточнил:

– Ты не шутишь?

– Нет.

Больше Леха ни о чем не спрашивал. Лицо его постепенно бледнело, пока не сделалось совсем белым. Застыв, он смотрел на стол, не в силах отвести от него взгляд.

– Я пойду, – привстала Дайнека.

– Подожди, посиди еще немного… Как это случилось?

– Никто не знает. Я нашла ее поздно вечером в квартире. Она была… В общем, все было кончено.

– Кто?

– Неизвестно. – Дайнека вздохнула и спросила: – Скажи, почему вы расстались?

– К чему это теперь?

– Мне нужно знать, как Нина жила последние полгода.

– Ну, если ты хочешь знать… Она бросила меня.

– Почему?

Леха усмехнулся:

– Я тоже хотел бы знать почему.

– Аэлита Витальевна сказала, что Нина встречалась с твоим другом после того, как вы…

– Он мне не друг!

– Понимаю, – согласилась Дайнека. – Но познакомил их ты?

– Я.

– А дальше?

– Она бросила меня. А потом и его, насколько знаю.

Леха зло усмехнулся, вытащил из пачки сигарету, но не закурил, а нервно переломил ее.

– Он помог ей найти работу где-то на Павелецкой. Не понял, дурак, что Нина использовала его. Так же, как и меня.

– Замолчи! – неожиданно для себя выкрикнула Дайнека.

Но Леху уже понесло:

– Брось! Сама про нее все знаешь. Подруга… Давай разберемся, что же мне еще думать? Я многое могу понять, не вчера родился и сам… не образец. Даже измену готов простить. Но только не подлость. Слышишь? И не нужно мне тут…

Дайнека молчала.

– Ладно, иди.

– Пошла…

Казалось, Дайнека получила ответ на вопрос, с которым пришла к Лехе. Только теперь не знала, вычеркнуть или оставить в блокноте его имя.

<< | >>
Источник: Анна Князева. Сейф за картиной Коровина. 2013

Еще по теме Глава 16 Вопросы без ответа:

  1. Некоторые ответы на некоторые взятые из жизни вопросы
  2. Глава 54 Серьезный вопрос
  3. Глава 2 Вопрос цены и времени
  4. Глава одиннадцатая, в которой Леонид прорабатывает литературу, исследуя смежные вопросы построения бюджета
  5. Не каждый ответ хорош
  6. Формирование вопросов и составление анкет
  7. Устойчивые предприятия без конкуренции
  8. Простых ответов нет
  9. «Капитализм без собственников рухнет»
  10. Покупка акций взамен проданных без покрытия
  11. Что значит продавать без обеспечения
  12. За маркетолога ответишь
  13. Ответы к расчетным задачам.
  14. Успех без риска невозможен
  15. Власть без участия