<<
>>

Глава 27 Венеция

Результат этой встречи был таким, каким запланировал его Стевен. Спустя полтора часа они уже ехали на ее машине в сторону Венеции. Стевен заранее подготовился к отъезду. Он опасался слежки и очень хвалил ее за то, что она сменила машину.
Дорога пролегала через равнинные земли. Навстречу бежали апельсиновые и лимонные деревья, поля, укрытые гигантскими полиэтиленовыми полотнами. Иногда кое-где встречались замшелые полуразрушенные постройки. – …и время не может их изглодать… – Дайнека сказала это по-русски. Стевен повернул голову, но, не услышав пояснений, тут же сосредоточил взгляд на дороге, поскольку за рулем сидел он. Как всегда в пути, Дайнека не думала об опасности. Ей просто хотелось жить. Жить свободно, с такой же легкостью, как она дышит. Наслаждаться незамысловатыми сиюминутными радостями, не слишком заботясь о последствиях. Нарушив молчание, Стевен спросил: – Кто у тебя остался в России? – Отец, – ответила она. – И все?! – И еще Тишотка. – Ти… что? – переспросил он ее. – Ти-шот-ка.
Моя собака. Пес. – А-а-а-а. – Стевен, кажется, понял, что она не очень одинока. Дайнека задумалась, но тут же отбросила от себя грустные мысли о Джамиле. Сказала себе, что об этом самом главном в ее жизни человеке она должна думать только наедине с собой. – А у тебя большая семья? – спросила она. – Да-а-а! Очень большая. – Сколько человек? Стевен озадаченно сморщил лоб: – Я не знаю точно… человек двести… ну, может быть, двести десять… Дайнека рассмеялась: – Я имела в виду только самых близких… отец, мать… братья… – Отец… мать… брат… – эхом отозвался Стевен. Ей показалось, что произнес он это как-то невесело. Она попыталась задать наводящий вопрос: – Сколько народу живет в вашем доме? Стевен совсем скис: – Пятьдесят, – ответил он упавшим голосом, – но это в основном… персонал. – Это ж какой дом надо иметь, – изумилась Дайнека.
– Большой. Комнат шестьдесят. – Ты смеешься надо мной? – Она оценила шутку и рассмеялась. – Я поняла! – Нет, – просто ответил он. Дайнека притихла. Наконец до нее дошло, что он говорит серьезно. Все встало на свои места. Спортивная машина, дорогой костюм, дом в шестьдесят комнат… – Твой отец богатый человек? – Нет, он не богат. – Ну, тогда я ничего не понимаю! – Богата моя мать, – сказал Стевен. Она почувствовала, что он не хочет об этом говорить. Какое-то время они ехали молча. Но проезжая Падую, Стевен справился со своим настроением: – Послезавтра мы поедем ко мне домой, в Понтедейру. Туда, где я вырос. Я познакомлю тебя со своим отцом, с матерью, братом. Он немного помолчал. – Знаешь, мой отец швед, его имя Улаф Бергстрем. Я – наполовину швед, наполовину итальянец. Мать – итальянка, из Понтедейры. – А где это? – спросила Дайнека. – Неподалеку от Пизы, на той стороне полуострова. Ты слышала про Пизанскую башню? Дайнека усмехнулась: – Про нее даже сибирские медведи знают. – Правда? – Точно! – подтвердила она. Стевен помотал головой: – А в Италии о ней знают не все… Особенно на Юге. Дайнека так и не поняла, шутит он или говорит правду. Они въехали в Местре, преддверие Венеции, уже затемно. Сбившись с дороги, какое-то время петляли в промышленных районах и портовых строениях. Когда наконец подъехали к пятикилометровому мосту, который соединяет материк с островами, Стевен пояснил: – Это сооружение называется – «Мост Свободы». Его построили в 1933 году… Дайнека не слушала его. Она съехала вниз по сиденью и затаилась, испуганно скрючившись. – Что… Что?! – закричал Стевен. – Они… – прошептала она. На обочине у самого моста притаился черный «Мерседес», рядом стояли двое мужчин. Стевен все понял, он зло посмотрел в их сторону. Как только они доехали до вокзальной площади, немедленно сдали машину в агентство. Нырнув в ближайший закоулок, они миновали набережную, откуда отправлялись пароходики «вапоретто», и наняли маленький катерок, намереваясь доехать до центра Венеции.
Стевен помог ей запрыгнуть в катер. Чтобы защититься от холодного ветра, предложил зайти в кабину, но Дайнека категорически отказалась. Завернувшись в куртки, они стояли, опираясь на облицованную красным деревом крышу каюты. Мотор тихонько зацокал. Стевен прокричал водителю, чтобы тот ехал медленно и через Большой канал. Дайнека еще не знала, какой подарок для нее приготовил этот чужой итальянский город с нежным названием Венеция… Расходясь по обе стороны, перед ней разворачивалось почти театральное действо. Декорации были ослепительны. Дворцы, утонувшие в зелени и обрамленные чугунным кружевом оград. Широкая лестница, простирающаяся к воде, как шлейф знатной дамы… Фрески, вспыхивающие на фасадах в отраженном от воды свете. Палаццо казались творениями высочайшего искусства и гармонии. Они сменяли друг друга, словно актеры, разыгрывая каждый свою роль. Глянцевая крыша катера приумножала свет переменчивых сполохов. Дайнеку охватило упоительное чувство безумной радости. Она с благодарностью взглянула на Стевена, глаза ее были огромные и сияющие, серо-зеленые с золотистой искрой. Он обнял ее и крепко прижал к себе. Стоя на набережной, они решали, что делать дальше – Ни в коем случае нельзя ехать в забронированный отель, – сказал Стевен. – Пойми, мне все равно придется идти на занятия. – Пусть так, но сегодня мы переночуем в другом месте, а завтра решим, как поступить дальше. Стевен подхватил сумку и направился к первому попавшемуся отелю, подъезд которого выходил на набережную. Дайнека подняла глаза и прочитала: – «Даниэли»… Ты с ума сошел! Это был очень дорогой отель. Но Стевен, не оборачиваясь, пошел к ярко освещенному входу, затем, картинно развернувшись, застыл в полупоклоне, жестом приглашая ее зайти вместе с ним. Солидный швейцар, увидев его через стеклянную дверь, вышел и с достоинством замер в такой же позе. Дайнеке ничего не оставалось, как проследовать внутрь. Через десять минут они уже поднимались по изогнутой лестнице мимо грандиозного букета белых роз, стоящих в высокой вазе у самых ступеней. Мягкое освещение выгодно оттеняло розовые мраморные колонны, украшенные изысканным золочением. Впереди них шел служащий отеля, он показывал дорогу и нес Дайнекину сумку. По красному ковру прошли через атриум. Она посмотрела вверх и сквозь стеклянную крышу увидела уже знакомые итальянские звезды… Открылась дверь. Дайнека знала, сколько мог стоить такой номер. Стевен вложил в руку служащего чаевые, потом взял ее за локоть, вдвинул внутрь апартаментов и закрыл дверь. – Я записал тебя как синьору Бергстрем. Только в целях безопасности. Ничего личного. – Не парься, – по-русски ответила Дайнека. – Cosa?11 – Я говорю, все нормально, не волнуйся, – сказала она по-итальянски. Стевен устроился спать в гостиной на диване. Дайнека спала в безбрежной золоченой кровати среди великолепия розовой спальни, уставленной антикварной мебелью темного дерева.
<< | >>
Источник: Анна Князева. Венецианское завещание. 2014

Еще по теме Глава 27 Венеция:

  1. Глава 47 Возвращение в Венецию
  2. Наталья Александрова. Венец Гекаты, 2016
  3. Александрова Наталья. Венец скифского царя, 2018
  4. Глава 58 В Бари!
  5. Глава 54 Серьезный вопрос
  6. Глава 52 Портрет обугленной розы
  7. Глава 61 Спасение
  8. Глава 67 Ка-та-стро-фа…
  9. Глава 69 Прощание
  10. Глава 53 Наживка
  11. Глава 62 «Каза Итальяна»
  12. Глава 11
  13. Глава 6
  14. Глава 3 Ночной гость
  15. Глава 14 За мной гонятся
  16. Глава 3
  17. Глава 49 Гвардейцы зловещего ордена
  18. Глава 9 Собственность – это свято
  19. Глава 28 Я нашла этот дом