<<
>>

Глава 25. Усечение Олоферна

Наконец наступил четверг.

В гостиной у Азалии на мягком диване сидели трое: она сама, Дайнека и Сергей Вешкин.

– Для вступления в права наследования вам потребуются следующие документы.

– Вешкин вытащил из пластиковой папки листы. – Письмо от американского адвоката «вашего дяди», копия свидетельства о смерти наследодателя, перечень завещаемого имущества, документы, свидетельствующие о вашем родстве с завещателем. Паспорт можете представить живьем, раз уж вся эта канитель на один вечер. Самое главное, чтобы Харин ничего не заподозрил. От себя заверяю: документы максимально приближены к оригиналам. Комар носа не подточит.

– Как я объясню, откуда это все у меня? – спросила Азалия. – Ведь я как бы еще не начинала оформлять наследство.

– Правильный вопрос. Скажете ему так: письмо от адвоката, копию свидетельства о смерти и перечень завещаемого имущества вам прислали из Штатов. Документы, подтверждающие родство с завещателем, предоставила ваша мама. Остальное – работа Харина. Легенду про вашего «дядюшку» выучили?

– Диссидент.

Уехал в восьмидесятых. В начале девяностых открыл свой первый универмаг в Лос-Анджелесе, в начале двухтысячных купил самолет, полгода назад сыграл в ящик, – отрапортовала Волкова.

– Все правильно. – Вешкин улыбнулся.

– Спросить хотела. Вот все говорят – диссидент. А что это значит? – поинтересовалась Азалия.

– Человек, который имеет на все вопросы собственное мнение и не сверяет его с общепринятым, – объяснила Дайнека.

– Короче, дурак-одиночка, – сделала вывод актриса.

– Я бы так не сказала…

Сергей Вешкин взглянул на часы:

– У нас осталось немного времени. Вы уже договорились, как будете действовать?

– Я спрячусь в шкаф, – отрапортовала Дайнека. – Подожду, пока они выпьют и станут беседовать. Азалия постарается, чтобы портфель оказался подальше от Харина.

Я, улучив момент, незаметно выберусь из шкафа, открою портфель и достану договор.

– Если таковой в этом портфеле имеется, – скептически срезонировал Вешкин. – А скажи мне, Дайнека, как в твою голову пришла такая идея?

Дайнека охотно объяснила:

– Недавно я познакомилась с женщиной по имени Юдифь. Интересное имя, правда? Я заглянула в Интернет, отыскала соответствующую легенду. Кроме нее там идет речь про Олоферна, военачальника, которого она обезглавила.

– Зачем?

– Ассириец Олоферн пришел с войском, чтобы завоевать родной город Юдифи. Никто не в силах был остановить его. Молодая вдова Юдифь обвинила старейшин города в бездействии и вызвалась спасти свой город от врагов. Умастив себя благовониями и надев красивое платье, Юдифь отправилась в лагерь противника. Пришла в шатер Олоферна и после пира, как я думаю, обольстила его. И потом, пока он спал, отрезала ему голову. В результате ассирийцы, оставшись без полководца, ушли восвояси.

– Фу, какая гадость! – поморщилась Волкова.

– Я тоже так подумала и решила, что нам нужен бескровный вариант. Зачем отрезать голову, когда можно просто стащить портфель. Также я сменила площадку. В данном конкретном случае меняем шатер Олоферна на квартиру Юдифь.

– Попахивает аморальщиной, – усмехнулся Вешкин.

– Ремарка: Азалия не будет его совращать. Никакой аморальщины. Немного отвлечет, пофлиртует, и все. Она актриса. Это ее профессия.

– Не нравится мне все это, – проворчал Сергей. – Чувствую, что добром не закончится.

– У нас нет другого выхода, кроме как закончить это дело добром, – воодушевленно сказала Дайнека и подтолкнула его к выходу. – А теперь иди. Ты только деморализуешь нас.

– Буду в машине.

Вешкин ушел, и это оказалось кстати. Буквально через десять минут Азалии позвонил Харин и сообщил, что он совершенно случайно оказался в этом районе, и спросил: нельзя ли им встретиться раньше. Азалия согласилась. Дайнека не преминула заметить:

– Надо же, как не терпится.

После чего ей пришлось залезть в шкаф.

– Я оставлю узкую щелочку, – пообещала Азалия, задвигая панель шкафа-купе. – Чтобы ты могла дышать.

– И чтобы подсматривать, – добавила от себя Дайнека.

Не прошло и пятнадцати минут, явился Виктор Харин. Выглядывать из шкафа даже через щель Дайнека не решилась и по большей части слушала, чем смотрела.

Послышался звук открывшейся двери и голос Азалии:

– Виктор Петрович! Здравствуйте! Ах, какой красивый букет!

– Талантам – от поклонников, – сказал Харин.

– Вот сюда вешайте куртку. Как насчет ужина? Я сама приготовила…

– Не откажусь, с большим удовольствием.

– Тогда идемте в комнату. Там накрыт стол.

Послышались шаги.

– У вас очень уютно, – заметил Харин.

– Спасибо. Я все здесь придумала сама.

– У вас определенно талант дизайнера.

– Мне это говорили, и не раз. – Азалия рассмеялась. – Садитесь, пожалуйста. И, если не сложно, разлейте вино.

– Я несколько смущен…

– Отчего же? – невинно спросила Волкова.

– Прекрасное вино, свечи, цветы… И вы – такая прекрасная.

– Боже мой! Совсем забыла поставить букет в воду! – воскликнула она.

– Пожалуйста… Давайте потом.

– А почему не сейчас?

– Мне бы хотелось сказать небольшой тост.

– Ну что ж, говорите.

– За вашу красоту и непревзойденный талант! – провозгласил Харин.

– Браво…

Последовало краткое затишье. По-видимому, они выпили.

– И все же я поставлю в воду цветы.

Послышался звук отодвигаемого стула.

– Какая вы беспокойная, – посетовал Харин.

– Будет обидно, если такие красивые цветы завянут.

Раздались легкие шаги, и вновь прозвучал голос Азалии:

– Виктор Петрович, а почему ваш портфель лежит на полу?

– Он не лежит, а стоит, – уточнил Харин. – И, как видите, рядом со мной.

– Давайте я его перенесу на диван, – предложила Азалия.

– Не стоит беспокоиться.

Дайнека затаила дыхание.

– Такой дорогой и красивый портфель не должен валяться на полу, – настаивала она.

– Мне бы не хотелось вас утруждать, – упорствовал Харин.

– Бросьте миндальничать, Виктор Петрович, мне это не сложно. После ужина и мы с вами перейдем на диван и там займемся делами.

Против этого Харин не стал возражать, и Дайнека вздохнула с облегчением.

Азалия мягко прошлась по ковру, шлепнула портфель на диван, затем послышался звук льющейся воды на кухне. Вскоре она вернулась.

– Какой прекрасный букет! Куда мне его поставить?

– Куда вам будет угодно, – сказал Харин.

– А почему вы пересели из-за стола на диван? – разочарованно спросила Азалия.

– Думаю, пора заняться делами. Вы подготовили документы?

– А как же ужин? Я весь день ждала, чтобы поесть.

– А мне казалось, что все актрисы держат диету.

– Только не я. Прошу вас посмотреть на меня.

– Зачем?

– Разве мне нужно худеть?

– Вовсе нет, – смущенно ответил Харин.

– Тогда идите за стол. Я хочу есть.

Послышался тихий шорох, и вновь раздался голос Азалии:

– Да оставьте же в покое этот несчастный портфель!

– Что вы делаете? – спросил Харин.

– Я вас целую. Давайте выпьем на брудершафт!

– Не провоцируйте меня. Еще немного, и я…

– Вернетесь за стол? – Азалия рассмеялась. – Садитесь же, Виктор Петрович.

– Ну, хорошо…

– Вы не против?

После этих слов Волковой зазвучала музыка. Дайнека восприняла ее как призыв к действию. Она выглянула в щелочку и увидела портфель Харина. Он лежал на краю дивана и был на расстоянии вытянутой руки.

Дайнека беззвучно сдвинула створку, но тут Харин сказал:

– Мне нужно достать телефон.

– И где же он? – спросила Азалия.

– В портфеле.

– Я его принесу, сидите.

– Как можно вас беспокоить! – воскликнул Харин. – Я сам!

– А можем мы побыть наедине, без всяких ненужных звонков? – обиженно поинтересовалась Азалия.

– Конечно, – ответил Харин. – Я налью нам вина.

Дайнека снова сдвинула створку и уже высунула руку, однако ее пришлось быстро засунуть обратно в шкаф, потому что Харин сказал:

– Простите, но я все-таки отвечу. Так настойчиво звонят…

Раздался звук отодвигаемого стула.

– Подождите! – воскликнула Азалия.

– В чем дело? – растерялся Харин.

– Я хоть немного вам нравлюсь? – поинтересовалась она.

– Вы мне нравитесь. Очень, – заверил ее Харин.

Стало подозрительно тихо, Дайнека выглянула из шкафа и увидела, что Харин и Азалия целуются. Ну вот! Зря Вешкин переживал, не понадобились ни документы, ни история про дядюшку. Дайнека бесшумно дотянулась до дивана, схватила портфель и втащила его в шкаф, как зверек тащит свою добычу в укромную норку.

Но ровно в ту самую минуту, как она открыла портфель, входная дверь квартиры загрохотала. По ту сторону ее кто-то пинал и одновременно звонил в звонок.

Харин вскрикнул:

– Кто это?! – потом еще раз громче: – Где мой портфель?!

Волкова не нашла ничего лучше, чем задать глупый вопрос:

– Какой портфель?

– Мой! – заорал Харин. – Он только что лежал на диване!

Послышались тяжелые шаги, и створка шкафа съехала в сторону, обнаружив скрюченную Дайнеку с портфелем в руках.

Харин прошипел:

– Вот оно что! Вы все подстроили? Заманили меня, чтобы опоить и похитить документы?!

Дайнека нашла, что ответить:

– Так же, как вы похитили документы отца!

– Дайте сюда! – Харин вырвал портфель у нее из рук. – И я немедленно ухожу. А вы… – Он гневно посмотрел на Азалию, но ничего не сказал и направился к двери.

Все то время, пока они разбирались, в дверь продолжали звонить и стучать. И не успела дверь открыться, как в квартиру ворвалась Настя:

– Вот он где! – Она заглянула в комнату, увидела накрытый стол: – Свечи! Музыка! – И, обернувшись к мужу, закончила: – Ах ты, кобелина проклятый! – Вцепившись Харину в шею, Настя стала его душить. – Не нагулялся еще?! Не зря я за тобой следила!

– Дура чертова! – зашипел Харин, отбиваясь. – Задушишь меня. – Выронив портфель, он начал высвобождаться из ее цепких рук: – Ты не понимаешь, что все было подстроено?! Разуй глаза! Их же здесь двое!

Заметив в шкафу Дайнеку, Настя отстранилась от Харина.

– Ты?! Что ты здесь делаешь?

– Пришла в гости к подруге, – тихо ответила Дайнека.

– А ты здесь зачем? – Настя перевела взгляд на мужа.

– Пришел строго по делу, но меня ввели в заблуждение, чтобы украсть документы.

– Он огляделся и воскликнул: – Где мой портфель?

– Ты только что держал его в руках, – сказала Настя.

– Но ты меня душила, и я его уронил. Где мой портфель?

Дайнека вылезла из шкафа и тоже с удивлением огляделась.

– А где же эта артистка? – завопил Харин.

Настя обежала квартиру и крикнула из коридора:

– Она в туалете! Иди сюда, ломай дверь! Портфель у нее!

Харин подошел к двери туалета и, приникнув к ней, строго сказал:

– Азалия, немедленно выходите!

Из-за двери раздалось:

– Вы мне мешаете.

– Отдайте портфель, и мы все отсюда уйдем!

– Подождите немного…

За дверью зашуршала бумага.

– Послушайте, будьте благоразумны!.. – взмолился Харин.

Из-за двери потянуло запахом гари.

– Не смейте этого делать! – Харин рванул на себя дверь. Затем попытался ее выбить. Но двери в квартире у Азалии Волковой были дубовые.

Она вышла из туалета с лицом, испачканным сажей, сунула похудевший портфель Харину в руки и, взглянув на Дайнеку, сказала:

– На всякий случай я сожгла все, что там было.

Обезумевший Харин ворвался в туалет и, увидев эмалированное ведро с пеплом, закашлялся. Тогда он обернулся к жене и влепил ей звонкую оплеуху:

– Тварь! Все из-за тебя! Ты хоть понимаешь, сколько мы потеряли?! – А потом зло посмотрел на Дайнеку. – Передай отцу – это еще не конец. У меня есть копии договора.

Дайнека издевательски улыбнулась:

– Ну-ну… Вы же юрист… Сомнительные копии сочтут скорее подделкой.

– Финита ля комедия, – сказала Азалия. – А теперь попрошу вас на выход. – Она кинула Харину пальто и вытолкала его за дверь вместе с Настей.

Захлопнув дверь, она обернулась к Дайнеке и выразительно раскинула руки:

– Финита ля комедия!

<< | >>
Источник: Анна Князева. Жертвы Плещеева озера. 2018

Еще по теме Глава 25. Усечение Олоферна:

  1. Глава 11
  2. Глава 6
  3. Глава 3
  4. Глава 1
  5. Глава 2
  6. Глава 4
  7. Глава 5
  8. Глава 7
  9. Глава 8
  10. Глава 9
  11. Глава 10
  12. Глава 12