<<
>>

Глава тридцать пятая Вечер, полный сюрпризов

Салон графини Ливен, куда так жаждали попасть сливки лондонского общества, являл собой живописное зрелище. Всеми оттенками пастели и яркими всполохами густых красок пестрели наряды дам, их оттеняли тёмные фраки кавалеров.

Черкасский осмотрелся и увидел Катю. На другом конце зала она беседовала с представительным мужчиной средних лет.

– Князь, как я рада вас видеть, – прозвучал рядом мелодичный голос.

Наблюдая за женой, Алексей так увлёкся, что не заметил подошедшую хозяйку дома. Сглаживая свой промах, Черкасский поцеловал руку Долли.

– Благодарю за приглашение, ваше сиятельство! Простите за опоздание, но я приехал в Англию в одном мундире и не решился прийти в столь изысканное общество в ментике и сапогах.

– Ну, вы пока не опоздали. Премьер-министр граф Ливерпул уже здесь – вон он с Катей беседует, но принца-регента пока нет. Однако его королевское высочество обязательно будет, сегодня же «русский вечер». Это тот случай, когда я похищаю вашу кухарку Марту и кормлю весь Лондон хорошей русской едой.

– Долли взяла гостя под руку и предложила: – Пойдёмте, я представлю вас здешнему обществу.

Алексей послушно двинулся за супругой посланника, и тут началось что-то невообразимое – подходя к каждой группе гостей, хозяйка дома говорила одно и то же:

– Позвольте представить вам светлейшего князя Алексея Черкасского, мужа нашей дорогой графини Бельской. Он чудом выжил после тяжёлого ранения и теперь воссоединился с семьёй.

Долли повторяла это с таким усердием, что Алексею вскоре захотелось её придушить. Но графиня цепко держала его за руку, не давая отклоняться от выбранного маршрута, а Алексей был слишком хорошо воспитан, чтобы грубить даме. Все, с кем его знакомила Долли, проявляли чрезвычайную любезность и восхищались супругой Алексея. Через полчаса он усвоил, что его Катя не только изысканно-прекрасна, но ещё и очень умна.

К счастью для Черкасского, у дверей салона послышался шум приветствий, и Долли устремилась туда. В зал вошёл высокий, очень полный человек в роскошном вечернем костюме. Гости поднялись, приветствуя августейшую особу. Уже три года принц Уэльский правил страной вместо короля Георга III – своего потерявшего разум отца.

Принц-регент уселся в кресло, предложенное ему хозяйкой дома. На маленьком столике тут же появились бокал с шампанским и тарелка с тарталетками, заполненными чёрной икрой.

Графиня Ливен вернулась к Алексею и вновь потащила его за собой:

– Пойдёмте, я представлю вас принцу-регенту. Имейте в виду, обычно он ведёт себя ужасно, у Георга нет никаких понятий о манерах, поэтому, если мы хотим мира между Англией и Россией, то не обращаем внимания на его неуклюжие шутки.

Долли широко улыбнулась и присела в реверансе.

– Ваше королевское высочество, позвольте представить вам светлейшего князя Алексея Черкасского, мужа нашей дорогой Катрин. Князь чудом выжил после ранения под Москвой, а теперь приехал, чтобы воссоединиться с семьёй, – произнесла Долли и указала принцу Уэльскому на Алексея.

– Я, конечно же, рад, что ещё один храбрый солдат избежал смерти, но, по-моему, никто из джентльменов в Лондоне не обрадуется вашему приезду, так как многие надеялись завоевать руку и сердце прекрасной Катрин. А теперь вы всех их оставили с носом, – заметил принц-регент и сам рассмеялся своей шутке, в то время как его собеседники изумлённо молчали.

Долли сжала руку Алексея и, поклонившись монарху, отвела Черкасского в сторону.

– Ну, вот, дело сделано, теперь вы должны стоять рядом с женой, чтобы заткнуть рты всем злобным сплетникам, – заявила Долли и кивнула Кате, глядевшей на них через зал. Поняв, что её зовут, та поспешила навстречу.

– Дорогая, оставляю тебя наедине с твоим драгоценным супругом, а сама пойду к премьер-министру. Георга больше пяти минут вынести трудно, – Долли улыбнулась Черкасским и упорхнула.

Катя замерла рядом с мужем. Алексей тоже молчал, не зная, что и сказать, но потом удачная мысль пришла ему в голову:

– Расскажи мне, пожалуйста, о сыне.

Я хочу знать о нём всё.

Улыбка расцвела на Катиных губах, эта трогательная улыбка, которую Алексей так любил, превратила гордую красавицу в милое и родное создание. Алексей еле сдержал порыв обнять жену и уже никогда не отпускать. Катя заговорила о Павлуше. Она рассказывала о родах, о крестинах, о том, как сын рос. Алексей слушал с нежностью. Неужели он вновь потеряет это сокровище? Нет, теперь нужно сражаться за двоих – за жену и за сына. Черкасский дал себе слово, что по возвращении объяснится с Катей – и будь, что будет.

Катя замолчала и нерешительно взглянула на мужа. В его глазах цвела нежность! В сердце проснулась надежда: может, сын соединит их?.. Алексей тоже любит малыша. А как же иначе? Вон какая ласковая улыбка мелькнула сейчас на его лице. Кате даже не пришло в голову, что нежность мужа обращена к ней самой.

На другом конце зала графиня Ливен потёрла ухо кончиком веера – это был условный сигнал. Катя встрепенулась:

– Извини, я нужна Долли. Но есть ещё одно дело: сюда приехал твой кузен Николай. Он остановился в посольстве, там тесно, и я пригласила Николая к нам. Вот записка к Луизе, передай кузену. Ты можешь отправить его в нашей коляске, и пусть кучер потом вернётся, – предложила Катя, сунула в руку мужа листок и поспешила к хозяйке дома.

Поистине, вечер оказался полон сюрпризов. Алексей отправился на поиски кузена и увидел Ника в компании других дипломатов, приехавших сюда накануне визита императора. Завидев Алексея, кузен извинился перед собеседниками и подошёл к нему.

– Поздравляю, брат, твоя жена – удивительная женщина. Она красива, умна, бесхитростна и, похоже, очень добра. Ты знаешь, что она пригласила меня к вам, как только узнала, что я живу в посольстве?

– Да, за этим я и пришёл. Вот записка к мадемуазель де Гримон. Я точно не знаю, но, похоже, всем в доме распоряжается Луиза. Ты можешь взять коляску, а потом кучер вернётся за нами. По всему видно, что мы уедем отсюда последними.

Алексей нашёл глазами жену. Та, как заправская хозяйка, оживляла беседу в группе гостей.

– Объясни, зачем графине Ливен понадобилась Катя? Я уверен, что Долли вполне может справиться сама, – с раздражением бросил Алексей.

Катя подошла к компании, собравшейся вокруг премьер-министра, в то время как Долли уселась рядом с принцем-регентом.

– Графиня Ливен на службе, – шепнул Николай, – я сам видел её депеши в бумагах министра иностранных дел. Эти послания собираются в отдельную папку с тиснёным орлом, сам понимаешь для кого. Если Дарья Христофоровна будет просто хозяйкой салона, то может что-нибудь пропустить.

– Придётся ей привыкать справляться одной, – отрезал Алексей. – Я увезу семью в Ратманово.

– В этом есть смысл – иначе ты умрёшь от ревности, ведь твоя княгиня слишком красива…

Николай не успел закончить свою мысль: двери столовой распахнулись, и графиня Ливен пригласила всех на ужин. Кузен простился с Алексеем и отправился собирать вещи, чтобы перебраться на Аппер-Брук-стрит.

Долли Ливен повёл к столу принц-регент, а Катю – премьер-министр. Алексей тихо выругался и в раздражении решил уехать с приёма вместе с Николаем, даже подошёл к выходу из салона, но знакомая фигура в синей казачьей форме, возникшая в вестибюле, спутала все его планы.

– Пётр Петрович, вы-то чего здесь? – с изумлением спросил Черкасский.

– Да вот, пришлось вас догонять, – сообщил поручик и рассказал Алексею о своём визите в дом Триоле.

– Хорошо, что вы вспомнили фамилию этого виконта и я смог понять, кто он такой, – признал Щеглов. – Перед отъездом я проверил, Ментон не соврал, он действительно служит во французском посольстве в Лондоне. Так что дамочка выболтала правду: князя Василия переправили в Англию. Нельзя исключить, что и Франсуазу тоже. Теперь вы и ваши близкие – в большой опасности. Кстати, вы нашли сестру?

– Сестру – нет, зато нашёл жену и сына, которых считал погибшими, – отозвался Алексей и рассказал поручику о гибели Катиного корабля.

Щеглов порадовался за Черкасских, но его уже всецело занимали преступники, и он вернулся к главному:

– Я предлагаю вам свою помощь!

Не дав Алексею возразить, Щеглов принялся объяснять, как лучше организовать охрану самого князя его жены и сына.

То, что говорил поручик, было, конечно же, важно, но самого Черкасского сейчас волновали лишь его отношения с Катей. Алексей представил себе чужого человека, который, пусть и с благими намерениями, с желанием защитить, всё время будет торчать рядом, и ужаснулся – так это было некстати.

– Спасибо, Пётр Петрович, я справлюсь сам.

– Ну что ж, тогда я поищу здесь следы преступников, а потом вернусь в полк, – не стал настаивать Щеглов. – Если я вам понадоблюсь, найдёте меня в посольстве.

Щеглов простился и ушёл, а Алексей вернулся в салон.

Прошло не менее часа, прежде чем уехал принц-регент, а за ним и премьер-министр. Когда салон наконец-то опустел, за окном уже занималась заря.

– Ну, слава богу, на сегодня всё, – заявила усталая Долли и без сил опустилась на диван. – Спасибо тебе, дорогая, ты, как всегда, была великолепна.

– Не стоит благодарности, – откликнулась Катя и посмотрела на мужа. – Мы едем?

– Разумеется, коляска давно вернулась.

Черкасский попрощался с хозяевами дома и повёл Катю к экипажу. Ночь встретила их прохладой, жена накинула шаль, но всё равно задрожала.

– Вот так-то – носить платья со столь глубокими декольте: муж сходит с ума от ревности, а ты мёрзнешь, – заметил Алексей, решительно протянул руку и прижал жену к себе.

– А ты ревновал? – обрадовалась Катя.

– Я не слепой и видел, что все присутствующие мужчины, включая первое лицо этой страны, заглядывались на твою грудь.

– Но сейчас все дамы одеваются точно так же, – попыталась защищаться Катя.

– То, что выступает из выреза у других, не так привлекательно, как твоё, – серьёзно заявил Алексей и теснее прижал к себе жену. – Ты так похорошела, дорогая, хотя я думал, что это уже просто невозможно.

Не обращая внимания на редких прохожих, с любопытством глазевших на парочку в открытой коляске, он поцеловал жену. Губы Кати раскрылись, и Черкасские потеряли счёт времени… Деликатное покашливание кучера привело их в чувство. Коляска стояла у крыльца дома. Алексей засмеялся, ухватил жену за талию, поставил на землю и, обняв, повёл в гостиную.

Жирандоль, стоящая на камине, давала так мало света, что дальние углы комнаты терялись во тьме, зато в гостиной было на удивление уютно.

– Хочешь что-нибудь выпить? – спросил Алексей.

– Красного вина, только немного, – отозвалась Катя и опустилась в кресло у камина.

– Какая идиллия! – раздался за их спиной полный сарказма голос.

Алексей резко обернулся, а Катя вскочила с кресла. В дверях гостиной, сжимая в каждой руке по пистолету, стоял князь Василий.

<< | >>
Источник: Марта Таро. Эхо чужих грехов. 2017

Еще по теме Глава тридцать пятая Вечер, полный сюрпризов:

  1. Наталья Александрова. Сюрприз с дыркой от бублика, 2016
  2. Глава пятая, которая содержит советы банкира для начинающих предпринимателей
  3. Полный (собственный) капитал банка
  4. Ошибка пятая. Управление семейными деньгами одним членом семьи
  5. Глава 12 Когда клиент не прав
  6. Глава 46 Ох уж эти итальянцы…
  7. Глава 32 Странная старушенция
  8. Глава 2 Все о чете Трубниковых
  9. Глава 36 Правда
  10. Глава 11
  11. Глава 6
  12. Глава 3
  13. Глава 9 Рубикон перейден
  14. Глава 5 Карминовые цветы
  15. Глава 20 В темноте
  16. Глава 6 Гадина
  17. Глава 48 Ввязались