<<
>>

Глава 4 Тревога

– Ты меня не слушаешь! – По-детски капризный голос вернул Полину к действительности. Она и в самом деле весь телефонный разговор думала о Сергее.

– С чего вы взяли, тетя Катя, что я вас не слушаю?

– Ну вот скажи, о чем я тебе рассказала, – шестидесяти лет от роду, тетя Катя, жена Полининого отца, говорила и вела себя как шестилетний ребенок.

– Мы говорили про Крым.

– Это ты про Крым говорила. А я говорю про дачу!

– Опять вы за свое! – Полина проявила подобие интереса. – Поездка в Крым откладывается, но я против того, чтобы Лидочка все лето торчала на даче.

– Ты только послушай! – Как всегда в таких случаях, тетя Катя апеллировала к отцу Полины. – Она сказала, что не хочет, чтобы Лидочка торчала у нас на даче! Если бы хоть раз приехала к нам, она бы увидела, что домик утопает в цветах. В огородике есть все, что душе угодно: огурчики, редиска, укроп. Клубника сойдет, малина подоспеет, крыжовник. Слива уродилась какая! От груш на дереве ветки ломаются…

В трубке зашуршало и послышался голос отца:

– Прошу тебя, дочь, привези Лидочку хоть ненадолго. Я по ней соскучился. Что говорить про Катю, она для нее свет в окошке.

– Папа, я все объяснила: Сергей может приехать в любой день, и вместо того, чтобы отправиться в Крым, нам придется тащиться за Лидочкой.

– Невелико расстояние, всего-то сто пятьдесят километров. Как, кстати, Сергей?

– Задерживается.

– Где он?

– В командировке в Сибири.

– Как его здоровье?

Полина замолчала, соображая, откуда взялся вопрос.

– Почему ты об этом спрашиваешь?

– А разве Катя не говорила?

– Нет.

– Она встретила Сергея в Пироговке[7] у кардиолога.

Полина несколько раз нервно сглотнула и только потом смогла задать следующий вопрос:

– Когда?

– Катя! – обращаясь к жене, отец говорил в сторону. – Когда ты встретила Сергея? – И снова в трубку: – Она тебе сейчас сама все расскажет.

Тетя Катя говорила куда громче отца:

– Все началось с того, что в районной поликлинике, по адресу регистрации, мне дали направление в диагностический центр. Я и раньше замечала: поднимусь на третий этаж, а воздуха не хватает. Сердцебиение выше нормы…

– Тетя Катя, – Полина ее перебила, – мы говорим про Сергея.

– А я для тебя, значит – не человек?

– Человек. И слава богу, что вы здоровы.

– Здорова?! Полинушка! Да у меня ни одного здорового органа не осталось!

Издалека послышался голос отца:

– Расскажи ей про Сергея!

– Ладно-ладно. Значит, прихожу к кардиологу, все как положено, по талону. У кабинета, как водится, очередь. И что характерно: сплошь – мужики…

– Тетя Катя!

– Я и говорю, открывается дверь, выходит он…

– Сергей?

– Я ему – здрасте, а он вроде не видит. Потом, правда, признал. Вижу – расстроенный.

– Он что-нибудь сказал? Спрашивали?

– Удивляюсь я тебе, Полинушка! Ты жена его. Кому, как не тебе, знать?

– Скажи ты ей наконец! – гаркнул отец.

– Спрашивала! Да что толку?

– Не ответил?

– А то не знаешь своего мужа! Сказал, что спешит, да и был таков.

– Ясно. – Полина помолчала, обдумывая, с какой стороны лучше подступиться, чтобы хоть что-то узнать. – Вы были у того же врача?

– Не слушала ты меня. Говорю: талон был в тот кабинет.

– Фамилию врача помните?

– Сейчас посмотрю…

– Не помните? – огорчилась Полина.

– Где-то записала, а где, не припомню. Искать надо в сумке.

– Прошу вас, найдите. Мы с Лидочкой к вам приедем.

– Неужто оставишь? – ахнула тетя Катя.

– Ненадолго. Может, на неделю.

– Когда вас ждать?

– Часа через три.

– Сейчас тесто поставлю. Ватрушек напеку. Спроси у Лидочки, с клубникой лучше или с творогом?

– Тетя Катя, пожалуйста, найдите фамилию кардиолога.

Узнав, что они едут на дачу, Лидочка сразу же уселась на стул возле входной двери. Полина быстро собрала для нее кое-какие вещи, и они спустились к машине.

Устроившись в детском кресле, Лидочка спросила:

– Когда папа вернется?

– Скоро. Папа передал тебе, что, как только вернется, мы сразу отправимся в Крым.

– Крым – это такой город?

– Это полуостров. – Полина выруливала со стоянки, обернувшись назад.

– А что такое полуостров?

– Кусочек земли в море, такой же, как остров, только прилепленный к берегу.

– Когда папа вернется, мы поплывем по морю?

– Нет. Когда папа вернется, мы поедем по длинному-предлинному мосту. И справа, и слева от нас будет вода, словом – повсюду море.

– А если папа не вернется, мы никуда не поедем?

– Что ты выдумываешь? – нахмурилась Полина. – Папа обязательно вернется, и мы обязательно отправимся в Крым.

Разговор с дочерью привел Полину в состояние непрерывной тревоги, первые признаки которой появились, когда тетя Катя рассказала про встречу с Сергеем. В результате Полина домчалась до родительской дачи за два часа, сорок минут из которых ушло на то, чтобы покинуть Москву.

Тетя Катя встречала их у ворот. Когда Лидочка вылезла из машины, сразу же попала в ее маленькие веснушчатые ручки.

– Ну, наконец-то!

– Тетя Катя, – Полина с надеждой заглянула в ее лицо, – вы нашли фамилию доктора?

– Нашла, нашла, – тетя Катя достала из кармана передника бумажку и протянула Полине.

Она прочитала:

– Мартынов Игорь Иванович. Верно?

– Верно. Идемте в дом, я вас покормлю, – сказала тетя Катя.

Но Полина покачала головой.

– Мне нужно ехать.

– Как же так, не поговорив, не поевши! Хотя бы с отцом парой слов перекинулась!

– Скажите ему, что я тороплюсь. – Полина склонилась к Лидочке и спросила: – Ты не возражаешь, если я ненадолго уеду?

Взглянув на тетю Катю, девочка манерно поджала губки:

– Да кто ж меня спросит!

– Ах ты, обезьянка! – Полина обняла ее и, выпрямившись, шагнула к машине. – Мы с папой скоро вернемся!

Чтобы миновать охрану и попасть на территорию медицинского центра, Полине пришлось записаться на платную консультацию к первому попавшемуся специалисту. В регистратуре она разузнала, что доктор Мартынов ведет прием в пятьсот шестом кабинете.

У кабинета стало ясно, что так просто ей к врачу не прорваться – на диване и в креслах сидело несколько человек. Поймав недоброжелательный взгляд, Полина объявила:

– У меня нет талона, но пойду первой.

Никто не успел возразить. Из кабинета вышел старик, и Полина проскользнула в открытую дверь. Но как только дверь затворилась, в кабинет сунулись двое из числа тех, кто ожидал в коридоре:

– Нахалка!

– Она без очереди!

– Дверь закройте! – прикрикнул доктор.

Медицинская сестра сказала:

– Садитесь. Ваша фамилия?

– Свирская. – Полина приготовилась к бою.

– У нас нет вашей карточки. На какое время записаны?

– Я не записывалась.

Кардиолог Мартынов оторвал взгляд от учетной карточки пациента, в которую что-то записывал, и перевел его на Полину:

– В чем дело?

– Нам нужно поговорить.

– Я веду прием пациентов. Поговорить могу только в порядке очереди при наличии карточки и предварительной записи. Талон есть?

– Нет.

– До свидания.

– Мой муж, Сергей Васильевич Дуло, был у вас на приеме.

– И что?

Глядя в его светлые, презрительно-ироничные глаза, Полина в одночасье лишилась непоколебимой решимости, на смену ей пришло здравомыслие.

– Мой муж был у вас на приеме. Я уверена, с ним что-то происходит, но не знаю, что именно. Я так боюсь его потерять…

Медицинская сестра поднялась со стула, прошла к двери и, приоткрыв ее, крикнула:

– Следующий!

В кабинет заскочил очередной пациент, но Мартынов распорядился:

– Подождите за дверью!

Пациент исчез так же быстро, как появился. Врач спросил:

– Паспорт с собой?

– Да!

Полина вытащила из сумочки паспорт и протянула врачу. Он раскрыл документ:

– Свирская?

Полина быстро ответила:

– Смотрите штамп о заключении брака.

– Да, вижу… Муж – Сергей Васильевич Дуло. – Мартынов вернул паспорт и придвинул к себе клавиатуру. Спустя пару минут сказал: – Сергей Васильевич был у меня на прошлой неделе в среду. По результатам обследования ему была рекомендована госпитализация, но он отказался. Вот, собственно, все.

– Что с ним? – осипшим голосом спросила Полина.

– Сужение просвета коронарной артерии и как результат – ограничение кровотока. Ему необходима коронарография, исследование, которое проводится в условиях стационара, и, как вариант, – операция по стентированию. Но это – по результатам коронарографии, возможно, в рамках этой же процедуры.

– Почему он отказался?

– Спросите у него.

– Что будет, если он не ляжет в больницу?

Мартынов посмотрел Полине в глаза и тяжело уронил:

– Инфаркт.

От этого некрасивого слова Полина сжалась в комок и чуть заметно кивнула:

– Я поняла.

– Всего доброго. Возможно, вы убедите мужа.

Доктор Мартынов вернулся к записям, и медицинская сестра пригласила очередника.

<< | >>
Источник: Анна Князева. Мираж золотых рудников. 2018

Еще по теме Глава 4 Тревога:

  1. Тревога и эйфория
  2. Преодоление чувства тревоги перед результатом
  3. Глава 11
  4. Глава 6
  5. Глава 3
  6. Глава 3 Роковое предчувствие
  7. Глава 7 Жизнь продолжается
  8. Глава 45 Полет фантазии
  9. Глава 2 Старое письмо
  10. Глава 66 Клянусь, Надя…
  11. Глава 31 Очень страшное слово «террибиле»
  12. Глава 22 Его звали Андрей Березин
  13. Глава 1