<<
>>

Глава шестнадцатая Лондон

Путешествие измотало Катю. Дурнота, изводившая её по утрам, усугубилась морской болезнью, и бедняжка совсем не вставала с койки. Марта и Поленька крутились вокруг, предлагая то попить, то съесть кусочек, и спор с ними отнимал последние силы.

Катя отдыхала лишь в одиночестве. Она не спала, а просто лежала, свернувшись калачиком, не в силах разогнать свои тяжкие думы. Прошлое было мрачно, будущее – туманно. Катя пыталась вычеркнуть из своей жизни Черкасского, напоминала себе, что муж добровольно отказался от неё, откупился деньгами. Она пыталась воскресить в памяти ужасное лицо насильника, но предательское сердце подкидывало другие вспоминания: душевные разговоры и жаркие поцелуи, а ещё бесконечную нежность в глазах Алексея.

На двенадцатый день пути в каюту вбежала Поленька и радостно сообщила, что корабль вошёл в устье Темзы и скоро они прибудут к месту назначения. Исхудавшая Катя встала с постели, оделась и с трудом поднялась на палубу. Оба берега реки казались одним сплошным портом: всюду сновали маленькие лодки и медленно проходили большие суда.

Низко летали чайки. Катя почему-то вдруг сразу поверила, что здесь у неё начнётся другая жизнь и всё постепенно наладится.

Через два часа корабль наконец-то пришвартовался. Капитан Сиддонс послал матроса в контору, адрес которой дал Штерн, и скоро на корабль прибыл солидный господин средних лет. Он представился Кате как мистер Буль – деловой партнер её поверенного. Буль пригласил «госпожу графиню» проехать в её новый дом на Аппер-Брук-стрит. Катю с поверенным ждала коляска, а для служанок и багажа наняли кэб и повозку. Поленька и Марта занялись вещами, а их хозяйка отправилась смотреть дом.

Удобная коляска, запряжённая блестящей вороной парой, довезла Катю и англичанина до района, застроенного просторными особняками, и остановилась у ворот одного из них.

Кованая решётка окружала прекрасный сад, разбитый вокруг трехэтажного особняка. Греческий портик над широким крыльцом и белые пилястры, обрамлявшие окна второго этажа, были единственным украшением строгого фасада. Дом сразу понравился Кате этой утонченной простотой и замечательным цветником, но она растерялась, ведь ожидала увидеть скромное жилище, а оказалось, что ей принадлежит это немыслимое великолепие.

– Вы называете это домом? – спросила она мистера Буля.

– В этом районе имеются лишь такие здания, и их хозяева называют их домами. У нас во дворце живёт только королевская семья, аристократам в Лондоне принадлежат дома, а за городом – поместья. Я выполнил все пожелания моего партнёра: дом куплен в самом дорогом районе, вам обеспечены соседи вашего круга. Вам что-то не нравится? – испугался мистер Буль, сразу же начав краснеть и волноваться.

– Все просто замечательно, спасибо, – успокоила англичанина Катя, – давайте войдём.

Буль достал из кармана фигурный бронзовый ключ и открыл входную дверь.

– Прошу, госпожа графиня, заходите. Дом убран, прислуга – дворецкий и три горничные – прибудут сегодня вечером.

Они прошли в огромный, обшитый деревянными панелями вестибюль. Кованые фонари на цепях свисали со сводчатого потолка, напоминая о давних веках, белый мраморный пол был украшен тёмно-зелёными вставками.

– Что это за камень? – поинтересовалась Катя.

– Нефрит, его привозят из Индии, – ответил мистер Буль. Он все ещё чувствовал себя неловко и, услышав шум подъезжающих повозок, с явным облегчением вышел встречать Марту с Поленькой.

Приехавшие с грузом носильщики затащили вещи и сели на сундуки, ожидая указаний, что делать дальше. Англичанин протянул Кате бархатный портфель.

– Здесь собраны документы на дом и его план с указанием комнат, одобренный мистером Штерном. Я принёс вам десять тысяч фунтов на первое время, а потом вы сами сможете получать деньги по чекам. Вы располагайтесь, а завтра в полдень я приеду, чтобы отвезти вас в банки.

Познакомитесь с управляющими, получите чековые книжки.

Англичанин откланялся, а Катя, открыв портфель, прочитала купчую, выписанную на имя графини Бельской, и стала изучать приложенный к ней план дома. Спальни располагались на втором этаже. Катя велела отнести сундуки наверх. За первой от лестницы дверью она обнаружила большую комнату с эркером в три окна. Стены здесь были обиты шёлком в цветочек. Мебели оказалось немного – вся светлая и изящная. Спальня Кате понравилась, и она распорядилась:

– Заносите мои сундуки сюда, а вы выбирайте себе комнаты сами.

Носильщики втащили сундуки и вышли, а Катя устало прилегла на кровать. Марта побежала на кухню в надежде что-нибудь приготовить, а Поленька стала рассматривать комнату.

К выбранной Катей спальне примыкала большая гардеробная, а в противоположной стене имелась симметричная ей дверь. Поленька повернула ключ и распахнула створку, за стеной оказалась такая же спальня, но с гладкой обивкой стен и тёмной мебелью. Очевидно, она предназначалась для мужчины.

– Вот, барышня, и спальня вашего мужа, – заметила горничная и с любопытством воззрилась на хозяйку, ожидая ответа.

– У меня нет мужа, – устало ответила Катя. – Там будет детская.

– Хорошо, как скажете, – отозвалась Поленька и с легкостью флюгера сменила мнение на прямо противоположное: – Мебель поменяем, и выйдет славная детская.

Довольная Марта принесла Кате поднос с чаем. Кухарка обнаружила запас продуктов на несколько дней и пообещала всем блинчики с джемом и сыр. К вечеру явились обещанные мистером Булем слуги. Катя их приветливо встретила и рассказала дворецкому, что кухарка уже есть, а нужно найти кучера и конюха.

На следующий день мистер Буль повёз Катю в банки. Их оказалось три, и везде графиню Бельскую встречали с почётом. В каждом из банков её принял управляющий. Катя оставила образец своей подписи, и ей выдали чековые книжки. По пути домой мистер Буль спросил, чем ещё он может помочь госпоже графине.

– Мне нужны экипаж и лошади: пара для коляски.

Только самые лучшие!

– Я сегодня же пошлю человека в Таттерс-холл, экипаж и лошадей вам доставят, – пообещал мистер Буль и распрощался.

Пока Катя ездила по банкам, в доме закипела жизнь. Марта с дворецким купили еду и открыли кредит в близлежащих лавочках. Катю ждал прекрасный обед, который она с удовольствием съела. Устав от долгой поездки, она легла отдыхать, а когда проснулась, узнала, что дворецкий нанял кучера и конюха.

На следующее утро от каретника прислали четырёхместный лаковый экипаж – чёрный с обитыми тёмно-зелёным бархатом сиденьями, а к вечеру доставили пару прекрасных белых коней. С ними принесли записку от мистера Буля. Поверенный сообщал, что поскольку его доверительница потребовала самых хороших лошадей, то пришлось взять самых дорогих, но продавцы его уверили, что сейчас эти кони – лучшие в Лондоне. Катя погладила лбы благородных животных и признала, что они и впрямь совершенны.

Всё постепенно налаживалось. Катю здесь никто не знал, и это давало какое-то странное ощущение отрешённости от всего на свете: от прошлых обид, от ненужных людей, даже от собственных разбитых иллюзий и оскорблённого сердца.

«А быть одной, оказывается, неплохо, – вдруг осознала Катя. – Что хочу, то и делаю, не нужно ни на кого оглядываться, спрашивать разрешения, считаться с чьим-то мнением».

Господи, как же всё оказалось просто – это называлось свободой! Катя была здорова, богата, с комфортом устроена в прекрасном доме. Чего ещё желать? Смысла жизни? Так он уже рос у неё под сердцем.

Катя сказала себе, что должна ценить каждый прожитый день, и теперь просыпалась по утрам в предвкушении чего-то хорошего.

<< | >>
Источник: Марта Таро. Эхо чужих грехов. 2017

Еще по теме Глава шестнадцатая Лондон:

  1. Глава 11
  2. Глава 6
  3. Глава 3
  4. Глава 1
  5. Глава 2
  6. Глава 4
  7. Глава 5
  8. Глава 7
  9. Глава 8
  10. Глава 9
  11. Глава 10
  12. Глава 12
  13. Глава 13
  14. ГЛАВА 2.
  15. Глава восьмая, в которой анализируется соответствие трат и жизненных приоритетов
  16. ГЛАВА 1. ВВЕДЕНИЕ
  17. Глава 8 Расследование
  18. Глава 13 За знакомство
  19. Глава 15 Надя
  20. Глава 23 Милан