<<
>>

Глава 9 Рубикон перейден

Тишотка вбежал в интернет-кафе первый и улегся под стол. Спустя минуту Дайнека устроилась поблизости за одним из компьютеров.

В зале царило необычайное оживление. Почти все машины были заняты мальчишками разного возраста. Шла сетевая игра. Мочиловка. Играли с шумными возгласами и матерщиной. На столах валялись пакетики из-под чипсов, стояли жестяные банки.

Неподалеку сидела бабуля с внуком лет шести. На голове у мальчика были наушники, он стучал по клавиатуре и громко выкрикивал:

– Тысь! Тысь-тысь! Сука… Ах, ты… Получи!

Бабушка наблюдала за внуком и была наготове.

– Бабуля, код на оружие! – командовал тот.

Она быстро набивала код, и мальчик играл дальше.

– Бабуля, код на здоровье! – следовала новая команда, и бабушка снова стучала по клавишам.

Рядом с Дайнекой сидели двое мужчин. Придвинувшись друг к другу, они напряженно всматривались в экран. Вытянутые сухие лица с лошадиными зубами и ухоженные волосы выдавали иностранцев. «Немцы», – предположила Дайнека, и тут же услышала гаркающую немецкую речь.

Она открыла главную страницу, набрала логин и пароль. Ящик открылся, папка «Входящие» действительно оказалась пуста. Дайнека щелкнула мышкой на графе «Удаленные». Там был совсем небольшой список. Было заметно, что писем от Виргилиуса поубавилось. Их осталось всего три. Опасаясь, что они могут исчезнуть, Дайнека одно за другим открыла все.

«Буду в одиннадцать вечера. Люблю».

«Я не могу решить этот вопрос так быстро. Прошу тебя, береги себя, и все образуется. Я тоже тебя люблю.

Прошу, улыбайся, когда проходишь мимо меня».

«Нам необходимо срочно поговорить. Буду в девять вечера».

Последнее письмо было датировано тем днем, когда произошло убийство.

– Значит, именно Виргилиуса ждала Нина. Подлец… – процедила Дайнека.

Перечитав письма еще раз, она сделала вывод, что Виргилиус работает или живет рядом с Ниной. Он написал: «Прошу, улыбайся, когда проходишь мимо меня».

Дайнека не знала, где в последнее время работала Нина, и ей не хотелось об этом расспрашивать Аэлиту Витальевну. Должен существовать другой способ… Она стала просматривать почту и вскоре, не сдержавшись, воскликнула:

– Есть!

Среди писем нашлось одно с прикрепленным файлом от некой Ольги. По всему было видно, что они с Ниной работали над одним документом.

Тогда Дайнека написала письмо:

«Здравствуйте, Ольга! Нужно встретиться. Позвоните мне по указанному номеру. Я – подруга Нины. Это очень важно».

Не отводя взгляда от монитора, она вдруг почувствовала: в зале что-то переменилось. Сначала ей показалось, что угомонились мальчишки, но их громкие возгласы дали понять, что с сетевой игрой по-прежнему все в порядке.

Тревожно выпрямив спину, она огляделась. У окна сидел странный субъект и сердито стучал пальцем по клавиатуре. Прежде его здесь не было.

Дайнека отвернулась, но спустя несколько минут уже не могла не обращать на него внимания – слишком очевидно он себя предъявлял. Она посмотрела на старуху и, встретившись с ней взглядом, поняла, что та недовольна беспокойным соседством.

Выглядел незнакомец действительно странно. Растрепанные немытые волосы, вконец изношенная одежда, пропитанная какой-то гадостью. Дайнеке показалось, что она чувствует, как дурно пахнет надетое на него тряпье.

Он сидел за компьютером, полностью поглощенный своей работой. По залу разносилось клацанье клавиатуры и время от времени раздраженный возглас: «Ха!» Похоже, ему было плевать на всех.

Годы унижений и нищеты сделали его равнодушным к презрению окружающих.

Неожиданно он вскочил на ноги, повел вокруг свирепым взглядом, а затем быстро вышел из зала.

Это произвело сильное впечатление на тех, кто был в интернет-кафе, но постепенно все снова вернулись к своим делам. Старуха оставила внука и направилась к Дайнеке.

– Не бойтесь, он не опасен. Его все здесь зовут Удавом. Из жалости пускают за компьютер на полчаса. Он приходит каждый день, и мы привыкли. Говорят – бывший ученый.

Старухе хотелось поговорить.

– Вы видели его ноги?

– А что у него с ногами?

– Они си-и-иние и опухшие. Он много пьет, почки отказывают…

Дайнека склонилась над столом, не желая продолжения разговора.

– Бабуля, код на оружие! – воскликнул внук.

Старуха метнулась к нему и вознесла руки над клавиатурой, словно пианист, исполняющий вдохновенный пассаж.

Облегченно вздохнув, Дайнека взглянула на экран и заметила, что, пока разговаривала, во входящих появилось новое непрочитанное письмо. Имя отправителя ни о чем ей не говорило.

«Если хочешь себе помочь, оставь это дело, и чем скорей, тем лучше».

И тогда Дайнека написала:

«Живи и бойся. Я все равно тебя отыщу».

Дайнека почувствовала беспокойное движение под столом – Тишотка явно хотел на улицу.

– Ладно, пойдем.

Они вышли. Пес поднял заднюю лапу, примостившись к урне у самого входа.

– И откуда только в тебе столько воды взялось? – удивилась Дайнека, глядя на ручеек, устремившийся к ее ногам.

Потом перешагнула через него и провозгласила:

– Рубикон перейден.

Неподалеку, у самой дороги, запустив руки в карманы, стоял Удав. Покачиваясь, он внимательно смотрел ей вслед. Дайнека его не видела.

Она прошла мимо «Стекляшки». В холодильнике – шаром покати, но зайти в магазин с псом не решилась. Они миновали арку и направились к подъезду.

– Мама, смотри, какая смешная собачка! Тетя, как ее зовут? Она ваша? Можно ее погладить? – Пухленькая девочка спрыгнула с качелей и, не разбирая дороги, бежала к Тишотке.

Тишотка остановился и вопросительно посмотрел на Дайнеку. Та одобрительно кивнула. Пес послушно подставился под навалившуюся на него «пышечку».

– Тетя, как зовут вашу собачку? – снова спросила девочка.

– Тишотка, – ответила Дайнека. – Это пес, мальчик.

– А разве так бывает? – снова спросила малышка.

– Как?

– Тишотка – это де-е-евочка. А если он мальчик, то должен быть Тишотком… или Тишкой… или Тишонком… или… – она перебирала смешные и нелепые имена.

Дайнека обзавидовалась. Ей и в голову не приходило ничего подобного.

Девочка вцепилась в бедного Тишотку, но тот мужественно держал себя «в лапах».

– Собачка не кусается? – раздался рядом вкрадчивый женский голос.

«А я откуда знаю…» – подумала Дайнека и увидела перед собой ту – из окна напротив, жену Свиньи.

В ее голосе звучали кошачьи, заискивающие интонации. На ней было розовое трикотажное платье, которое делало ее похожей на куклу Барби. Дайнека, не сдержавшись, спросила:

– Вы всегда в розовом?

Женщина ответила:

– Васе нравится…

Дайнека была потрясена. Свинью звали Васей.

«Прелестно, Свинья Вася…»

– Меня зовут Роза, – представилась женщина.

Дайнека тут же присвоила ей полное имя – Розовая Роза.

– А меня – Людмила, хотя можете называть Дайнекой.

– Дайнека?

– Это моя фамилия, она мне нравится больше имени.

– Хорошо, – ответила Розовая Роза.

Было в ней что-то ясное и притягательное. Говорила она просто, легко со всем соглашаясь.

– Я давно не работаю, все время дома с Юлечкой и часто наблюдаю за вами. Вы такая забавная.

– Знаете, где мои окна?

Розовая Роза засмеялась и простодушно заметила:

– Я знаю всех соседей, знаю, кто где живет. У меня много времени, я часто смотрю в окно.

Она определенно нравилась Дайнеке.

– Скажите, почему вы все время одна? – продолжала Розовая Роза.

Дайнека насторожилась, она вспомнила, что во время беседы со следователем заметила в свинском окне силуэт.

– У меня была подруга, – медленно проговорила Дайнека.

Розовая Роза опустила глаза.

– Да, я знаю, ее убили. Окна ее квартиры рядом с вашими. Тоже три.

– Я кого-то видела в вашем окне. Это вы стояли у окна той ночью?

– Да, ожидала Васю. Он задерживается… иногда. Та девушка тоже кого-то ждала. В гостиной был накрыт стол. На двоих. Ромашки в вазе. Она долго стояла у окна, а потом побежала в коридор, наверное, открывать дверь. Но больше не появилась.

– А дальше? – осторожно спросила Дайнека.

– Через какое-то время я увидела вас. Вы прошли через гостиную. Затем убежали. Потом… – Женщина сделала паузу. – А потом прошел мужчина. Но я его не рассмотрела. И никогда раньше не видела.

«Все сходится», – пронеслось в голове Дайнеки.

– Роза, – она перевела дух, – какой он был – старый, молодой, коренастый или высокий? Опишите его, пожалуйста.

– Ну, не знаю… Скорее высокий… Я все рассказала следователю. Ко мне уже приходили.

– Вы говорите, что долго стояли…

– В полночь вернулся Вася, дальше я ничего не видела. Про убийство услышала только утром, когда к нам пришли.

Дайнека заволновалась и, протянув руку, торопливо забормотала:

– Подождите, подождите…

Розовая Роза, казалось, прониклась значимостью повисшей паузы.

– Да, конечно, спрашивайте.

– Понимаете, я видела вас в окне позже, около часа ночи, когда разговаривала со следователем.

Женщина покачала головой:

– Нет, я уже легла спать.

Дайнека недоуменно пожала плечами.

– А во дворе вы никого не видели перед тем, как все это случилось?

Роза опустила глаза и помолчала. Потом, решившись, тихо заговорила:

– Было темно, я ни в чем не уверена, поэтому не сказала следователю. – Она подняла глаза, будто ища одобрения своему поступку. – Не хотелось возводить напраслину… В общем, когда ваша подруга стояла у окна, во дворе был тот бродяга, которого все здесь кормят. Но она больше всех с ним возилась, даже домой к себе приводила. Я сама видела.

– Удав?

– Да. Вы его знаете? – Роза удивленно посмотрела на Дайнеку.

Та мрачно кивнула, давая понять, что о многом знает, но помалкивает.

– Роза!

Они обернулись на голос.

– Папа! Папочка! – закричала Юлечка и поспешила к отцу, смешно перебирая ножками.

Свинья стоял у машины. Задняя дверца была открыта, и он доставал из багажника пакеты с продуктами.

– Роза!

– Сейчас, сейчас… – Женщина повернулась к Дайнеке для того, чтобы попрощаться.

– Я сказал, иди сюда, – процедил Свинья.

– Вася… – Розовая Роза растерялась.

– Быстро! – рявкнул на нее муж, и она побрела к нему с опущенной головой.

– Чтобы с этой шалавой…

– Вася! – умоляюще воскликнула Роза.

– Заткнись. Чтобы я больше не видел тебя с этой тварью. Напряги свои бараньи мозги и постарайся запомнить.

Сдерживая рыдания, женщина кивнула, взяла в руки пакеты и, не глядя на Дайнеку, забежала в подъезд.

– Ты мне что-нибудь купил, папочка? – канючила Юлечка.

– Купил-купил, иди сюда, моя детка. – Отец вручил ей пакет чипсов, «сникерс» и бутылку газировки. – Кушай, мое солнышко.

Затем, отвернувшись от дочери, высокомерно взглянул на Дайнеку.

– Чего вылупилась? Чтобы я тебя возле моей жены близко не видел! Не дай бог…

– А то что?

Свинья грозно пошел к Дайнеке.

– Смелая?

– Да, смелая, – с вызовом ответила та.

Мужчина придвинул к ней лицо так близко, что, когда заговорил, Дайнека почувствовала на коже брызги его слюны:

– Ты забыла, что сейчас здесь нет твоего хахаля. Я могу с тобой сделать все, что хочу…

– Папа, папа, купи мороженое! – заорала вдруг Юлечка.

– Я тебе потом куплю мороженое, детка, – отозвался Свинья, не отрывая от Дайнеки злобного взгляда.

– Пап, – Юлечка обежала вокруг них и уже трясла отца за руку, – а чего ты хочешь сделать с Дайнекой? Дайнека, что он хочет с тобой сделать?

– Ничего. Папа пошутил, Юлечка. Иди домой, к маме.

– Паскуда… – прошептал Свинья и сплюнул девушке под ноги.

Дайнека окликнула Тишотку и направилась в свой подъезд. Дома она прошла на кухню, налила молока себе и собаке. Стоя у окна, вспомнила, как всего несколько дней назад так же смотрела во двор. Но от того момента ее отделяла целая жизнь, в которой, как и в любой другой жизни, были не только потери.

Накопившаяся усталость создавала иллюзию одного бесконечно долгого и трудного дня. Обращаясь к Тишотке, она констатировала:

– Я сошла с дистанции…

И потом отправилась в спальню.

<< | >>
Источник: Анна Князева. Сейф за картиной Коровина. 2013

Еще по теме Глава 9 Рубикон перейден:

  1. Глава 11
  2. Глава 6
  3. Глава 3
  4. Глава 1
  5. Глава 2
  6. Глава 4
  7. Глава 5
  8. Глава 7
  9. Глава 8
  10. Глава 9
  11. Глава 10
  12. Глава 12
  13. Глава 13
  14. ГЛАВА 2.
  15. Глава восьмая, в которой анализируется соответствие трат и жизненных приоритетов
  16. ГЛАВА 1. ВВЕДЕНИЕ
  17. Глава 8 Расследование
  18. Глава 13 За знакомство