<<
>>

Глава 22. Рождение легенды

Новгородское княжество

XIII век

В землянке возле очага сидели двое: старый воин Кондрат и приблудившийся мальчишка Савоська. Глядя на огонь, оба молчали, но когда Савоська улегся на сено, он тихо спросил:

– А правду мужики в стану говорят, будто Варвара колдунья?

Кондрат обиженно вскинулся, в его глазах заплясали злые огни:

– Ты, паршивец, зря не повторяй.

Мало ли что болтают злые языки!

– Как же она стала атаманшей? Баба ведь. Неужто мужика не нашлось? У мужика, поди-ко, силы-то больше.

– Не в силе дело, а в разумении. Послушай, чего расскажу… – Поворошив поленья, Кондрат продолжил: – Когда Варвара была тебе ровней, ее деревню разорили рыцари-крестоносцы. Отца и мать Варвары убили, сестру пленили и увезли. И был среди них предатель – русский князь Мстислав. Повелел он согнать всех деревенских во церковь, чтобы потом ее запалить. Тогда Варвара встала перед князем и немецким бароном…

– Неужто не убоялась?

– Слушай, да не спрашивай!

– Нет, скажи, дед Кондрат, – прищурился Савоська. – Откудова ты все знаешь?

– Люди бають. Как не поверить? Аль не интересно, сейчас ложись спать.

– Рассказывай дале.

– И сказала Варвара, что хочет быть его супротивником.

– Это ж как?

– На мечах драться схотела.

– Тю-ю-ю-ю! Девка – и драться!

– А ты погодь насмехаться. Отец Варварин, Матвей, первым воином был среди всех. Он и научил ее всему, что умел.

– Неужто дралась?

– Люди бають – дралась. Барон выставил против нее самого главного рыцаря.

– Неужто побила?

– Что ж, ты, пострелец, поперек батьки лезешь? – усмехнулся Кондрат и кивнул: – Побила его наголову!

– Правда ли?

– Люди бають – правда.

– Что ж дальше было? – нетерпеливо спросил Савоська.

– Выставил барон супротив Варвары еще одного рыцаря.

– И того победила?! Ну девка! Ну молодец!

– А третьего Варвара бросила в костер, и он сгорел, аки бревно!

– Так им и надоть! Иродам чужеземным!

Кондрат кивнул седой головой и продолжил:

– Пока Варвара билась с рыцарями, предатель Мстислав поджег церковь, куда согнали селян.

– Неужто сгорели?! – ужаснулся Савоська.

– Выбрались, – успокоил его Кондрат. – Мало что выбрались, всех рыцарей по одному перебили. Только Мстислав на вороном коне ускакал.

– Здесь ты врешь! Не можешь знать, какой такой масти был тот конь!

– Так ведь ускакал же… – хитро улыбнулся Кондрат. – Так Варвара спасла русских людей от верной смерти и стала великим воином. Давай, друже, спать. Поздно уже…

– Нет! Расскажи, как ты ее узнал.

– Варвару, что ль?

– Ее.

– А вот представь себе битву…

– Тогда ж, что ли, было?

– Не-е-ет, – протянул Кондрат. – Много лет прошло, она уже повзрослела. Вот и представь себе: битва страшная, русские дружинники бьются с ливонскими рыцарями, гибнут один за другим, и не счесть уже мертвых тел…

– И ты, дед Кондрат, с ливонцами бился?

– Как же без меня! Дождь льет, ночь надвигается. Спаси Христос, еще маленько – последние голову сложат. Услышал господь наши молитвы, разверзлись небеса, грянула молния, и на вершине холма она появилась! Волосы по ветру летят, меч над головой подняла, гикнула, и весь отряд за спиной ее выстроился. Глядь – и понеслась она на коне, врезалась в гущу врагов.

– Ратники за ней?

– А как же!

– Спасла она тебя, что ли?…

– Подъехала на коне, вытерла об порты свой кровавый меч, окинула оком бранное поле… С тех самых пор ей и служу.

– Да правда ли это? – Савоська заподозрил деда в подвохе.

– Правду говорю. Кабы не она, лежал бы в сырой земле. – Перекрестившись, Кондрат набросил на паренька лошадиную попону: – Спи, глуздырь, не попурхивай!

Через минуту мальчишка уже сопел и чмокал во сне. Кондрат поворошил в очаге уголья, и они заиграли багряными всполохами. С улицы донеслись шаги, и вместе с холодным воздухом в землянке появилась Варвара. Первым делом села к очагу. Протянула озябшие руки, огляделась:

– Поесть чего есть?

Кондрат ответил:

– Похлебка.

– Давай!

– Остыла уж… Надо б согреть.

– Так давай! – Она схватила чугунок, нашла среди немудреного скарба деревянную ложку. – Хлеба давай!

Глядя, как она ест, Кондрат тихо спросил:

– Узнала чего?

– Засаду хотят делать.

– Что хотят – известное дело. Где? Не сказали?

– У Черного озера.

– На шляху, как в грамотке писано?

– Обоз пойдет по шляху. Стало быть, засаду сладят рядом, в лесу.

– Когда выйдет обоз?

– Во второй день седьмицы. Обоз уже прибыл в Новьгород.

– Как узнала? От кого?

– В немецкий двор ходила, у гридницы под дверью стояла.

– Неужто по-русски говорили? – удивился Кондрат.

– Боярин был среди них русский – Иудушка-предатель. Ему переводили, а вышло, что мне.

– Вернулась, и слава Богу…

– Нож у гридницы обронила. Ножа жалко.

– Невелика потеря! Дам тебе новый. Есть у меня такой же, ганзейский с резной рукояткой. В точности твой.

– К своему привыкла, будто к руке прирос. Хоть возвращайся!

– Ложись лучше спать. – Кондрат кинул на сено тулуп. – Вон, подле Савоськи, он теплый.

Сам Кондрат улегся на лавку. Немного погодя поднял голову:

– Что решила?

– На Черном озере будем первыми.

– Не лучше ли гонца к князю Олексе отправить? Передать: дескать, сговорилась новгородская немчура с Орденом. Татьбу намечают – отбить обоз с выкупом собираются.

– Как довериться ему, коли не знаю? Как гонца встретит? Разбойник, скажет, нет ему веры. Нет, Кондарат. С крестоносцами у меня свои счеты, не хочу делить с князем обозы наемников и их лошадей.

– Как знаешь… – Кондрат тихо вздохнул. – Трудно будет сговориться с нашими мужиками.

– Насильно не погоню. Кто не схочет, пусть остается.

Утром в землянке собрались отрядные десятники – всего семь человек. Кондрат уже часа два как разжег огонь в очаге, в землянке установился тяжкий дух грязного тела, прелой овчины и сырого сукна.

В ответ на слова Варвары один десятник сказал:

– Не наше это дело, а княжье.

– Насильно не погоню. Стыдно не помочь. Подумайте о братьях, что томятся в татарской неволе. Последнюю надежду отнимаем.

Второй десятник хмуро заметил:

– Княжье дело православных вызволять из полона. На то он и князь – Олекса Ростиславич. Мы здесь при чем?

– Не видели вы плена… – Варвара понурила голову. – Не убивали ваших детей, не палили родичей по церквам, не угоняли в полон.

– Думай, что говоришь! – От обиды у молодого десятника побагровело лицо. – Брата и сестру угнали в Орду. Четвертый год пошел – ни одной весточки. Живы ль, не знаю.

– Отца с матерью увели, мальцом еще был. Померли, не иначе, – сказал другой.

Разом загалдели остальные:

– Жена у меня в полоне…

– У меня – сын…

– Дочь шестой год поминаю…

– И вы говорите: не наше дело?! – Варвара взвилась будто орлица: – Ежели обоз до Орды не дойдет, сотни русичей умрут страшной смертью. А коли дойдет, может, и жена твоя вернется, – она посмотрела на одного, потом перевела взгляд на другого десятника. – И сына из полона отпустят. Да есть ли у вас сердце?

– Сердце есть, ратников маловато. Не все пойдут на отбой.

– Скажите им так: обоз с выкупом тронуть не дам. А вот обозы у ливонцев пусть забирают. Рыцарей одолеем – лошади и оружие тоже ваши.

– Пожива неплохая, однако.

– Кто не пойдет, не обидимся. Постоим за православных, и за них, и за себя!

Десятники ушли из землянки, перед ними стояла трудная задача – убедить ратников выступить в поход и защитить обоз, шедший в Орду. Трижды выходил Кондрат в стан, прислушивался, расспрашивал и, возвратившись, вещал:

– Согласия нет…

– Да будет ли? – сомневалась Варвара.

– Терпение имей, – наставлял Кондрат и снова уходил на разведку.

Варвара в тот же день взялась за тяжелый меч, вышла на улицу и ну махать, как учил покойный отец: прямо, вбок, перед собой, словно копьем. Всякий раз представляла ненавистное лицо убийцы отца – князя Мстислава. Это придавало ей злости и силы:

– Смерть тебе, Иуда-предатель!

Превозмогая телесную немощь, Варвара укрепляла свой боевой дух, доводя его до уровня, доступного только избранным. Вконец вымотавшись, она легла у костра на еловый лапник и вгляделась в черное небо. Там видела Варвара лик удивительный, пригрезившийся в избушке травника. Красивое лицо молодого мужчины, которого полюбила, хоть и не знала, кто он такой.

Утром следующего дня Варвара принимала посольство. Все семеро десятников пришли к ней с докладом. Она чинно спросила:

– Что решили?

Старший из десятников вышел вперед:

– Миром решили идти.

– Есть такие, кто не пойдет?

– Все идут.

– Спасибо, братцы… – Варвара поочередно обняла всех семерых.

С этого момента в лагере началась усиленная подготовка к походу. Ратники точили мечи, собирали провизию, подковывали лошадей. У кого были кольчуги, подгоняли их под себя. Кто имел копье, точил его камнем. Вели себя так, как будто собирались на трудную, но прибыльную и нужную работу.

Кондрат переходил от десятка к десятку, присаживался на пень или чурку и рассказывал истории из своего боевого прошлого:

– Встренулись мы в поле… Батюшки мои! У иных на шлеме – рога!

Кто-то из мужиков восклицал:

– Черти, не иначе!

– А у кого и морды звериные из железа!

– Овечьи бы надо…

– Двинули мы на них да всех перебили. Не больно храбрыми оказалися ливонские рыцари. Вид страшон, а душком слабы.

– Ничего… Одолеем…

<< | >>
Источник: Анна Князева. Девушка из тихого омута. 2018

Еще по теме Глава 22. Рождение легенды:

  1. Ричард Денис - Легенда уходит со сцены
  2. Рождение изобилия
  3. Рождение потребителя
  4. Рождение рубля
  5. Рождение банковского дела
  6. Год рождения. Платишь 10, получаешь 400 тысяч сдачи
  7. Глава 11
  8. Глава 6
  9. Глава 3
  10. Глава 1
  11. Глава 2
  12. Глава 4
  13. Глава 5
  14. Глава 7
  15. Глава 8
  16. Глава 9
  17. Глава 10