<<
>>

Глава 52 Портрет обугленной розы

Старинная дверь распахнулась, и они оказались в комнате Николая Бережного. – Заходи, Фима, не бойся. – Неужели сто лет? – Мне тоже не верилось. – Дайнека огляделась. – Вот здесь все его работы.
В России почти ничего не сохранилось, только одна картина выставлена в Третьяковке. Называется «Венецианские видения», но я никогда ее не видела. Дайнека остановилась посреди комнаты и оглянулась на Фиму: – Посмотрим? Знаешь, у меня руки трясутся. – Я тоже волнуюсь, – ответила Фима. Дайнека аккуратно сняла ткань, которая укрывала картины. Стараясь не трясти ею, передала Фиме, и та сложила ветхие лохмотья в углу комнаты. Осторожно, опасаясь повредить, Дайнека выдвинула первую с края картину. Она оказалась не слишком большой, ее можно было рассматривать, удерживая перед собой в вытянутых руках. Покрытое масляными красками полотно хорошо сохранилось, и только в некоторых местах небрежной паутинкой разбежались по поверхности мелкие трещинки. Глядя на картину, Дайнека узнавала главную набережную Венеции.
Она была многолюдна и залита солнечным светом. Под белоснежными кружевными зонтиками прогуливались дамы с кавалерами. Собака непонятной породы, мальчик, рисующий красками. Неожиданно для себя она заметила, что улыбается. Чувствовалось, что для художника это было счастливое время. – Тысяча восемьсот девяносто девятый… – услышала она голос Фимы. – Здесь, на обороте, указана дата. – Он только что приехал в Венецию, это одна из первых его работ. – Дайнека поставила картину к стене, отошла подальше и внимательно посмотрела на нее еще раз. Потом потянула на себя следующую картину. Она оказалась слишком большой, без помощи Фимы было не обойтись. – Фима… – Подожди, я сейчас. Обернувшись, Дайнека увидела, что та стоит у портрета. Она подошла и остановилась рядом. – Николай Бережной. – А это кто? – спросила Фима, указывая на второй портрет.
– Баронесса Эйнауди. – Ясно… – Фима грустно кивнула и отвернулась. Очень бережно они вытащили на свет огромную картину и поставили ее к стене рядом с первой. Отступив на несколько шагов, молча разглядывали ее. Пестрая лодка, привязанная к причалу, фигурки грузчиков, перетаскивающих корзины куда-то в глубь темного проема открытой двери. Стена, по-венециански обшарпанная. Рядом с дверью открытое окно, а в нем – улыбающееся лицо пышнотелой итальянки. Навалившись грудью на подоконник, она смотрит на мальчика лет восьми, который сидит на дощатом мостке, свесив ноги в воду канала. Дайнека улыбнулась. Эту сцену можно увидеть в Венеции и сейчас. Те же лодки, и корзины те же. Она подошла ближе, посмотрела на заднюю поверхность холста и прочитала: «1899 г.». – Какие веселые лица, здесь он был счастлив. – Фима, улыбаясь, разглядывала картину. – Давай посмотрим еще… Вот эти… – Дайнека прошла в другой угол и без труда вытащила небольшое полотно. С портрета на нее глядели старческие слезящиеся глаза. Лицо в глубоких морщинах, длинный нос. Нахохлившийся старик в черной одежде был похож на унылую ворону. – Девятьсот первый год, – прочла Фима. – Вижу, – задумчиво отозвалась Дайнека. – А это портрет цветка… Дайнека собралась поправить подругу, сказать, что это натюрморт. Но, взглянув на крошечное полотно в руках Фимы, поняла, что та выразилась предельно точно. Это был именно портрет. Портрет цветка с характером и судьбой. На прямом стебле с шипами засохшая темно-красная роза казалась печально склоненной головкой прекрасной дамы. – И эта картина тоже о ней… – О ком? Вместо ответа Дайнека перевела взгляд на изображение Екатерины Эйнауди. На полу вдоль стен выстроились картины. Глаза у Дайнеки сделались совсем больными. – Фима, ну как же не выставить все это… посмотри… Я должна… должна сделать все для того, чтобы показать эти картины людям! – Я пойду, прости, мне нужно идти. – Фима быстро вышла из комнаты. Ее шаги удалялись и, наконец, затихли в конце коридора. Не заходя в номер, Фима ушла.
Дайнека подошла к столу, на котором находились коробки с красками. Она задержала взгляд на портрете Николая Бережного. Ей казалось, что теперь она видит старого знакомого. Посадка головы, крепкая шея, могучий торс, даже черты лица определенно кого-то напоминали. Под портретом стояла небольшая, украшенная чеканкой шкатулка. В прошлый раз она так и не заглянула в нее. Дайнека открыла ее. Там лежало одно нераспечатанное письмо, адресованное Николаю Бережному. Не мешкая, Дайнека вскрыла его. 1901 г. Декабря 12. Венеция. Милый Николай Михайлович! Умоляю Вас отнестись к этому письму с большим вниманием, нежели к тем, на которые я так и не получила ответа. Как Вы помните, я писала об одном опасном господине, которого опекал мой муж. Так вот: мои опасения на сей счет оправдались, Максимилиан Вильчевский (вряд ли это его настоящее имя) выехал в Москву. Остерегайтесь его, Николай Михайлович, это ужасный человек! Теперь у меня есть все основания предполагать, что он задумал убить Вас. Я знаю, мой муж щедро оплатил Вашу смерть. В ближайшие дни Вильчевский будет в Москве и, по моему разумению, сразу же явится к Вам. Перед его отъездом из моего кабинета похитили Ваш рисунок, тот самый, на котором я и моя бедная Миси. Думаю, что Вильчевский отрекомендуется моим другом и в подтверждение тому предъявит этот рисунок. Не верьте ни единому его слову! Берегите себя, помните, что в Вас нуждается наш сын! Вечно Ваша Екатерина Э. Дайнека подняла глаза на портрет Бережного. «И все-таки это случилось… Неужели убит?» Она свернула письмо и положила его в конверт. «Какая печальная история. Это письмо осталось непрочтенным более ста лет. Баронесса не успела отослать его. Она умерла». В который раз Дайнеку охватила тоска. Горькое слово «никогда» полоснуло ее по сердцу и отозвалось собственной недавней болью. Зазвонил телефон. – Здравствуйте, синьорина Дайнека. Это команданте Монтанья. Нам необходимо увидеться. Вы свободны? – Да. – Тогда я выезжаю. Ждите меня в конторе братьев Делле Пецце.
<< | >>
Источник: Анна Князева. Венецианское завещание. 2014

Еще по теме Глава 52 Портрет обугленной розы:

  1. Глава 2 Аромат алой розы
  2. Марта Таро. Аромат золотой розы, 2017
  3. Мария Очаковская. Портрет с одной неизвестной, 2011
  4. Наталья Александрова. Портрет Кровавой графини, 2017
  5. Портрет королевского палача, 2016
  6. Глава 11
  7. Глава 44 София
  8. Глава 6
  9. Глава 45 Отъезд
  10. Глава 3
  11. Глава 14 Ночные раздумья
  12. Глава 1
  13. Глава 2
  14. Глава 4
  15. Глава 5
  16. Глава 7
  17. Глава 8