<<
>>

Глава 20 Побег

Дайнека проснулась поздно. Собираясь к отцу в больницу, долго и бестолково бегала в голубом неглиже по квартире.

Теперь, пытаясь успеть до обеда, обгоняла машины и нарушала все существующие дорожные правила.

Путь от ворот до входа в стационар она преодолела мгновенно. Пробежав мимо вахтера, устремилась к лифту. Но тот, как назло, останавливался на каждом этаже, подолгу впуская и выпуская занедуживший народ, так что она не скоро добралась до нужного ей седьмого.

Дайнека долго бежала по бесконечно длинному коридору, вглядываясь в таблички на дверях палат. Наконец, заметив нужную, распахнула дверь и остановилась.

У окна, спиной к ней, стояла женщина в белом халате. Плечи ее вздрагивали. Кровать была пуста.

– Что? Что случилось?! Отец…

Женщина обернулась. Это была Елена Петровна Кузнецова, сотрудница отца и, как считали в офисе, его любовница. Отец избегал говорить о ней. Она была замужем.

Елена Петровна вытерла глаза. Потом, заметив, что Дайнека напугана, сказала с грустной улыбкой:

– Ничего не случилось, просто он убежал… Да, да, взял и сбежал из больницы…

Дайнека закрыла ладонями лицо и стояла так, пытаясь успокоиться.

Потом подошла к Елене Петровне, обняла ее и заплакала.

– Успокойся, успокойся… Ведь он у нас «хулиган», сама знаешь. Когда я примчалась в палату, сначала подумала, что вышел. Ждала, ждала, пока не поняла, что он просто удрал. Нянечка потом рассказала, она его видела.

Дайнека молча кивнула. Вспомнила слезы, которые, обернувшись к ней, смахнула Елена Петровна. Теперь ей стало понятно, что за их с отцом дружескими отношениями стоит нечто большее. По крайней мере, со стороны Елены Петровны.

Через пятнадцать минут они ехали в сторону отцовского офиса, потому что знали – найти его можно было только там.

В дверь кабинета вежливо постучали.

– Войдите.

– Вячеслав Алексеевич, вызывали?

– Да, заходи, Сергей.

В кабинет вошел невысокий худенький паренек.

Обычно, представляя его кому-то, сотрудники фирмы ожидали ответной реакции того, кому его представляли. Сергей Вешкин был начальником отдела безопасности «Евросибирского холдинга», однако всем своим видом опровергал устоявшиеся представления об этой работе: щупленький, сутулый, в очках. Да еще улыбка такая, что хотелось его расцеловать, до того был мил.

Но если бы конкуренты, недоброжелатели и враги холдинга знали его так, как знал Вячеслав Алексеевич, то они бы немедленно отказались от любых происков по причине их заведомой обреченности.

Добрейший, интеллигентнейший и милейший Сережа был необычайно умен, изобретателен и изворотлив. За несколько лет службы он сумел так организовать работу своего департамента, что и муха бесконтрольно не пролетала.

– Что у тебя по сегодняшнему звонку? – спросил его Вячеслав Алексеевич.

– Голос, несомненно, тот же, но вел себя слишком напористо. Во всяком случае, мне так показалось, – с расстановкой проговорил Сергей.

– Я старался говорить как можно дольше.

– Да, Вячеслав Алексеевич, вы все сделали правильно, и мы его засекли. Он звонил из парикмахерской на Земляном Валу. Когда мы приехали, его там уже не было. Девушка-администратор сказала, что мужчина не стригся. Зашел, позвонил, вышел. Описала очень неопределенно – высокий, внешность неприметная, возраст средний. В общем – никакой. На чем подъезжал, тоже никто не видел, от парикмахерской ушел пешком. Пока все.

– Что же делать? Это был второй звонок. Он угрожает, рассказывает такие подробности из жизни моей дочери, что мне становится не по себе. Откуда он все знает? Что мне делать, Сережа?

– Ждать, пока он проколется. А уж мы не прозеваем, будьте уверены.

– А до того?

– А до того присматривайте за дочкой.

– Хороший совет…

– Я серьезно. – Сергей Вешкин потянулся к телефону. – Если нужна помощь, своих ребят пришлю.

– Нет, Сережа, это лишнее, я сам. Завтра увезу ее на дачу, что бы она мне ни говорила. Иди, спасибо… Будем ждать.

Вячеслав Алексеевич встал с кресла и подошел к окну.

Сегодня, когда утром он вошел в кабинет, раздался телефонный звонок.

– Здравствуйте, вы узнаете меня?

– Да… – осипшим вдруг голосом проговорил Вячеслав Алексеевич.

– Вы никак не отреагировали на мой прошлый звонок. Еще не поняли, что я не шучу?

– Да понял я, понял, – стараясь изобразить замешательство, сказал он, зная, что в отделе безопасности уже засекают звонок. – Я верю, что вы говорите правду и у вас серьезные намерения. Я видел свою дочь вчера и сразу все понял.

– Похоже, папаша, мне все же придется всерьез заняться твоей дочуркой. Ты плохо понял, иначе она убралась бы подальше, а не шастала по квартире… в голубом бюстгальтере. – Аноним гнусно хихикнул.

– Подождите, подождите! – закричал Вячеслав Алексеевич, но трубку уже положили.

Его удивил этот звонок, хотя он знал, что вслед за первым наверняка последует второй. Неожиданно сильно Вячеслава Алексеевича потрясло упоминание о голубом бюстгальтере дочери. И теперь он проклинал себя за то, что не настоял на своем и не увез ее на дачу. Одна только мысль крутилась в его голове: неужели мерзавец подобрался настолько близко, что… Он не желал больше думать об этом.

И тут на пороге кабинета возникла Дайнека.

– Папа! – укоризненно воскликнула она.

Он повернулся к ней и не дал продолжить:

– Меня выписали.

– Врешь ты все… Почему ты мне все время врешь? – спросила она, обнимая отца за шею.

– Ну, значит, вру… А ты как хотела? Работы много, командировка в Сургут. Хоть убей, сейчас лежать не могу… Ты что, в больнице была?

– Вместе с Еленой Петровной.

– С Кузнецовой?

– Да.

– Понятно… А теперь поезжай домой и никому не открывай дверь. Вечером я приеду. Ты все поняла?

– Да! – поспешно согласилась Дайнека.

<< | >>
Источник: Анна Князева. Сейф за картиной Коровина. 2013

Еще по теме Глава 20 Побег:

  1. Глава 11
  2. Глава 6
  3. Глава 3
  4. Глава 1
  5. Глава 2
  6. Глава 4
  7. Глава 5
  8. Глава 7
  9. Глава 8
  10. Глава 9
  11. Глава 10
  12. Глава 12
  13. Глава 13