<<
>>

Глава 30. Плавали – знаем

Дежурный на первом этаже Следственного управления взял ее паспорт и поинтересовался:

– Вы к кому?

– К Шафрану Федору Ивановичу. Он меня вызывал, – ответила Дайнека.

Сержант записал ее данные в журнал и вернул паспорт:

– Проходите.

Кабинет Шафрана на третьем этаже.

– Я знаю.

Федор Иванович встретил Дайнеку новостью:

– Я говорил со следователем, который ведет дело Ежова.

– Ведет или вел? – уточнила Дайнека.

– Ведет. В деле неожиданно появились новые подробности. На Ежова написано несколько заявлений. Его обвиняют в хищении антиквариата. Как выяснилось, старик – страстный коллекционер старинных икон и церковной утвари. По сути, мастерская создавалась для того, чтобы время от времени выуживать для себя наиболее ценные предметы искусства. Ежов действовал осторожно только первое время. Потом, как водится, обнаглел. Сейчас он в больнице.

– Что с ним?

– Инфаркт. Однако, несмотря на это, он дал первые показания. Есть информация, которая вас заинтересует.

– Что за информация? – оживилась Дайнека.

– Ежов сообщил следствию, что подвергся нападению со стороны Карманова Вячеслава Семеновича. Карманов обвинил его в хищении иконы «Лик Спасителя» работы Андрея Рублева. Ведь именно эта икона была похищена с рабочего места Сергея Панкратова?

– Так сказала Валентина Петрова.

– Как вы думаете, откуда Карманов узнал, что ее похитил Ежов?

– Намекаете, что доказательства нашел сам Сергей? – спросила Дайнека.

– И, возможно, отправился с ними к Карманову, – предположил следователь.

– Если так… Добром это не кончилось. – Дайнека погрустнела.

– Сложно судить об этом.

– А мне не сложно. Ведь Светланы Корчинской уже нет в живых, а она каким-то образом была связана с Сергеем Панкратовым.

– Тогда открою вам самое главное: вы оказались правы.

– В чем? – Дайнека подалась навстречу Шафрану.

– Дело Петровой напрямую связано с убийством Светланы Корчинской.

– И с делом об исчезновении Сергея Панкратова, – добавила Дайнека.

– Это очевидно, ведь они по меньшей мере однажды встречались, о чем свидетельствует визит Панкратова в гостиницу «Вечерние огоньки». Но я сейчас не о том. Речь идет о редком везении. На сумочке Корчинской нашли отпечатки пальцев Карманова.

– Вот уж повезло!

– Но прежде, чем повезло, мы перерыли все мусорные контейнеры в радиусе двух километров вокруг Лужнецого моста и обследовали дно Москва-реки.

– И где в результате она оказалась?

– В мусорном контейнере возле университетской высотки.

– Что теперь будет?

– Отпечатки Карманова – неопровержимое доказательство его участия в убийстве Корчинской.

– Значит, это он столкнул ее с моста? – спросила Дайнека.

– Я сказал – участие. Но не исключаю организацию убийства. Так или иначе, ее сумочка побывала в руках Карманова, поскольку отпечатки нашли внутри.

– Он рылся в ней. – Дайнека поморщилась.

– Карманов – темная личность, – заметил Шафран. – За все время его, так сказать, деятельности против него возбуждалось двадцать семь уголовных дел.

– Ого!

– Но он ни разу не попал за решетку. И это говорит о его предусмотрительности и ловкости. Однако и на старуху бывает проруха: он допустил прокол. Теперь передо мной стоит задача: выяснить, за что убили Корчинскую.

И сделать это я смогу, только посадив Карманова в СИЗО.

– Ну так посадите его! – воскликнула Дайнека.

– Не могу, – вздохнул следователь.

– Почему?

– Пока нет оснований.

– Вы шутите?! Он избил Валентину Петрову и оставил ее умирать на холоде в беспомощном состоянии!

– Чтобы доказать его причастность, потребуется время. Карманов – тертый калач. Как только сообразит, что к чему, только его и видели.

– Думаете, сбежит?

– Средствами он обеспечен. Уверен, что Карманов рванет за границу, едва почует опасность.

– Что же теперь делать?

– Нужны формальные основания, чтобы взять его под стражу. Для этого я пригласил вас.

– Дадите мне пистолет и отправите брать Карманова? – усмехнулась Дайнека.

– Всего-навсего сниму с вас показания, – серьезно ответил Шафран и положил перед собой бланк протокола. – Меня интересует вчерашний эпизод у дома Ежова. Когда вы к нему подъехали?

– Около двенадцати.

– Кто с вами был?

– Мои подруги.

– Их имена? – Шафран быстро заполнял протокол.

– Азалия Волкова и Ольга Панкратова.

– Не та ли это Панкратова…

– Да, Ольга – жена Сергея.

– Ясно. – Федор Иванович перечитал свои записи. – Теперь в произвольной форме изложите, что вы видели.

– Как только мы подъехали к дому Ежова, оттуда вышел Карманов.

– Его машина стояла во дворе дома?

– Нет. На улице у ворот.

– Что дальше?

– Он сел в машину и уехал. Минут через пятнадцать-двадцать приехала «Скорая помощь».

– Вы видели, как из дома выносили Ежова?

– Да. Сразу после этого мы уехали.

Федор Иванович Шафран еще раз все перечитал.

– Совпадает.

– С чем? – удивилась Дайнека.

– Со временем прибытия и убытия «Скорой помощи». А теперь… – Он поднял глаза. – Просто из любопытства: зачем вы поехали к Ежову?

– Чтобы добиться правды.

– И в чем она, по-вашему?

– Ежов должен был рассказать, зачем к нему приезжал Сергей.

– А с чего вы взяли, что он приезжал в дом Ежова?

– В Звенигороде после исчезновения Сергея Панкратова нашли его мобильник.

– Ну и что?

– Из числа друзей и знакомых Панкратовых только Ежов живет в этом районе, – объяснила Дайнека.

– Обоснование хлипкое. Если бы ко мне приехали с подобным вопросом, я бы не сознался, – заметил Шафран.

– Но ведь вы не преступник.

– Тем более. Ладно, Людмила Вячеславовна, прочитайте и подпишите протокол. – Следователь протянул ей лист.

Дайнека прочитала и расписалась. После чего спросила:

– Этого достаточно, чтобы арестовать Карманова?

– Пока – задержать.

– И как все будет происходить? Я имею в виду – чисто технически.

– А вам очень интересно? – Шафран улыбнулся. – Завтра в пять утра к дому Карманова подъедет микроавтобус. Несколько ребят в масках взломают дверь и уложат его лицом в пол, завернув руки за спину.

– Так жестко?

– А вы как хотели?

– Я представляла все совсем по-другому. Например, человек выходит из дома, его останавливают, зачитывают права…

– А он бьет тебя в морду и прет напролом. Как говорится, плавали – знаем. Предпочитаем старые проверенные способы: ласты за спину и в воронок.

На столе следователя зазвонил телефон, Федор Иванович ответил:

– Слушаю, Шафран.

Закончив разговор, он улыбнулся:

– Ну, вот еще одно лыко в строку. В процессе обыска в доме Ежова обнаружен аукционный каталог, в котором представлена икона Андрея Рублева «Лик Спасителя». Та самая, которую похитили из мастерской три года назад. Жена Ежова говорит, что каталог в их дом принес Карманов.

– Это – доказательство вины Ежова! – воскликнула Дайнека. – Уверена, если копнуть глубже, окажется, что он и есть владелец иконы.

– Буду скромнее в предположениях, – усмехнулся Шафран. – Я скажу так: не исключено. Что ж, не смею больше задерживать. Когда вы понадобитесь, я позвоню.

<< | >>
Источник: Анна Князева. Жертвы Плещеева озера. 2018

Еще по теме Глава 30. Плавали – знаем:

  1. Экономическая политика в условиях плавающего обменного курса
  2. Привилегированные акции с «плавающей» ставкой дивиденд«!
  3. Облигации и векселя с «плавающей»« ставкой
  4. НОРМАЛЬНЫЕ СТОИМОСТНЫЕ СХЕМЫ С ПЛАВАЮЩИМИ СООТНОШЕНИЯМИ
  5. Свободно плавающие обменные курсы ущербны, поскольку рынки всегда повышенно возбудимы
  6. Глава 11
  7. Глава 7
  8. Глава 10
  9. Глава 6
  10. Глава 3
  11. Глава 22 Кавалеров