<<
>>

Глава 45 Отъезд

Дайнека не отрываясь смотрела в ночное небо. Искрящийся космос был так близко, что огромное арочное окно в комнате Стевена казалось вратами во Вселенную. Стевен заговорил первым: – Никогда не смогу понять отца.
Что это? Лень, привычка или трусость… Дайнека не отвечала, она понимала, что и у нее нет ответов на эти вопросы. – Не зная нашей семьи, – продолжал Стевен, – можно подумать, что брак – это союз двух людей, каждый из которых имеет право на уважение и любовь. Дайнека пыталась подыскать нужные слова: – Ты не можешь знать всей правды об их отношениях. Она вспомнила сцену, которую, обернувшись, увидела в столовой, и задумчиво улыбнулась. Потом спросила: – Скажи, чей портрет висит в коридоре у кабинета твоей матери? По-моему, этот человек чем-то похож на тебя. – Правда? А я-то думаю, кого он мне напоминает! – рассмеялся Стевен. – Это мой прадед Николо. Занятный был старикан. – Ты что-нибудь о нем знаешь? – спросила она. – Знаю ли я о нем? – усмехнулся Стевен. – Попробовал бы не знать. В нашей семье эта история почитается пуще Священного Писания.
– Расскажи… – Тебе интересно? – Да. – Начало ты уже слышала: полуграмотный южанин, сделавший сам себя. Сирота без роду без племени к сорока годам стал богатейшим человеком в округе. История его обогащения отнюдь не похожа на рождественскую сказку. Но об этом в нашей семье предпочитают молчать. – Речь идет о чем-то незаконном? – И да, и нет. В старости Николо Береньоли стал уважаемым членом общества: промышленник, меценат, общественный деятель. Однако в начале его карьеры есть немало белых пятен. – Например? Стевен нехотя продолжил рассказ: – Когда ему исполнилось двадцать и он был беден, как церковная мышь, Николо связался с плохими людьми. Официально компания, в которой ему пришлось работать, занималась экспортом антикварной мебели в Америку.
– Где же тут криминал? – спросила Дайнека. – Криминала нет. – Стевен улыбнулся и добавил: – На первый взгляд. Но я слишком добросовестно искал информацию. И вот что я раскопал: 1921 год, на территории США полностью запрещена торговля спиртными напитками. По странному совпадению именно в это время увеличиваются объемы торговли антикварной мебелью. Из Генуэзского порта один за другим отправляются корабли, груженные антиквариатом. – Ты намекаешь на то, что твой прадед занимался бутлегерством? – Совершенно верно. За три года работы он стал главой этой компании. Не вдаваясь в детали, скажу, что мой прадед был знаком с Аль Капоне. – Ничего себе… – Возможно, потому, что сухой закон в США отменили в 1933 году, в тридцатых прадед полностью отошел от криминала. Купил небольшой завод, на котором делали велосипеды. Расширил его, модернизировал. Теперь это крупнейшее в Европе производство по выпуску скутеров. Кроме того, он постоянно скупал земли, вкладывал в акции. «Фиат»… много чего еще… – Ты прав. Старик – хоть куда. Впереди был целый вечер. Камерьере подкатил к дивану столик с вином и десертом. – Наверное, мне нужно тебя развлекать, – сказал Стевен, улыбаясь. – Из меня теперь плохой кавалер. Проходя мимо письменного стола, он прихватил несколько альбомов с фотографиями. Дайнека пересела на край дивана, освобождая место. Стевен тяжело опустился рядом с ней и, подтянув столик ближе, разлил по рюмкам лимонный ликер. Дайнека выпила все, что было в рюмке, потом откусила кусочек сыра. – Можешь налить еще? – спросила она. – Конечно. – Он взял бутылку. – Нравится? – Очень. – Дайнека с аппетитом уплетала сыр. Напряжение спало. – Сейчас я покажу фотографии, которые сделал прошлым летом на озере Гарда. – Перебирая альбомы, Стевен задержал взгляд на одном из них. – Или нет. Лучше вот это. Кран-Монтана, декабрь. Он достал пачку фотографий и быстро пересмотрел их. – Швейцария… Вот, это во время поездки в Базель. Он протянул одну фотографию Дайнеке. На ней Стевен обнимал за плечи невысокую девушку.
Позади них на площади возвышался старинный собор. – Кто это? – Моник, моя подруга. Бывшая… Француженка, живет в Ницце. – Вы больше не вместе? – Это была наша последняя встреча. – Понятно. А это где? – Дайнека смотрела на другую фотографию. – Женева. Аэропорт. На следующем снимке Стевен красовался на фоне частокола из воткнутых в снег горных лыж. – Это на горе Крю д’Эр, – коротко объяснил он. – Катаешься на лыжах? – Два раза в год бываю в горах. В Итальянских Альпах или в Кран-Монтане. – Стевен отложил в сторону фотографии. – Если хочешь, можем куда-нибудь поехать повеселиться. В Понтедейру или в Пизу. Чувствую в себе силы гулять хоть всю ночь. А ты? – Мне нужно пораньше лечь спать. Утром я уезжаю. – Как уезжаешь? Не понимаю. – Стевен вдруг стал заикаться. – Т-т-ты только что п-п-приехала, тебе нужно отдохнуть! – Днем я разговаривала с команданте Монтанья, он просил меня срочно приехать. Им нужна моя помощь – Он не должен этого делать. Это опасно. Ты живой человек и не можешь быть приманкой для преступников. Я немедленно позвоню ему! Стевен горячился, он пытался найти повод для того, чтобы она осталась. – Я должна ехать, не нужно звонить. Это только мое решение. – Дайнека положила свою руку поверх его. – Ты сможешь приехать в Венецию позже, когда поправишься. – Как же я отпущу тебя одну? – Не волнуйся. Я поеду по автостраде и очень быстро. Стевен только спросил: – Насколько я понимаю, тебя не остановить? – Нет. – Ну, тогда иди спать, завтра я тебя провожу.
<< | >>
Источник: Анна Князева. Венецианское завещание. 2014

Еще по теме Глава 45 Отъезд:

  1. Глава 27 Венеция
  2. Глава 40 На даче
  3. Глава 1 Настя
  4. Глава 11
  5. Глава 6
  6. Глава 3
  7. Глава 30 А в августе расцвел жасмин
  8. Глава 1
  9. Глава 2
  10. Глава 4
  11. Глава 5
  12. Глава 7
  13. Глава 8
  14. Глава 9
  15. Глава 10
  16. Глава 12
  17. Глава 13