<<
>>

Глава 13. На нет и суда нет

Наши дни. Москва

Со вчерашнего вечера на улице стояла слякоть. Воздух был тяжелым и смрадным. В нем чувствовался запах сероводорода и тухлой капусты. С утра об этом говорили на московских телевизионных каналах и писали в Интернете.

Как обычно, московскими властями была создана оперативная группа по мониторингу ситуации, но уже к обеду Роспотребнадзор объявил, что превышения вредных веществ в воздухе нет.

К Ольге Дайнека решила ехать на метро. Она вышла из дома в начале третьего и через двадцать минут уже спускалась на перрон; короткий переезд на автобусе, еще двадцать минут, и она уже сидела на кухне Панкратовых.

– Все время думаю о той белой собаке, – сказала Ольга, помешивая ложкой свой чай.

– Я тоже думала, но так ничего и не поняла, – призналась Дайнека.

– Откуда Юдифь знала, что мы поедем на озеро и там будет пес?

– Трудно объяснить. Да и надо ли? Будем считать, что это некая данность. К тому же неизвестно, куда приведет эта ниточка. – Она достала телефон и набрала номер.

– Кому звонишь? – спросила Ольга.

– В больницу. Может, Петрова оклемалась… – Дайнека заговорила громче и на полтона выше: – Здравствуйте! Валентина Петрова пришла в себя? Кто я такая? Родственница! Племянница по линии отца. Да-да, тоже Петрова. Ага… Значит, не приходила. Ну что ж… Спасибо.

– Значит, без сознания… – безрадостно констатировала Ольга. – Теперь нам никогда не узнать про Сережу.

– Почему – никогда? – возмутилась Дайнека. – Петрова пока жива, и у нас есть надежда.

– Ума не приложу, что он делал в этом Усранске!

– Озерске…

– А я о чем говорю?..

Дайнека подошла к вопросу трактовки местоположения Сергея исподволь:

– Предположим, они где-нибудь познакомились и он к ней приехал.

– В поезде? – На большее у Ольги не хватило фантазии.

– Почему обязательно в поезде? В самолете, например… – Их вялый разговор напоминал состязание в слабоумии, поэтому Дайнека на себя разозлилась. – В конце концов, мало ли поводов для знакомства? Работа, общие интересы… – На интересах она срезалась. – Поводов действительно мало.

– И все-таки Юдифь что-то знает.

– Неужели ты пойдешь к ней еще раз? – презрительно спросила Дайнека и заметила: – А ведь у твоего мужа была очень интересная профессия.

– Почему была? Она есть, он реставратор.

– Кстати, над чем Сергей работал в последнее время?

– Восстанавливал икону пятнадцатого века.

– Это был частный заказ? – спросила Дайнека.

– По-моему, да, но по договору с их реставрационной конторой.

– А в чем заключалась его работа? – продолжала расспрашивать Дайнека.

– В ней очень много составляющих. Несмотря на то, что иконы пишут на дереве и потом покрывают олифой и лаком, они портятся от времени. На них попадает воск от свечей, брызги воды и масла. Древесину ест жук-древоточец, – со знанием дела начала Ольга. – А сколько было обгоревших икон или тех, что погубили вандалы. Работа реставратора – изнурительна до самоотречения, поэтому святые отцы сравнивают ее с монашеским подвигом. Думаешь, почему я не удивилась, когда перед своим исчезновением Сережа не пришел ночевать?

– Теперь понимаю.

– Бессчетное количество раз он оставался ночевать в мастерской: то лак может пересохнуть, то срок подошел…

– Срок сдачи клиенту?

– Ну конечно.

Он, клиент, мало того – на икону раскошелился, так еще столько же за реставрацию отдает.

– Так дорого? – Дайнека недоуменно скривила губы. – Выходит, Сергей очень хорошо зарабатывал?

– Нормально зарабатывал, хотя большую часть заработка реставрационной конторе отдавал. – Ольга спохватилась: – Постой! Я же тебе не сказала: сегодня мне позвонила Анжелика, знакомая из Твери, которая видела Сережу в ту последнюю ночь.

Дайнека уточнила:

– В гостинице?

– Да! Ну, так вот, сегодня Анжелика в Москве.

– Было бы кстати поговорить с ней.

– А я о чем?! – Ольга схватилась за телефон. – Звоню?

– Звони!

Анжелика пообещала скоро прийти, она была у матери, которая жила в том же районе Москвы. Пока ее ждали, Дайнека решила кое-что прояснить:

– А что насчет того телефона, который нашли в Звенигороде? Ты говоришь, что он был абсолютно цел?

– Целехонек, и он у меня.

– И симка на месте?

– На месте.

– А почему ты не отдала телефон полицейским? – удивилась Дайнека.

– Как не отдала? Он в полиции все это время и был. Недавно только выпросила как память о муже.

– И что же удалось разузнать?

– Ровно то, что было в распечатке его оператора.

– Как все прозаично… Ничем-то нас не удивить, ничем не обрадовать. – В глазах у Дайнеки загорелся слабый огонек надежды. – Ну, хоть что-нибудь нашли полицейские, хоть с кем-то созванивались? Может быть, заметили что-нибудь странное?

Ольга покачала головой:

– Как это ни грустно, никому это не было нужно. Есть такое выражение: формальный подход. Видно, что не искали, но формально – все по закону. У меня и распечатка осталась.

– Распечатка телефонных звонков Сергея? За тот самый день?

– За два последних дня.

– Неужели ничего подозрительного?

– Звонили друзья, сотрудники, я звонила.

– И все?

– Был один звонок с неизвестного номера за день до исчезновения Сережи. Но это звонила заказчица, которая хотела получить консультацию.

– Ее проверили?

– Да вроде проверяли.

– И что? Больше ничего?

– Нет, ничего.

– Ты говоришь, что у тебя есть распечатки звонков. Можешь показать?

Ольга вышла из кухни и вскоре вернулась с двумя листами бумаги. Положив их на стол перед Дайнекой, она объяснила:

– Вот, видишь, здесь, напротив каждого номера подписано, кто ему звонил. Это – я, это – с его работы, это – наш домашний…

– А этот? Здесь ничего не написано.

– Телефон той самой заказчицы. Что ты делаешь? – У Ольги округлились глаза, когда она увидела, что собирается делать Дайнека.

– Звоню ей…

– Заказчице? – Ольга выхватила из рук Дайнеки мобильник и нажала отбой. – Что за глупые фантазии?! Я же сказала: это по работе. Полиция проверяла. Будешь перезванивать? – с подозрением поинтересовалась она.

– Нет, не буду. Мне уже ответили: абонент находится вне доступа.

– Вот видишь…

– Ничего я, Олечка, не вижу, – грустно проговорила Дайнека. – Куда ни кинь – везде клин.

– Когда только это кончится?! – Ядвига Калистратовна вошла на кухню с этим вопросом. – Всю Европу загадили! Прут и прут. Прут и прут!

Ольга сразу догадалась:

– Вы про беженцев?

– Куда только смотрит Меркель? Взяла бы поганую метлу и вымела их всех к чертовой матери!

– Вы-то что переживаете? Вам в Европу не ехать.

– Как не переживать, Оля, когда нашу страну ни во что не ставят?

– Это уже другой вопрос.

– Спортсменов дисквалифицируют…

– Это – третий.

– Не первый, не второй и не третий! – Ядвига Калистратовна чинно уселась за стол. – Это все – звенья одной цепи.

– Не стоит вам переживать за это, Ядвига Калистратовна, – сказала Дайнека. – С этим и без нас разберутся.

Но старуха не уронила градус накала:

– А что делать с преступностью?

– Вопрос номер четыре, – улыбнулась Ольга.

– Преступность захлестнула страну! Что говорить про глубинку, когда в Москве такие дела творятся!

– Какие? – кротко спросила Дайнека.

– Только что в новостях рассказали: с Лужнецкого моста сбросили женщину.

– Погибла?

– Конечно!

– Кто сбросил? – поинтересовалась Ольга.

– Как будто сами не знаете!

Дайнека и Ольга переглянулись:

– Кто?

Ядвига Калистратовна с удовольствием выдала:

– Преступники!

– Вот и выяснили, – чуть слышно проронила Дайнека.

– А ты не язви! – К Дайнеке Ядвига Калистратовна обращалась на «ты», но к Ольге только на «вы».

Услышав звонок, старуха тяжело поднялась со стула и заковыляла к двери:

– Я открою!

Это оказалась Анжелика, она прошла и сразу предупредила:

– Я ненадолго.

Дайнека удовлетворенно кивнула:

– Тогда сразу начнем. Нам нужно, чтобы вы кое-что прояснили.

– Хотите, чтобы я рассказала про Сережу? – догадалась Анжелика.

– Если не возражаете, – робко улыбнулась Ольга.

– Но я мало что помню. Три года прошло. Могу путаться в мелочах. Лучше посмотреть в протоколах, в полиции с меня снимали показания.

– Кто бы нам их показал, – усмехнулась Дайнека. – Не подскажете, как называется гостиница, в которой вы его встретили?

– «Вечерние огоньки».

– Станция метро?

– «Полежаевская».

– Сергей вас тоже заметил?

– Он – нет.

– А вы его хорошо разглядели? Это был точно он?

– Ну, во-первых, в коридоре было светло, – начала вспоминать Анжелика. – Я шла со стороны лестницы, Сергей шел впереди. Я сразу его узнала, еще со спины. Ну, а когда он развернулся к двери, тут уж я точно убедилась: он, и только он.

– Странная уверенность, – хмыкнула Дайнека.

– Наверное, вы никогда не видели Сергея? – предположила Анжелика.

Дайнека подтвердила:

– Нет. Никогда.

– У него такая осанка… Особенная. Ровная, как доска. Спина переходит в шею, и та – в голову… Путано объяснила. Такая выправка бывает только у военных или у балетных, да и то не у каждого. Немаловажно то, что я все же видела его лицо, хоть и в профиль.

– Но он-то почему вас не заметил? – не сдавалась Дайнека.

– Мне кажется, что он в тот момент был в себе, – нахмурилась Анжелика.

– Поясните, пожалуйста.

– Думал о чем-то или волновался.

– А может, боялся? – предположила Дайнека.

– Может, и боялся.

– Сколько времени было?

– Когда я его встретила? Около двух часов ночи.

– А разве в такое время в гостиницу пускают?

– Меня же пустили?

– Как, кстати?

– Приехала, оплатила номер…

– Но это другое дело! – запротестовала Ольга. – Ты сняла номер, а Сережа пришел в гости!

– Меня это тоже удивило…

С горечью в голосе Ольга спросила у Анжелики:

– До сих пор не понимаю, почему ты мне ничего не сказала? Хоть бы позвонила…

Та опустила глаза:

– Знаешь, как говорят: обманутые жены обо всем узнают последними. Истина родилась не на пустом месте. Кто решится сказать прямо в глаза: муж тебе изменяет.

– Подлая истина! И люди подлые, которые ничего не сделали, чтобы предотвратить!.. – Ольга заплакала.

Дайнека подала Анжелике знак: дескать, ничего, это пройдет. И сразу спросила:

– Говорят, что номер вы не запомнили. Может быть, визуально? Какая дверь по счету?

Анжелика покачала головой:

– Нет, не назову. В гостинице очень длинный коридор, помню только, что мне нужно было идти дальше.

– Но ведь есть какие-то ориентиры: туалетные комнаты, пожарные щиты, окна, картины…

– Надо же, как вы ловко! Об этом я не подумала. Может быть, тогда я бы и вспомнила. Но в полиции об этом не спрашивали.

– Что же делать?..

Дайнека схватилась за свой телефон.

– Как, вы говорите, гостиница называется?

– «Вечерние огоньки».

– У них даже есть сайт!

– Что вы задумали? – с любопытством спросила Анжелика.

– Найти планировку этажа. Какой, кстати, этаж?

– Третий.

– Ага… Что за провайдер! Знали бы они, как сейчас нужен Интернет, зубами бы скрепили провода, как связисты во время войны.

Со второй попытки Дайнеке все же удалось установить соединение и скачать подробный план третьего этажа гостиницы «Вечерние огоньки». Она показала схему Анжелике на экране своего телефона.

Увеличив картинку, Анжелика показала:

– Я шла отсюда. Вот – лестница. Мы прошли мимо туалетов…

– Сергей шел впереди?

– Да, но я сначала не обратила на него никакого внимания, у меня была тяжелая сумка.

– Не понимаю, – вмешалась Ольга. – Как так получилось, что он прошел мимо тебя у ресепшена, а ты не заметила?

– Я заполняла формуляр. А на спине, как известно, глаз нет.

– Как его портье пропустил? Вот в чем вопрос, – проговорила Дайнека.

– Портье как раз не было. Он ходил за ключом, чтобы закрыть дверь.

– Значит, главный вход все это время был открыт?

– Получается, что так. – Анжелика и сама удивилась такому простому выводу. – Потом вернулся портье, выдал мне ключ от номера, а сам отправился закрывать входную дверь.

– Вот вам и ответ! Сергею не нужно было спрашивать разрешения. Он просто зашел и незаметно поднялся на этаж, – заключила Дайнека.

– Не так уж незаметно. – Анжелика деликатно напомнила о своей роли в обсуждаемой ситуации.

– Но вот что странно. – Дайнека на мгновенье задумалась, потом продолжила рассуждать: – У вас была тяжелая сумка, ее нужно было еще затащить на третий этаж.

– Все так, – согласилась Анжелика.

– А Сергей шел налегке, да еще поднялся туда раньше. Вы же ожидали ключ от своего номера?

– Ожидала.

– Как получилось, что в итоге вы следовали по коридору строго за ним?

– Об этом я не задумывалась и точного ответа дать не могу, – растерялась Анжелика.

– Ну хорошо, вернемся к плану этажа. – Дайнека снова показала экран телефона. – Вы прошли мимо туалетов… Долго шли?

– Примерно до середины коридора.

– Сергей свернул вправо или влево?

– Вправо.

– Здесь? – Дайнека указала наудачу.

Анжелика покачала головой:

– Я правда не помню.

– Что здесь? – Дайнека максимально увеличила разрешение. – Ниша? Может, пожарный гидрант?

– Да нет… – Анжелика тоже вгляделась. – Просто ниша. Постойте… Я вспомнила! Там стоял цветок! Я еще подумала, что за ним хорошо ухаживают. У меня дома такой же.

– Ну! Вспоминайте! Вспоминайте!

– Я увидела цветок, остановилась, переложила сумку в другую руку, подняла глаза…

– И?!

– В этот момент узнала Сергея.

– Он был в двадцати метрах от вас?

– Нет. – Анжелика покачала головой. – Ближе.

– В десяти?

– Где-то так.

– Все! Теперь считаем, сколько дверей на этом отрезке. – Дайнека начала считать: – Первая дверь – триста десятый. Вторая – триста двенадцатый, третья – триста четырнадцатый. Всего – три двери.

– Мне кажется, полиция их проверяла, но у них получилось около десяти дверей.

– У нас вышло точнее. – Дайнека улыбнулась. – Мы – красавчики!

– Красавицы, – воодушевленно поправила Ольга. – Что будет дальше?

– В каком смысле?

– Мы будем искать Сережу?

– Будем, конечно, – ответила Дайнека.

Анжелика вежливо взглянула на часики и проговорила:

– Надеюсь, я вам помогла. Пожалуй, мне нужно идти.

– Еще один вопрос, – остановила ее Дайнека.

– Слушаю.

– Иногда в такие моменты в глаза бросается то, на что никогда бы не обратил внимание…

– Не понимаю.

– Странности какие-то или необычные знаки. Ничего такого не заметили?

– Знаки? В каком смысле? – с недоумением посмотрела на нее Анжелика.

– Ну, предположим, идет человек, а у него вся спина белая. – Дайнека улыбнулась. – Это я так, в качестве примера сказала.

Анжелика задумалась, а потом помотала головой:

– Нет, не помню.

– Ну, на нет – и суда нет. Спасибо за помощь!

<< | >>
Источник: Анна Князева. Жертвы Плещеева озера. 2018

Еще по теме Глава 13. На нет и суда нет:

  1. Нет риска, нет прибыли
  2. Глава 1 Ее больше нет…
  3. Глава 31 Других версий нет
  4. Умение преодолевать слово «нет»
  5. Тайны больше нет
  6. Аутсайдеров нет
  7. Нет работников—есть налоги
  8. Простых ответов нет
  9. Нет худа без добра
  10. У вас есть шансы стать человеком, у которого много денег, или таких шансов нет?
  11. Пассажирские суда
  12. Рыболовные суда
  13. Сроки от Конституционного суда