<<
>>

Глава 15 Надя

– Не верю… Этого не может быть… Идиот! – Надя, я не понял, почему ты так со мной разговариваешь?! – Лысый Леннон покосился на своего приятеля, и тот немедленно отвел глаза в сторону. Ему хорошо были слышны слова Нади.
– А как еще с тобой говорить, Нодарик?! – Возмущенный женский голос с треском вырывался из маленького мобильника. Лысый Леннон отстранил трубку от уха и откинулся на спинку автомобильного сиденья. – Как такое могло случиться? Она была у тебя в руках, и ты ее упустил! Ты хоть понимаешь, о каких деньгах идет речь?! Лысый Леннон молчал… – Вы хорошо проверили сумку? – Даже подкладку порвали! – Одежду? Девчонку обыскали? – Обшарили каждый сантиметр… Ничего! – Ладно. Через полчаса жду тебя в «Порто». – На Шмидтовском? – Да… – Буду через сорок минут. – Тогда я успею сделать маникюр… – Что?! – взревел Леннон. – Жду в «Порто»… – Она отключилась. Завидев черный «БМВ», служащий ресторана взмахнул рукой. Лысый Леннон припарковался там, где ему указали. – Здравствуйте, Нодари Кириякович… – Здравствуй. – Он протянул парковщику пятисотрублевую купюру, и тот проводил его до самых дверей. – Серега! – окликнул приятеля. Серега не отзывался. Он рассматривал фотографии, выставленные на обозрение у входа в ресторан. – Смотри! Лысый Леннон пробежал взглядом по лицам. Здесь были снимки знаменитых артистов, певцов, крупных политиков. Все они были увековечены в стенах этого ресторана, видимо, многие из них являлись его завсегдатаями. На всех фото присутствовал один и тот же человек. Он улыбался с радушием гостеприимного хозяина, и в нем легко угадывался славный представитель многочисленного грузинского сообщества города Москвы. – Кто это? – спросил Серега, постучав пальцем по стеклу. – Хозяин… – Хозяин? – напряженно переспросил Серега, он еще не распрощался с тюремным жаргоном и с трудом воспринимал «гражданскую» лексику. – Хозяин заведения, – хмыкнул Лысый Леннон. – Понял. Официант в зеленом фартуке сопроводил их до столика. – Что будешь есть? – спросил Лысый Леннон. – Сам выбирай, я в этом не разбираюсь. Пишут одно – приносят другое. – Не здесь… – рассеянно обронил Лысый Леннон и знаком подозвал официанта. – Слушаю, Нодари Кириякович… – Спагетти с морепродуктами, бутылку красного вина… Да! Не забудь лаваш! – Сделаем, – заверил официант и заторопился на кухню. – Поешь – и дуй в машину, – велел Сереге напарник. – А ты? – Я Надю подожду. Серега кивнул и огляделся. Он хотел понять, почему именно здесь бывают все те люди, фотографии которых он только что видел. Нарочитая непритязательность интерьера наталкивала на мысль, что все самое главное в этом ресторане происходит на кухне. Кроме зала, где сидели они, был еще один, у самого входа. Вне всяких сомнений, существовали и отдельные кабинеты, но сложно угадать, где именно. – Ешь! На тарелке, скрученные вороньим гнездом, дымились спагетти, утыканные черными пятнами ракушек и политые подливой, источающей аппетитный запах. – А это зачем?.. – Сглотнув слюну, Серега ткнул пальцем в сторону вазочки с чем-то белым, похожим на порошок. Из его середины торчала ложка. – Пармезан, сыр, – поспешил ответить официант. – Это, конечно, на любителя – к рыбе, но мы на всякий случай подаем. – Принеси «Эспрессо». Сейчас, – приказал ему Лысый Леннон и, повернувшись к Сереге, спросил: – Вкусно? Втянув в рот длинную макаронину, тот подтвердил: – Класс! – Я здесь частенько бываю.
– Лысый Леннон окинул глазами стены, расписанные морскими сюжетами. – Здесь даже модель корабля есть. Видел? Жаль, только одна и плохонькая… Будь я хозяином, поставил бы штук десять разных. Чтоб с парусами и с пушками. – Угу, – отозвался Серега. Лысый Леннон ответил снисходительным взглядом. Мгновение спустя выражение его лица переменилось. Он распрямился, сосредоточив свой взгляд на ком-то за спиной приятеля. Серега оглянулся. В зал вошла необычайно привлекательная женщина. Как флагманский корабль, под всеми парусами она устремилась к их столику. Полы наилегчайшего мехового манто живописно развевались за ее спиной. Швейцар, семенивший позади дамы, едва успел подхватить сброшенную на ходу шубку. Надя, а это была именно она, осталась в тоненьком белом свитере и светло-голубых брюках, обтягивающих стройные ноги в ковбойских сапожках. На вид ей было не больше двадцати пяти, хотя придирчивый взгляд мог обнаружить в ее внешности штрихи, указывающие на действительный возраст: пресловутый тридцатилетний рубеж был давно позади. Лицо, узкое и правильное, прямой нос, глаза не большие и не маленькие, твердый взгляд и вьющиеся каштановые волосы ниже плеч. Она напоминала породистую лошадь, норовистую, нервную и хорошо осознающую свое исключительное положение. Ее тонкие ноздри подрагивали от напряжения, когда она усаживалась на стул, придвинутый официантом. – Кофе, как обычно… Есть не буду – кусок в горло не лезет. Официант снова устремился по своему протоптанному маршруту, а Лысый Леннон с тревогой вглядывался в лицо женщины. – Рассказывай, – кивнула Надя. Можно только удивляться, как решительно и умело она управлялась с мужчинами. – Рассказывай, я говорю. – В старухином доме ничего не нашли… – Это я уже слышала. Теперь объясни, почему. Лысый Леннон повернулся к Сереге: – Поел? Тот покрутил головой. – Иди! Не смея возразить, Серега встал из-за стола и направился к выходу. И не ошибся бы тот, кто предположил, что он горевал по оставшимся на тарелке спагетти. Надя помешивала ложечкой кофе. – Ну? – Глаз с нее не спускал. – Дальше, дальше, Нодарик… – Упали ей на хвост сразу, как только поняли, что девчонка что-то нашла. Иначе зачем убегала? На выезде из Брянска упустили, у самой Москвы – догнали. Определили номер мобильника, поставили на прослушку. Жаль, что на это ушло много времени, наверняка что-то пропустили. Нахальная, сволочь, шустрая. – Нахальная, говоришь? Ну-ну… – Надя усмехнулась. – Я с ней не слишком церемонился. Бампером припер, чтоб не дрыгалась. – Не о том рассказываешь. – Надя откинула волосы назад и уселась, сложив перед собой руки. Она в упор смотрела на собеседника. – Рассказываю, как было! – огрызнулся тот и продолжил: – Через заднее стекло видел, как она говорила с кем-то по телефону. Ребята из Управления слышали: разговаривала с отцом. Послезавтра улетает в Италию, рейс – в Римини. Потом едет в Венецию. – А вот с этого момента – подробнее… – вскинулась Надя. – Это все. Остальное – мелочи, по хозяйству что-то. – И он продолжил: – Подъехала к университету, забежала внутрь. Серега обыскивал машину, я – за ней. Глаз не сводил. Ни с кем не разговаривала, никуда не заходила, покрутилась и вышла. А после того, как поставила машину и пошла домой, мы ее прямо на улице… – Обыскали? – Клянусь, Надя! – воскликнул Лысый Леннон. – С ног до головы, даже ботинки сняли. Ничего! Он залпом выпил вино из пузатого фужера. – Ты за рулем? – Да… – Не пей, когда за рулем. – Надя поднялась со стула и направилась к выходу. – И вот что… Достань мне билет на тот же рейс. Я полечу в Италию вместе с ней. – А как же я? – Ты полетишь другим рейсом. Лысый Леннон отсчитал деньги, кинул на стол и устремился вслед за Надей. – Ко мне? – спросил он, догнав ее у самого выхода. – К тебе, – сказала Надя, и он широко распахнул перед ней дверь… Аэропорт города Римини. Италия. 20 марта, 19 часов 20 минут «Трагедия» превращалась в фарс. Гулять собирались всерьез, и «праздник» грянул… Из буфета доносились смех и громкие возгласы. Рядом с Дайнекой шумно уселась растрепанная тетка средних лет, светловолосая, типичная русская из провинции, одетая в недорогую болоньевую куртку и джинсы. – Валерио, нон вай!2 – заорала она вдруг по-итальянски, но с места не тронулась. Откинувшись на спинку неудобного кресла, продолжала наблюдать за годовалым мальчиком. Перманентная потеря равновесия уносила малыша то в одну, то в другую сторону, причем отнюдь не туда, куда бы ему хотелось. Каким-то чудом в последний момент он успевал переставлять коротенькие кривые ножки, и было очевидно, что падение предопределено, хотя и откладывается. – Еще час – и я возвращаюсь домой, – проговорила тетка по-русски. – Вы живете в Италии? – спросила Дайнека. – Да, уже много лет. Между делом она рассказала, что, работая переводчицей, приехала однажды в Италию с группой туристов. Познакомилась с молодым итальянцем, но замуж выходить не спешила: слишком велика была разница в возрасте. Десять лет казались ей непреодолимым препятствием. Однако будущий муж сумел настоять на своем, и теперь плод их любви, неловко переставляя ножки, бежал к лестнице. – Валерио, нон вай! – диким голосом заорала тетка и, вскочив, ринулась к сыну. А Дайнека вспомнила, как три недели назад она улетала в Италию…
<< | >>
Источник: Анна Князева. Венецианское завещание. 2014

Еще по теме Глава 15 Надя:

  1. Глава 66 Клянусь, Надя…
  2. Глава 48 Ты меня не любишь
  3. Глава 68 Будущее – это не приговор
  4. Глава 11
  5. Глава 6
  6. Глава 3
  7. Глава 33 Посреди тоскано-романьольских Апеннин
  8. Глава 1
  9. Глава 2
  10. Глава 4
  11. Глава 5
  12. Глава 7
  13. Глава 8
  14. Глава 9
  15. Глава 10
  16. Глава 12
  17. Глава 13