<<
>>

Глава 6. Комиссаров и Тамара

«Лихтваген» пригнали в пансионат следующим утром. Пилютик в ожидании Комиссарова крутился возле фургона, желая первым донести до него благую весть.

Впрочем, известие о том, что «лихтваген» уже исправен и вечером будут съемки, мгновенно облетело всю съемочную группу.

К обеду в пансионат прибыл отряд всадников в костюмах татар и русских дружинников. Как выяснилось, статисты ночевали в животноводческом хозяйстве рядом с конюшнями.

Разжившись утюгом, Тамара приводила в порядок костюмы. Лионелла сидела в ее комнате и ждала свой костюм. Поддавшись депрессии, она не пошла на завтрак, а заодно и на обед. Весь день непрерывно звонила мужу, но, когда телефон оказался в сети, Лев не взял трубку. Посчитав его неответ знаком свыше, Лионелла, наконец, успокоилась.

– Меховую оторочку пришила. С мездрой[5] будьте осторожнее, она очень ветхая, – сказала Тамара и протянула ей кацавейку.

– Спасибо! – Лионелла забрала жакет и, перекинув через плечо кожаные брюки, собиралась уйти.

Но костюмерша остановила ее:

– Подождите, Лионелла.

– Что еще?

– Никто не думает, что вы в чем-то замешаны, – сказала Тамара и отвела глаза.

– Радостно…

– Нет, правда-правда!

– Зачем ты это сказала?

– Чтобы вы знали.

– Ну хорошо. Теперь я знаю, и что? – Лионелла в упор смотрела на костюмершу.

– Да ну вас всех, в самом деле! – плаксиво проговорила Тамара и отвернулась к гладильной доске.

– Спасибо за костюм, – сказала Лионелла и ушла в свою комнату накладывать грим.

В два часа в пансионат приехал Комиссаров, как всегда, энергичный и полный творческих сил. Пилютик с гордостью показал ему «дело своих рук».

Режиссер обошел «лихтваген», похлопал его по кузову и сказал:

– Ну, смотри!

В этой короткой фразе было заключено многое: предупреждение, опасение и недовольство тем, что еще может случиться.

Пилютик отреагировал ожидаемо, заявив, что его должность – расстрельная.

Никто и не подумал ему возражать, поскольку все так и было.

В три часа дня экспедиция двинулась на съемочную площадку в лес. Впереди в своей машине ехал Пилютик, за ним – «лихтваген» и костюмерный автобус. Позади следовали все остальные легковые машины. Ехали медленно из-за того, что в колонне двигались конники. По счастью, дорога была недолгой.

Лионелла сидела в машине Стрешнева, когда заметила незнакомый автомобиль. Судя по стоимости, он принадлежал заводчику Тихвину, но ехал в нем Комиссаров. Когда колонна прибыла на место, из дорогого автомобиля вышли и тот и другой. Заметив Лионеллу, Тихвин целенаправленно ринулся к ней.

– Желаю удачной съемки.

– Благодарю, – ответила она, предчувствуя, что этим разговор не окончится.

– Хотел попросить…

– О чем?

– Вечером после съемок жду вас в гости.

– Это вряд ли, – ответила Лионелла. – Съемки закончатся поздно.

Тихвин возразил:

– Виктор сказал, что часов в шесть, не позже.

– Режиссер всегда так говорит. По факту – всегда позже. Дай бог управиться к десяти.

– Ну что же… Десять, так десять. Пришлю за вами машину.

– А сами что же?

– Хотите, чтобы я сам?..

– Нет-нет! – запротестовала она. – Это я – так. К слову.

– Вы не похожи на женщину, которая говорит к слову. Такие, как вы, говорят только по делу. Заеду за вами лично, – заявил Тихвин.

– Но я не сказала – «да».

– Разве?

Лионелла уверенно покачала головой:

– Нет, не сказала.

– Ага… – озадачился Тихвин. – Вся эта история мне нравится все больше и больше.

– Что за история? – Она надменно вскинула брови.

– Наша с вами.

– У нас нет совместной истории. У каждого – своя собственная.

– Вы заблуждаетесь и скоро это поймете.

– Ого! – Лионелла почувствовала себя неуютно. – Звучит как угроза или шантаж.

– Глупости, – улыбнулся ей Тихвин, но улыбка слетела с его губ, потому что Лионелла резко побледнела. Не отрывая глаз от ее лица, он спросил: – Что с вами? Что случилось?!

Лионелла вытянула дрожащую руку.

– Там Бирюкова…

Он резко обернулся.

В нескольких шагах спиной к ним стояла плотная женщина, одетая в русский сарафан и цветастый платок, накинутый поверх повойника. На ее ногах были красные сапоги с загнутыми носками.

Тихвин шагнул к ней, взял за плечи и развернул лицом к себе. Лионелла прерывисто выдохнула. Увидев лицо женщины, она сообразила, что Пилютик нашел дублершу Бирюковой, которая будет присутствовать в кадре. При мысли, что еще недавно костюм новгородской княгини был на убитой, Лионелла пришла в бешенство:

– Да что же это?! – Она поискала глазами Тамару. – Костюмерша где?

Кто-то указал на автобус. К возмущению Лионеллы прибавилась злость на себя: действительно, где еще можно было отыскать костюмершу?

Ворвавшись в автобус, она столкнулась с Тамарой.

– Как ты могла?!

– Я не понимаю… – опешила Тамара.

– Зачем ты дала одежду с мертвой Бирюковой ее дублерше?

– А где мне было взять другую? – с легким «наездом» ответила костюмерша.

– Уверена, что вопрос можно было решить. В конце концов, отправить машину за чем-то другим.

– Я сделала то, что мне приказали. И вообще…

– Что? – уточнила Лионелла.

– Не мешайте мне работать, Лионелла Павловна.

– Ты хоть сказала дублерше, откуда взялась эта одежда?

– Как можно?! – воскликнула Тамара. – И вы молчите!

– Это мерзко!

Лионелла вышла из автобуса. Ее уже поджидал Лосев.

– Нужно поговорить!

– Здравствуйте, во-первых, – сказала Лионелла. – Вас не учили здороваться?

– Нарываетесь? – спросил следователь.

– Я? – Лионелла искренне удивилась. – Нет. Никогда.

– Отойдем в сторону. – С дерева посыпался снег, и Лосев испуганно отшатнулся. Борсетка нервно перекочевала из одной подмышки в другую.

– Чего вам? – спросила Лионелла, шагнув за ним.

– Объясните, для чего вы отправились ночью в лес?

– Глупый вопрос, на который я уже отвечала.

– Для чего вы отправились ночью в лес? – раздраженно повторил Лосев.

– Мне не спалось. И я решила прогуляться, – так же раздраженно ответила Лионелла.

– К озеру? – уточнил Лосев.

– Да.

– Тогда как вы оказались в лесу?

– Шла по берегу, промочила ноги и решила вернуться обратно.

– К озеру?

– Далось вам это озеро! – воскликнула Лионелла.

– Это не мне оно далось, – возразил следователь. – Оно далось вам. Куда вы собирались вернуться?

– В пансионат! Было темно, холодно, к тому же пошел дождь.

– И отсюда возникает вопрос: какого черта вы потащились в лес?

Сделав паузу, Лионелла веско проговорила:

– В таком тоне бессмысленно продолжать разговор. – Заметив Тихвина, она поманила его рукой.

Но к тому времени, когда Егор Макарович подошел, Лосев куда-то исчез.

– Могу чем-то помочь? – спросил Тихвин.

– Уже помогли.

– А ведь я предупреждал вас…

– Относительно чего? – рассеянно осведомилась Лионелла.

– Мы говорим про Лосева.

– И что же? – Она старательно делала вид, что не происходит ничего из ряда вон выходящего.

– Он будет продолжать вам досаждать.

– Это его работа.

– Скорее свойства его натуры. Лосев – последняя сволочь. Тупой, напористый карьерист. Дай ему волю, и он повесит на вас всех дохлых собак.

– Хотите сказать, что меня всерьез обвинят в убийстве?

– А разве не к тому все идет?

– Но это же глупо! – воскликнула Лионелла. – Ну, предположим, убить я бы смогла. – Она уточнила: – Гипотетически. Но втащить Бирюкову на дерево – никогда! У меня бы просто не хватило сил.

– Гипотетически, говорите? – Егор Макарович задумчиво почесал кончик носа. – Гипотетически у вас могли быть сообщники.

– Вы шутите? – с улыбкой разочарования спросила Лионелла.

– Прогнозирую ход мыслей нашего друга Лосева.

– Не-еет, – протянула она. – Вы запугиваете меня. Сгущаете краски. Чего вы добиваетесь?

– А разве не ясно?

– Нет. – Глядя в глаза Тихвина, Лионелла покачала головой. – Не ясно.

– После окончания съемок вам придется здесь задержаться.

– Я так не думаю.

– Придется, придется… – закивал Тихвин.

– Это вам Лосев сказал?

– Какая разница, кто! Это – очевидность. Пока не собраны и не сведены все показания…

– Но я-то все уже рассказала! – перебила Лионелла. – Чего еще от меня нужно?

В конце концов Егор Макарович Тихвин решил подвести черту:

– Чем торчать в пансионате, вам лучше перебраться в мой дом.

– Я позвоню мужу, – с улыбкой произнесла Лионелла. – Посоветуюсь с ним, как мне поступить.

По лесу прокатилась команда:

– Внимание! Готовность номер один!

Одновременно с этим начались перемещения статистов и короткие перебежки техников. К Лионелле подвели запряженную лошадь. Забравшись в седло, она взяла у помощника меч.

– Дорогу!

Не отводя восхищенного взгляда, Тихвин попятился. Тронув поводья, Лионелла отправилась на исходную точку.

Все, что происходило в дальнейшем, было настоящим мучением. Ей казалось, что каждый дополнительный дубль возникал исключительно по ее вине. Сначала она выпала из кадра, свернув с обозначенной траектории. Потом уронила свой меч. В перерывах между дублями Лионелла выхватывала глазом то Тихвина с его самодовольной ухмылкой, то юркого Лосева, который говорил со всеми подряд, и ей оставалось только догадываться, о чем идет речь.

Наконец прозвучала команда «стоп, снято», и Лионелла обессиленно сползла с лошади. К ней подошел Комиссаров:

– Не узнаю вас, ей-богу! Знаете, почему я закончил съемку?

– Почему? – спросила она.

– Понял – большего сегодня от вас не добиться.

Лионелла опустила глаза:

– Простите меня, Виктор Карлович.

– Не стоит извиняться, я все понимаю. – Он переступил с ноги на ногу, словно обретая опору. – Чтобы лучше понять вашу героиню, нужно только представить, какие ужасы ей довелось пережить. Жила себе девушка в деревне, родители обожали ее, парни табунами за ней ходили. Все закончилось в один день. Налетели рыцари-крестоносцы на деревню, убили родителей, жениха, сестру с собой увезли… А над ней, девочкой, надругались, ранили и бросили умирать. Человеческая жизнь в те времена гроша ломаного не стоила. Вот и представьте, как она выживала. Как искала помощи, как нашла ее в банде разбойников. Ее испытывали на прочность, проверяли. И она выдержала, иначе бы не стала их предводительницей. Поймите, Лионелла, ваша героиня необыкновенная женщина, которая, пройдя страшные испытания, не потеряла себя.

– Я понимаю. Меня выбило из колеи то, что произошло с Бирюковой.

– Жаль, что все так обернулось. Но очень вас попрошу – к съемкам в павильоне приведите себя в чувства.

– Конечно! Я обещаю.

– Что ж, – режиссер улыбнулся, – на сегодня закончили. Как говорится, никого не задерживаю.

– Могу ехать домой? – спросила она.

– Да. Если только… – Комиссаров не договорил – к ним, улыбаясь, шел Лосев.

Лионелла знала, что сулит ей эта улыбка, и следователь действительно спросил:

– Не забыли?

– О чем? – Лионелла с вызовом смотрела ему в глаза.

– Вы остаетесь здесь.

– Нет. – Она покачала головой.

– Придется задержаться. – Следователь словно испытывал терпение Лионеллы, и ей пришла в голову мысль: не нарочно ли он это делает?

– Я уезжаю в Москву, – проговорила Лионелла.

– Хотел бы я посмотреть…

– Пожалуйста! – Она развернулась и зашагала к машине Стрешнева: – Максим! Мы уезжаем.

– Не дальше пансионата! – выкрикнул Лосев. – Иначе я сейчас же вас арестую!

В ту же минуту на пути Лионеллы возник Тихвин с вопросом:

– Ну так что? Едем ко мне в гости?

– Вы же слышали. Я могу уехать не дальше пансионата.

– Если вы имеете в виду Лосева, я все улажу.

– Уладите? – Поразмыслив, Лионелла решила, что готова ехать куда угодно, лишь бы насолить Лосеву. – Ну хорошо. Тогда едем к вам!

<< | >>
Источник: Анна Князева. Девушка из тихого омута. 2018

Еще по теме Глава 6. Комиссаров и Тамара:

  1. Глава 11 Простите, что я сгубил вас
  2. Глава 11
  3. Глава 6
  4. Глава 3
  5. Глава 1
  6. Глава 2
  7. Глава 4
  8. Глава 5
  9. Глава 7
  10. Глава 8
  11. Глава 9
  12. Глава 10
  13. Глава 12
  14. Глава 13
  15. ГЛАВА 2.
  16. Глава восьмая, в которой анализируется соответствие трат и жизненных приоритетов