<<
>>

Глава 17. Катастрофа

Август 1989 года

Круизный теплоход «Советская Одесса»

Сухогруз «Массандра»

Черное море

Старший рулевой Филимонов заступил на вахту перед выходом теплохода «Советская Одесса» из порта Новороссийска.

Судно было готово для плавания в любых погодных условиях. Все системы и механизмы были проверены и находились в рабочем состоянии. Навигационные приборы – исправны. Рейс ничем не отличался от любого другого.

Капитан «Советской Одессы» вышел на связь с Портнадзором, потребовал буксир и разрешение на отход. Его спросили, куда идет теплоход. Гализовский ответил, что в Сочи. Однако перед самым отходом пришло важное сообщение, что был звонок из горкома с просьбой спустить трап и взять на борт двух пассажиров. Вместе с ними по трапу поднялась опоздавшая пара.

Во время разворота теплохода «Советская Одесса» в акватории порта дежурного лоцмана вызвал сухогруз «Массандра» и уточнил время встречи с лоцманами. В то же время Портнадзор запросил данные судна: номер рейса, длину, ширину, осадку и какой у него груз.

Дежурный лоцман сообщил по УКВ-связи:

– Из порта выходит пассажирский теплоход «Советская Одесса». Прошу пропустить его на выходе.

С «Массандры» ответили:

– Ясно, пропустить.

Тем временем капитан «Советской Одессы» Гализовский вышел на связь и доложил:

– Проходим ворота. Что там на створах и на рейде?

Дежурный лоцман ответил:

– На створе и на рейде движения нет. На подходе с Босфора идет сухогруз «Массандра». Он предупрежден о вашем выходе и пообещал, что пропустит.

Глядя по курсу корабля, старший рулевой Филимонов вспомнил, что перед рейсом не съездил в деревню к матери, как обещал. Теперь их встреча отодвинулась на две недели и ему уже не взять с собой сына, поскольку у него занятия в школе.

Когда прошли ворота[1], Филимонов взял курс на сто пятьдесят пять градусов. Однако на створе у буев капитан Гализовский определил курс на сто шестьдесят, задал обороты и ушел с мостика, передав рубку вахтенному помощнику Аникееву.

Уходя, он предупредил:

– Получено сообщение, к мысу Дооб подходит судно «Массандра». Я взял пеленг, до него – около семи миль. Оно не должно нам помешать.

Члены экипажа давно судачили о неприязненных отношениях капитана Гализовского и его помощника Аникеева. Аникеев был хорошим парторгом, но плохим моряком. Его переводили с корабля на корабль, и каждый капитан считал своим долгом поскорее от него избавиться.

Старший рулевой Филимонов улавливал капитанские мысли относительно Аникеева: «Вот и посмотрим, как ты справишься, товарищ парторг».

Все в рубке знали, что при капитане Аникеев чувствует себя неуверенно и сильно нервничает.

В двадцать три ноль-ноль штурман приказал Филимонову сдать руль, выйти на правое крыло рубки и установить пеленг на «Массандру», до которой, как выяснилось, осталось примерно шесть миль. Продолжая пеленговать судно, Филимонов заметил, что пеленг меняется. Вернувшись в рубку, он доложил штурману:

– Мы сближаемся с «Массандрой». За две минуты пеленг изменился на два градуса.

Аникеев, как вахтенный помощник, замещающий капитана, немедленно вызвал «Массандру» на связь:

– Прошу сообщить ваш курс, ваши действия. – Выждав минуту, повторил: – «Массандра», прошу сообщить ваш курс, ваши действия.

Однако даже после второго запроса ответа с «Массандры» не последовало.

По приказу Аникеева старший рулевой Филимонов снова встал на руль, а матроса, который его замещал, выставили впередсмотрящим.

Спустя пять или шесть минут штурман скомандовал:

– Лечь на курс сто пятьдесят пять!

– Зачем? – Аникеев недовольно поморщился. – Чего вы боитесь? Для чего сходите с курса?

– Мало ли…

– Мало ли – что?

В тот же момент вышла на связь «Массандра»:

– Идем курсом тридцать шесть градусов со скоростью двенадцать с половиной узлов.

Вахтенный помощник Аникеев спросил:

– Сможете нас пропустить? У нас на борту тысяча туристов. Наш курс сто пятьдесят пять градусов.

Однако по всем правилам морского судоходства «Советская Одесса» должна была уступить путь сухогрузу. Преимущество всегда было на стороне судна, входящего в порт.

После долгого молчания штурман с «Массандры» ответил:

– Идите!

Аникеев уточнил:

– Мы можем идти тем же курсом и не сбавлять оборотов?

– Да, можете идти, – ответили по рации с «Массандры».

Штурман вышел на крыло ходового мостика и, вернувшись, скомандовал старшему рулевому:

– Курс – сто пятьдесят.

– Да что вы, в самом деле, цирк какой-то устроили? – Аникеев закурил папиросу. – На «Массандре» такие же советские люди, как мы. Им нужно доверять.

Но штурман вернулся к УКВ-радиостанции:

– Вызываю «Массандру». Вызываю «Массандру».

Спустя несколько минут из динамика послышалось:

– Капитан судна на связи.

– Вы пропустите нас? – В голосе штурмана «Советской Одессы» звучала тревога.

Последовала долгая пауза, из динамика снова прозвучал тот же ответ:

– Идите!

Всех, кто был в рулевой рубке «Массандры», беспокоило спокойствие капитана.

Их снова и снова вызывала на связь «Советская Одесса». Капитан ответил, что пассажирский теплоход он пропустит, после чего подошел к телеграфу и перевел ручку сначала на «средний», а потом на «самый малый» ход.

Спустя несколько минут штурман «Советской Одессы» снова вышел на связь:

– Вы застопорили машину?

Капитан «Массандры» ответил с раздражением:

– Да! – после чего дал команду «стоп», позвонил в машинное отделение и попросил прибавить оборотов, насколько это возможно. Машина к тому времени уже работала на задний ход. Последовала запоздалая команда «право на борт», но судно уже не слушалось руля.

– Федор Иванович. – Обращаясь к штурману, старший рулевой Филимонов заметно нервничал. – Мы сближаемся.

– Вижу. – Штурман дал указание: – Лечь на курс сто сорок градусов! – И перед тем, как выйти на крыло ходовой рубки, выругался: – Да что они там, сволочи? Глаз, что ли, нет?!

Но уже через минуту штурман вернулся и крикнул:

– Лево на борт!

Вахтенный помощник бросился к УКВ:

– Всем на «Массандре»! Работать назад немедленно!

С «Массандры» ответили:

– Даем задний ход.

Тем временем в кормовой части палубы «А» были танцы. В кинозале шел фильм про войну. У бассейна проходил концерт для ветеранов. Вдоль борта теплохода на всех уровнях гуляли пассажиры, детей среди них не было, они все давно спали в своих каютах.

Капитан Гализовский сидел в кресле в своей каюте и читал детектив. Дверь в коридор, по обыкновению, оставалась распахнутой. Внезапно до него донеслись три коротких гудка. Капитан поднял голову, мгновенье помедлил, потом вскочил и выбежал в коридор, натягивая на ходу рубашку.

Добежав до рубки, Гализовский бросился на правое крыло ходового мостика и увидел большое судно, идущее на «Советскую Одессу».

Оркестр умолк, отдыхающие сбились на корме у бассейна. Какая-то женщина крикнула:

– Он врежется в нас!

Толпа отхлынула от перил, все бросились врассыпную. Последовал сильный толчок, кто-то упал на палубу. Последнее, что увидели пассажиры, – погнутые перила, потом свет погас и послышался звук воды, вливающейся в корпус теплохода. С этого момента крики о помощи уже не стихали.

На правое крыло выбежал вахтенный помощник. Капитан Гализовский обернулся и с яростью прокричал:

– Что вы наделали?!

Аникеев побледнел и начал оправдываться:

– «Массандра» обещала нас пропустить…

В этот момент заработал аварийный дизель-генератор, включилось аварийное освещение, но через две-три секунды снова погасло. В рубку прибежал старший помощник.

– Нужно включить тревогу! – крикнул он и дернул ручку сигнализации, но та не работала.

Вслед за ним в рубке появился радист и с ходу обратился к капитану:

– Какой сигнал подавать?!

Тот крикнул:

– Только не SOS! Давай аварийную, три икса! – и тут же скомандовал рулевому: – Лево на борт!

– Капитан! Судно не слушается руля!

– Как объявлять тревогу?! – крикнул старпом.

– Голосом! – ответил капитан Гализовский.

Старпом бросился вниз по лестнице, и уже через минуту матросы разбежались по палубам, объявляя шлюпочную тревогу.

<< | >>
Источник: Анна Князева. Жертвы Плещеева озера. 2018

Еще по теме Глава 17. Катастрофа:

  1. Глава 70 Катастрофа отменяется
  2. Глава 11
  3. Глава 6
  4. Глава 3
  5. Глава 7 Что случилось, того не воротишь
  6. Глава 1
  7. Глава 2
  8. Глава 4
  9. Глава 5
  10. Глава 7
  11. Глава 8
  12. Глава 9
  13. Глава 10
  14. Глава 12
  15. Глава 13
  16. ГЛАВА 2.
  17. Глава восьмая, в которой анализируется соответствие трат и жизненных приоритетов
  18. ГЛАВА 1. ВВЕДЕНИЕ
  19. Глава 8 Расследование
  20. Глава 13 За знакомство