<<
>>

Глава 27. Карманов

В самый сладкий момент сна, за пару часов до рассвета, Тишотка ткнулся холодным носом в плечо Дайнеки. Она открыла глаза и подняла голову:

– Что такое, Тишотка?

Тишотка преданно смотрел на нее, ни на чем не настаивая.

– Чего тебе надо? – повторила она и вдруг услышала далекий звук своего мобильника.

Вспомнив, что оставила телефон в сумке, она вскочила с кровати и побежала в прихожую. Неужели что-то с папой? Но звонок был не от отца и не от Кузнецовой.

– Да! – ответила Дайнека.

И услышала:

– Здравствуй, любимая.

– Джамиль? – У нее замерло сердце.

– Я.

– Ты приехал? Где ты сейчас? И почему звонишь не со своего телефона?

– Сколько вопросов… Мне просто захотелось тебя услышать.

Что-то в голосе Джамиля ее насторожило:

– Что с тобой? Ты в порядке?

– Все хорошо.

– Значит, устал?

– Скажи мне что-нибудь…

Дайнеке вдруг показалось, что эту тихую фразу Джамиль закончит словами «на прощанье». Она прошептала:

– Прошу тебя… – прислушалась и поняла, что недалеко от Джамиля запел муэдзин[2].

В трубке зазвучали гудки отбоя.

Трясущимися руками Дайнека нажала на обратный вызов, но абонент был вне зоны доступа. Она вернулась в спальню и присела рядом с Тишоткой, запустила пальцы в его шерсть и сказала:

– Спасибо, что разбудил. Если бы не ты, я бы пропустила звонок от Джамиля.

Вновь заснуть у Дайнеки не получилось, и она стала собираться к отцу в больницу. Но часы посещений начинались только с десяти утра. Время тянулось очень долго.

Ехать в больницу не пришлось, в начале девятого позвонила Елена Петровна Кузнецова:

– Доброе утро, Людмила.

Заподозрив неладное, Дайнека спросила:

– С отцом все хорошо?

– Да, звоню сообщить, что он уже дома. Прости, что побеспокоила так рано, но боялась, что ты приедешь в больницу, а его там уже нет.

– Как он себя чувствует?

– Хорошо.

– Это правда? Вы не успокаиваете меня?

– Я бы не посмела тебе соврать, – заверила Елена Петровна. – Ему, конечно, прописали постельный режим, но ты не волнуйся, я о нем позабочусь.

– Могу с ним поговорить?

– Он еще спит.

– Пусть перезвонит, когда проснется.

– Конечно. Ему звонил Вешкин, – продолжила Кузнецова. – Он рассказал про то, как ты все устроила с договором.

– Не я одна. Мы вместе с Вешкиным.

– Знаешь, как отреагировал папа?

– Как?

– Он засмеялся…

– Это нормально. – У Дайнеки сделалось очень легко на сердце.

– Давно не слышала, чтобы Слава смеялся.

– Времена меняются, – философски заметила Дайнека. – Теперь пусть плачут другие.

– Я тебя понимаю, – сказала Кузнецова.

После разговора с Еленой Петровной тревога за отца, которая иссушала душу, отступила. Теперь остался только страх за Джамиля.

Дайнека вспомнила, что нагадала Юдифь: Джамиль находится далеко, в жаркой стране. Где же он? Наверняка страна мусульманская. Что он там делает?

Беспокойное утро продолжилось звонком Ольги.

– Я к тебе приеду? – спросила она сразу вместо приветствия.

– Приезжай, конечно.

– А я уже здесь.

– Где? – Дайнека прошла к окну. – Во дворе?

– У твоей двери. Открывай.

Дайнека впустила Ольгу в квартиру.

– Что-то случилось? Есть новости?

– Есть, – кивнула Ольга.

– Пойдем, сделаю кофе, ты все мне расскажешь.

Они устроились на кухне, и Ольга сказала:

– Вчера звонила Анжелика.

– Кому?

– Мне! Кому же еще? – На лице Ольги появилась обида. – Что с тобой? Ты как будто не здесь. У меня такое чувство, что ты не в себе…

– В себе, в себе… Давай говори. Значит, позвонила Анжелика. И что сказала?

– Она вспомнила одну деталь…

– Хорошо, – тихо проговорила Дайнека и вновь задумалась о Джамиле.

– Але! Гараж! – Ольга пощелкала пальцами перед ее носом. – Что с тобой? Давай, приходи в себя!

– Да-да… Я слушаю. Значит, позвонила Анжелика… Что она вспомнила?

– Она сказала, что, когда Сережа шел по гостиничному коридору, он хромал.

– Больше ничего?

– Это все.

– И куда нам пришить эту деталь? – Дайнека потерла переносицу.

– Зачем ты это делаешь? – спросила Ольга.

– Чтобы не чихнуть. В носу что-то щекотно.

– Послушай. – Ольга была сдержанна, однако ее глаза превратились в два злых серых колодца. – Я всю ночь не спала. Потом как дура неслась в такси и ждала во дворе, пока ты проснешься… Выходит, все только для того, чтобы ты надо мной поиздевалась?

– Что за бред?

– Я все вижу, Дайнека! – Ольга встала, намереваясь уйти. – Тебе нет дела до того, что я тебе рассказываю!

Однако Дайнека усадила ее на место.

– А ты никогда не задумывалась, что у меня тоже могут быть свои неприятности? – спросила она, с трудом сдерживая злость.

Ольга покраснела и робко спросила:

– У тебя что-то случилось?

Но Дайнеку уже понесло:

– У меня отец в больницу попал! Джамиль неизвестно где!

– Прости меня, – виновато пробормотала Ольга. – Я эгоистка. Я так боюсь за Сережу, что обо всем на свете забыла. Анжелика позвонила, и я – сразу к тебе. Как же я без тебя?.. Просто никак…

– Ладно, – смягчилась Дайнека. – Приняли к сведению. Что там с Сергеем? Когда он шел по коридору, он хромал? Раньше не замечала за ним такое?

Ольга помотала головой:

– Нет. Никогда.

– Выходит, с того момента, как он ушел из вашего дома, и до двух часов ночи, когда он оказался в гостинице, с ним что-то случилось. Версия заболел исключается. – Дайнека с удивлением взглянула на Ольгу. – Или он упал и повредил ногу, или его избили…

– О, боже! – Ольга побледнела.

– Вспомни, что сказала Юдифь: Сергей чего-то боялся, но решил посмотреть в лицо своим страхам и пошел им навстречу. Давай с самого начала!

– Давай!

– Он ушел на работу…

Ольга уточнила:

– В восемь часов утра, как обычно. Потом позвонил, сообщил, что не успевает закончить работу и останется ночевать в мастерской. Это был последний раз, когда я с ним говорила. Потом, как ты знаешь, его телефон обнаружили в Звенигороде, а самого видели в гостинице «Вечерние огоньки».

– А где находится его мастерская?

– Вблизи Патриарших.

Дайнека почесала переносицу:

– Далековато от Звенигорода.

– А я тебе что говорю!

– Кто-нибудь из ваших знакомых живет в той стороне?

– В Звенигороде?

– Или в его окрестностях.

– Хозяин реставрационной мастерской, где работал Сергей.

– Что ж ты молчала? – воскликнула Дайнека.

– А чего об этом говорить? Мало ли, кто где живет? – пожала плечами Ольга.

– Что за человек этот хозяин? Кстати, как его зовут?

– Ежов Геннадий Иванович.

– И что он за человек?

Ольга ненадолго задумалась, потом стала рассказывать:

– Очень пожилой. Я бы сказала, старик. Говорили, что когда-то он был художником. Так давно, что об этом никто не помнит.

– Что еще? – спросила Дайнека.

– Еще?.. Помнишь, что говорила Юдифь про рыцаря кубков?

– Карты Таро? При чем здесь это?

– Рыцарь кубков – хитрый предприимчивый человек, который использует людей в своих интересах. Так вот, я тогда представила себе Ежова. Он – именно такой человек.

– Что ж не сказала?

– Меня сбила с толку гадалка.

– Чем?

– Она упомянула пожилую женщину, а у Сережи – начальница, Екатерина Петровна. Я и подумала: может, речь идет о Екатерине Петровне. Но она – прекрасный человек. Сколько раз выручала…

– Что значит выручала?

– Ты не представляешь специфику работы реставратора.

– Ну, так объясни.

– Иногда приносят хлам, но хотят, чтобы из него вышла конфетка.

– И что в этом случае?

– Екатерина Петровна правдами и неправдами отказывалась от подобных заказов. И когда что-то пропадало из мастерской…

– А такое случалось?

Ольга кивнула.

– Однажды в мастерскую влез грабитель. Представь себе: он взял икону, которую только что закончили реставрировать. К тому же она была самой дорогой из всего, что там находилось.

– Чем дело закончилось?

– За украденную икону пришлось платить.

– Кому?

– Конечно, Ежову. После этого он ввел наблюдение и усилил охрану.

– Другие случаи были?

– Пропал серебряный крест. Но я об этом точно не знаю, поскольку Сергей не занимался ювелиркой.

– Можешь найти номер телефона Ежова? – спросила Дайнека.

– Зачем?

– Попробуем договориться о встрече.

– Не понимаю, чем Ежов может помочь.

– Есть совпадение: он живет в Звенигороде, там же нашли телефон Сергея. А вдруг это не случайное совпадение?

– Так он тебе и расскажет! – фыркнула Ольга.

– Вот и поговорим. Вот и выясним.

На кухню зашел Тишотка и сел у своей миски. Пока Ольга искала телефон Ежова, Дайнека разогрела для него суп.

Наконец Ольга сказала:

– Нашла, но только рабочий.

Дайнека поставила на пол миску с супом и вернулась за стол.

– Давай, звони.

Ольга позвонила, но ей сообщили, что Геннадий Иванович Ежов только что уехал домой.

– Ты его адрес знаешь? – спросила Дайнека.

– Пару раз была у него с Сережей, – ответила Ольга.

– Едем! – решительно сказала Дайнека.

– Куда?

– К Ежову, конечно.

Дайнека прошла в коридор и стала обуваться. Ольга смотрела на нее, прислонившись к косяку:

– Ты думаешь, это что-то даст?

– Мы просто поедем и просто поговорим…

Но не успела она закончить фразы, как зазвонил телефон. Дайнека взяла трубку.

– Мне очень плохо, – сообщила Азалия Волкова.

– Что случилось? Заболела?

– Ты не представляешь, как мне одиноко. Все время думаю про Юру и чувствую себя дрянью…

Сообразив, к чему она клонит, Дайнека поспешила заверить:

– Но ты не сделала ничего, чтобы стыдиться!

– Как же… Не сделала… Я целовалась с этим мерзавцем.

– Короче, что тебе нужно?

– Мне скучно.

– С этого и нужно было начать. Будь готова через полчаса, мы за тобой заедем.

Когда они подъехали, Азалия вышла из подъезда вполне довольная жизнью.

– Катаемся?

– Едем по делам.

– Какая разница! – Она плюхнулась на заднее сиденье. – Я с вами – навстречу приключениям!

По дороге в Звенигород Азалия без устали говорила о том, как скучает по Юрию и что в отличие от Дайнеки нисколько не жалеет о том, что обратилась с просьбой к Синему камню.

Ольга призналась:

– А ведь я тогда, у Синего камня, тоже загадала желание.

– Про Сергея? – догадалась Дайнека.

– Да, чтобы он скорее вернулся домой.

Азалия всунулась между кресел первого ряда:

– Странно… Загадывали в один день. Мое желание сбылось, а твое – нет.

– Пока нет, – уточнила Дайнека.

Коттедж Ежова располагался неподалеку от Саввинской слободы, у стен Саввино-Сторожевского мужского монастыря. Проехав мимо небольшого колхозного рынка, Дайнека свернула направо, и вскоре они увидели кованые ворота, за которыми находился центральный вход в дом.

Дайнека остановилась у дорогого внедорожника, но не успели девушки обсудить дальнейшие действия, как из дома вышел крепкий мужчина лет сорока. Волкова толкнула Дайнеку в бок:

– Он!

Дайнека испуганно вздрогнула.

– Кто?

– Тот мужик из Озерска.

Мужчина прошел мимо них и, садясь в свой внедорожник, стряхнул с ботинок налипшую сырую листву.

– И туфли те же! «Джордж Кливерли», английская марка, от четырехсот евро за пару.

– Эти с дырочками? – Дайнека замерла. – Я такие уже видела.

– На ком?

– Не на ком, а где. Такие туфли стояли в прихожей дома Петровых. Тетя Лида, мать Валентины, переставляла их, когда искала мне тапки.

– Я не понимаю, – растерялась Ольга. – Что это значит?

– Тетя Лида сказала, что в доме два ее сына и зять – бывший муж Валентины.

– Думаешь, это он?

– Чем черт не шутит!

Внедорожник уехал, но Дайнека успела записать его номер и тут же позвонила Вешкину:

– Сережа, мне нужна твоя помощь.

– Как раз хотел тебе позвонить. Ты все-таки молодец! План «Б» сработал отлично!

– Ты уже говорил мне это вчера.

– И, главное, как придумала насчет Олоферна! Вячеслав Алексеевич уже дома. Знаешь об этом?

– Сегодня утром говорила с Еленой Петровной.

– Хорошая дочь.

– Хватит, Сережа! Мне нужна твоя помощь.

– В какой области?

– В области установления личности одного человека.

– Кто такой? – поинтересовался Вешкин.

– Если бы знать! – ответила она с раздражением.

– Тогда как я узнаю?

– Записывай номер его машины.

Вешкин записал, и Дайнека спросила:

– Когда будут сведения?

– А что? Нужно быстрее?

– Супермегабыстро.

– Я понял!

– Смотри, смотри! – Азалия снова ткнула Дайнеку в бок.

– Прошу тебя, не делай так больше, – предупредила Дайнека и вдруг увидела приближающуюся «Скорую помощь». Машина остановилась рядом с воротами. Из нее выскочили три человека в униформе МЧС и побежали к распахнутой калитке дома Ежова.

– Что это?.. – удивленно спросила Ольга.

– Сейчас увидим, – пообещала Азалия.

Вскоре из дома выбежал один из медиков, забрал из машины носилки и снова вернулся в дом. Еще через несколько минут оттуда вынесли человека.

– Это Ежов! – воскликнула Ольга.

– Что с ним случилось?..

– Если судить по аппаратуре, которую привезла бригада, – это кардиология, – заметила Азалия.

– Сердце?

– Я же говорю – кардиология.

Вслед за «Скорой» уехали и они. Всю дорогу до Москвы Дайнека думала о том, что, когда дело касается Сергея, им катастрофически не везет.

«Впрочем, сегодня не без улова», – подумала она, принимая звонок Вешкина.

– Информацию выслал эсэмэской. На словах говорю: Карманов Вячеслав Еремеевич, семьдесят шестого года рождения, зарегистрирован в городе Одинцово по адресу Колхозная, сто шестьдесят четыре.

– Частный дом?

– Видимо. Номера квартиры нет.

– Спасибо!

– Что за тип?

– Пока не известно.

На этом разговор завершился.

– Что он сказал? – взволнованно спросила Ольга.

– Подожди-ка! – Дайнека припарковалась у обочины и стала рыться в своей сумке.

– Что такое?

– Я должна кое-что проверить! – Дайнека наконец отыскала газетный клочок и набрала записанный там номер. – Здравствуйте, тетя Лида! Это Людмила Дайнека… Та самая, которая нашла Валентину. Как она, кстати? Уже хорошо? Ест и все понимает? Я обязательно приеду ее навестить. Куда? В больницу в Переславль-Залесский. Почему в Москве? Зачем? Ага… Поняла. Еще хотела спросить. А как зовут бывшего мужа Валентины? Понятно. Спасибо. До свидания. – Дайнека убрала телефон и тихо сказала: – Его зовут Вячеслав Карманов.

– Ну и что? – спросила Азалия.

– Этого, в туфлях за четыреста евро, зовут точно так же.

– Вешкин сказал?

– Да.

– И что теперь делать? – пробормотала Ольга.

Дайнека схватилась за руль.

– Мы едем к Валентине Петровой!

<< | >>
Источник: Анна Князева. Жертвы Плещеева озера. 2018

Еще по теме Глава 27. Карманов:

  1. Глава 11
  2. Глава 6
  3. Глава 39 Башня
  4. Глава 3
  5. Глава 36 Правда
  6. Глава 1 Светлый путь
  7. Глава 25 Русская мафия
  8. Глава 27 Пара полуботинок
  9. Глава 52 Неотвратимая неизбежность
  10. Глава 1
  11. Глава 2
  12. Глава 4
  13. Глава 5
  14. Глава 7
  15. Глава 8
  16. Глава 9
  17. Глава 10