<<
>>

Глава 5 Гром среди ясного неба

Когда Катерина проснулась, на часах было восемь. Накинув халат, она вышла в гостиную. Сквозь большое чистое стекло в комнату светило веселое летнее солнце. Герман стоял у окна и завязывал галстук. – Я заказал завтрак в номер.
– Очень хорошо. – Катерина села за стол. – Не хочется идти в ресторан. – Знаешь, я уже привык жить в гостинице. Не так это плохо. – А мне надоело. – Я говорил тебе, что подписал договор? – Архитектор мне позвонил. Работы начались три дня назад. Трубников затянул узел галстука, прошел к столу и сел напротив жены. – Не слишком их торопи. Качнув головой, Катерина заметила: – Думаю, месяца три мы еще здесь поживем. – Она улыбнулась. – К твоему вящему удовольствию. В дверь постучали. – Войдите! – Крикнул Герман Андреевич. В номер вкатилась тележка, за ней вошел официант в белом кителе. Он ловко сервировал завтрак. Трубников взял пиджак, достал портмоне и сунул ему сотенную. Официант вышел из номера, прикрыв за собой дверь до щелчка. – Ну что! – Герман Андреевич потер руки. – Вкусим дары гостиничной кухни? Вкусить дары им помешал телефонный звонок. Катерина сняла трубку. – Слушаю. – Это Олег Исаев, прораб. – Здравствуйте. – Вам нужно приехать. – После завтрака я как раз собиралась… – Нет, вы не поняли, вам нужно приехать немедленно! Из трубки вдруг послышался другой, незнакомый голос: – Говорит следователь Кирпичников. Жду вас в вашей квартире. Немедленно приезжайте. – Что случилось? – Приедете – расскажу. Прислушавшись, Герман спросил: – Что там? Кто это? – Следователь… – Катерина растерянно протянула ему трубку. Когда он произнес: «Слушаю!» – в ответ раздались только гудки. Трубников спросил: – Что он сказал? – Надо приехать. – Куда? – На квартиру. – На Мясницкую? – Куда же еще… Герман потянул себя за нос, однако, перехватив взгляд жены, опустил руку и нервно спросил: – Зачем? Не сказал? – Думаю, тебе нужно поехать со мной. – Прости, не могу. У меня назначена встреча. – Пожалуйста… – Ну хорошо. Герман позвонил секретарше и велел отменить встречу. Закончив разговор, несколько секунд постоял, как будто что-то припоминая, потом быстро спросил: – Едем? – Пока буду одеваться, у тебя есть время позавтракать. – Катерина ушла в спальню. – А ты?! – Крикнул ей Трубников и, не дождавшись ответа, взял в руки кофейник. Склонившись над столом, одной рукой придержал галстук, другой налил себе кофе. Когда через пятнадцать минут они спустились к машине, Трубников сел впереди. – На Мясницкую. В офис не едем, – сказал он водителю. Тот плавно тронул машину. – Быстрее, – нервно распорядился Герман Андреевич. Машина рванулась и помчала их навстречу неизвестной проблеме. * * * В своей квартире они увидели незнакомых мужчин, один из которых был в полицейской форме. – Как вы сюда попали? – спросил Трубников. – Кто вы? – осведомился толстяк в штатском. Его лицо лоснилось от пота, круглые, водянистые глаза не выражали ни малейшего интереса. – Я – хозяин этой квартиры. – В голосе Германа прозвучал скрытый вызов. – Трубников Герман Андреевич. Вы кто? Переваливаясь с боку на бок, толстяк подошел к нему с раскрытыми корочками. – Кирпичников Николай Александрович, следователь по особо важным… – после чего он сунул свою визитную карточку. – Что здесь случилось? – Трубников на глазах побледнел.
– В комнату пройдемте. Все, кто стоял в коридоре, переместились в комнату, где в нескольких местах был вскрыт старый паркет. – Это зачем? – спросил Трубников, однако ему никто не ответил. Кирпичников взглянул на Катерину и уточнил: – Вы, как я понимаю, супруга? Она подтвердила: – Трубникова Катерина Ильинична. – Это я просил Исаева связаться с вами, когда он пришел сюда утром. – Где рабочие? – заволновалась она. – Почему не работают? – В том-то и дело… – Кирпичников обмахнулся платком. – Кто-нибудь! Откройте окно! В этакой духоте сдохнуть недолго. Трубников решительно прошел к окну, распахнул его и распорядился, обращаясь к Кирпичникову: – Хватит валять дурака. Немедленно объяснитесь! Пожилой лейтенант полиции вежливо подсказал: – Вчера днем здесь произошло тройное убийство. – Что?.. – В квартире убили рабочих. – Кто? – Пока не известно. – Лейтенант покачал головой и представился: – Рябинин Яков Иванович, ваш участковый. Трубников перевел взгляд на Кирпичникова. Тот прищурился и язвительно поинтересовался: – Вы не знали? – Откуда? Мне об этом не сообщали. – Герман Андреевич терпеть не мог язвительного тона и лукавых вопросов, особенно когда их задавали слуги закона. – Давно купили квартиру? – следователь вытер платком потную шею. – Это имеет отношение к делу? – парировал Трубников. – Не вижу смысла игнорировать мой вопрос. – Пару недель назад. – Как ловко все получилось… – Кирпичников помотал головой. – Двух недель не прошло, и уже полным ходом ремонт. – Не вижу в этом ничего криминального. – Все было бы так, если бы мы не говорили с вами здесь и сейчас. – Когда это случилось? – спросил Герман Андреевич. – Убийство? Вчера днем. – Где? – Во второй комнате слева от входа. – Кто их нашел? – Я, – ответил Рябинин. – На вас поступил сигнал, нужно было проверить. Трубников смерил его взглядом. – Жили себе спокойно, так нет же. – Он посмотрел на жену. Та отвела глаза. Рябинин огорченно вздохнул. – У старика, что живет над вами, сердечный приступ… Все посмотрели на участкового с нескрываемым удивлением. – При чем здесь старик? – поинтересовался Герман Андреевич. – Он был со мной, когда мы обнаружили трупы. – Так подействовало? – «Скорую» вызвали. Впечатлительный старичок ваш сосед. – Подрядчику сообщили? Убитые люди работали на подрядчика? – Прораб опознал всех. Правда, по фотографиям. Он объявился только сегодня утром. – Кирпичников раскрыл папку и показал протокол с приколотыми к нему фотографиями. Катерина поспешно отвернула лицо. Следователь со стуком захлопнул папку. – Кстати, прораб сообщил, что рабочих на объекте должно было быть четверо. – Куда делся четвертый? – спросил Трубников. – Выясняем. – Думаете, это он их…? – Выясняем… – Уклончиво повторил Кирпичников. – От нас с женой чего вы хотите? – Во-первых, я обязан вас поставить в известность. – Во-вторых? – Во-вторых, задать пару вопросов. – Следователь забарабанил пальцами по корешку папки. – Задавайте. – Вы знали тех, кто вел здесь работы? – Видел только архитектора, с которым подписывал договор. – А вы? – следователь обратился к Катерине. – Я, кроме архитектора, знаю прораба, – сказала она. – Рабочих не видели? С ними не говорили? – Нет, мы их не знаем, – за себя и за жену ответил Герман Андреевич. – Еще какие вопросы? – Где вы были вчера с пятнадцати до пятнадцати двадцати? – На этот вопрос очень легко ответить. Мы с женой ездили в магазин. Это может подтвердить мой водитель и служащий, который продавал нам ботинки. Осмелюсь переспросить: вы сказали с пятнадцати до пятнадцати двадцати? Кирпичников вдруг смутился: – Это я так, с запасом… Сосед сверху утверждает, что за несколько минут до прихода участкового в квартире велись работы. Во всяком случае, отсюда слышался шум. Через десять минут все трое были мертвы. Предварительное заключение подтверждает, что они умерли за десять минут до того, как их обнаружили. – Значит, все произошло очень быстро? – Слишком быстро… – в голосе Кирпичникова сквозила некая недосказанность. – Смею надеяться, что нас с женой ваша профессиональная подозрительность не затронет. – Мне придется проверить то, что вы рассказали. Трубников сунул руку в карман и вытащил визитную карточку. – Вот. – Он протянул ее следователю. – Адрес магазина, где мы покупали ботинки. Что касается водителя, он – в машине. Можете поговорить с ним сейчас. – Спасибо. Я так и сделаю. С вами вынужден попрощаться. – Мы свободны? – Пока – да. – Что значит – пока? – Это значит, что нам еще придется увидеться. – Кирпичников сделал знак своим подчиненным и вместе с ними направился к выходу. – Кстати! Как их убили? – запоздало спросил Трубников. – Ждем результатов вскрытия. По крайней мере, у двоих есть следы от побоев. Когда за полицейскими захлопнулась дверь, в комнату осторожно заглянул прораб Исаев. – Ушли? Катерина удивилась: – Мы вас не заметили. – У меня эта история уже вот где. – Он ткнул двумя растопыренными пальцами себе в горло. Герман вышел из комнаты. Было слышно, что он последовательно обходит квартиру. – Правда, что рабочих было четверо? – спросила Катерина. Прораб кивнул. – Вчера работала бригада из четырех человек. – Может быть, это несчастный случай? – Она подняла глаза, подбирая смертельную версию. – Например, удар током? – Весь электроинструмент был отключен. – Вы приходили сюда вчера? – Нет. Только днем раньше. Все четверо вскрывали полы. В комнату вернулся Трубников. Услыхав последнее утверждение, он едко поинтересовался: – Одновременно во всех комнатах? – Зачем? Сначала в одной, потом в другой. И только потом в остальных. – Я только что обошел всю квартиру. В двух комнатах полы сняты полностью, в остальных – выборочно. – Что значит – выборочно? – спросила Катерина. – В двух-трех местах. – И так везде? – она вышла в коридор и поочередно заглянула в каждую комнату. Возвратившись, сказала: – Первое, что приходит в голову: здесь что-то искали. – Не одной тебе пришла эта мысль, – Герман Андреевич вскинул руку и выразительно посмотрел на часы. – Мне нужно идти. – Он перевел взгляд на жену: – Ты со мной? – Да, – ответила Катерина. – Когда можно будет продолжить работы? – спросил Исаев. – Я вам позвоню, – пообещала она. Все вышли на площадку, где их поджидала Инна Михайловна, соседка из десятой квартиры. – Здравствуйте, слышала, у вас случилось несчастье? – Погибли рабочие, – вполголоса сообщила Катерина и покосилась на мужа. – Ко мне не зайдете? – с надеждой в голосе поинтересовалась старуха. – Простите, Инна Михайловна. Сейчас не могу. Трубников, Катерина и прораб спустились во двор, где, попрощавшись, разошлись по машинам. На этот раз Герман Андреевич сел рядом с женой, из чего она поняла, что им предстоит разговор. – Тебя завезти в гостиницу? – Да, мне что-то не по себе. Трубников распорядился, обращаясь к водителю: – Сначала в гостиницу, а потом в офис. Катерина хорошо знала мужа, у него был ровный, спокойный характер, но иногда эта ровность казалась ей безразличием. Его не интересовали ее увлечения, ей были неинтересны его. Их миры существовали в параллельных пространствах, никак не соприкасаясь. Они были партнерами в любви, быту и общественной жизни. – Думаю, нам лучше разорвать контракт и побыстрее продать эту квартиру, – сказал Герман. У Катерины запершило в горле. Закашлявшись, она не ответила. – Я не стану жить там после того, что случилось. – Взглянув на жену, он добавил. – Впрочем, ты, как здравомыслящий человек, все сама понимаешь. Она отрицательно покачала головой, и Трубников отвернулся. – Ну, знаешь… У гостиничного подъезда Катерина вышла из машины, поднялась в номер, рухнула в постель и сразу заснула. Такое случалось, когда ей было особенно плохо.
<< | >>
Источник: Анна Князева. Пленники старой Москвы. 2015

Еще по теме Глава 5 Гром среди ясного неба:

  1. Эмиссия дополнительных акций акционерного общества, размещаемых путем распределения среди акционеров. Решение о размещении дополнительных акций и решение о дополнительном выпуске акций, размещаемых путем распределения среди акционеров
  2. Эмиссия дополнительных акций акционерного общества, размещаемых путем распределения среди акционеров.Решение о размещении дополнительных акций и решение о дополнительном выпуске акций, размещаемых путем распределения среди акционеров
  3. Чужой среди своих
  4. Марти Шварц - Чемпион среди трейдеров
  5. Особенности размещения дополнительного выпуска акций, размещаемых путем распределения среди акционеров
  6. ВЫПУСК ОБЫКНОВЕННЫХ АКЦИЙДЛЯ РАЗМЕЩЕНИЯ СРЕДИ УЖЕ СУЩЕСТВУЮЩИХ АКЦИОНЕРОВ
  7. Особенности государственной регистрации дополнительного выпуска акций, размещаемых путем распределения среди акционеров
  8. Глава 11
  9. Глава 6
  10. Глава 3
  11. Глава 19 Плач за стеной
  12. Глава 19 Реконструкция
  13. Глава 36 Правда