<<
>>

Глава двадцать восьмая Графиня Ливен

Катя пролежала в горячке почти месяц. Несколько раз она стояла на пороге смерти, и тогда отчаявшийся Штерн привозил очередного доктора. Все лучшие врачи Лондона перебывали у Катиной постели, но их ответ всегда был один и тот же:

– Надейтесь на Бога – и миледи поправится.

Она молода и сможет перебороть болезнь, но сейчас остается только ждать.

Но, видно, мать на небесах отмолила свою девочку: лихорадка отступила, и Катя открыла глаза. У своей кровати она увидела исхудавшую Луизу.

– Что случилось? – Катин голос шелестел, как бумага.

– Господи, спасибо Тебе! – обрадовалась Луиза – Как вы себя чувствуете, миледи? Где болит?

– Нигде, просто слабость… Пить хочется.

– Сейчас, вот – пейте.

Луиза приподняла Кате голову и, придерживая чашку, напоила.

– Сколько времени я болела? И как мой сын?

– С малышом всё хорошо, у него славная кормилица Бетси, и он такой прелестный, его обожает весь дом. А проболели вы почти месяц.

– Так долго?

Катя попыталась сесть в постели, но сил у неё не хватило, пришлось Луизе помогать.

– Принесите мне сына, – попросила Катя.

Мадемуазель де Гримон вышла из комнаты, на ходу сообщая всем в доме, что миледи пришла в себя, и вернулась вместе с добродушной молодой женщиной, несущей завернутого в голубое одеяльце ребёнка.

– Вот, миледи, это Бетси, кормилица и няня нашего сокровища, а это сам наш прекрасный князь Павел.

Луиза взяла ребёнка из рук кормилицы и положила его на колени к матери. Малыш спал. Он был чудесным: чёрные волосики уже завивались в нежные спиральки, черты казались на удивление гармоничными, а на подбородке проглядывал намёк на будущую ямочку. Перед Катей лежала маленькая копия её мужа. Малыш завозился и открыл глаза.

– Мой любимый, какой ты красавец, – с нежностью сказала Катя. – Как он похож на отца, только глаза – не тёмные, а голубые.

– Цвет глаз у малышей меняется, возможно, они станут другими, но пусть бы остались такими, как сейчас, ведь это так красиво при чёрных волосах.

– Луиза, а ведь Павлуше уже месяц, его нужно окрестить, – заволновалась Катя. – Я сама поеду в церковь и договорюсь с батюшкой.

Она попыталась поднять сына, но руки не справились с этой маленькой тяжестью. Луиза забрала ребёнка и передала его Бетси.

– Не нужно, миледи, вы ещё очень слабы, но теперь дело быстро пойдёт на поправку.

Здоровье к Кате действительно возвращалось. Марта день и ночь пичкала хозяйку то бульоном, то протёртым мясом, то кашей, Луиза помогала Кате ходить, а через неделю молодая мать уже пошла самостоятельно и ещё через три дня в первый раз вышла из дома, чтобы поехать в церковь. Луиза подогнала на её исхудавшую фигуру траурное платье. Глядя на себя в зеркало, Катя равнодушно отметила, что похожа на привидение. Бледное лицо с огромными светлыми глазами под чёрной шляпкой казалось почти прозрачным.

– Миледи, вы ещё очень слабы, давайте отложим поездку, – попросила Луиза, – можно окрестить мальчика попозже, когда вы совсем окрепнете.

– Ничего, Луиза, всё будет хорошо! Спасибо вам за участие, но я уже здорова.

Белые кони привезли коляску к церкви, и Поленька помогла хозяйке подняться по ступенькам. Внутри оказалось на удивление многолюдно, и Катя вспомнила, что сегодня – воскресенье. Она прошла к привычному для себя месту у образа Казанской Божьей Матери, поставила перед ним свечку и попросила небесную заступницу о здоровье и счастье для своего сына. Вот когда Катя поняла, что значит быть матерью – её больше не волновала собственная жизнь, она думала только о своём мальчике.

Служба закончилась, и прихожане двинулись к батюшке за благословением. Катя пошла вместе со всеми. Её обогнала большая семья: красивый темноволосый мужчина лет сорока и роскошно одетая высокая дама держали за руки троих маленьких мальчиков. Отец Афанасий почтительно поговорил со взрослыми, перекрестил и благословил детей и, когда семья отошла, обратился к Кате:

– Дочь моя, я вижу, что вы в трауре…

– Мой муж погиб под Москвой.

– Голос Кати дрогнул.

– Господь призвал к себе много героев, сейчас они все у престола Божьего. Но ведь у вас остался ребёнок? – спросил батюшка.

– Да, у меня родился сын, Павел. Я долго болела и запоздала с крещением, прошу вас окрестить мальчика как можно быстрее.

– Конечно! Если вы согласны, можно провести таинство в следующее воскресенье.

– Благодарю!.. И ещё я попрошу вас отслужить панихиду по моему погибшему мужу Алексею.

Батюшка обещал и это, он благословил Катю, и она, попрощавшись, отправилась домой. На крыльце её окликнула женщина. Катя узнала в ней даму, подходившую вместе с семьёй к отцу Афанасию. Сейчас та стояла одна.

– Сударыня, мы с вами ещё не знакомы, хотя я уже знаю всех прихожанок этой церкви. Я – графиня Ливен, супруга нового посланника в Англии. Меня зовут Дарья Христофоровна. А вы, наверное, графиня Бельская? Князь Сергей говорил мне о вас.

– Да, вы правы, меня зовут Екатерина Павловна. Я очень рада знакомству.

Катя присмотрелась к собеседнице. Та оказалась высокой и худощавой. На такой фигуре любой наряд сидел бы прекрасно, а в собольей ротонде и бархатном платье графиня Ливен выглядела королевой. Подвижное лицо, очаровательная улыбка и золотистые искорки в глубине тёмных глаз довершали полный обаяния облик. Графиня взяла Катю под руку и заявила:

– Мы с мужем приглашаем вас отобедать: хотим познакомиться со всеми русскими, проживающими сейчас в Лондоне.

– Благодарю, ваше сиятельство, но после родов я долго болела и пока ем лишь каши. Я не слишком приятный гость на обеде, – стараясь не обидеть приветливую даму, отказалась Катя,

– У вас родился ребёнок? – заинтересовалась Ливен. – А кто – мальчик или девочка?

– Сын, я назвала его Павлом, а сюда приехала договариваться о крестинах.

– У меня три сына, и младший – тоже Павел, – сообщила супруга посланника и заулыбалась. – А когда таинство?

– В следующее воскресенье.

Ощущение внутренней силы и уверенности, исходившие от супруги посланника, вдруг показалось Кате необычайно притягательным.

Дарья Христофоровна, похоже, могла очаровать любого. Меж тем графиня продолжала расспросы:

– А кто крёстные мальчика?

– Я пока ещё не решила: у меня здесь нет родных.

– Мы с супругом будем рады окрестить вашего сына, ведь малыш – подданный российского императора, а мы присланы сюда, чтобы защищать интересы всех русских. Приезжайте к нам завтра к одиннадцати, я познакомлю вас с мужем, и мы обо всём договоримся.

– Спасибо, ваше сиятельство, я обязательно буду, – обрадовалась Катя.

По пути домой она всё время думала о новой знакомой. Откуда в графине столько сил и напора, и к добру ли это? Но, как бы то ни было, супруга посланника хотела помочь, что оказалось очень кстати.

В назначенное время Катя подъехала к посольству. Дежурный чиновник проводил её до кабинета Ливена и, отворив дверь, сообщил:

– Ваше высокопревосходительство, прибыла графиня Бельская.

– Прошу вас, сударыня, проходите, присаживайтесь, сейчас выйдет моя жена, а пока мы с вами познакомимся, – радушно пригласил видный брюнет, встреченный Катей вчера в церкви. Он усадил гостью рядом с собой и продолжил: – Меня зовут Христофор Андреевич, а как ваше имя?

– Я – Екатерина Павловна, графиня Бельская, а мой погибший муж – князь Алексей Николаевич Черкасский.

– Ах, вот оно что, вы – та девушка, мужа которой выбрал император, – присоединилась к разговору вошедшая в кабинет супруга посланника. – Князя Алексея мы очень хорошо знаем.

– Он погиб под Москвой, – призналась Катя, очень стараясь не заплакать.

Дарья Христофоровна обняла её.

– Дорогая, сейчас нет ни одной семьи, где бы не оплакивали героев. У вас есть ребёнок, а у многих молодых вдов нет и этого. Мужайтесь, давайте поговорим о крестинах вашего сына.

Не прошло и пяти минут, как граф Ливен согласился стать крёстным светлейшего князя Павла Черкасского. Тогда его супруга дипломатично объявила, что всё остальное берет на себя, увела Катю на свою половину и усадила пить чай.

– У вас есть крестильная рубашечка для малыша? – поинтересовалась Дарья Христофоровна.

– Да, моя подруга вышила её сама, получилось настоящее произведение искусства. Луиза руководит мастерской, где шьют великолепные платья.

Катя рассказала историю мадемуазель де Гримон и так заинтриговала собеседницу, что супруга посланника сразу же напросилась в гости.

– Пожалуйста, приезжайте, я буду очень рада! – Катя записала свой адрес и распрощалась, а графиня Ливен пообещала навестить её завтра же утром.

<< | >>
Источник: Марта Таро. Эхо чужих грехов. 2017

Еще по теме Глава двадцать восьмая Графиня Ливен:

  1. Наталья Александрова. Портрет Кровавой графини, 2017
  2. Екатерина Лесина. Вечная молодость графини, 2011
  3. Глава восьмая, в которой анализируется соответствие трат и жизненных приоритетов
  4. Глава 31 Очень страшное слово «террибиле»
  5. Глава 31 Одного простить не могу
  6. Глава 11
  7. Глава 6
  8. Глава 9
  9. Глава 3
  10. Глава 51 Флешбэк № 13
  11. Глава 7 Что случилось, того не воротишь
  12. Глава 13 За знакомство
  13. Глава 4 Крик
  14. Глава 69 Прощание
  15. Глава 19 Реконструкция
  16. Глава 35 Флешбэк № 7
  17. Глава 3 Роковое предчувствие
  18. Глава 16 Посреди февральской весны