<<
>>

Глава двадцать третья Скорбная весть

Утро опять оказалось серым и дождливым, усугубив и без того тяжёлое настроение Штерна. Уже стало известно, что Москва сдана и сгорела. Застыв от ужаса, Петербург ожидал своего часа.

Все иностранные негоцианты, через которых Иван Иванович вёл дела с Европой, либо уехали, либо сидели на сундуках. Порт опустел, последние корабли уходили из столицы воюющей России. Чутьем опытного коммерсанта Штерн понимал: здесь дела до конца войны закончены. Деньги его хранились в Лондоне, там же, где сейчас жила Катя. В конце концов, эту молодую женщину и отец, и муж поручили именно Штерну. Он был ответственен за её благополучие. Кате скоро рожать. А не дай бог, что случится? Нет, выбора не было – надо ехать к ней.

Свернув все свои дела, Штерн оставил на хозяйстве старшего приказчика, человека проверенного и преданного ему лично. Иван Иванович сам поехал выкупать место на отплывающем корабле в компанию «Северная звезда». В её конторе, обычно по-европейски лощёной, сейчас царил беспорядок: приказчики, прежде сидевшие за своими столами и усердно писавшие, почему-то сгрудились вокруг капитана-англичанина и пытались жестами что-то ему втолковать.

Англичанин не понимал и поэтому сердился. Тоже жестикулируя, он старался на своём языке объяснить русским, что не собирается никого больше ждать и отплывает завтра.

– Господи, помоги нам! Чего он хочет? – старший приказчик – седобородый старовер в длинном чёрном сюртуке – всплеснул руками. – Когда этот мистер только отплывёт?

– Говорит, что завтра, и больше никого ждать не станет, – перевёл Штерн, присоединяясь к разговору.

– Ох, сударь, нам вас Бог послал, – обрадовался седобородый приказчик. – Переведите ему, чтобы отплывал, мы закрываем контору до весны.

– Я переведу, только хотел бы попасть на его корабль. Это возможно?

– Конечно! – обрадовался приказчик.

– Груза половину, против обычного, насобирали, а пассажиров вовсе нет. Как начал француз наши корабли топить и в плен брать, так вся коммерция остановилась.

– А где мистер Фокс? – продолжил расспросы поверенный, он знал английского управляющего этой компании несколько лет и не мог поверить, что тот мог из трусости оставить свой пост.

– Не ведаем, что с Фоксом стало, – вздохнув, ответил приказчик, – как «Манчестер» ждали-ждали весной, а он так и не появился, так дела стали плохи. Когда через месяц «Виктория» сюда пришла и доставила депешу из Лондона, что сначала французы «Орла» потопили, а потом «Манчестер» в плен взяли, так мистер Фокс и решил отправиться в Лондон. Но и «Виктория» не доплыла, захватили её французы. Теперь не знаем, что с кораблём и с командой стало. Вот «Афродита» целый месяц в порту простояла – ни груза, ни пассажиров… Пожалуйста, берите любую каюту!

Поверенный заплатил за поездку, договорился обо всём с капитаном и вышел, пообещав прибыть на судно не позднее половины пятого утра.

Оставалось только одно невыполненное обязательство: передать Катино письмо её мужу. Иван Иванович знал, что князь Алексей находится в действующей армии, поэтому пока держал письмо у себя, надеясь доставить его лично. Но судьба не оставляла выбора – Штерн покидал страну. Он взял письмо и поехал к дому Черкасских на Миллионной улице.

Красивый трехэтажный особняк, украшенный по фасаду белыми полуколоннами и богатой лепниной, встретил поверенного странной тишиной. Открывший дверь лакей сразу же ушёл, не спросив гостя о цели визита, и только двадцать минут спустя, когда Иван Иванович уже совершенно потерял терпение, к нему вышел седой дворецкий с растерянным и заплаканным лицом.

– Чего изволите, сударь? – хрипло спросил он.

– Я поверенный вашего хозяина, у меня для него письмо, – объяснил Штерн, с удивлением глядя на странного слугу.

– Какого хозяина, сударь? – дворецкий совсем растерялся.

– Как «какого»?! – взорвался Штерн. – Естественно, князя Алексея Николаевича.

– Нет, сударь, больше нашего князя, – прошептал дворецкий, и слёзы потекли из его глаз, – погиб наш Алексей Николаевич в сражении этом под Москвой. Князь Василий Никитич вчера приезжал, газету нам показывал, сказал, что теперь он всему хозяин, а сам уже в Ратманово ускакал.

– Какую газету? – не веря услышанному, спросил Штерн.

– Да здесь она. – Дворецкий зашёл в соседнюю гостиную и вынес поверенному типографский листок.

Это оказались «Сенатские ведомости» за вчерашний день. В длинном списке отличившихся и погибших под Бородино Иван Иванович увидел скорбную строчку: «Светлейший князь Алексей Николаевич Черкасский».

Забрав с разрешения дворецкого злополучную газету, поверенный вышел. Все дела в России он закончил, можно было отплывать в Лондон, одного только не мог представить Штерн – как он решится сообщить Кате, что её мужа больше нет в живых.

<< | >>
Источник: Марта Таро. Эхо чужих грехов. 2017

Еще по теме Глава двадцать третья Скорбная весть:

  1. Глава третья, в которой посредством составления бюджета мы помогаем молодому дизайнеру купить мастерскую, заняв деньги в банке
  2. Третья позиция
  3. Агата Кристи. ТРЕТЬЯ ДЕВУШКА, 1966
  4. Ошибка третья. Инвестирование при каждом краткосрочном падении рынка
  5. Третья сила: управляющие фондами превращаются в дочерние предприятия
  6. Глава 31 Одного простить не могу
  7. Глава 11
  8. Глава 6
  9. Глава 3
  10. Глава 13 За знакомство
  11. Глава 4 Крик
  12. Глава 69 Прощание
  13. Глава 19 Реконструкция
  14. Глава 35 Флешбэк № 7
  15. Глава 3 Роковое предчувствие
  16. Глава 8 На одну проблему больше
  17. Глава 31 Очень страшное слово «террибиле»
  18. Глава 1