<<
>>

Глава 68 Будущее – это не приговор

Дайнеке не хотелось возвращаться в свой номер. Представив, что там лежат Фимины вещи, она взгрустнула. В ее душе образ Фимы не совмещался с образом жестокой преступницы. Дайнека прошла мимо входа в гостиницу, поднялась на мостик, где постояла минут пять, глядя на воду.
Потом перешла на другую сторону канала и зашагала по набережной. Мимо проплыл катер. Пришвартовавшись у причала, он спокойно покачивался на волнах. Дайнека прошла мимо, но, услышав отчетливое «Эй!», обернулась. Набережная была пуста. Тогда она взглянула на катер и увидела черноволосого мужчину, стоявшего у руля. Он помахал ей рукой. – Эти итальянцы… – пробормотала Дайнека и зашагала дальше. – Эй! – снова прозвучало ей в спину. Не обращая внимания, она продолжала идти. – Дайнека… – раздался вдруг женский голос. Она обернулась. У борта катера стояла элегантно одетая женщина, ее голова была повязана стильным платком, лицо скрывали темные очки. – Вы меня? – спросила Дайнека. Женщина поманила ее рукой, обтянутой тонкой кожаной перчаткой.
Она подошла ближе, пытаясь разглядеть красавицу. Дайнеку не так-то легко было ошеломить, но то, что произошло дальше, ввело ее в состояние, похожее на ступор. Женщина сняла очки, и она узнала в ней Фиму… – Уезжай, – сказала Дайнека. – Сегодня вечером тебя арестуют. – Ты уже все знаешь? – Знала еще вчера. Надя опустила голову и с усилием проговорила: – Ты должна понять, я не умею жить по-другому… – Она подняла лицо и посмотрела в глаза Дайнеке. – Куда ты теперь? – спросила та. – Пока не знаю. Заранее не загадываю. У таких, как я, будущее – не факт. Дайнека тихо сказала: – Будущее – не приговор, его всегда можно изменить… – Идеалистка, – улыбнулась Надя. – Возьми. – Что это? – спросила Дайнека, глядя на пластиковый пакет, который протянула ей Надя-Кокодрилла. – Внутри документы: купчая на дом и соглашение.
Дайнека ошеломленно уставилась на пакет. – И не вздумай благодарить. Отдаю потому, что для меня они совершенно бесполезны. – Надя горестно усмехнулась. – Бог дает ровно столько, сколько ты заслужил. Попробуй, может быть, получится у тебя, – сказав это, она сняла перчатку и показала синенькое стеклянное колечко. – Я буду помнить. – Ступив на борт, Надя легко спрыгнула на причал и крепко обняла Дайнеку. – А теперь мне пора. Прощай. – Она вернулась на палубу и крикнула водителю: – Андьямо!20 Дайнека проводила взглядом удаляющийся катер, потом достала мобильный телефон и позвонила в контору братьев Делле Пецце… В два часа пополудни в адвокатской конторе собрались все приглашенные. Дайнека пришла вместе со Стевеном Бергстремом, она принесла документы и положила их на стол. – Но как?! Ради всего святого! – спросил Алберто. – Главное – все бумаги здесь. Остальное я расскажу потом, в присутствии команданте Монтанья. Усевшись в кресло, Энрико придвинул к себе документы и взял заранее приготовленный «паркер». На мгновение подняв глаза, он склонился над купчей, собираясь вписать в нее имя Дайнеки. – Стойте! Все, кто был в комнате, включая специально приглашенного нотариуса, обернулись на возглас Дайнеки. Она подошла к Стевену и сказала: – Стевен Бергстрем – прямой потомок Николо Береньоли, незаконнорожденного сына Николая Бережного и баронессы Эйнауди. Я побывала в приюте Святого Николая и готова предоставить необходимые документы. – Это большая неожиданность, синьорина… Вы все-таки нашли себе замену. – Энрико непроизвольно поднялся с кресла. – Отчего же раньше молчали? – Вы отказываетесь от наследства?! – Алберто с недоверием смотрел на Дайнеку. – К наследству я не имею никакого отношения. – Думаю, нам необходимо отложить процедуру. – Старик-нотариус встал и направился к выходу. Остановившись, он обернулся. – По крайней мере до тех пор, пока вы не определитесь с тем, кто – наследник… – Нет! Стойте! Мы не можем больше откладывать! Non e possibile!21 – вразнобой закричали братья Делле Пецце.
В конце концов Энрико решил взять ситуацию под свой контроль. – Синьорина Дайнека, вы действительно этого хотите? – Да, – не задумываясь, ответила та. – Ну, что ж… Желание синьорины… – Энрико приготовился заполнить графу. Ему скорее хотелось покончить с этим затянувшимся делом. – Нет. Теперь все взоры устремились на Стевена. – Ну, что еще! – взорвался Алберто Делле Пецце. – Это несправедливо, – сказал Стевен. – Я отказываюсь. Наследство по праву принадлежит ей! Нотариус снова направился к двери… – А это уж позвольте решать нам! – Энрико вписал, наконец, в купчую имя Стевена. – К тому же синьорина ясно выразила свое желание. Вместо того чтобы возмущаться, поблагодарите ее. Затем он встал, и его место занял нотариус. Он не спеша водрузил на нос очки и отложил в сторону футляр. Потом склонился над бумагами, поднял глаза и заявил: – Я не могу засвидетельствовать это. – Почему?! – гневно воскликнули братья Делле Пецце. – Я видел эти бумаги сегодня утром и все объяснил той синьоре. – Какой синьоре?! – не выдержав, прорычал Энрико. – Сегодня утром ко мне приходила синьора. Она хотела вступить в права собственности, но я объяснил ей, что это невозможно. Как странно… Она должна была вам все рассказать. Документы имеют неидентичные подписи. Посмотрите, на соглашении есть гербовая печать баронессы Эйнауди… А на купчей ее нет. Здесь только роспись. Нотариус торопливо встал и, попрощавшись, удалился. Склонившись над столом, братья в недоумении разглядывали обе бумаги. На соглашении рядом с росписью баронессы действительно был печатный оттиск, две латинские буквы «EЕ» и герб в два поля с виноградной лозой. – Все кончено… – прошептал Алберто и взглянул на брата. Потом они оба посмотрели на Дайнеку и Стевена Бергстрема. Понимая, что должен огорчиться, тот ощутил только облегчение. Дурацкая улыбка расползлась по его лицу. Энрико обошел вокруг стола и опустился в кресло. – Боюсь, вы не совсем понимаете, о чем идет речь… Эта печальная оплошность, допущенная сто лет назад при оформлении документов, помешает нам всем до конца выполнить свой долг. – Он вздохнул и продолжил медленно говорить: – Все состояние, недвижимость, деньги, картины… останутся ничьими. А самое главное… Главное – потеряна надежда. – Картины? – Дайнека вскинула голову. – Почему? – Это собственность, а собственника нет. Мы ни на что не имеем права. – Они так и останутся… – Она не договорила. При виде ее побледневшего лица в разговор вмешался Алберто: – Не волнуйтесь, синьорина Людмила. Конечно, раз уж комната вскрыта, мы отдадим картины на реставрацию. Но потом снова закроем их там, со всеми предосторожностями, конечно. – А галерея? – Об этом придется забыть. Я сам позвоню синьоре Дзанкини. – И Алберто добавил: – Конечно, мы постараемся найти возможность… может быть, существуют прецеденты… Но, увы, надежда слишком ничтожна. Увы!
<< | >>
Источник: Анна Князева. Венецианское завещание. 2014

Еще по теме Глава 68 Будущее – это не приговор:

  1. Глава 26 Это он
  2. Глава 15 Что это значит?
  3. Глава 39 Зачем это нужно
  4. Глава 9 Собственность – это свято
  5. Глава 37 Я всегда это знал
  6. Отношение к будущему
  7. Джой Ито, Джефф Хоуи. Сдвиг. Как выжить в стремительном будущем, 2018
  8. «Видение будущего»
  9. Создание будущего
  10. г. Спорные вопросы по переносу убытков от операцийс ценными бумагами на будущее
  11. Иногда можно судить о будущем по прошлому
  12. Июль 1996 Том 33, номер 7 Это — не торговля, это — битва
  13. Создание клише будущего
  14. Будущие доходы корпоративных пенсионных фондов
  15. Глядя в будущее
  16. Джон Вон Эйкен. Возможно всё! Дерзни в это поверить… Действуй, чтобы это доказать!, 2011