<<
>>

Глава 14. Беверли-Хиллз подойдет

Утром Дайнеке позвонила Азалия Волкова.

– Ты занята? – вместо приветствия спросила она.

– Нет. – Дайнека обрадовалась ее звонку и замерла, изобретая, как перенаправить разговор в нужное русло.

– Скучно мне, – проговорила Азалия тягучим, распевным голосом.

– И что? – удивилась Дайнека.

– А с вами было весело. – Волкова рассмеялась. – Помнишь, как ночью было страшно на Плещеевом озере?

– Конечно, помню. Это было только позавчера.

– А тот мужик в кафе…

– Какой еще мужик? – Это воспоминание завело Дайнеку в тупик.

– В туфлях от «Джордж Кливерли», четыреста евро за пару. На него лаял Тишотка. Я все думаю, денег у чувака точно куры не клюют, мог поесть в приличном месте. Почему приехал туда? Видела его внедорожник?

– Не заметила, – ответила Дайнека.

– Ну как же! Он припарковался рядом с твоей машиной.

– Говорю – не заметила.

– Классная тачка.

– Послушай, Азалия… – начала Дайнека. – Может, сходим куда-нибудь вместе? В кафе посидим. Или ко мне приезжай.

– А где ты живешь?

– Вторая Тверская-Ямская.

– Так это недалеко от меня. Приеду. Жди. Номер дома и квартиру сбрось эсэмэской.

Азалия приехала через полчаса, ровно столько ей понадобилось, чтобы вызвать такси, одеться и доехать.

Первое, о чем она спросила у Дайнеки, осматривая квартиру:

– Дом старый?

– Купеческий еще. Все, что пристроено слева и справа, – более поздние здания.

– Неплохо ты устроилась. Одна живешь?

– С Тишоткой.

– А родители где? – Волкова по-деловому спрашивала, по-деловому расхаживала по квартире. Тишотка был недоволен, но, не решившись препятствовать хозяйкиной гостье, лег на коврик у двери, в любой момент готовясь предотвратить вынос имущества.

– Мама – в Красноярске.

– Отец там же?

– Нет. Папа в Москве.

– Значит, в разводе, – сделала вывод Азалия и наконец села на диван. – Знакомая история. Мои развелись, когда мне было четырнадцать.

– Мне было двенадцать.

– Кто кого бросил?

– Какая разница? – Дайнека уклонилась от ответа.

– Есть разница. Когда бросает отец – это нормально.

– Значит, у меня – ненормально. Не хочу говорить об этом. Прости.

– Прощаю. Альбом с фотографиями есть?

Дайнека соврала:

– Нет.

– Плохо. Разглядывая фотографии, убили бы уйму времени.

– А зачем тебе убивать время? И вообще, почему ты скучаешь? Разве не работаешь? – спросила Дайнека.

– Один проект закончился. Другого пока нет. – От нечего делать Азалия хлопнула в ладоши, и Тишотка залаял. Он все еще подозревал ее в вероломстве.

– Тихо. – Дайнека погрозила песику пальцем. Она старательно выбрала фразу, с которой начнет уговаривать Волкову поучаствовать в ее собственном проекте, но та вдруг спросила:

– А как у тебя в личном плане? Мужик есть?

Вздохнув, Дайнека кивнула:

– Есть.

– Но вместе не живете?

– Нет, встречаемся.

– Ясно. Он не хочет съезжаться.

– Не то чтобы не хочет… – Дайнека вдруг осознала, что ни разу не задумывалась над этим. Ей просто было хорошо, когда Джамиль к ней приходил. – Работа у него такая. Сплошные командировки.

– Ой-е-ей! Скажите пожалуйста! Как говорится, плавали – знаем. Может быть, он женат? Справки наводила?

Дайнека решительно помотала головой:

– Нет, не наводила. Я ему верю.

– С чего это такая уверенность? – поинтересовалась Азалия.

– Люблю потому что. – Дайнека проговорила эти слова очень особенно. Так, что проняло даже Волкову.

– Вот оно как. Что ж, в таком случае тебе можно только завидовать.

Казалось, у Азалии резко испортилось настроение, и она замолчала.

Наступил черед Дайнеки задавать вопросы. Дружеский разговор по душам, значит, по душам.

– Ты тоже живешь одна? – спросила она.

– Мой бывший купил мне квартиру и сразу же смылся. Я только потом поняла, что квартира – это его прощальный привет.

– Но квартиру-то купил.

– С худой собаки хоть шерсти клок.

– С овцы, – поправила Дайнека.

– Что?

– Шерсти клок, говорю, с овцы, а не с собаки. – Дайнека покосилась на Тишотку, подозревая, что он обиделся, но пес к тому времени уже задремал.

Азалия отмахнулась.

– А этот… Которого ты позавчера ждала? – поинтересовалась Дайнека.

– Юрий? Вроде твоего… Встречаемся, – усмехнулась Азалия. – Как, кстати, твоего зовут?

– Джамиль.

– Турок? – Азалия презрительно скривила рот.

– Почему турок? Русский. Родители назвали его в честь друга-казаха. Он родился в Алма-Ате.

– Тогда ясно. – Азалия прыснула. – Хорошо хоть, не Даздраперм!

Дайнека обиделась:

– Что это за имя такое дурацкое?

– Расшифровывается оно так: да здравствует первое мая.

– Какая дикая идея! Так что твой Юрий?

– Так вот, я и говорю: мой нынешний, Юрик, вроде твоего Джамиля. То зачастит, то не дождешься.

– Не женат?

– Вроде нет.

– Справки наводила? – усмехнулась Дайнека.

– Про него хрен наведешь, – мрачно ответила Азалия.

– Почему?

– Он в фээсбэшке работает.

– А-а-а-а, – протянула Дайнека. – Тогда все понятно. Но теперь, после того как ты загадала желание, все переменится.

– Ты вправду веришь? – Азалия спросила с нескрываемой надеждой.

– У меня-то сбылось.

– А что ты загадала?

– Мне бы не хотелось об этом говорить. – Вдруг Дайнека передумала. Это был шанс продолжить разговор в нужном ключе. – Хотя тебе расскажу. Я загадала, чтобы мой отец бросил свою вторую жену.

– И он бросил?

– Да. Их развод состоялся полгода назад.

– А когда желание загадала?

– Может, года два или три прошло.

– Да это черт знает что такое! – возмутилась Азалия.

– Что именно тебя не устраивает?

– Вдруг и мне придется ждать три года?

Дайнека понимающе усмехнулась:

– Тебе нужно быстрей?

– Хотелось бы уложиться до Нового года.

– Замужество или просто чтобы Юрий был твой?

– И так, и так хорошо.

– Смешной у нас с тобой разговор. – Дайнека тяжело вздохнула. – А мне не до смеха.

– Давай, говори, что случилось. – Волкова взяла диванную подушку и подоткнула себе под бок.

– Моего отца шантажирует его бывшая жена. На кону стоит деловая репутация, а может, и свобода.

– Могут посадить? – Азалия посерьезнела.

– Могут. – Дайнека кивнула, и по ее щекам потекли слезы. – Он сейчас в больнице лежит, в кардиологии.

– Сердце? Это уже не шутки.

– Настя, так ее зовут, украла у него документ…

– Как же он так прошляпил?

– Они тогда жили вместе. Папа доверял ей. Она украла важный договор, так сказать, впрок.

– Чтобы при необходимости иметь рычаги воздействия, – сообразила Волкова. – Знакомая тема.

– И, что самое неприятное, – продолжила Дайнека, – ее подговорил это сделать любовник.

– Эта Настя гуляла от твоего отца? Он правильно сделал, что бросил ее.

– А вот я жалею. – Дайнека всхлипнула. – Лучше бы он продолжал жить с ней. Не попал бы сейчас в больницу, не было бы у него неприятностей. Лучше бы я не загадывала никакого желания! Лучше бы оно не сбывалось!

– Должны существовать рычаги воздействия и на нее. Твой папа что? Белый и пушистый?

– Он – порядочный, – гордо сказала Дайнека.

– Послушай, – Азалия откинулась на спинку дивана. – Даже не знаю, что тебе сказать…

– Мне нужна твоя помощь. – Дайнека решилась, наконец, сказать эти слова.

– Какая? – насторожилась Азалия.

– Речь не о деньгах, – предупредила Дайнека.

Волкова хмыкнула:

– Уже радует!

– Настин любовник, который, как я говорила, надоумил ее стащить у отца договор… Теперь этот любовник – ее муж.

– Не долго застоялась кобылка, – усмехнулась Азалия.

– Этот любовник-муж – скандальный адвокат, который погубил немало людей. Теперь он взялся за моего отца.

– Хреново, – прокомментировала Волкова и спросила: – Как его фамилия?

– Харин. Виктор Петрович Харин. – Дайнека с готовностью протянула его визитную карточку. – Просил передать тебе!

– Зачем?

– Чтобы в случае чего – сразу к нему.

Волкова удивленно подняла брови:

– Но у меня нет подходящего случая.

– Есть, – возразила Дайнека и в тот же момент поняла смысл поговорки «Слово не воробей, вылетит – не поймаешь». Пришлось развивать мысль: – Я соврала Харину, что у тебя есть наследство в Штатах и ты не можешь вступить в права. И поэтому мне нужна твоя помощь.

– Ловко. – Услышанное нисколько не смутило Азалию. – И что я должна сделать?

– Тебе нужно охмурить этого Харина.

Волкова деловито поинтересовалась:

– Насколько основательно?

– Конечно, не до постели…

– Почему бы и нет, – сказала Волкова. – Он хоть симпатичный?

– Харин? – Дайнека дернула плечиком. – По мне – полный урод.

– Ну, это в тебе обида говорит. Твоя мачеха в нем что-то нашла… Как говорится, подберем – увидим. Хорошо, я попробую с ним встретиться. Только объясни: зачем ты все это затеяла? Каким должен быть результат?

– Нужно раздобыть украденный договор. Мне кажется, Харин носит его с собой. У него есть кожаный портфель, и он не выпускает его из рук. Договор скорее всего там.

– Мне кажется, это глупо – хранить важные документы в портфеле. Для этого существуют сейфы, – заметила Азалия.

– Мой отец хранил договор в сейфе, – напомнила Дайнека. – Это не помогло.

– Хороший аргумент, – согласилась Азалия. – Значит, я отвлекаю, ты – крадешь документ?

– Ну, где-то так. Но тебе придется разыграть целый спектакль.

– Это – пожалуйста. В чем будет заключаться мое наследство?

– Дом в пригороде Лос-Анджелеса.

– Почему в пригороде? – Волкова оскорбилась. – Давай на центральной улице.

– Беверли-Хиллз подойдет? – поинтересовалась Дайнека.

– По рукам! – улыбнулась Волкова.

Но закрепить договоренность рукопожатием они не успели, Азалии позвонил Юрий.

Уже через минуту за ней захлопнулась дверь, и Дайнека осталась одна.

Одна, не считая Тишотки. Пес медленно потянулся и проследовал в гостиную, решив, что теперь имуществу Дайнеки ничто не грозит.

Но он поспешил покинуть свой пост, в дверь вновь позвонили. На пороге стоял Вешкин.

<< | >>
Источник: Анна Князева. Жертвы Плещеева озера. 2018

Еще по теме Глава 14. Беверли-Хиллз подойдет:

  1. Глава 20 В темноте
  2. Глава 11
  3. Глава 6
  4. Глава 3
  5. Глава 54 Серьезный вопрос
  6. Глава 24 На пути к славе
  7. Глава 1 Двумя неделями раньше
  8. Глава 1
  9. Глава 2
  10. Глава 4
  11. Глава 5
  12. Глава 7
  13. Глава 8
  14. Глава 9
  15. Глава 10
  16. Глава 12
  17. Глава 13
  18. ГЛАВА 2.