<<
>>

Глава 10. За белой собакой

На Плещеево озеро они решили заехать на обратном пути. С Тишоткой погуляли в лесу на окраине Озерска и вскоре оказались в самом городке.

Конечно, Азалия Волкова не вспомнила, где находится кафе, в котором снимался эпизод из четвертой серии.

В свое оправдание она сказала только одно:

– Нас привезли туда на машине.

Но не зря говорят: язык до Киева доведет. Трех девушек и собаку он довел до «Славянки», хотя пришлось проехать через весь город. Искомое кафе представляло собой отштукатуренное одноэтажное здание. Указывая дорогу, девушек предупредили, что лучшие времена заведения остались в прошлом и теперь это второсортная забегаловка, которая перебивается скромными заработками.

На двери кафе висел отксерокопированный листок меню, в котором были только простые блюда: борщ, селедка и котлеты с макаронами.

Внутри кафе за полтора года все изменилось, и Азалия Волкова ничего не узнала:

– Нет, это не здесь.

Из славного прошлого в скудное настоящее перешли бордовые стены, но скатерти такого же цвета со столов как будто корова слизала.

Девушки заняли столик, к ним подошла официантка и, увидев Азалию, радостно улыбнулась:

– А я вас помню! Вы – та актриса из сериала. – Она сморщила лобик. – Только вот фамилию вашу забыла.

– Волкова, – на автомате проронила Азалия и с сожалением оглянулась: – Как же здесь все изменилось…

– Сейчас еще ничего, народ потихоньку идет. В городке только и говорят, что про наше кафе. Дескать, в «Славянке» сериал «Предательство и любовь» снимали. – Официантка вздохнула. – Жалко, что мало.

– Вы смотрели? – поинтересовалась Азалия.

– А как же! Там ведь и я была. Помните, кофе вам приносила?

– Нет. Не помню.

Дайнека достала фотографии и показала официантке.

– Может быть, вы знаете этого человека?

Девушка прищурилась:

– А он разве не артист?

– Нет! – решительно заявила Ольга. – Он реставратор!

– Это здесь при чем? – раздраженно пробормотала Дайнека.

– Ее знаю, – сказала официантка и ткнула пальцем в девушку, которая сидела за столом рядом с Сергеем.

– Как вас зовут? – спросила Ольга.

– Ира.

– Прошу вас, Ирина, скажите нам, кто она?

– Фамилия у нее Петрова, зовут Валентиной. Живет в деревне Городище. Мы с ней учились в одной школе, только недолго.

– Где-то я уже слышала про эту деревню, – проговорила Дайнека.

Ольга напомнила:

– Она стоит на берегу Плещеева озера у Синего камня, на том месте, где раньше был город Клещин. Я же рассказывала.

– Не-а. – Официантка заливисто рассмеялась. – Сколько себя помню, там всегда стояла деревня Городище и никакого города Клещина.

– Это было в далеком прошлом, – сказала Ольга, проклиная себя за то, что сбила разговор с нужной темы. Черт дернул за язык Дайнеку спросить! И зачем она ответила?

Она обратилась к Ирине:

– Не подскажете, как найти эту Петрову?

– Валю? Я же сказала: езжайте в Городище. Она сейчас там. Когда стала «мисс Россия», уехала в Москву, вышла замуж. Но уж года два как вернулась.

– Адрес… – напомнила Ольга.

– Зачем он вам? – простодушно улыбнулась Ирина. – Где-то на Садовой улице. Спросите у магазина, где проживают Петровы. Их дом вам любой покажет.

– Спасибо.

– Можете о ней рассказать? – не слишком уверенно поинтересовалась Дайнека.

– Зачем? – Простодушие наверняка было отличительной чертой официантки.

– Видите ли, Ирочка. – Азалия взяла ее под руку и заговорила доверительным тоном: – Муж этой девушки, – она указала на Ольгу, потом на фотографию, – пропал.

– Семью бросил? – догадалась Ирина. – Кобель! Все они кобели.

Предвидя реакцию подруги, Дайнека крепко сжала Ольгину руку. Между тем Волкова поспешила согласиться с Ириной:

– Да, такие они и есть.

– То есть вы хотите сказать, что он и Валька?.. – Осененная догадкой, Ирина застыла. – Вот тебе и тихоня! Кто бы мог подумать!

Разговор вырулил туда, куда и не ждали.

– А почему вы так удивились? – осторожно спросила Дайнека.

– Она недавно развелась. Когда из Москвы вернулась, все говорила, что скоро к мужу уедет. А потом бац – и развод.

– Ну и что?

Ирина напомнила:

– Фильм-то когда снимали?

– Полтора года назад.

– Тогда она еще замужем была, значит, гуляла от мужа!

– Ну почему же гуляла? – наконец и Ольга вставила слово. – Вовсе не обязательно. Может, они просто знакомые.

Ирина усмехнулась и указала на снимок:

– Видели, как этот кобель смотрит на нее?

Ольга повысила голос и проговорила, чеканя слова:

– Нормально смотрит.

– Ну, я не знаю, – сдалась официантка.

– Едем! – Ольга решительно поднялась из-за стола и, не дожидаясь ответа, направилась к двери.

Дайнека и Азалия поблагодарили официантку и тоже направились к выходу. И в дверях столкнулись с мужчиной.

– Простите. – Он удивленно оглядел всю компанию и остановил взгляд на Тишотке. Пес испуганно прижался к ногам Дайнеки и вдруг истошно залаял.

Дайнека подхватила его на руки:

– Тихо! Молчи! Зачем только увязался за нами, лучше сидел бы в машине! – Она поспешно вышла из кафе.

Последней в машину вернулась Азалия.

– Что вдруг случилось с собакой?

Дайнека покосилась на Тишотку:

– Ничего. Просто он – дурак дураком.

– Чем-то не понравился ему тот человек, – заметила Ольга. – Говорят, что у собак развито чутье на плохих людей.

– Нормальный мужик. – Азалия устроилась поудобнее. – Я бы сказала, симпатичный. Обратили внимание, какая на нем обувь?

– Какая?

– «Джордж Кливерли», английская марка, от четырехсот евро за пару.

– Сейчас не до обуви. – Дайнека завела машину. – Едем!

Когда они добрались до деревни Городище, уже стемнело и в домах зажглись огоньки. Чтобы разузнать о Петровых, зашли в магазин, и продавщица вышла на крыльцо, чтобы показать зеленую крышу нужного дома.

Вскоре автомобиль Дайнеки остановился рядом с ним и осветил фарами ворота. Из калитки вышла женщина лет пятидесяти в платке и теплой домашней куртке. Щурясь, она вглядывалась, пытаясь распознать, кто приехал.

Дайнека догадалась выключить фары и вышла.

– Вам чего? – громко спросила женщина.

– Здравствуйте. Валентина Петрова здесь проживает?

– Валентина – дочь моя. Зачем она вам?

Из машины вышла Ольга, поздоровалась и встала рядом с Дайнекой.

– Нам нужно поговорить с Валентиной, – сказала она.

– Нету ее. – Женщина растерянно развела руками. – Еще днем ушла на озеро. До сих пор не вернулась.

– Днем – это во сколько? – поинтересовалась Дайнека.

– Двенадцати еще не было.

– Но сейчас уже восемь вечера.

– Вот я и волнуюсь! – Мать Валентины огорченно всплеснула руками. – И ведь, главное, с собакой ушла. Ни пса, ни ее.

– Собака какая?

– Хаски.

– До озера далеко? – спросила Дайнека.

– Близко! Напрямки, через Александрову гору.

Дайнека напомнила:

– Мы на машине.

– Тогда ехайте на дорогу, а там за перелесками воду увидите.

Девушки вернулись в автомобиль, Дайнека свернула на трассу, которая опоясывала Плещеево озеро и вела в город Переславль-Залесский. А мать Валентины стояла у ворот, приложив руку к глазам, до тех пор, пока машина не скрылась из виду.

Воду и в самом деле было видно с дороги, она масляно серебрилась в темноте за деревьями. Оставив машину на обочине, девушки вместе с Тишоткой начали спускаться к воде. Спуск был пологим, Тишотка бежал впереди по утоптанной дорожке, которая была усыпана сухими листьями так, что каждый шаг в темноте сопровождался тревожным шепотом. Октябрьский воздух бодрил, к вечеру температура опустилась до нуля. Чем ближе девушки подходили к воде, тем холоднее становилось.

– У меня зуб на зуб не попадает, – пожаловалась Дайнека и подняла воротник куртки.

Когда из-за облаков на одно мгновенье вышла луна, она мрачно заметила:

– Какой странный туман клубится над озером…

– Ты серьезно думаешь, что мы ее найдем в такой темноте? – спросила Азалия. Ее замерзшие губы с трудом воспроизвели эти слова.

– Я ничего не думаю, я просто иду.

– Куда?.. Зачем?.. – Волкова пыталась найти предлог, чтобы вернуться в машину.

– Сама хотела на Плещеево озеро, – усмехнулась Дайнека и простерла руки: – Вот! Наслаждайся!

– Да ну его к черту! – вскрикнула Азалия и чуть слышно добавила: – К тому же я хотела к Синему камню.

– Вот же он. – Ольга кивнула на указатель: «Синий камень».

– Где?! – Азалия закрутилась на месте и, заметив в темноте гранитную глыбу, достала телефон. – Сейчас посмотрим, какой же ты синий.

– Странно. – Дайнека приблизилась к камню. – Отсюда до воды метров двадцать. Когда мы приезжали с отцом, камень лежал у воды и за ним стеной росли камыши.

– Может быть, это Плещеево озеро высыхает? – предположила Ольга.

– Но деревья-то на берегу как стояли, так и стоят.

– Выходит, Синий камень и вправду сам выползает на сушу. – Ольга поежилась. – Ой, девочки, что-то мне не по себе. Страшно здесь.

– И холодно. – Азалия влезла на камень. – Подождите, я только желание загадаю. – Она запрокинула голову и крикнула в черное небо: – Прошу тебя, Господи, пусть Юра будет только моим!

– Зачем же вслух? – заметила Ольга. – О таком – только наедине с собой или мысленно.

– Плевать! Так он лучше услышит.

Дайнека усмехнулась:

– Камень?

– Боженька, – проговорила Азалия. – Камень – только проводник. Желания выполняет Он.

– Осторожнее…

– Насчет чего?

Дайнека повторила:

– Нужно быть осторожнее, когда что-то просишь.

– Это почему? – насторожилась Азалия.

– Вдруг сбудется.

– На это и расчет. – Волкова улыбнулась. – Надеюсь, при таком раскладе мерзавец не будет мне врать.

– Кому – что… – чуть слышно проворчала Дайнека.

– Ты, кажется, говорила, что твое желание сбылось, но ты потом пожалела? – спросила Ольга.

– Идемте отсюда. Холодно, да и глупо рассчитывать, что в такой темноте мы кого-то найдем, – ушла от ответа Дайнека и зашагала обратно к машине.

Тишотка вдруг остановился, принял стойку и принюхался.

– Что там, Тишотка? – Дайнека не без опаски перевела взгляд на ближайший перелесок и там увидела небольшое светлое пятно.

Из темноты раздался протяжный собачий вой.

– Мамочки! – прошептала Азалия, и они с Ольгой тесно прижались друг к другу.

– Что такое, Тишотка? Что это? – испуганно спросила Дайнека.

Тишотка сделал пару шагов, вытянулся в струну и, задрав морду, протяжно завыл. Ему ответил тот же собачий вой.

В довершение всего пошел мокрый снег, ветер усилился и понес большие слипшиеся хлопья параллельно земле, швыряя их в лица.

Прикрывшись руками, Дайнека продолжала смотреть на белое пятно в перелеске, и ей показалось, что пятно постепенно увеличивается в размерах. Когда страх окончательно овладел ею, она вдруг увидела белую хаски, которая подбежала к ней, потом отскочила и снова подбежала.

– Она зовет нас куда-то, – догадалась Дайнека. – Идемте!

Но Волкова наотрез отказалась:

– Я не пойду.

– Значит, жди здесь! Идем, Ольга! – Не раздумывая, Дайнека побежала за хаски. Тишотка затрусил рядом с хозяйкой, Ольга, чуть отстав, шла позади.

– Не бросайте меня одну! Я с вами! – завопила Азалия и поспешила их догнать.

Они вышли к одинокому дереву на краю перелеска, хаски остановился возле лежавшей на земле женщиной. Дайнека достала телефон, включила фонарик и присела на корточки:

– Она абсолютно мокрая! Что же это такое?.. – Дайнека пощупала пульс и вскочила на ноги. – Слава богу, жива! Ждите здесь! Я подгоню машину!

Полночи Дайнека, Ольга и Азалия провели сначала в приемном отделении Переславльской больницы, а потом до утра в полиции. Допрашивали их поодиночке, но, удостоверившись, что в действиях девушек не было злонамеренности и, наоборот, они спасли несчастную, их отпустили.

Хаски вместе с Тишоткой спал на заднем сиденье, когда все трое вернулись в машину.

– Нужно завезти собаку Валентины домой, – проговорила Дайнека. – И сообщить ее матери о том, что случилось.

Подъехав к дому Петровых, им не пришлось стучаться в ворота. Мать Валентины выбежала навстречу, как только услышала звук машины. Увидев собаку, женщина закричала:

– О господи! Где Валентина? Что с ней?!

– Она жива. – Дайнека поспешила уверить женщину в благополучном исходе. На фоне бурного отчаяния матери ее усталое спокойствие выглядело неуместным. – Валентина в Переславльской больнице. Мы нашли ее неподалеку от Синего камня. Что случилось, пока неизвестно. Врачи говорят, что Валентина еще не пришла в себя, но угрозы жизни нет. – Дайнека уважительно кивнула на хаски. – Ее благодарите. Если бы не она, ваша дочь погибла бы от переохлаждения. Собака согревала Валентину своим телом, а когда заметила нас, привела к ней на помощь.

Мощно прорыдавшись, женщина забрала собаку и скрылась за воротами. Прежде чем вернуться в машину, Ольга подступила к Дайнеке и зловеще прошептала:

– Помнишь, что сказала нам Юдифь?

Дайнека отмахнулась:

– Поехали.

– Вспомни! – Ольга повысила голос. – Ну? – Дайнеке не хотелось вспоминать гадалку и ее мрачные предсказания.

– Прощаясь, Юдифь сказала нам следовать за белой собакой.

<< | >>
Источник: Анна Князева. Жертвы Плещеева озера. 2018

Еще по теме Глава 10. За белой собакой:

  1. Дожи после длинной белой свечи
  2. Наталья Александрова. Магистры черно-белой магии, 2016
  3. Дивидендные собаки
  4. Май 1998 Том 35, номер 5 Моя худшая собака обошлась мне дороже всего
  5. Глава 3
  6. Глава 26 В галерее
  7. Глава 11
  8. Глава 6
  9. Глава 27 Венеция
  10. Глава 10 Дата ее смерти
  11. Глава 31 Два факела
  12. Глава 19 Плач за стеной
  13. Глава 16 Вопросы без ответа
  14. Глава 52 Портрет обугленной розы
  15. Глава 1
  16. Глава 2
  17. Глава 4
  18. Глава 5
  19. Глава 7
  20. Глава 8