Об авторе

Татья?на Поляко?ва — российская писательница, автор произведений в жанре «авантюрный детектив».

***

За сплошной пеленой дождя море впереди едва угадывалось. Набережная была пуста, да и кому придет охота прогуливаться в такую погоду.

Порыв ветра рвал зонт из моих рук.

Я подошла к парапету. Волны набрасывались на камни где-то внизу, я слышала шум, а перед глазами непроницаемая тьма. Черная дыра, где исчезает все: свет, звук, сама жизнь…

Ветер продувал насквозь, но уходить не хотелось. Странная блажь. Вымокнуть насквозь, подцепить простуду… Но при мысли оказаться в теплом уютном номере, выпить чаю, включить телевизор, чтобы слышать голоса – иллюзия присутствия людей рядом… так вот, при этой мысли все во мне возмущалось. Я словно спорила сама с собой: одна половина моего Я вполне здравомыслящая, а вторая… Второй половине хотелось сделать еще шаг и оказаться в темном ничто.

– Идиотка, – пробормотала я, злясь на себя, и поспешно отошла в сторону.

Здесь набережная заканчивалась, стоило внять здравому смыслу и повернуть назад, но море точно притягивало.

По лестнице я спустилась на пляж, думая при этом: какого черта я делаю? В самом деле решила утопиться? Глупость… глупость все, чем я занята в последнее время. Одно то, что я приехала сюда, когда курортный сезон далеко позади…

Однако мне здесь нравилось: закрытые ресторанчики и магазины, которые вместо неоновых огней взирали на море глухими ставнями, как нельзя лучше соответствовали моему настроению. Мир вокруг словно впадал в спячку до самой весны, и мне хотелось того же: уснуть, не видеть, не слышать, чтобы с первым весенним теплом пробудиться полной сил…

Еще одна глупость. Положим, солнце будет светить, но что изменится?

Я прошла к навесу, где летом хранят шезлонги, сложила зонт, который все норовил вырваться из рук, и теперь смотрела прямо перед собой.

Соленые брызги и сюда долетали, я зябко ежилась, но вдруг успокоилась, точно некий всезнайка шепнул: на самом деле ты все делаешь правильно.

Я криво усмехнулась, подставила лицо ветру и закрыла глаза. А когда открыла их, в нескольких метрах от себя обнаружила мужчину. Темнота обволакивала его, точно коконом, он, как и я, смотрел вперед, как будто меня не было рядом. Сгусток тени на фоне черного неба, а я в который раз отметила, уже не удивляясь, что не почувствовала его присутствия. Он из тех, кто появляется из темноты и в ней исчезает, бесшумно, невидимо… Сердце сжалось от боли, захотелось бежать отсюда со всех ног, но я упрямо стояла, глядя перед собой.

Поединок молчанием. Кто не выдержит первым? Ветер продувал насквозь, почему бы действительно просто не уйти?

Я сделала шаг, и тогда он сказал, не глядя на меня:

– Джокер хочет, чтобы ты вернулась.

– Я не вернусь.

Голос мой развеял ветер, я не была уверена, что он услышит. Но он услышал, шагнул ко мне и почти прокричал:

– Глупое упрямство.

– Конечно, что ж еще? – усмехнулась я. «Все, что я делаю, одна большая глупость», – мысленно повторила я едва ли не с удовлетворением. – Странно, что он выбрал тебя, – сказала я.

– Согласен.

Клим шел мне навстречу, тьма отступила, и теперь я видела его лицо. Красивое, отрешенное. Теперь тьма таилась в глубине его глаз. Он мог ухмыляться (улыбки я никогда на его лице не видела), но взгляд оставался таким, как сейчас: суровым, обвиняющим, непреклонным. Капли воды стекали с его волос, руки в карманах куртки.

– Ты зря потратил время, – сказала я.

Мучительно хотелось прижаться к нему, а еще плакать. Очередная глупость.

– Разве? – без усмешки спросил он. – Ты должна вернуться, так считает Джокер.

– Не понимаю, при чем здесь ты, – резко ответила я.

А он засмеялся, коротко и зло.

– Ты его ждала?

– Нет.

Сколько правды в этом ответе? И кому нужна эта самая правда?

– Не можешь ему простить, что он использовал тебя?

– Мы все кого-то используем.

– Мудрое замечание, – кивнул он.

Теперь Клим стоял совсем рядом, и взгляд мой заметался. Смотреть куда угодно, лишь бы не видеть его лица, его глаз.

– Думаю, он чувствует себя виноватым, – продолжил Клим, в голосе насмешка. Он ни секунды не верит в то, о чем говорит, и предлагает поверить мне. – А еще решил, что я могу повлиять на тебя. Из-за нашей недолгой любви, надо полагать.

Последние слова прозвучали откровенно издевательски. Вот я и не удержалась:

– Я спала не только с тобой, но и с Поэтом. Почему бы не отправить его?

– А с Бергманом – нет? Признаться, ты меня удивила. Я думал, ты спишь со всеми в вашей команде.

– Я неразборчива, – кивнула я. – И почему в «вашей» команде? Разве ты не занял место Воина?

– Так вот что тебя задело? – вновь усмехнулся он. – На всякий случай: я не занял его место, у меня есть свое.

– Отлично. Всем привет.

Я направилась к лестнице, воюя с зонтом. Дождь понемногу затихал, я шла по мокрым плитам, торопясь оказаться подальше от этого места, прислушиваясь, в надежде уловить его шаги за спиной. Не может он ходить бесшумно. Или может?

Оказавшись под фонарем в сотне метров от гостиницы, я почувствовала чье-то присутствие, и с удивлением подумала: Клим?

Резко повернулась и успела увидеть силуэт мужчины. Он поспешно скрылся за углом магазинчика с закрытыми ставнями.

– Эй! – зачем-то крикнула я.

Никто не ответил. Но я знала, человек стоит в темноте, наблюдая за мной. Это не Клим. Я бы не почувствовала, что он рядом, если бы он этого не хотел. Тот, кто скрылся за углом, казался крупнее. Возможно, из-за куртки с капюшоном. В его фигуре было что-то знакомое. Клим приехал не один? Тогда с кем?

– Эй, кто вы? – крикнула я еще раз и, не дождавшись ответа, направилась к гостинице.

Гостиница была небольшой, всего-то двадцать номеров, но и те в большинстве своем пустовали. Женщина за стойкой регистрации смотрела телевизор.

– Да вы вымокли до нитки! – ахнула она, глядя на меня. – В такую погоду хороший хозяин собаку на улицу не выгонит.

– Надоело сидеть в четырех стенах, – точно оправдываясь, сказала я.

– С погодой вам не повезло, – кивнула женщина. – Хотите чаю?

– Спасибо. Выпью в номере. Сначала душ приму.

– Это обязательно. Согреетесь…

Я уже поднималась по лестнице на второй этаж, где был мой номер со стандартным набором мебели.

Стеклянная дверь на балкон не была зашторена и сейчас выглядела черным провалом. Я торопливо подошла, еще не сбросив куртку, ухватилась за штору, взгляд упал на круг света под фонарем, и сердце вновь заныло, настойчиво и тревожно. В нескольких метрах левее, там, где свет не касался его, стоял Клим, и, вскинув голову, смотрел на мои окна.

И я замерла, глядя вниз, одной рукой все еще держась за штору, в большом искушении открыть дверь и позвать его. И пусть весь мир катится к черту. Но и он, и я стояли, не шевелясь, не спуская глаз друг с друга, пока он, вдруг резко повернувшись, не зашагал прочь. Искушение окликнуть его стало сильнее.

– Не уходи, – сказала я, но так тихо, что он вряд ли бы услышал, даже находясь в комнате. И в тот же момент поняла: кто-то из темноты все это время наблюдал за нами.

Я не видела его, но знала: он где-то там, возле эллинга. Любопытный прохожий?

Я поспешно задернула штору, сняла куртку, повалилась в кресло и заревела, сама толком не зная причину своих слез. Оплакивала свою любовь, которой так и не суждено было сбыться? Гибель друга? Тоску по жизни, которую вела еще совсем недавно, которую проклинала, но другой жизни не мыслила? Наверное. Я оплакивала все и всех сразу, но легче от этих слез не становилось.

Вдруг возникло искушение позвонить Джокеру.

Я потянулась к мобильному, но тут же отдернула руку. Что я ему скажу? «Привет, Максимильян, как дела?» Почему бы и нет, кстати? Мы не ссорились, не расстались врагами… Не ссорились, просто я решила, что виноват во всем он. Небезосновательно, и все же не совсем справедливо.

Я поднялась и наконец заварила чай. Вновь устроилась в кресле, потом, точно опомнившись, прошла в душ, на ходу раздеваясь.

Вода была горячей, от моего тела вскоре шел пар, а я стояла, упираясь руками в стену, и бестолково повторяла:

– Джокер, Джокер…

Он появился в моей жизни не так давно. Занятный парень, скромно называвший себя ангелом, правда, падшим. Ладно, встречаются и большие оригиналы. Но с Джокером все было очень непросто.

Мы встретились при довольно странных обстоятельствах. Заезжий гуру, на встречу с которым я забрела случайно, попросил меня остаться, каким-то чудом обратив на меня внимание в толпе почитателей. И, к моему несказанному удивлению, сообщил следующее: в прошлой жизни четверо дали кровавую клятву встретиться вновь. Трое уже встретились и ждут меня.

Само собой, я была заинтригована, но так как считала, что возраст, когда верят в сказки, у меня уже давно миновал, на продолжение не рассчитывала. Но оно последовало, и вскоре я оказалась в компании троих мужчин, которые именам предпочитали прозвища: Джокер, Воин и Поэт. У них что-то вроде детективного агентства, вот мне и предложили присоединиться.

Спрашивается, какой от меня толк? Но Джокер, он же Максимильян Бергман, объяснил желание видеть меня в своей команде: все дело в неких способностях (весьма сомнительных, кстати), которые у меня есть. Таких, как я, принято называть экстрасенсами, хотя мне далеко до тех, кого показывают по телевизору.

Положим, найти человека, запертого в багажнике, мне бы труда не составило, я чувствую присутствие людей, могу считать их эмоции (это дало Поэту повод утверждать, что я читаю его мысли, вот уж чушь!). Беда в том, что управлять своими «талантами» я не умела, хотя Бергман и утверждал: это вопрос времени и тренировок.

В общем, я согласилась. Но это было далеко не все. Оказывается, мы не просто так встретились, у нас есть миссия, в которую свято верили трое мужчин. У меня подобное в голове не укладывалось. Послушать их, так мы болтались по жизням (кто ж знает, сколько их было?) с одной целью: найти Черного Колдуна. Он, само собой, наш заклятый враг, и мы должны с ним покончить, чтоб наконец успокоиться.

Как вам такое? Я бы покрутила пальцем у виска, не тратя лишних слов, но кое-что этому мешало. Во-первых, сны, которые видели все, и я в том числе. Во-вторых, колода карт, бог знает как оказавшаяся у Бергмана (или он просто не желал отвечать на этот вопрос). Карты были старыми. Не потому, что выглядели потрепанными, я это знала, чувствовала. У джокера лицо Бергмана, у валета червей – лицо Поэта, то есть Димки. Крестовый король – Воин (его звали Вадим), а у дамы червей… у дамы червей мое лицо. И тут, как говорится, думай что хочешь. Впрочем, с этим я бы как-нибудь справилась, но стоило взять в руки свою карту, как начинались сны наяву, я как будто переносилась в другой мир, в иное измерение.

Бергман говорит: миров множество. Он вообще был не прочь поговорить, да я не особо слушала. Для меня все это было чепухой, хотя многое из того, что происходило, разумного объяснения так и не нашло.

В общем, мы ждали Черного Колдуна, и он не замедлил явиться. Клим. Однако у него была своя версия происходящего. В сказки, которые я слышала от Бергмана, он верил свято (это в голове тоже не укладывалось), но считал, что Джокер и есть Черный Колдун. Кстати сказать, на эту роль он и в самом деле подходил больше других. Все окончательно запуталось, и тогда Бергман придумал довольно хитроумную комбинацию, чтобы заставить нашего врага открыться.

Сказка обернулась настоящим кошмаром, сначала я решила, что мы навсегда потеряли Бергмана, а потом погиб Вадим. С моей точки зрения, за странные фантазии пришлось заплатить непомерно высокую цену.

И я ушла. Вот только не знала, что делать дальше. Вернуться в родной город к маме? Я с трудом представляла подобное. В принципе, подойдет любой город… устроюсь на работу, начну новую жизнь…

Одна беда: старая не отпускала. Каждую ночь в своих снах я видела себя в том самом параллельном мире (или как там его назвать). Я как будто смотрела затяжной сериал, следующая ночь – новая серия. Почти всегда рядом был Вадим. Мы были хорошими друзьями в этой жизни, и любовниками в той. И я просыпалась в слезах, уже во сне зная: он погиб, мы никогда больше не встретимся… Может, поэтому сны теперь бесцеремонно вторгались в повседневную жизнь, и я вдруг растерянно задавалась вопросом: это мои чувства? Или той, другой Елены, которую Бергман то ли в шутку, то ли всерьез назвал Еленой Троянской. Или Еленой Прекрасной…

Пару раз я думала обратиться к врачу, но тут же понимала всю бессмысленность подобного шага. Все, что он скажет, я ежедневно говорю сама себе. А вдруг, кроме этой реальности, есть какая-то еще?

Я выключила душ, довольно громко ответив на свой мысленный вопрос:

– Белая горячка…

Завернулась в полотенце и вышла из ванной, приблизилась к окну, чуть сдвинула штору. Желтый пятачок света под фонарем. Я быстро натянула теплый свитер, джинсы, резиновые сапоги, купленные вчера в местном магазинчике, и дождевик. Взглянула в зеркало. В таком виде на темной улице я буду похожа на привидение.

Через несколько минут я покинула номер.

Увидев меня, женщина на ресепшене решит, я спятила. По этой причине я предпочла выход на пожарную лестницу. Дверь запиралась на ключ, он торчал в замке.

Ветер едва не сбил меня с ног, когда я вышла на лестницу. Держась за перила, спустилась вниз. Проходя мимо окна ресепшена, я пригнулась.

На набережной по-прежнему ни души. Я прошла сотню метров, и вот тогда почувствовала его. Оглянулась. Никого поблизости. Он мог быть рядом, затаиться в темноте.

– Клим? – крикнула я. Мне хотелось, чтобы это был он. Но темнота молчала. – Эй! – куда тише произнесла я. – Я знаю, что ты здесь.

Тишина. Только дождь стучал по крыше соседней палатки да волны накатывали на валуны внизу.

– Или выходи, или убирайся к черту!

Интересно, что бы подумал случайный прохожий, наблюдая за мной? Решил бы, что я спятила? И был бы прав. После душа следовало лечь в постель, а не шляться под дождем. Но я упорно направилась к пляжу, и вскоре различила шаги. Едва слышные. Я ждала, когда он приблизится, но он держался на расстоянии. И когда я оборачивалась, шаги мгновенно стихали, а за спиной была лишь темнота. Он играл со мной.

– Сукин сын, – пробормотала я и, миновав очередной фонарь, развернулась и быстро пошла назад, почти бежала.

Ни шагов, ни чувства, что кто-то есть за спиной. Он исчез. Впрочем, учитывая обстоятельства, не так-то это и трудно. Кто бы ни был этот человек, он не хотел, чтобы я его видела.

Я вернулась к гостинице, но еще некоторое время сидела на нижней ступеньке лестницы, точно зная: из темноты за мной наблюдают.

– Как хочешь, – усмехнулась я и стала подниматься на второй этаж, на ходу достав ключ.

Стоило мне закрыть глаза, как я увидела Вадима. Даже успела подумать: он здесь, сидит возле кровати. Это было так явственно, что захотелось поднять голову с подушки, коснуться его… Помнится, поначалу я так и делала, каждый раз испытывая горькое разочарование оттого, что рядом никого нет.

– Привет, – шепнула я, а он улыбнулся. Наклонился и легонько коснулся моих губ. – В психушку тебе дорога, – сказала я и добавила на всякий случай: – Это я себя имею в виду.

И опять заревела, упрямо сжимая веки, не желая видеть пустую комнату. Протянула руку, и пальцы зависли в пустоте, но мне все равно казалось: они коснулись его теплой ладони.

– Я тоскую по тебе, – вздохнула я и точно провалилась в черную пустоту.

А потом вдруг вспыхнул свет, и я увидела, как Вадим идет навстречу.

– Я с тобой, – сказал весело, откидывая со лба волосы, и засмеялся. – В этой жизни, и в любой другой, будь они неладны.

Утром проглянуло солнце, но это настроения отнюдь не улучшило. Позавтракав, я позвонила маме. Потом отправилась на прогулку, других идей не было.

На набережной появились редкие отдыхающие, с каждым днем их становилось все меньше. Небольшой курортный городок, еще недавно шумный, пустел на глазах. Один из ресторанчиков на набережной работал, я устроилась за столиком, выпила кофе, смотрела на море, теперь спокойное. Ветра не чувствовалось, день обещал быть теплым. А я в который раз задавалась вопросом: сколько еще протяну здесь? И что делать дальше?

Мысли о вчерашней встрече я упорно гнала прочь. Хотела ли я вернуться? Нет. Рядом с Бергманом чувство вины лишь усилится. В гибели Вадима я винила не только Максимильяна, но и себя. Наверное, себя даже больше. Я должна была что-то сделать, повлиять на них. Хотя в глубине души знала – это бесполезно. Они уверены, что выполнили миссию, а я не верю даже, что эта миссия существовала.

Вскоре я поймала себя на том, что присматриваюсь к редким прохожим, исподволь наблюдая за официанткой и барменом. Никому не было до меня дела, а я пыталась отгадать: тот, кто сопровождал меня вчера во время вечерней прогулки, все еще здесь?

Может, все это от безделья? Появление неизвестного вносит разнообразие в мою никчемную жизнь? Да и шел ли кто-то в действительности за мной? Не было ли это игрой воображения? Клим… Подобное поведение не в его стиле. Но под окном он стоял.

«Почему я не позвала его? – задала я себе вопрос и незамедлительно ответила на него: – Потому что время дурацких поступков прошло».

Расплатившись, я отправилась дальше по набережной, солнце вскоре спряталось, заморосило, а я укрылась в кинотеатре. Посмотрела фильм в компании четырех подростков, которые, должно быть, тоже не знали, чем себя занять, вернулась в гостиницу, до ужина читала, потом вновь отправилась на прогулку. С набережной меня прогнал разошедшийся дождь.

В гостиницу я вошла, стаскивая дождевик у двери, чтобы в холле не образовалась лужа.

– Опять ливень, – сказала я женщине на ресепшене.

Само собой, она и без меня это знала, но я считала, что должна что-то сказать, к тому же затяжное одиночество уже тяготило, хотелось просто услышать чей-то голос.

Администратор, звали ее Люба, выглядела непривычно сдержанной.

– Да, – ответила неуверенно, взгляд ее метнулся в сторону, туда, где возле панорамного окна стоял диван и два кресла. В одном из них, спиной ко мне, сидел мужчина, на столике перед ним чашка кофе. – Это к вам, – быстро проговорила Люба, вздохнув с облегчением.

Я кивнула, повесила дождевик на вешалку и направилась к креслу, уже зная, кого увижу.

Бергман сидел, закинув ногу на ногу, уткнувшись в планшет. Может, он так увлекся, что нашего диалога с Любой не слышал? Сомневаюсь. Он поднял голову, взглянул на меня и улыбнулся.

Некоторая маета администратора стала понятна. Бергман умел производить впечатление, даже если был одет в джинсы и футболку. Сейчас он был в темно-сером костюме и белой рубашке, впрочем, даже определение «белоснежная» страдало бы неточностью, она была ослепительной белизны. Галстук в полоску и, разумеется, запонки. Крупные черные камни, загадочно мерцавшие на фоне манжетов. Думаю, Любу это и доконало. Или все-таки взгляд Бергмана? Глаза его сейчас казались такими же темными, как камни запонок, и так же странно мерцали, точно вбирали в себя свет, навсегда похоронив его в своих глубинах.

Сейчас я не смогла бы назвать его лицо красивым, уж очень оно тревожило, и тревога эта быстро переходила в страх. Люди всегда боятся того, чего не в силах понять. На самом деле глаза у него синие, и эта бездонная темнота и странное мерцание – не более чем игра света.

Бергман поднялся, сказал «привет» и легко коснулся губами моей щеки.

– Привет, – ответила я. – Давно ждешь?

– С полчаса.

Представляю, что за это время пережила Люба.

– Ты мог бы позвонить.

– Я никуда не спешу, – пожал он плечами.

Я покосилась на администратора и сказала со вздохом:

– Идем в номер. Или сначала выпьешь кофе? – указала я кивком на чашку.

– Кофе здесь – страшная гадость, – вздохнул он.

Мы поднялись по лестнице, я впереди, он сзади, прихватив свое пальто, небрежно брошенное на соседнее кресло. И он, и я предпочли молчать.

Войдя в номер, Бергман огляделся, повесил пальто и замер у двери, точно в нерешительности. Вряд ли в самом деле так: эта самая нерешительность ему совсем не свойственна.

– Садись, – я указала на единственное кресло.

Сбросив обувь, устроилась на кровати, поджав ноги и сунув подушку за спину. Бергман сел, взглянул в упор и сказал:

– У нас новое дело. Пора приступать.

Я отвела взгляд в сторону, поймав себя на том, что кусаю губы. Дурацкая привычка.

– Вы справитесь без меня, – зачем-то сказала я.

– Нет, – просто ответил Бергман.

– Справитесь. Пользы от меня немного.

– Напрашиваешься на комплимент? – улыбнулся он.

Его улыбка могла растопить льды Ледовитого океана, но взгляд оставался прежним.

«У Бергмана лицо ангела, – мысленно усмехнулась я. – Правда, падшего». Не зря он так себя называет.

– Максимильян, – вздохнула я. – Ты прекрасно знаешь… вчера я уже все сказала Климу. Кстати, довольно странный выбор посланника. – Я попыталась произнести это ровным голосом.

– Я подумал, вам есть что сказать друг другу, – пожал он плечами.

– Да? – против воли я начала злиться. – И что же?

– Ну… – Он пожал плечами. – Тебя останавливало то, что он наш враг. Теперь мы знаем, что это не так.

– Сомневаюсь, что теперь мы станем друзьями.

– Ты винишь нас в смерти Вадима, – начал он, а я перебила:

– Да. Виню. И себя, и вас. Тебя больше, чем других. Из-за твоих дурацких сказок погиб человек, которого мы все любили. Я не ошибаюсь? Он ведь был дорог тебе?

– То, что ты называешь дурацкими сказками… – начал он с легкой усмешкой, чем вывел меня из терпения.

– Я не хочу слышать всю эту хрень! Понял? Нет ничего важнее человеческой жизни, – сказала я уже спокойнее.

– Очень многие с тобой не согласятся.

– Мне плевать.

– В тебе говорит обида. Ты не ожидала, что врагом окажется Вадим. Ведь ты любила его. Но враг от этого не перестает быть врагом.

– Он спас меня.

– Да. Но это тоже ничего не меняет.

– Вот как?

– Мы должны следовать своему предназначению, – сказал Бергман. Голос звучал мягко, точно он разговаривал с ребенком или тяжелобольным. – Вадим это понимал.

– Звучит двусмысленно, не находишь?

Максимильян пожал плечами.

– Допустим, все так, как ты говоришь, – после паузы задиристо начала я. – Мы спасли мир от Черного Колдуна, честь нам и хвала. Миссия выполнена. Какого лешего нам держаться вместе? Может, стоит каждому идти своей дорогой?

– С чего ты взяла, что все кончено? – очень серьезно спросил Бергман.

Я нервно хохотнула.

– Что, есть еще враги? Какой-нибудь очередной колдун?

С минуту он смотрел на меня, вряд ли потому, что не знал ответа, во взгляде его была печаль, словно я вынуждала его произнести то, о чем он предпочел бы молчать.

– Во скольких делах ты принимала участие? – спросил он. – В четырех, если не ошибаюсь.

Бергман не ошибался, о чем мы прекрасно знали, но он держал паузу, ожидая ответа, и я ответила с досадой:

– Да. И что?

– В двух из них речь шла о серийных убийцах. – Я кивнула, вдруг почувствовав беспокойство. – Не слишком ли высок процент?

– Это случайность, – пожала я плечами.

– Думаешь?

– О чем ты? Я не понимаю.

Бергман, подавшись вперед, прочертил пальцем линию на консоли, вроде бы машинально, точно задумавшись о своем. Но через мгновение заговорил:

– Мир света неизбежно сталкивается с миром тьмы. Мы – стражи, призванные охранять границу. Кто-то из тварей прорывается в этот мир. Наша миссия – остановить их. Пока еще не поздно.

Признаться, от этих слов мне стало не по себе. Слишком убежденно это прозвучало, как будто он не просто был уверен в этом, а знал наверняка.

– Занятно, – усмехнулась я. – Теперь у нас другая миссия?

– Все та же, – улыбнулся он. – Он был одним из них. Возможно, самым опасным, но точно не единственным.

– Вот как, – покивала я, не зная, что сказать на это.

– Возвращайся, ты нам нужна, – сказал он, а я усмехнулась.

– Нам?

– Мне, – помедлив, ответил он. – Ты очень нужна мне. Поэту, безусловно, тоже. С Климом сама разберешься.

– Помнится, ты хорошо знал, какой я должна сделать выбор.

– Я и сейчас знаю. Но предпочитаю, чтобы ты сделала его сама. И причина тебе известна.

– Хорошо. Я подумаю, – сказала я, самой себе удивляясь.

– Сколько тебе понадобится времени? – спросил он, поднимаясь.

– Не знаю. В любом случае, тебе не стоит здесь оставаться. Я позвоню, обещаю.

– Что ж… – Он шагнул к двери, повернулся, вспомнив о пальто, наклонился ко мне с намерением поцеловать на прощание, а я сказала:

– Он мне снится каждую ночь.

С минуту мы смотрели в глаза друг другу, потом он молча кивнул, словно соглашаясь, направился к двери и, уже взявшись за ручку, сказал:

– Мне тоже.

Я вскочила с кровати, шагнула к нему, торопливо обняла, уткнувшись в плечо. Он гладил мою спину, сказал с печалью:

– Все устроится, потерпи.

Ни он, ни я не разжимали рук, но в этом объятии не было ничего сексуального, мы были точно дети, которые искали защиты друг у друга.

Бергман слегка отстранился, провел ладонью по моей щеке и поцеловал меня в лоб, а я напомнила себе, что он великий манипулятор.

– Ты на машине? – спросила я.

– Взял в аренду в аэропорту. Стоит под окнами.

– Будь осторожен. Дороги здесь скверные.

– Жду твоего звонка, – кивнул он и через мгновение закрыл за собой дверь.

Стоя возле окна, я видела, как он вышел из гостиницы и направился к машине. Он шел, глядя перед собой, глубоко задумавшись, по крайней мере, именно такое впечатление производил, но перед тем, как устроиться за рулем, нашел взглядом мое окно и с улыбкой помахал рукой на прощание.

Я помахала в ответ, силясь улыбнуться, и тут же пожалела, что не уехала с ним. Я могу позвонить, он вернется, и мы отправимся вместе. Но я знала, что не позвоню. Вадим был его другом, и то, что случилось… Мне хотелось верить: он сказал правду, ему так же больно, как и мне. И вместе с тем не давал покоя давний вопрос: способен ли Бергман испытывать эти самые чувства?

– Расчетливый, сукин сын, – в досаде буркнула я, а голос внутри меня ехидно осведомился: «Злишься, что он не запечатлел на твоих устах любовный поцелуй?»

Неужто в самом деле так? Однако сейчас куда больше меня беспокоило другое. Слова Бергмана о стражах пограничья. Очередная бредовая идея, которую он придумал между делом, чтобы меня вернуть? Но зачем я ему? Джокер просто нуждается в подопытных кроликах или за всем этим действительно что-то есть? Что? Разумеется, тот факт, что дважды нам пришлось столкнуться с настоящими маньяками, не более чем случайность… А если все-таки нет? В любом случае, благодаря нам они сейчас в тюрьме, разве не это главное? Я пытаюсь найти в жизни смысл, а он лежит на поверхности.

Выходит, я должна вернуться? А как же Вадим? Сделать вид, что охота на преступников куда важнее его гибели? По крайней мере, теперь Бергману нет нужды повторять свои нелепые сказки, если уж с Черным Колдуном покончено. Никаких прошлых жизней, никаких Поэтов, Девушек и Джокеров, мы обычные люди с обычной работой.

– Ты сама-то в это веришь? – нервно хихикнул внутренний голос.

Всю ночь я не спала, а поднявшись задолго до завтрака, быстро собрала вещи и вызвала такси. Билет купила по дороге в аэропорт.

Конец октября в средней полосе России далеко не лучшее время. Дождя не было, но все краски вдруг куда-то исчезли, оставив лишь один цвет – серый, вызывавший зевоту и уныние. Только в такси я вспомнила: в квартире, в которой я жила, теперь другие люди. Квартира принадлежала моей подруге, а я, уезжая, вовсе не планировала вернуться, о чем и поставила ее в известность.

– Черт, – досадливо буркнула я. – Придется заняться поисками квартиры.

Я достала мобильный и набрала номер Бергмана.

– Привет, – сказал он, в голосе чувствовалось напряжение.

– Я в городе, – сказала я.

Мне показалось, или он вздохнул с облегчением?

– В аэропорту? Я сейчас приеду.

– Я в такси. Сниму номер в гостинице и к обеду буду у тебя.

– В гостинице? Ах, ну да… Послушай, зачем все эти сложности, ты можешь жить у меня. Я буду только рад. Обещаю не досаждать своим присутствием во внерабочее время. Идет?

– Звучит заманчиво, – усмехнулась я. – Правда, есть еще Лионелла.

– Которая отлично готовит.

– Рискую набрать лишние килограммы. Спасибо за приглашение, пожалуй, я им воспользуюсь. Честно сказать, гостиницы мне уже осточертели.

Насчет гостиниц – чистая правда, но ничего бы со мной не случилось, поживи я там еще неделю, а за это время квартиру бы нашла. Но я согласилась жить в доме Бергмана. С какой стати, интересно? Надо было спросить, Димка тоже там живет? А Клим? Нет, в такое трудно поверить. Хотя…

Остаток пути я изводила себя вопросами, на которые по большей части ответов не знала. Наконец я вышла из такси, перешла дорогу и оказалась возле дома Бергмана.

В городском фольклоре он фигурировал как «дом с чертями». В этом я усматривала иронию, хотя, вполне возможно, то была народная мудрость. Как знать. Таким прозвищем дом обязан горгульям на крыше, которых человек неискушенный мог принять за чертей. Здание в готическом стиле для здешних мест редкость, лично я другого такого не знала. Воплощение фантазий толстосума, построившего его больше ста лет назад. Похоже, он приходился Бергману родственником. Впрочем, в этом я вовсе не была уверена, не в родстве с бывшим хозяином особняка, а в том, что знала хоть что-то достоверное о Бергмане. Все мои попытки в этом направлении терпели полный крах. Помнится, Вадим не раз говорил, если Бергман не хочет, чтобы об этом знали, никто не узнает. И оказался прав.

Все сведения сводились к следующему: Максимильян появился в этом городе несколько лет назад. Выкупил у городских властей особняк, находившийся в запустении, отреставрировал его, на первом этаже открыл букинистический магазин, остальные были в его личном пользовании. Жил он в доме вдвоем с Лионеллой, строгой дамой за семьдесят, которая выполняла всю работу по дому, а Максимильяна именовала не иначе как хозяином. В букинистическом магазине, который тоже был весьма необычным, делами заправлял симпатичный старичок, Василий Кузьмич. С ним мы дружили. Лионелла, кажется, меня терпеть не могла. Впрочем, всех остальных членов команды, скорее всего, тоже, не считая обожаемого хозяина, разумеется.

Задрав голову, я некоторое время разглядывала горгулий на крыше. Временами казалось, что они двигаются. Или вдруг подмигнут. Разумеется, это просто фантазии, но сейчас я вдруг подумала: что-то с ними не так. Та, что была ближе ко мне, вдруг совершенно явственно кивнула.

– Охренеть, – сказала я в большой печали, всерьез начав сомневаться в своем душевном здоровье, и ехидно добавила: – Ну и рожи у вас, подружки… – И направилась к калитке.

Дверь мне открыла Лионелла. Темно-серое платье, аккуратная прическа. Невероятно, но на ее обычно строгом лице появилось нечто подобное улыбке: губы дрогнули и чуть раздвинулись в стороны. Признаться, это произвело впечатление, похоже, я замерла с открытым ртом.

– Проходите, – сказала старушенция.

– Здравствуйте, – она кивнула, а я съязвила: – Помнится, вы не раз напоминали о хороших манерах.

– Рада, что вы вернулись, – в отместку заявила она. – Без вас в моей жизни явно чего-то не хватает.

– Чего-то хорошего, надеюсь?

– Не обольщайтесь, – отрезала она.

– Слава богу, значит, в этом мире мало что изменилось.

– Хозяин просил вас накормить, – заявила она, а я ответила:

– Спасибо, обойдусь. Где он, кстати?

– В кабинете. Вместе с Поэтом и… тем человеком.

– Вы Клима имеете в виду?

Я поднималась по лестнице с чемоданом, Лионелла следовала за мной, что позволило нам продолжить разговор.

– Я бы советовала вам проявить осторожность.

– Хозяину вы дали такой же совет?

– Он не нуждается в моих советах, – заявила Лионелла.

Я вздохнула, притормозив, и повернулась к ней.

– А я, по-вашему, в них нуждаюсь?

– Женщины редко думают головой, – осчастливила она.

– Это вы сейчас о ком?

– О вас, разумеется. Время моих безумных поступков прошло безвозвратно.

Возразить на это было нечего, и я вновь вздохнула.

– Это ли не преимущество зрелого возраста.

– Не уверена.

– Я у вас недолго поживу, – решила я ее порадовать.

– На вашем месте я бы не спешила. Рядом с хозяином вы, по крайней мере, в безопасности.

– И какая опасность мне грозит?

– Почему бы вам не пройти в вашу комнату? Она готова…

Я зашагала дальше, но от язвительности удержаться не могла:

– Вы быстро управились, учитывая, что позвонила я полчаса назад.

– Хозяин отдал необходимые распоряжения еще вчера.

– Ах, ну да, он же у нас провидец.

Лионелла распахнула дверь комнаты, но вместе со мной входить не стала.

– Я сообщу хозяину, что вы будете у него через двадцать минут. Этого времени хватит?

– За глаза. То есть, я хотела сказать, более чем.

Губы Лионеллы вновь подозрительно дрогнули.

– Добро пожаловать, – сказала она без намека на иронию. Хотела закрыть дверь, а я заметила:

– Кстати, это самая длительная наша беседа за все время.

Именно так и было. Разговорами меня Лионелла удостаивала редко и обычно обходилась десятком фраз.

– Наверное, мы успели соскучиться, – на полном серьезе ответила она и удалилась. А я головой покачала:

– Чудеса.

Быстро распаковала чемодан. Вещей у меня самый минимум, с некоторых пор я считала отсутствие барахла одним из признаков свободы. В этом мы точно не сходились с Бергманом. У него не дом, а пещера Али-Бабы со множеством диковин (магазин внизу в этом смысле ничем не уступает жилым помещениям). Впрочем, у меня и дома-то нет. И обзаводиться им я не собираюсь. Обойдусь съемным жильем.

Я отправилась в душ, после чего надела чистую футболку и домашние брюки. Не удержалась и посмотрела в зеркало. Собрала волосы в хвост. В таком виде меня вряд ли кто примет за Елену Прекрасную. Однако кое-что смущало. Лицо при полном отсутствии косметики было очень ярким. Может, раньше я просто не обращала на это внимание? Другая девушка такому обстоятельству, безусловно, порадовалась бы, а меня это, скорее, пугало. Как и любое отклонение от нормы. Я хотела быть обычным человеком в привычном мире, но с некоторых пор это было не так просто.

– Ерунда, – заявила я девице в зеркале, и поспешила покинуть комнату.

В доме было два кабинета, один личный (вот уж где глаза разбегались от всяких редкостей), другой предназначался для встреч с клиентами. Там все говорило о статусе хозяина, но вовсе не о его личности. Бергман сказал, у нас появился клиент, однако о наличии в доме гостя Лионелла не сообщила, значит, мужчины, скорее всего, в кабинете по соседству.

Я без стука распахнула дверь и удовлетворенно кивнула: с выбором я угадала. Бергман сидел за столом в рубашке без галстука и бархатной стеганой куртке с шелковым воротом. Темные волосы зачесаны назад. Серый свет робко заглядывал в окно, и теперь глаза Бергмана казались куда светлее: два ярких сапфира на фоне смуглой кожи.

– С приездом, – сказал он, поднимаясь мне навстречу.

Мы обнялись, точно не виделись долгое время, а я его поцеловала. Не знаю зачем. Меня так и подмывало сделать то, чего обычно делать я избегала. Бергман в ответ погладил меня по голове отеческим жестом, отчего мне тут же захотелось сказать ему гадость. Но я сдержалась. Пожалуй, хватит глупостей на сегодня.

Димка, до моего появления сидевший в кресле, по обыкновению уткнувшись в ноутбук, вскочил и с радостной улыбкой кинулся ко мне. Но после моей выходки с поцелуем заметно помрачнел.

– Привет, – сказал он, когда Бергман уступил ему место.

Особо не заморачиваясь, его я тоже поцеловала. Бергман при этом едва заметно усмехнулся, а вот Димка явно не знал, как реагировать, однако подобрел совершенно точно.

– Рад тебя видеть, – заявил он. – Я ужасно скучал.

– Я тоже, – кивнула я, стараясь не смотреть влево, где в кресле вполоборота ко всем сидел Клим, наблюдавший за всем этим с кривой ухмылкой.

Он не поднялся, ничего не сказал, а я подумала: «Неужто весь этот цирк я для него устроила?», молча кивнула и удостоилась кивка в ответ. В моих объятиях он не нуждался. Вот и хорошо.

Я устроилась в кресле у окна, демонстрируя оживление, и сказала:

– Лионелла сегодня необычайно разговорчива.

– Просто все очень рады твоему возвращению, – улыбнулся Бергман.

– Это точно, – поддакнул Димка. – Не знаю, что бы мы делали без тебя.

Клим с равнодушным видом смотрел в окно, не собираясь принимать участие в разговоре.

– Чем занималась? – не удержался Димка.

– Ничем, – вздохнула я. – Делала вид, что ищу смысл жизни. Но в основном смотрела сериалы.

– Значит, неплохо отдохнула, – кивнул Бергман.

– Можно и так сказать.

– Отлично. Тем более что нам предстоит работа.

– Новое дело?

– Да. К нам обратилась Боровская Евдокия Семеновна. – Бергман перевел взгляд на Поэта, предлагая ему продолжить.

К тому моменту Димка успел устроиться в кресле и, положив ноутбук на колени, открыл записи. Выглядел Димка лет на двадцать с небольшим, хотя был гораздо старше. С Бергманом они познакомились, когда у Поэта возникли крупные неприятности. Он – хакер, причем из тех, кто способен добыть любые сведения. С тех пор свои способности он использовал исключительно в целях расследования, хотя наверняка закон по-прежнему нарушал. Но деньги зарабатывал вполне легально. К одежде был равнодушен, за руль садился неохотно, а когда была в том нужда, обходился своей старой тачкой, так что его банковский счет рос на глазах.

«Вот у Вадима деньги не задерживались, – подумала я. – Он тратил их с удовольствием».

Димка же точно не знал, куда их деть. Жил, как и я, на съемной квартире, предпочитая общественный транспорт, а новую футболку покупал, когда старая уже никуда не годилась. Сейчас он был одет в джинсы и черную рубашку-стретч, подчеркивающую его отличную фигуру. Логотип на кармашке сбивал с толку.

– Классная рубашка, – заметила я.

Димка посмотрел удивленно, потом, точно что-то вспомнив, ответил:

– Джокер одолжил. Вчера забыл свою выстирать.

«Значит, в этом мире мало, что изменилось, – удовлетворенно подумала я, а Димка продолжил:

– Итак, Боровская Евдокия Семеновна. Оперная певица, между прочим. Меццо-сопрано. Звезда нашего театра. Правда, уже на пенсии. Перенесла операцию на горле и… в общем, петь уже не могла. Замужем за крупным чиновником, он много чего возглавлял, был мэром родного города, председателем областного суда… Не буду перечислять все, скажу только, дядя скончался несколько лет назад, оставив Боровскую богатой вдовой. Вторично замуж она не вышла, хотя охотники бы наверняка нашлись. О личной жизни сведений никаких, нам она сказала, что одинока. Месяц назад пропала ее дочь, Зорина Нелли Иосифовна, двадцать восемь лет. Замужем за Зориным Максимом Александровичем, бизнесменом. Ему сорок четыре года, и это его второй брак. От первого брака – дочь-подросток, зовут Инга, ей четырнадцать. По мнению Боровской, девчонка замкнутая, держится особняком, хотя хлопот родителям не доставляет. Я проверил, учится хорошо, но подруг у нее, судя по всему, нет, как нет и странички в соцсетях, а это нынче редкость.

Я слушала Поэта, исподволь наблюдая за Климом. Он продолжал сидеть вполоборота с довольно отстраненным видом, точно и Димкины слова, и все происходящее совсем его не интересовало. Однако он был здесь. И хоть Бергман никак его присутствия не объяснил, но то, что он был среди нас, само по себе показательно. И понять это можно лишь в одном смысле: он член команды, то есть занял место Воина?

Как правило, на задание Вадима отправляли в моей компании. А что теперь? Неужто Бергман в самом деле, сочтет замену приемлемой, и нам придется работать вдвоем с Климом? Оставаться наедине? Бергман спятил. Хотя… ему-то что до моих терзаний? И с какой стати, по его мнению, мне терзаться? Девушка должна сделать выбор…

Девушка – это мое прозвище, дурацкое, согласна, но я успела к нему привыкнуть. Так вот, Бергман утверждал, что от меня многое зависит, и я должна сделать выбор. Только не спрашивайте, какой в этом смысл. Понятия не имею.

Если верить все тому же Бергману, только я могла решить, кто есть кто. Рядом со мной лучший друг, злейший враг и любовник. Никто, похоже, о своей роли наверняка не знает, никто, кроме Клима. Он-то в себе уверен, и в моих подсказках не нуждается. Он мой враг, который в прошлой жизни любил меня. А я его предала. Вот как-то так. За что он меня ненавидит до сих пор или все еще любит. По-моему, он сам толком не разобрался.

Я вновь покосилась на него. Клим предпочитал черный цвет, и сейчас был одет во все черное: костюм, тонкий джемпер. Если Джокер зачастую выглядел щеголем, то Клим чересчур консервативно. Впрочем, в светлой одежде представить его затруднительно. Возле него и сейчас сгущались тени, словно он их притягивал. Он пугал и будоражил воображение не меньше, чем Джокер. Вот только выглядел куда мрачнее.

Красивое лицо без возраста. Ему могло быть и тридцать, и сорок. Если верить паспорту, тридцать пять, но, имея дело с таким типом, кто ж поверит паспорту? Тем более что из того же документа следовало: он не Клим, а Танатос Гунар Станиславович. Климом он именовался, когда мы шастали в другом мире. Можно было счесть это блажью (ну, придумал себе человек прозвище, и что?), однако фамилия по паспорту вызывала еще больше вопросов. Танатос – бог смерти, и я подозревала, что назвался он так не случайно, не зря тьма следует за ним неотступно. В колоде карт он туз пик.

Кажется, он заметил, что я за ним наблюдаю, и криво усмехнулся, не глядя в мою сторону. А я продолжила свои невеселые размышления. Если Джокер и надеялся, что я сделаю правильный выбор, то зря. Дважды я его разочаровала. Первый раз закрутила роман с Димкой, а второй… в общем, одна встреча с Климом закончилась постелью. И, похоже, с выбором я опять намудрила. А коли так, отчего бы не подсказать глупой девице, кто ее суженый? Если таковой есть в наличии?

Так нет, Бергман помалкивает. Не желает на меня давить. Лично у меня вопрос: если он все знает заранее, какого лешего мне напрягаться? И к чему сейчас все это, когда наша главная миссия позади? Предположим, мы стражи границы, но так ли теперь важно, кто есть кто?

«Этот сукин сын просто не может обойтись без загадок», – с раздражением подумала я, глядя на Бергмана.

Он тоже посмотрел на меня внимательно. А в моей черепной коробке вдруг всплыл ответ: потому что на самом деле ничего не закончилось. У меня очередные глюки, или он внушением занимается? Да еще мои мысли читает? С него станется. Все, что касается Бергмана, однозначному определению не поддается. Может, он жулик, а может, падший ангел. И то и другое равно приемлемо. В его способностях я могла убедиться, но они иногда так тревожат, что я предпочитаю думать: передо мной ловкий фокусник, гипнотизер и махинатор. Вопрос: если все так, то почему я здесь? Да потому, что в определениях, мною же придуманных, я сомневаюсь. Очень хотелось разгадать его загадку, но я не без оснований полагала: вряд ли на этот раз я продвинулась дальше, чем в предыдущие.

Димка между тем продолжал читать, а я попыталась сосредоточиться на его словах.

– Теперь главное, – сказал он. – Отчего, собственно, почтенная дама к нам и обратилась. У нее возникли подозрения, что зять причастен к исчезновению дочери. То есть они у нее были всегда. Но сейчас она не только убеждена в его вине, но и считает: зять препятствует ведению следствия.

– Это как? – подала я голос.

– Если верить Боровской, в друзьях у него начальник следственного комитета. И на самом деле ее несчастную дочь никто не ищет, – ответил Бергман.

Судя по едва заметной улыбке, словам клиентки он не очень доверял.

– Это правда? Я дружбу имею в виду, – задала я очередной вопрос, на этот раз ответил Димка:

– Судя по всему, да. Я нашел несколько фоток, где они вместе культурно отдыхают.

– В бане парятся?

– Ничего подобного. Вместе рыбачат. Хотя, может, и парятся. Но фото в бане не нашел.

– Женщины нет уже месяц, от нее до сих пор никаких вестей. Неудивительно, что клиентка подозревает зятя. Нашим конкурентам накопать что-нибудь удалось?

– Непохоже, что особо продвинулись. Боровская звонит им каждый день, ответ один: работаем. Но пока никаких результатов. Потеряшками занимаются в другом месте, но чисто теоретически повлиять на поиски друг Зорина мог.

– Мог покрывать убийцу? – усмехнулась я.

– Я этого не говорил, – обиделся Димка. – Просто… ты сама сказала: тетку понять можно. А тут еще у зятя такие знакомства. По мнению обывателей, у нас все решают деньги и связи. У Зорина есть и то и другое.

– Если Зорин к исчезновению жены непричастен, то наверняка обратился к другу с просьбой бросить все силы на ее поиски. Хотя друг и без просьб все сделает. Так? – Бергман и Поэт кивнули, Клим слушал с безучастным видом. – И если результата нет до сих пор…

– Значит, дело у нас непростое, и каждую копейку придется отработать, – весело сказал Димка.

– Ужас, – фыркнула я.

– Ты еще самого интересного не знаешь, – порадовал Поэт. – Первая жена Зорина пропала десять лет назад. И о ней до сих пор ни слуху ни духу.

– Шутишь? – нахмурилась я.

– Если бы. Боровская оттого и прибежала к нам. Она бы, по ее словам, и раньше пришла, не особо веря, что в полиции будут заняты поисками круглосуточно, да не желала иметь дело со всякими сомнительными личностями. Именно так она назвала частных детективов. Но потом ей порекомендовали нас. Бывший наш клиент, кстати. И любезно предупредил, что услуги наши стоят дорого. Зато есть результат.

– Не сглазь, – усмехнулась я. Димка торопливо плюнул через левое плечо. – По первой жене сведения есть?

– Общие. Фамилия, имя… ну и то, что Боровская рассказала. А она, по сути, и сама ничего не знает. Типа, понятия не имела, что первая супруга исчезла, считала Зорина вдовцом, иначе бы дочь ни за что за него не выдала. Добрые люди просветили ее уже слишком поздно: после свадьбы. Зятя до недавнего времени считала приличным человеком. Но после исчезновения дочери… в общем, сами понимаете…

– Интересно, как к этому обстоятельству отнеслись в полиции? Я исчезновение первой жены имею в виду, – покачала я головой.

– Наверняка с подозрением, – сказал Бергман. – И если Зорин до сих пор на свободе, значит, улик против него нет.

– Или наша оперная дива права: деньги и связи решают все.

– Выходит, речь идет о Синей Бороде, – впервые подал голос Клим.

Произнес он это с усмешкой, а вот Бергман ответил совершенно серьезно:

– Похоже, что так.

– Его первой женой я займусь, – вновь заговорил Димка. – Надеюсь отыскать что-то стоящее. Пока времени не было.

Тут раздался звонок по внутреннему телефону. Дом у Бергмана большой, так что внутренний телефон скорее необходимость, учитывая, что Лионелла дама в возрасте. Если честно, удивляюсь, как ей удается содержать хозяйство в образцовом порядке. Не иначе как без магии не обошлось.

Я мысленно добавила «ха-ха», а Лионелла между тем сообщила Джокеру:

– К вам посетитель. Госпожа Боровская.

Джокер обвел нас взглядом и ответил:

– Проводите ее в кабинет.

– Незапланированный визит? – спросила я.

Бергман кивнул.

– Сегодня мы должны были встретиться с Зориным. Возможно, идея Боровской обратиться к нам не нашла у него понимания. Идемте.

Мы отправились в кабинет Бергмана, предназначенный для приема посетителей. Максимильян шел впереди, Клим замыкал шествие. Димка, воспользовавшись случаем, взял меня за руку и сказал с улыбкой:

– Не представляешь, как я рад тебя видеть. Без тебя тут такая тоска, хоть вешайся.

– Ты что же, здесь живешь?

– Да, – чуть замешкавшись, кивнул он. – Джокер говорит, места всем хватит, чего ж зря деньги тратить?

Уверена, дело вовсе не в деньгах. Джокер экономить не привык, а тут и деньги не его. Скорее всего, хочет держать нас, что называется, на глазах. Но об этом я предпочла промолчать, и в ответ только кивнула.

Клим заметно отстал. Я повернулась, чтобы взглянуть, где он, а он усмехнулся, точно хотел сказать: «Не доверяешь?»

«Не доверяю», – подумала я, выдержав его взгляд.

Боровская уже ждала нас в кабинете. Я увидела полную даму в темно-синем платье и меховой горжетке. Пышная прическа, макияж, точно она собралась на сцену. Пальцы увешаны перстнями. Однако вульгарно она не выглядела. Напротив, все в ней казалось гармоничным. Породистое лицо красивым не назовешь, но располагающим – вне всякого сомнения. К такой, как Боровская, даже горластая торговка не обратится «женщина», скорее всего и вовсе рот при ней открыть не посмеет.

В общем, продуманность образа я оценила. Она как нельзя лучше соответствовала моим представлениям об оперной диве.

Евдокия Семеновна с достоинством поздоровалась, когда мы вошли, но, несмотря на умение держать себя в руках, я сразу почувствовала: посетительница очень взволнована. Причем не просто взволнована, она еще и гневается. Надеюсь, не на нас.

– С этими господами вы уже знакомы, – ответив на ее приветствие, произнес Бергман. – А это Лена, наш сотрудник.

– Очень приятно, милочка, – кивнула Боровская.

Голос у нее был глубокий, красивый. Мы расселись полукругом в креслах, Бергман занял место за столом.

– Сегодня мы намеревались встретиться с вашим зятем, – не торопясь начал Бергман.

– Именно поэтому я здесь, – сказала Евдокия Семеновна. – Я разговаривала с ним, несколько часов назад. И если у меня еще оставались какие-то сомнения в его причастности, то теперь… Господи, что он сделал с моей дочерью… – Выдержка ей изменила, и она заплакала, вытащив кружевной платок из рукава платья.

– Будем надеяться на лучшее, – без особой уверенности сказал Бергман. – Воды?

Я поднялась, налила воды из графина, стоявшего на столе Бергмана, и подала стакан женщине. Она сделала несколько глотков и с благодарностью вернула мне стакан.

– Извините. Все эти недели я… это просто ад. Моя единственная дочь… Ради бога, найдите ее.

– Мы сделаем все возможное. Так что ваш зять…

– Когда я сказала о своих намерениях… о вас… он только что дурой меня не назвал. Твердил, что это глупость. Розыском пропавших должны заниматься профессионалы, частные детективы лишь тянут деньги из доверчивых граждан. И прочее в том же духе. Я ему напомнила, что это мои деньги. И не ему их считать.

– Он отказался встретиться с нами?

– Так прямо не сказал, но, думаю, найдет предлог не встречаться. Зять с дочкой жили в загородном доме, это совсем недалеко от вас, двадцать минут на машине, деревня Зацепино. Сейчас это городской микрорайон. У них там, можно сказать, усадьба. Мой муж, царство ему небесное, – тут она торопливо перекрестилась, – купил участок рядом и построил для нас дом. Совсем небольшой. Знаете, хотелось быть ближе к дочке, но при этом не досаждать своим присутствием. – Бергман согласно кивнул, а она продолжила: – Так вот. Я после смерти мужа там не живу. Не по себе мне там, да и не люблю я природу, если честно. Мужу нравилось, а мне в городе куда лучше. Театр рядом, приятельницы зайдут… А там… в общем, дом пустует. Там отдельный вход, участки друг от друга отделяет живая изгородь, каждый вроде бы сам по себе, но вы сможете наблюдать за этим типом, если поселитесь там. Как вам идея? Его я в известность уже поставила.

– И как он к этому отнесся?

– Трубку бросил. Но если уж он о моих деньгах печется, должен войти в положение. Иначе вообще продам дом за бесценок. Цыганской семье из двадцати человек.

По тому, как она произнесла последние слова, становилось ясно: это не пустые угрозы. Вполне может. Зятю стоило вести себя осмотрительнее.

– Что скажете? – спросила она.

– Скорее всего, мы воспользуемся вашим предложением, – кивнул Бергман.

– Вот и отлично. Я не сомневаюсь, ему есть что скрывать.

– Они давно женаты? – спросила я.

Евдокия Семеновна посмотрела с некоторым недоумением. Мысли ее занимал зять, и простой вопрос вызвал растерянность. Но после небольшой заминки она все же ответила:

– Шесть лет. То есть официально пять. Он ждал, когда его первую жену признают мертвой. Мне дочка говорила, хотят проверить свои чувства. Заморочил ей голову.

– То есть об исчезновении его жены вы тогда ничего не знали? – с сомнением спросила я.

И в самом деле, поверить в такое трудно. История наверняка получила огласку, а такой человек, как покойный супруг Евдокии Семеновны, был просто обязан поинтересоваться прошлым зятя.

– Муж знал, – словно нехотя ответила Боровская. – Да мне не сказал. Расстраивать не хотел. Дочка от любви к этому типу голову потеряла. С ней-то муж поговорил. Да что толку? Потом добрые люди мне донесли. Но было поздно. Если б даже я тогда знала… никто бы не смог отговорить мою дочку. У нее характер. И ничего о вине Зорина она бы слушать не стала. Сказать по чести, его, конечно, подозревали, но не особо. И дело широкой огласки не приобрело. Его первая жена была не в себе. В психбольнице лежала. И после этого была под постоянным наблюдением. В один прекрасный день просто взяла и ушла из дома. Неизвестно куда. Сначала думали, объявится. Она и до этого уходила, а потом вроде как ничего не помнила. То ее на вокзале найдут, то в соседнем городе. В общем, с головой у нее беда. Ну и тут поначалу надеялись. А потом ясно стало: на этот раз беда случилась. Либо встретился на пути какой-то негодяй, либо… сама с собой что-то сделала.

– До этого у нее были попытки покончить жизнь самоубийством? – задал вопрос Бергман.

Евдокия Семеновна кивнула.

– Думаю, да. Не зря ее в психушку упекли. Хотя точно ничего не знаю. Зорин о ней помалкивал, мол, вдовец и вдовец. И я с расспросами не лезла, чужое горе уважала. Даже когда узнала, что пропала она, а не умерла. Никаких претензий к зятю у меня не было. Жили они хорошо, он Нелли любил… мне так казалось. А что раньше было, в конце концов, дело не мое. Это теперь все по-другому видится… – Она вздохнула и убрала носовой платок, который все это время мяла в руках.

– Они в браке пять лет, детьми, как я поняла, не обзавелись? – вновь полезла я с вопросом.

– Ну… у Зорина есть дочь. А Нелли не спешила, говорила, для себя хотели пожить. Но по мне, это отговорки. Думаю, Зорин с детьми не спешил, а Нелли под его дудку танцевала.

– Почему вы так решили?

– Дочери уже двадцать восемь. Когда рожать-то? Муж есть, деньги тоже, и что за причина тянуть? Дочка обычно отшучивалась, а Зорин разговоры на эту тему не любил, вот я и подумала… Либо какие-то проблемы у него, либо просто детей не хочет. Есть такие мужики, кому пеленки-коляски как черту ладан. Тем более у него-то ребенок уже есть.

– Вы говорили, отношения между супругами были хорошие…

– Да. До последнего времени.

– А в последнее время?

– Не знаю. Дочка нервничала, настроение плохое, а в чем причина… От зятя тоже ничего толком не добьешься. Он и так не особо разговорчив, а тут и вовсе молчал как рыба. Одно вам могу сказать: у него кто-то был. На стороне, я имею в виду.

– Откуда такая уверенность? – спросила я.

– Я, милая, жизнь прожила. И знаю, что за черная кошка между супругами пробегает. И муж мой мог себе позволить, да и я… не без греха, одним словом.

– В своей дочери вы, как я поняла, не сомневаетесь?

– Не сомневаюсь. Она за него по любви пошла. И если себе вдруг что-то позволила, так только с горя. В отместку. А вот в его любви у меня теперь сильные сомнения. Первая жена его в одночасье сиротой осталась. Родители погибли в авиакатастрофе. С бабкой жила. А вот наследство ей оставили немалое. И отошло оно кому? Зорину. Стал бы с женой разводиться, к примеру, пришлось бы с денежками проститься. А здесь, нет жены, и вопросов нет. И с моей дочерью ему тоже разводиться совсем невыгодно. Мой покойный муж был человеком большого ума, государственного. И позаботился о том, чтобы какой-нибудь прощелыга дочку с разбитым корытом не оставил. Инвестировал деньги в бизнес Зорина, и по закону Нелли такая же хозяйка, как и он сам. Я во всем этом-то не очень смыслю, но если дочь решила бы с ним развестись… В общем, развод ему точно не нужен. Уж поверьте. А вот ее исчезновение… Сами подумайте, у него пять лет есть, чтоб все как надо в делах подчистить. Меня он к ним раньше этого срока на пушечный выстрел не подпустит. Да и куда мне с ним тягаться. С ним, да с адвокатами его. Конечно, адвокатов я тоже найму, да вот никому из них не верю. Деньги-то возьмут, и что? А через пять лет может так случиться, что и делить-то будет нечего. Но это не главное. Деньги – тьфу, с собой в гроб не возьмешь, а вот дочка… На вас вся надежда, – заключила она и вновь потянулась за платком.

– С дочерью Зорина у Нелли какие были отношения?

Боровская на минуту задумалась.

– Нормальные. Инга – тихая, учится хорошо. Ее и в доме почти не видно. Вот вы сейчас спросили, а мне и ответить-то нечего… живет ребенок в доме, а ее вроде как и нет. Я ее с дочкой почти никогда не видела. То уроки учит, то гуляет. И Нелли о ней никогда не говорила. Бедный ребенок, – вдруг заключила она. – Никто ею не занимался. Папаша самоустранился, и Нелли, скорее всего, тоже. Я ее не оправдываю. И себя тоже, кстати. Могла бы на ребенка внимание обратить, а мне и дела нет. Господи, прости нас всех, грешных.

Наш разговор продолжался еще минут пятнадцать. Боровская уехала, оставив ключи от своего дома, а мы некоторое время молчали.

– Что скажете? – прервал тишину Бергман.

– А что тут скажешь? – пожал Димка плечами. – Зорин вполне мог от женушки избавиться. Если Евдокия права и развод мог больно ударить его по кошельку. Все это я проверю.

Бергман достал из верхнего ящика стола фотографию и молча протянул мне. На фото молодая женщина с породистым лицом. Длинные темные волосы, уверенный взгляд.

– Нелли? – спросила я, взяв фотографию.

Бергман кивнул.

С минуту я вглядывалась в лицо на фотографии.

– Жива? – не выдержал Димка, наблюдая за мной.

– Среди мертвых ее точно нет, – вдруг с усмешкой заявил Клим.

Все дружно на него уставились, а он равнодушно пожал плечами.

– Он прав, – вздохнула я. – Женщина жива, по крайней мере, пока жива.

– У нас что, теперь два экстрасенса? – уставившись на Бергмана в некотором недоумении, спросил Димка.

– Я бы сказала, три, – съязвила я, намекая на способности Бергмана как явные, так и те, что он не торопился афишировать.

– Я сказал, ее нет среди мертвых, – вновь усмехнулся Клим. – Все прочее не по моей части.

– А у тебя что, прямая связь с загробным миром? – попробовал пошутить Димка, настороженно глядя на Клима, в голосе скорее беспокойство, а не сомнение.

– Иногда позванивают, – съязвил Клим.

Тут я обратила внимание на Бергмана, точнее на его реакцию. Лицо его оставалось бесстрастным, но во взгляде мелькнуло нечто похожее на досаду, или мне лишь показалось?

– Охренеть, – хихикнул Димка. – Похоже, из нормальных здесь только я. Или наоборот? Один недоделанный на всю компанию? – заключительную фразу он произнес уже со злостью, и я поспешила вмешаться:

– Не болтай ерунды.

– Что еще можешь сказать? – кивнув на фото, спросил Бергман, как видно, не желая отвлекаться от темы.

– Ничего, – отмахнулась я.

– Не торопись.

Я взглянула на него, а потом вновь сосредоточилась на фотографии. Через пару минут бросила ее на стол, повторив:

– Ничего.

– Не густо, – съязвил Клим. – Я думал, Девушка поведает, где ее следует искать. Гребли бы деньги лопатой, не выходя из кабинета.

– Попробуй сам, – ответила я. – Вдруг у тебя получится ее разговорить.

– Эй, ребята, – нахмурился Димка. – Что вы завелись, в самом деле?

В этот момент зазвонил телефон, Бергман снял трубку. Звонил, как выяснилось, Зорин. На разговор с ним Бергман потратил меньше минуты.

– Что сказал? – задал вопрос Димка, когда Бергман вернул трубку на место. – Мы морочим старушке голову, намереваясь поживиться?

– Не угадал. Он готов принять нас в своем доме в пятнадцать ноль-ноль.

– Одумался, значит?

– Если Нелли жива, то бояться ему вроде бы нечего, – пожал Бергман плечами.

– Разумеется, если он не держит ее в подземелье, закованной в цепи.

– Может, тетке стоит сказать, что с дочкой все не так плохо? – спросил Димка.

– Мы должны найти ее дочь, а не рассказывать о своих видениях, – сказал Клим с неизменной усмешкой. – Или пренебрегать и этим не стоит? Приплюсуем энную сумму за добрые вести?

– Обойдемся, – ответил Бергман с завидным терпением.

Если Клим решил проверить его выдержку, то зря. Ничего ему в этом смысле не светит.

– Поэт собирает информацию. Мы отправляемся с восемнадцати часов на встречу.

– Втроем? – спросила я.

Клим смотрел с ухмылкой.

– Да, – сказал Максимильян. – Сравним впечатления. А пока дам распоряжение Лионелле Викторовне по поводу обеда.

– У меня дела, – поднялся Клим. – Встретимся позднее. – И направился к двери.

Я дождалась, когда стихнут шаги на лестнице, и спросила:

– Ты уверен, что его присутствие поможет в работе?

Димка при этих словах смутился, точно спросила я о чем-то неприличном.

– Мы привыкли работать вчетвером, – сказал Максимильян. – По-моему, логично, что он займет место Воина.

– Чушь. Он не Воин. Он вообще не пойми кто…

– Тебя задело, что он сказал по поводу фотографии? – робко вклинился Димка.

– Нисколько. Если б у него было желание работать с нами, его возможный дар лишь порадовал бы. Но ему плевать и на нас, и на расследование. Только у меня такое впечатление?

Бергман откинулся на спинку кресла и немного помолчал.

– Надо дать ему время.

– Для чего?

– Послушай, – заговорил Димка. – Мы знаем, как ты переживаешь из-за Воина. Мы все переживаем. Но, может, не стоит любое слово Клима воспринимать в штыки?

– Ага. Учитывая, что говорит он мало… – язвительно заметила я. – Напрягаться особо не придется.

Бергман переглянулся с Димкой, и тот сказал, поднимаясь:

– Пойду к себе.

Дождавшись, когда за ним закроется дверь, я сказала с вызовом:

– Ну?

Бергман улыбнулся, вышел из-за стола и, наклонившись, поцеловал меня в лоб.

– Бесконечно рад, что ты вернулась.

– Не увиливай. Зачем тебе нужен Клим? Ты всерьез думаешь, что мы без него не справимся?

– Тебе нелегко быть рядом с ним? – пройдясь по кабинету, задал он вопрос, игнорируя мой.

Я только головой покачала.

– А ты как думаешь?

– То есть ты так и не определилась в своем отношении к нему?

– Почему же? Вполне определилась. Я считаю, для нас обоих будет лучше держаться друг от друга подальше.

– Ты считала его врагом. Но теперь мы знаем, что это не так.

– По-твоему, он демонстрировал большую дружбу полчаса назад?

– Он тоже считал нас врагами. К тому же, не привык работать в команде.

– И не желает подчиняться, – сказала я.

– Подчиняться? – удивился Бергман.

– Мы считаем тебя бесспорным лидером. Он – нет.

– Ну и что? Я вовсе не горю желанием командовать. Лишь бы делу была польза. Куда больше меня беспокоит твоя неуверенность… если это не просто слова…

– Подожди, – я поднялась и шагнула к нему, преграждая дорогу. Теперь мы стояли друг напротив друга. – Что ты хочешь сказать?

– Я хочу сказать, если речь идет о твоей интуиции, то к ней стоит прислушаться.

– О господи, – пробормотала я. – Ты… ты сомневаешься, что Воин… Ты сомневаешься? По-твоему, Клим каким-то образом нас провел? И по этой причине ты решил держать его на глазах?

– В любом случае, к нему стоит приглядеться.

– То есть Воин погиб, но ничего, в сущности, не изменилось? И мы по-прежнему гадаем на кофейной гуще?

– Если остаются хоть малейшие сомнения… Мы не имеем права успокоиться, пока не будем знать наверняка. И я тебя прошу: не будь слишком строга к нему. Если он один из нас, то такого отношения не заслуживает. А если враг… это лишь заставит его быть осторожнее.

– Вот как? Может, тогда затащить его в постель, вдруг разговорится?

– Клим не из тех, кто размякнет от женской ласки, забыв обо всем на свете. – Он обнял меня и прижал к себе. – Потерпи. Со временем станет легче. Так всегда бывает.

– Да. Наверное, – кивнула я, отстраняясь, и направилась к двери. – Встретимся за обедом.

– Куда ты? – спросил Бергман, недовольства в голосе не ощущалось, просто вопрос.

– Загляну к Василию Кузьмичу. Поздороваться.

Попасть в магазин из дома было невозможно, впрочем, и в этом я не особо уверена, точнее, почти уверена: есть скрытый ход, о котором Бергман предпочел молчать. Я по опыту знала: «дом с чертями» полон загадок.

Фасад дома развернут к площади, в магазин вели дубовые двери с затейливой резьбой, рядом кнопка переговорного устройства. Войти в магазин не так просто, если ты не являешься постоянным клиентом. Как минимум нужно приглянуться его хранителю Василию Кузьмичу (назвать старика продавцом язык не поворачивался). Именно он решал, может ли кто-то войти в «святая святых» или таковая честь не для него.

Никакой системы в выборе потенциальных клиентов я не заметила. Он мог открыть подростку со скейтом под мышкой и игнорировать по всем статьям солидного господина. Но, должно быть, какая-то логика все же была.

Клим сказал как-то: с Бергманом всегда его слуги: Кот и Сова. Сова следит за порядком в доме, а Кот охраняет ближние рубежи. Бог знает, что он имел в виду, но, взглянув на улыбающегося Василия Кузьмича, который вышел меня встречать, я подумала: он в самом деле похож на кота. Не на крупного, сытого, и оттого ленивого, а мудрого, ученого и чуть насмешливого. Такие коты встречаются в мультиках: сухонькие, подвижные и непременно в очочках.

– Леночка, – пропел он и, ухватив мою руку, с чувством ее поцеловал.

– Здравствуйте, мой прекрасный рыцарь, – засмеялась я, успев привыкнуть к его великосветским манерам.

– Как я рад вновь вас видеть. Признаться, ваш отъезд очень меня огорчил. Хозяин пытался меня утешить, заверяя, что вы непременно вернетесь, но в моем возрасте даже недолгая разлука пугает. Кто знает, сколько мне отпущено. Чаю?

– С удовольствием.

Мы прошли в закуток, где Василий Кузьмич оборудовал нечто вроде кабинета.

Направляясь туда, я успела заприметить двух постоянных посетителей (местного краеведа и преподавателя истории из школы по соседству) и трех незнакомцев. Одному было лет двадцать, другому около пятидесяти, третьей была молодая женщина, она оглядывалась едва ли не с испугом.

В торговом зале были не только книги. На стенах картины, судя по всему, старые, в шкафах то, что Бергман в шутку называл всяким хламом, от астролябий и древних карт до макетов парусников. Страстью Максимильяна были старинные книги об игральных картах, но они хранились не здесь, а в его кабинете.

– Сегодня у вас многолюдно, – сказала я, устраиваясь за столом.

– Да. Слава богу, люди продолжают испытывать почтение к книгам.

– Женщина выглядит слегка растерянной.

– Раньше она была колдуньей, – разливая чай, весело сказал Василий Кузьмич. – Но все забыла, а глубинная память не дает ей покоя.

– Глубинная память?

– Да. Память о наших прошлых воплощениях.

– Вот как?

– Когда-то с бедняжкой обошлись очень сурово. Сожгли заживо после пыток. Смерть могла бы стать для нее избавлением, если б сама по себе не была столь ужасна. Вот она и заблокировала воспоминания. Они рвутся наружу и не дают ей покоя.

– Очень интересно. И как вы все это узнали? Если память ее заблокирована!

– Когда она пришла во второй раз, здесь был хозяин. Он и увидел.

– А на ее казни он, случайно, не присутствовал? – съязвила я, по привычке начиная злиться на Бергмана за его выкрутасы. – Помните, я как-то сказала: Максимильяну в Средние века была прямая дорога на костер, а вы ответили, что из него получился бы лучший охотник на ведьм, то есть инквизитор.

– Помню, как же, – засмеялся Василий Кузьмич. – Кстати, возможно, вы и правы. Я о присутствии хозяина на казни. Увидев его здесь, бедняжка упала в обморок. Хотели вызвать «Скорую», но обошлись нашатырем.

– Вы серьезно?

– Разве шутят такими вещами? С тех пор она приходит ежедневно.

– Он помог ей вспомнить? – спросила я уже серьезно.

– Нет, – вздохнул Василий Кузьмич. – И я не знаю причину, по которой он этого не сделал. Но посещать магазин разрешил.

– Бедная женщина, – сказала я, сама толком не зная, что имею в виду.

Если бы Бергман предложил ей помощь, у меня был бы повод обвинить его в том, что он морочит женщине голову. Но если без этого обошлось, то повода нет. Но стоило мне вспомнить, с каким лицом она смотрела по сторонам, там, в зале, и тут же хотелось обвинить Бергмана в бессердечии.

«Все это чушь», – призвала я себя к порядку, прихлебывая чай.

– Значит, вы вернулись, – отставив в сторону свою чашку, с неизменной улыбкой сказал Василий Кузьмич. – Новое дело?

– Да. Встреча с клиентом закончилась недавно.

– Надеюсь, некоторые перемены пойдут на пользу.

– Что вы имеете в виду? – спросила я.

Он пожал плечами, уже жалея, что заговорил об этом.

– Новый член команды представляется мне очень серьезным человеком, – все-таки произнес он.

– Серьезным – это да. Похоже, он из тех, кто никогда не улыбается.

– Не мне давать советы хозяину, особенно в таком деле, но…

– Но? – сказала я, чувствуя, что пауза затягивается.

– Я видел его лишь однажды… и, признаться, мне стало не по себе.

– Точно сама смерть идет с ним под руку? – усмехнулась я.

– Точнее и не скажешь.

– У него нелегкий характер, а в остальном он обычный парень, просто привык держать людей на расстоянии.

– Вы меня успокоили, – покивал Василий Кузьмич. – Последнее время я то и дело о нем думал… Успел, как видите, бог знает что нафантазировать.

Примерно полчаса мы говорили о книгах. Выпили еще по чашке чая.

– Рада была повидаться, – наконец сказала я, поднимаясь.

– Не забывайте старика, Леночка, приходите почаще.

– Обязательно.

Василий Кузьмич проводил меня до дверей.

Бросив взгляд в торговый зал, я вновь увидела женщину. Она стояла напротив одной из старинных карт, не сводя с нее глаз, точно вдруг окаменев, лицо кривилось от напряжения, и я вновь подумала: «Бедная женщина».

Простилась с Василием Кузьмичом и поспешила на улицу, хотелось вдохнуть полной грудью холодный воздух.

Застегивая на ходу куртку, я направилась вдоль площади, решив прогуляться. Мысленно я то и дело возвращалась к женщине в магазине.

– Далась она тебе, – в досаде хмыкнула я. – Кстати, впереди зима, и не худо бы купить куртку потеплее.

В этот момент я почувствовала взгляд и не спеша повернулась. Я была почти уверена, что увижу за спиной ту самую женщину. Но интуиция подвела. Среди прохожих ее не было. Я шарила взглядом в толпе, пока не заметила машину, припаркованную в нескольких метрах от меня. «Мерседес» глубокого черного цвета.

– Черт бы тебя побрал, – сквозь зубы пробормотала я, разумеется, вовсе не машину имея в виду.

Он хотел, чтобы я его «почувствовала». Интересно зачем?

Через мгновение из машины вышел Клим, распахнул заднюю дверцу и замер, глядя на меня. Чертыхнувшись вторично, я направилась к нему. Молча села на заднее сиденье, Клим захлопнул дверцу, обошел «Мерседес» и сел рядом со мной. Он смотрел в лобовое стекло, вроде бы забыв о моем присутствии, с разговорами точно не спешил.

– Если есть что сказать, начинай, – не выдержала я.

– Ему не пришлось тебя долго уговаривать, – усмехнулся Клим, по-прежнему не глядя на меня.

– Это все?

– Собираешься жить в его доме?

– Пока не найду квартиру.

– Этим можно заняться прямо сейчас. Помочь?

– Я справлюсь.

Он усмехнулся.

– Его дом – настоящая крепость. Твой Поэт его практически не покидает.

– Он домосед.

– Ну, разумеется, – вновь усмешка.

– А ты переезжать не собираешься? – спросила я.

На сей раз он повернулся.

– Ты понимаешь, что в доме ему легко вас контролировать?

– Значит, не собираешься, – кивнула я.

– Ты могла бы жить у меня, – вдруг сказал он.

– Не могла бы.

– В смерти своего обожаемого Воина ты меня винишь? – криво усмехнулся он. – Почему не Бергмана?

– Вас обоих, если тебе от этого легче. Ты такой же чокнутый, как и он, так что не вижу смысла менять его дом на твою квартиру. Честно говоря, ты мне представляешься еще большим психом. Кстати, ты умудрился напугать старика-букиниста.

– Слугу Бергмана?

– Слугу, если тебе так больше нравится. Мы сошлись во мнении, что ты ходишь со смертью под ручку.

– Я больше ничего не умею, – заявил он.

– В смысле? – слегка растерялась я.

– Убивать – это единственное, что я умею делать хорошо.

– Это ты о прошлой жизни? – спросила я.

Если честно, слова его произвели впечатление, по спине пошел холод, точно кто-то коснулся ее ледяной рукой.

Он едва заметно поморщился.

– Мы обречены повторять свою судьбу. Разве нет?

– Вот уж не знаю. Послушай, раньше только Бергман донимал меня подобными разговорами. Двоих я точно не потяну. Если уж наша миссия выполнена, не пора ли зажить спокойно? Без этих сказок…

Я взялась за ручку двери, собираясь выйти, Клим никак на это не реагировал.

– Ты ему не доверяешь, – сказала я со вздохом. – Тогда какого черта согласился работать с нами?

Ответ на этот вопрос я знала, и не ждала, что он ответит. Однако Клим смог удивить, он ответил, но совсем не так, как я думала.

– Причина в тебе. Не делай вид, что этого не знаешь.

– Во мне?

– Мы разыгрываем один и тот же спектакль. В разных декорациях.

– Как же, помню, – хмыкнула я. – Я непременно тебя предам, а ты с упорством маньяка будешь преследовать меня и моего любовника. Может, стоит изменить сюжет? Ну, хоть попытаться?

Я торопливо вышла и в сердцах захлопнула дверь.

– Достали вы меня, – пробормотала я, направляясь к дому. Чем без толку болтаться по улице, лучше заняться поисками квартиры.

Оказавшись в своей комнате, я в самом деле открыла сайт объявлений о сдаче квартир, и даже сделала несколько звонков.

Мысли мои при этом блуждали довольно далеко отсюда. Бергман и Клим друг другу не доверяют, это ясно. Причина в соперничестве, нежелании признать чье-то лидерство или все куда хуже, и в действительности и тот, и другой сомневаются, что Вадим – тот самый заклятый враг.

Получается, что смерть Вадима бессмысленна и ничего не меняет? А если они и правда маньяки и не успокоятся до тех пор, пока мы друг за другом не скончаемся?

Клим был уверен, заклятый враг – Бергман, и сейчас видеть в нем друга или хотя бы коллегу по работе ему затруднительно. Нечто подобное происходит и с Максимильяном. Наверное, он прав: должно пройти время, чтобы все успокоились и научились смотреть друг на друга иными глазами.

Обедали мы втроем.

– Василий Кузьмич показал тебе мое новое приобретение? – спросил Максимильян, когда мы пили кофе.

– Нет. А что за приобретение?

– Солидный труд по истории карточных игр одного испанца. Старик его не упомянул? Наверное, так обрадовался твоему возвращению, что попросту забыл.

– В магазине я видела женщину, Василий Кузьмич сказал, что когда-то она была колдуньей. То есть это ты так решил.

Странное дело, упоминание о женщине Бергману не понравилось, он нахмурился, но тут же пожал плечами.

Поняв, что он не ответит, я продолжила:

– Увидев тебя, женщина упала в обморок.

– Серьезно? – подал голос Поэт.

– Кого только не встретишь у старика, – покачал головой Максимильян. – Она разглядывала гравюры, ты их тоже видела. Ведьмы варят зелье, устраивают шабаш и прочее в том же духе. Я подошел, должно быть, она так увлеклась, что меня не заметила, и я ее попросту напугал, она резко повернулась и действительно лишилась сознания. Вот я и пошутил, что в прошлой жизни она была ведьмой.

– И ее сожгли на костре?

– Незавидный конец, но вполне предсказуемый.

– То есть это тоже шутка?

– Она тебя заинтересовала? – задал вопрос Бергман и теперь смотрел очень серьезно.

– Мне показалось, она немного не в себе, – пожала я плечами.

– Надо будет сказать старику, чтобы он ее больше не пускал.

– Она что, может быть одной из нас? – вновь вмешался Димка. – Я хотел сказать, помнит что-то из своей прошлой жизни? Видит сны?

– Сомневаюсь, Девушка права, скорее всего, она просто не в себе. Что ж, – Максимильян взглянул на часы, – через полчаса отправляемся к Зорину.

Бергман поднялся и, кивнув нам, покинул комнату.

– Чего-то я не понял с этой теткой… – сказал Димка. – Джокер как будто не доволен, что ты о ней заговорила. Значит, ты была в магазине? А я думал, встречалась с Климом.

– С чего ты взял?

– Видел из окна его машину. Выходит, он тебя не дождался?

– Выходит… – Я вздохнула и продолжила: – На самом деле мы виделись.

– И что он тебе сказал?

– Предложил помочь с квартирой.

– Ну да. Ему наверняка не понравится, если ты здесь задержишься. Будет куда проще, если ты станешь жить одна. Или у него?

Данное замечание я пропустила мимо ушей, хотя видела: Димка с напряжением ждет ответа.

– Они не особо друг друга жалуют, – сказала я. – И все же решили работать вместе.

Соколов пожал плечами.

– Без Воина придется нелегко. Может, Джокер решил, что Клим способен его заменить? В расследовании, я имею в виду.

– Уверена, вы и вдвоем прекрасно справитесь.

– Ну, не скажи… Ладно, я пошел. Работы полно.

Димка удалился, а вскоре в столовой возникла Лионелла.

«Мне тоже пора выметаться», – решила я.

– Хотите, помогу вам с уборкой? – предложила я и удостоилась сурового взгляда.

Как видно, недавняя радость от моего появления приказала долго жить.

– Мы едем вдвоем? – спросила я, садясь в машину рядом с Максимильяном.

– Клим ждет нас возле дома клиента.

Вскоре мы оказались в пригороде. Сейчас все здесь выглядело довольно уныло. Не спасали даже зеленые изгороди из туй и дорожки, выложенные ярко-желтой плиткой.

На небольшой парковке возле въезда в поселок я заметила машину Клима. Бергман притормозил, и Клим, выйдя из машины, направился к нам. Он сел на заднее сиденье, и Бергман тронулся с места. Около шлагбаума он опять притормозил. Назвал охраннику адрес, и нас пропустили. Как видно, охрана была предупреждена.

– Попасть на территорию проще простого, – сказал Клим. – Перемахнуть через забор – не проблема. Видеокамеры на въезде и еще три по периметру. Пользы от них никакой, обойти их труда не составит. Но происшествий в поселке не было. Ни одной кражи. Все тихо и благопристойно. В общем, земной рай.

– Если не считать исчезновения Нелли Зориной, – сказала я. – Кстати, как это произошло?

– Спросишь у несчастного супруга, – ответил Максимильян.

Мы не спеша ехали по улице, застроенной особняками. Впрочем, встречались и обычные коттеджи. Большинство домов окружала зеленая изгородь, правда, кое-где она маскировала вполне добротные заборы.

– Вы только посмотрите, – с усмешкой произнес Клим, кивком указав влево, я взглянула в том направлении и присвистнула.

Один из домов выделялся на общем фоне. Вернее, он был, точно бельмо на глазу.

Фасад – готическая башня из темного камня со стрельчатыми окнами, к которому пристроено прямоугольное здание с крышей-мансардой. Горгульи тоже присутствовали. В целом выглядело это крайне нелепо, но при этом мрачно. Общий вид вызвал беспокойство и сомнения в здравомыслии хозяина.

– Не перевелись еще на свете чудаки, – покачал головой Клим, а Бергман уверенно свернул на дорожку, ведущую к готическому монстру.

– Это дом Зорина? – спросила я с сомнением.

– Он самый, – кивнул Максимильян.

Подъезд к дому преграждал шлагбаум. При нашем приближении его подняли. В окне второго этажа я увидела мужчину, который наблюдал за нами.

– Как впечатление? – спросил Бергман, притормозив на круглой площадке перед гаражом.

– Замок Синей Бороды, – вздохнула я.

В центре площадки шестиконечная звезда, выложенная желтым камнем.

– Не знаю, как насчет Синей Бороды, но со вкусом у хозяина проблемы.

Я вышла из машины, и теперь дом показался мне не просто мрачным. Он словно таил угрозу.

– Я бы из такого дома тоже сбежала, – сказала я.

– Вот как? – сказал Бергман.

– Девушка права, – оглядываясь, заметил Клим. – Это тебе, друг наш, с чертями привычно. А нормального человека оторопь берет.

Я поморщилась, это высказывание неожиданно задело: и то, что он назвал меня Девушкой, прозвищем, которое было в ходу у прежней четверки, и насмешливое «друг наш», и намек на жилище Бергмана.

– Горгульи, как и химеры, несут охранную функцию, – равнодушно ответил Максимильян, Клим вновь усмехнулся.

– Ага. Любопытно, что они охраняют.

– Счастьем в доме не пахнет, это совершенно точно, – сказала я.

Оба кивнули, соглашаясь.

В этот момент на крыльце появился мужчина в джинсах и толстовке. Аккуратная бородка, коротко стриженные волосы, совсем седые. А вот загорелое лицо выглядело молодым. Просторная толстовка не скрывала, что лишних килограммов пятнадцать он успел набрать.

– Здравствуйте, – приветствовал нас мужчина, направляясь навстречу.

Взгляд его метнулся от Бергмана к Климу. Максимильян протянул руку и представился.

– Зорин Максим Александрович, – ответил мужчина. – Можно просто Максим.

– Гунар, – сказал Клим, вслед за Бергманом пожимая руку хозяина.

– А красивая девушка, ваша сотрудница?

– Елена, – подхватил Максимильян.

– Прошу в дом. Как, кстати, впечатление? – со смешком поинтересовался Зорин.

– Чрезвычайно оригинально, – ответил Бергман с серьезным видом.

– Да вы дипломат, – засмеялся Зорин. – Идея принадлежит моей первой жене. Она зачитывалась в детстве приключенческими романами. Знаете, драконы, вампиры…

– Вампиры – это, скорее, мистика, чем приключения, – заметила я.

– Да? Я не силен в литературе, извините. Пробовал продать дом, но за бесценок отдавать не хочется, а за разумные деньги покупателя не нашлось.

Между тем мы вошли в дом.

Я ожидала, что и внутри стиль будет выдержан, и ошиблась. За исключением стрельчатых окон все здесь было вполне современно. Белые стены, светлый мрамор на полу, хрустальная люстра с множеством лампочек. На стене абстрактное полотно.

– Попытался сделать дом пригодным для жизни, – сказал Зорин.

В нем чувствовалась нервозность, но отнюдь не тревога. И уж тем более не страх.

– Мой кабинет на втором этаже.

Я с любопытством огляделась: лестницы в холле не было. Он толкнул ближайшую к нам дверь, и я увидела узкий проход в стене с каменными ступенями.

– Будьте осторожны, – сказал он. – Лестница крутая и ужасно неудобная. Правда, я привык. Пару лет назад сделал лифт, но редко им пользуюсь.

Пока мы поднимались на второй этаж, меня не покидало чувство, что я нахожусь на экскурсии в каком-нибудь средневековом замке, однако стоило оказаться в кабинете, как декорации изменились.

Кабинет занимал все пространство второго этажа той самой башни. На стрельчатых окнах римские шторы веселого оранжевого цвета. Круглый ковер на полу, мягкие диваны. Слева огромный камин, справа – письменный стол внушительных размеров. В простенках между окон полки с книгами.

Учитывая, что хозяин не знаток литературы, по его собственным словам, а на полках в основном художественная литература, книги здесь скорее для декора.

В целом кабинет мне понравился, и хозяин, без сомнения, проводит здесь свободное время охотно.

Почувствовав себя в привычной атмосфере, он понемногу успокоился.

– Выпьете? – предложил Зорин, открывая дверцу резного шкафа, оказавшегося баром.

– За рулем, – ответил Бергман, а Клим согласно кивнул.

Я от выпивки тоже отказалась.

Мы с Бергманом устроились на диване, Зорин и Клим в креслах напротив. Зорин протянул стакан с виски Климу, сделал глоток и поставил свой стакан на низкий журнальный столик.

– Значит, у вас была моя теща? Представляю, что она наговорила.

– Учитывая обстоятельства, госпожу Боровскую нетрудно понять, – мягко ответил Бергман. – В ее положении люди готовы воспользоваться любой возможностью…

– Ну да. Особенно если денег не жалко. У тещи денег куры не клюют. Муженек был тот еще пройдоха. Хапал, как говорится, ртом и задницей. Прошу прощения, – кивнул он мне. – Никто из нас не произнес ни слова, и Зорин после заминки продолжил: – Я навел о вас справки. Слава богу, что она не нашла каких-то проходимцев. У вас, насколько я понял, не бывает неудач.

– Неудачи бывают у всех, – пожал Бергман плечами.

– Кстати, моей первой жене очень нравился наш дом, – улыбнулся Зорин. – Думаю, этому факту в немалой степени я обязан тем, что теперь живу здесь.

– Для средней полосы России стиль довольно экзотический, если не сказать, что совсем уж редкий.

– Ага. Свой дом теща вам сдала? Я хотел сказать, якобы сдала?

Бергман кивнул, а Максим Александрович головой покачал, нервно фыркнув.

– Она всерьез считает, что у меня есть страшные тайны? Совсем из ума выжила. Думаю, ее этот гаденыш настраивает.

– Гаденыш? – решила уточнить я.

– Ну да. Она вам о своем любовнике не рассказала? Выдает его за врача, без которого она, само собой, обойтись не может. На самом деле он массажист. И наверняка в лечении преуспел. Моя жена его терпеть не могла, она не раз ссорилась с матерью, как раз из-за этого прохвоста. Старая баба с молодым любовником – жалкое зрелище, хотя в общем-то все банально. Жена боялась, он оберет старуху до нитки, а я только посмеивался. Но теперь, думаю, зря. Вполне вероятно, у гаденыша далеко идущие планы. Прибрать к рукам не только старухины деньги, но и наши с женой.

– Обвинить вас в убийстве жены и завладеть имуществом? – спросила я.

– Вот именно. Почему бы и нет? У меня из близких – только дочь, совсем ребенок. Уморит старушку и окажется в шоколаде. Личная жизнь тещи меня не касается, а вот, что она во всем его слушает… и наши отношения заметно испортились…

– По признанию госпожи Боровской, до исчезновения дочери она относилась к вам с симпатией.

– Вот-вот. А теперь я – злейший враг. С чего бы вдруг?

– В ситуации, вроде вашей, муж – всегда первый подозреваемый, – сказал Клим.

– Разумеется, – фыркнул он. – Хотя полицейские эту идею уже оставили. Может, по инерции еще и сомневаются, но вряд ли считают меня злодеем. Зато теща точно с цепи сорвалась. Она небось уже успела сказать, что в доме по ночам чуть ли не черти пляшут?

Мы переглянулись, и Бергман ответил:

– Ничего подобного.

– Да? Ну, хоть ума хватило глупости не болтать.

– И что ее заставило так думать? – задала я вопрос, вызвав у Зорина досаду. Он, без сомнений, уже жалел, что заговорил об этом.

– Ерунда. Моя первая жена увлекалась эзотерикой. В доме были книги… я на них внимания не обращал. Теща, я имею в виду Евдокию, углядела книжку по черной магии. Что-то вроде руководства. Я после этого собрал все книжки Иды в пустой комнате, в мансарде. Выбросить не рискнул, чтобы дочь не обидеть. Все-таки это вещи ее покойной матери и, выходит, что я от них избавляюсь.

– Вашу первую жену звали Ида? – задала я вопрос.

– Аделаида. Редкое имя. По-моему, красивое. Но я звал ее Идой. Так удобнее.

– Она пропала десять лет назад.

– Именно, – он сложил руки на груди, с вызовом глядя на меня. – И что?

– Можно узнать, при каких обстоятельствах это произошло?

– Можно. Я был на работе. Ничего, как говорится, не предвещало. Жена отправилась с дочкой на прогулку. Мне позвонил неизвестный мужчина с мобильного жены. Сказал, что обнаружил мою дочь в прогулочной коляске. Девочка была совершенно одна. Начала плакать. Он попытался успокоить ребенка, узнать, где мама и папа. Оббежал парк с вопросом, не видел ли кто нерадивых родителей. В конце концов вызвал полицию. Потом обратил внимание на мобильный в руках ребенка, нашел контакт «Любимый» и позвонил. Я бросился в парк, полиция к тому моменту уже приехала. Домой я позвонил еще по дороге. Дома жены не оказалось. Я обзванивал подруг и знакомых, больницы, а потом и морги. Какое-то время я еще надеялся, что она вернется, что это какое-то дикое недоразумение. Ее искали, но не нашли. Я ожидал звонка с требованием выкупа… Чего только не успел передумать. Но никаких звонков не было. Она просто исчезла.

– Вашей дочери было четыре года. Вы пытались с ней поговорить?

– Конечно. Инга сказала, они гуляли в парке. Потом мама посадила ее в коляску, и она уснула. А когда проснулась, рядом никого не было.

– И никаких следов вашей супруги?

– Никаких. Она просто исчезла. Белым днем в центре большого города. Кошмарная история, как считаете? Она не была наркоманкой, и мы не ссорились. Я до сих пор пытаюсь понять, что тогда случилось. На мое счастье, у меня было алиби, я никуда не отлучался с работы, постоянно на глазах у десятка сотрудников, плюс камеры на входе… Но я не в обиде. Сейчас все, похоже, повторяется. Нелли, это моя вторая жена, уехала в парикмахерскую, но к мастеру не попала и домой не вернулась. Что произошло по дороге из пункта «А» в пункт «Б», неизвестно. Машину обнаружили через несколько дней, в лесополосе рядом с городом. В машине не было следов крови, ничего подозрительного. Отпечатки пальцев мои и Нелли. Правое крыло помято. Но об аварии никто не заявлял.

– Камеры по пути от дома в парикмахерскую проверили? – спросил Бергман.

Зорин чуть поморщился.

– Только одна камера, на перекрестке.

– И что?

– Жена свернула направо, – с неохотой ответил он. – Хотя должна была ехать прямо, если собиралась попасть в парикмахерскую.

– То есть, вполне вероятно, она сказала неправду?

Зорин развел руками.

– Возможно, она просто решила куда-то заскочить по дороге. Почему бы и нет?

– В самом деле, – кивнул Бергман. – У вас были хорошие отношения?

– Да. Это не значит, что мы никогда не ссорились. У Нелли характер не из легких. Но, в общем, все было неплохо. Особенно в последнее время.

– Характер – это понятно, – заговорил Клим. – И женщине для ссоры особого повода не нужно, это тоже всем известно. Но…

– Мы не ссорились, – перебил Зорин. – И никакого повода, чтобы вдруг исчезнуть, тоже не было. По доброй воле, я хотел сказать. С требованием выкупа не звонили ни мне, ни матери. Вы знаете, – вдруг хихикнул он, – кое-кто уже окрестил меня Синей Бородой. И в самом деле… вторая жена исчезает неизвестно куда.

– Скажите, вы считаете, что вашей жены нет в живых? – спросила я.

– Вы о какой жене? – нахмурился он. – Если о первой, то я не сомневаюсь, она погибла. Столько времени прошло. Если бы… хоть что-то за эти годы непременно бы всплыло. Так?

– А Нелли?

– Надеюсь, она жива. Хотя… месяц – это срок. Как считаете? Запомните главное: я не виноват. Можете копаться во всем этом на здоровье. Тем более что платит старуха. Единственная просьба – не беспокоить мою дочь. Ей, знаете, и так досталось. Все кому не лень лезут с вопросами: куда делась мачеха? У нее сейчас такой возраст… В общем, лучше ее не тревожить.

– Какие у них были отношения с мачехой? – спросил Бергман.

– Честно? – Зорин вздохнул. – Никаких. Жили в одном доме каждая сама по себе. Я надеялся, что Нелли найдет к девочке подход. Не думаю, что это было бы трудно. Инга – спокойный ребенок, на редкость послушный. С ней никогда не было проблем. Родную мать она не помнит, а вот в материнском тепле, безусловно, нуждается. Но Нелли не было до нее никакого дела. До свадьбы она хотя бы уделяла ей немного времени, а потом попросту не обращала на Ингу внимания. И сколько я ни просил… в общем, все бесполезно.

– Из-за этого вы обычно ссорились? – сказала я.

– Не только. Она маниакально ревнива. И часто устраивала скандалы на пустом месте. За пять лет я уволил трех секретарш. Решил, что с меня хватит, и взял секретарем молодого парня. Как, вы думаете, отреагировала Нелли? Поинтересовалась, не сменил ли я ориентацию. В общем, ничего не выиграл. Тем более что и работником парень оказался никудышным. Его я тоже уволил. Пригрозил, что ей придется самой работать у меня секретарем, только после этого Нелли угомонилась.

– То есть все ее подозрения были абсолютно беспочвенны? – взглянул исподлобья Бергман.

– Абсолютно. У меня нет и не было никаких любовниц с момента вступления в брак. Мне, знаете, нервов на работе хватает, семья для меня – тихая пристань. Вот только не очень-то везет… Повторяю еще раз: никакой вины я за собой не знаю. Буду очень благодарен, если вы разыщите мою жену или хотя бы установите, что произошло. Находиться в неведении – худшее из испытаний, уж можете мне поверить. Я готов оказать вам любую поддержку, ответить на любые вопросы. Если хотите, можете поселиться не в доме тещи, а здесь. Я все равно редко выхожу из кабинета… – Тут он хохотнул, дав понять, что предложение не более чем шутка.

– Что ж, с вашего позволения, мы устроимся в доме госпожи Боровской. Обещаем не досаждать вам лишний раз своим вниманием. Спасибо, что уделили нам время.

Бергман поднялся, вслед за ним встали мы с Климом, а потом и хозяин.

– Я провожу вас к дому тещи. Она дала вам ключи?

Максимильян кивнул, и мы направились к выходу.

Спускаясь по узкой лестнице, я вдруг услышала странный звук, похожий на завывание ветра.

– Что это? – спросила я Зорина.

– Точно где-то собака воет? – хмыкнул он. – Сам не знаю. Временами в доме слышны какие-то подозрительные звуки. Должно быть, дефект при строительстве. Мне говорили, такое бывает.

– Я правильно поняла, вы пытались найти причину?

Зорин, стоя внизу, смотрел на меня с сомнением.

– Да. И что?

– Я подумала, ночью здесь, наверное, жутковато.

– Ночью я сплю, милая девушка. Так упашешься за день, что могут хоть волки над ухом выть. Я сплю как убитый.

– В кабинете?

– Последний месяц – да, – неохотно ответил он, продолжая смотреть с сомнением, точно ожидая подвоха. – До этого в супружеской спальне.

– Можно взглянуть на нее?

– Да, пожалуйста, – усмехнулся он.

Оказавшись в холле, мы прошли к двухстворчатой двери, которая вела в длинный коридор. Справа лестница на второй этаж, вполне себе обыкновенная, с деревянными балясинами, выкрашенными в белый цвет.

За третьей по счету дверью оказалась спальня хозяев. Огромная кровать круглой формы, застеленная покрывалом из искусственного меха под леопарда. Груда подушек. На стенах многочисленные фотографии в дорогих рамах. Почти на всех Нелли.

Выглядела настоящей красавицей. Многие фото довольно откровенные. Впрочем, висят они в супружеской спальне, а не в гостиной, так что почему бы и нет.

Лишь на одной рядом с Нелли Зорин. Позировал он с явной неохотой, может, потому, что считал затею глупой, а может, понимал: рядом с женой он выглядит далеко не выигрышно.

Зорин стоял в дверях без намека на какие-либо эмоции, точно эта комната не имела к нему никакого отношения.

– Наши с Нелли вкусы не всегда совпадали, – сказал он. – Я терпеть не могу все эти леопардовые шкуры. И кровать предпочел бы обычную. Но с женой никогда не спорил. По крайней мере, из-за пустяков.

– Спасибо, – сказала я, покидая спальню, чем вызвала у него легкую растерянность.

Бог знает, чего он ждал. Что я устрою здесь обыск, или начну задавать вопросы об их сексуальной жизни? Вполне возможно, он сделал заключение, что сюда меня привело банальное любопытство.

– Больше вас в доме ничего не интересует? – немного ворчливо осведомился он.

– Комната вашей дочери на втором этаже?

– Да. И я просил вас оставить мою дочь в покое.

– Когда ваша жена уезжала в парикмахерскую, кто-нибудь находился в доме? – уже на крыльце задала я вопрос.

– Ну да, дочка. И домработница. Ей она про парикмахерскую и сказала.

– Надеюсь, с домработницей мы сможем поговорить?

– Если она этого захочет. В любом случае, сейчас ее здесь нет.

– Она не живет в доме?

– В этом нет необходимости. У нее своя квартира и… не так уж много работы по дому… Нам лучше пройти через сад.

– Благодарю, – с улыбкой ответил Бергман, вроде бы не обращая внимания на некоторую язвительность в голосе Зорина.

Два участка разделяла стена из невысоких туй, ближе к забору виднелся проход. А рядом – калитка. Точно такую же калитку мы обнаружили и на соседнем участке. Он, кстати, был больше зоринского, а вот дом оперной дивы намного скромнее. На открытой веранде плетеные кресла из пластика. На зиму их не потрудились убрать. На стеклянном столике блюдце с семечками, должно быть, оставленное для птиц.

Бергман открывал дверь, когда я почувствовала чей-то взгляд и, повернувшись, увидела возле кустов гортензии девочку в ярко-красной куртке, она внимательно наблюдала за нами.

– Привет, – сказала я.

Мужчины молча смотрели на нее, не торопясь входить в дом.

– Вы кто? – спросила девочка, глядя на нас исподлобья.

– Снимаем дом у Евдокии Семеновны. Немного поживем здесь. Ты не против?

– А если против, вы что, уедете? – хмыкнула она.

– Мы постараемся вам не мешать, – улыбнулась я. – Заходи в гости.

– Папа говорит, что Евдокия выжила из ума.

– Это он тебе сказал?

– Нет. Но я слышала. Зачем ей сдавать дом? У нее ведь есть деньги.

– Богатые люди тоже могут сдавать дома, если они по большей части пустуют.

– Папа говорит, она это делает назло.

Я не успела ответить, девочка быстро протиснулась между туй и скрылась на соседнем участке.

– Ну, вот и познакомились, – усмехнулся Бергман, входя в дом.

Мы не спеша прошлись по первому этажу, затем поднялись в мансарду. Там оказалось три спальни. Небольшие комнаты, каждая со своим санузлом. Стены отделаны деревом, на окнах плотные шторы, на кроватях покрывала, собранные из лоскутков. Несмотря на старание хозяйки сделать помещения уютными, комнаты выглядели нежилыми. На первом этаже кухня-столовая и гостиная. Окно в пол выходило на открытую веранду. Мягкая мебель, телевизор в углу.

Бросив пальто на спинку кресла, Бергман сел, закинул ногу на ногу и, глядя в окно, спросил:

– Какие впечатления от беседы с Зориным?

Я опустилась в кресло рядом, сняв куртку. Клим, не раздеваясь, замер возле окна, спиной к нам.

Мы с Бергманом смотрели на него, ожидая ответа, он повернулся и сказал:

– Непохоже, что он чего-то боится. Раздражен – это да, что вполне естественно: самодеятельность тещи ему не нравится. И наше соседство тоже.

– По-твоему, мужику просто не повезло, что жены вдруг исчезают без видимой причины?

– Я этого не говорил, – усмехнулся Клим. – Причина наверняка есть. Возможно, он ее знает.

– Он считает, что его первая жена мертва, – сказала я. – А вот насчет второй… Лично я считаю, он уверен в обратном.

– Она жива-здорова? – задал вопрос Бергман.

– Насчет здоровья ничего сказать не могу. Но он совершенно точно убежден, что она жива.

– И по этой причине не рад тещиной инициативе?

Я пожала плечами.

– И что мы, по-вашему, имеем? Похищение с целью выкупа? Парень боится навредить жене и оттого помалкивает?

– Или сам держит ее под замком, – усмехнулся Клим. – Почему нет?

– А причина?

– Понятия не имею. Допустим, ему необходимо время для неких действий…

– Чтобы оставить ее ни с чем после развода? Сомнительно, учитывая деятельную натуру тещи.

– Теща в бизнесе не разбирается. Кстати, я бы занялся ее массажистом, или кто он ей там. И присмотрел за Зориным.

Бергман согласно кивнул, в этот момент у него зазвонил мобильный. Звонил, как выяснилось, Димка.

Бергман включил громкую связь.

– Я тут покопался в соцсетях, – сказал Поэт, – и нашел кое-что интересное. После исчезновения жены Зорин обратился за помощью… что вполне понятно.

– Тогда что в этом интересного?

– Комментарии. Точнее, один комментарий. Вот, послушайте. «Крокодиловы слезы льет человек, на счету которого не одна загубленная душа. Точнее, три. Я не ошибаюсь, Максим Александрович?»

– Занятно. И кто оставил комментарий?

– Княжна Тараканова.

– Можешь узнать, кто прячется за ником?

– Уже. Гаврилюк Оксана Сергеевна. Училась с Зориным в одном университете, правда, он на два года старше. Живет, кстати, неподалеку от Зорина. Адрес сброшу эсэмэской. Вдруг захочешь поговорить с ней.

– Непременно. У нашей клиентки, по словам зятя, есть массажист, по совместительству – сердечный друг.

– Фамилию знаешь?

– Спрашивать о нем у мадам мне бы не хотелось. А встретиться, я думаю, стоит.

– Ох, попробую его найти. Какие-нибудь сведения?

– Он намного моложе мадам. И это, пожалуй, все.

– Проверю поликлинику по месту жительства. Может, повезет?

– Удачи, – сказал Бергман и убрал мобильный. – Что ж, мы с Девушкой отправляемся к «княжне Таракановой», ты приглядываешь за Зориным. – При этих словах Клим едва заметно усмехнулся, однако согласно кивнул. – Встречаемся здесь.

– Хочешь быть поближе к подозреваемому?

– Грех пренебрегать такой возможностью.

Дом мы покинули и направились к «Ягуару» Бергмана.

– Он бы предпочел остаться с тобой, – вдруг сказал Максимильян, а я усмехнулась:

– Думаешь?

– Уверен.

– Тебе не кажется, что новый член команды создает слишком много трудностей?

– Что ты имеешь в виду? – вроде бы удивился Бергман.

– Тебе бы не пришло в голову задаваться вопросом, что понравилось бы Воину, а что нет.

– Мы были друзьями, а Клим… И ты, и я знаем, здесь он только из-за тебя.

– Сомневаюсь, – буркнула я.

Максимильян нахмурился, но разговор предпочел оставить.

– Посмотри адрес, – сказал он, когда мы тронулись с места.

Бергман протянул мне свой мобильный, я открыла сообщение и продиктовала адрес Княжны Таракановой.

Димка был прав, жила она неподалеку. Однако, в отличие от жилого комплекса Зорина, район выглядел далеко не презентабельно.

Сразу после моста начиналась узенькая улочка, застроенная однотипными трехэтажными домами. Нас интересовал тот, что под номером 32. В единственном подъезде было девять квартир, мы поднялись на второй этаж и позвонили в дверь с цифрой «4».

Ждать пришлось довольно долго. Из-за двери не доносилось ни звука, но я была уверена, кто-то внимательно разглядывает нас в дверной глазок.

– Оксана Сергеевна! – громко позвал Бергман.

С полминуты было тихо, потом щелкнул замок, и дверь приоткрылась.

– Что вам надо? – спросила женщина.

Я видела только седые волосы и настороженные глаза.

– Поговорить о Зорине, если вы не против.

– О каком еще Зорине? – В голосе появился страх.

– Зорин Максим Александрович. Неужели не помните? Вы ведь, кажется, дружили когда-то?

– Ничего подобного, – отрезала она и добавила: – Это он вас прислал?

– Нет. Мы расследуем исчезновение его жены.

– Вы из полиции?

– Мы – частные сыщики, и готовы компенсировать ваше время, потраченное на беседу с нами. Любая сумма. В разумных пределах, разумеется.

– Я вам не верю, – дверь она не закрывала и выжидающе смотрела на нас.

– Чему конкретно не верите? – вежливо поинтересовался Бергман.

– Откуда вы обо мне узнали? Он сказал? Чушь. Он небось обо мне и не помнит.

– Может, мы продолжим беседу в более подходящем месте? В кафе, например? Я видел неподалеку вполне приличное.

– Ладно, заходите.

Женщина распахнула дверь. Мы вошли в тесную прихожую.

Гаврилюк набрала номер на своем мобильном, отошла в сторону и сказала:

– Ко мне тут пришли. Перезвони через полчасика. Если что, сообщи в полицию.

Я была уверена, слова эти адресовались исключительно нам, никому в реальности она не звонила, но после этого заметно успокоилась.

Бергман помог мне снять куртку и повесил вместе со своим пальто на допотопную вешалку. На стене рядом висел календарь пятилетней давности. Фото котиков успело выцвести. Гостиная выглядела также безрадостно, мебель из ДСП, потертый диван, на столе возле окна новенький ноутбук.

– Садитесь, – указала она на диван.

Сама предпочла стул, стоявший возле двери, старательно держась подальше от нас.

– Вы про деньги просто так сказали? – нахмурилась она.

– Вовсе нет, – Бергман достал купюру и, приподнявшись, положил на стол. – Это для начала. Если ваш рассказ покажется нам интересным…

– Он точно не знает, что вы здесь? – перебила она, быстро подошла и сунула банкноту в карман вязаной кофты, которую надела поверх цветастого халата.

В квартире, как я успела заметить, было довольно прохладно.

– Вы Зорина имеете в виду? – уточнил Бергман.

– Кого же еще?

– Наш клиент – его теща. И о своих действиях ставить его в известность мы не обязаны.

– Теща? Вот как… Получается, она его подозревает?

– Мы пытаемся найти госпожу Зорину. И надеемся на вашу помощь, – несколько устало произнес Максимильян.

Оксана кивнула, точно соглашаясь, и тут же спросила:

– Как вы меня нашли?

– Это было совсем нетрудно. – Бергман кивнул на компьютер. – Много времени проводите в сети?

– Я инвалид второй группы. На приличную работу не берут, а полы мыть за копейки здоровье не позволяет. Приходится перебиваться случайными заработками. Муж ушел, как только меня из больницы выписали. Оказывается, у него давно была семья на стороне. Вот так. Мужики – сволочи. Я на нервной почве инфаркт перенесла. Это в придачу к раку груди. А он машину забрал и все деньги, что были. Хорошо хоть эта квартира моих родителей, а то бы половину точно отсудил.

Лицо ее нервно кривилось, в глазах ненависть, то ли к бывшему мужу, то ли ко всему миру в комплексе.

Димка сказал, она моложе Зорина на два года, но выглядела лет на десять старше. Худая, неряшливая, с растрепанными седыми волосами, даже без ее рассказа становилось ясно: жизнь ее не особо радовала.

– Расскажите нам о Зорине, – попросил Бергман.

– Ну да. Кому интересны мои проблемы. Я Зорина сто лет не видела. Особо рассказывать нечего, если вас не интересуют его студенческие годы…

– Почему же, интересуют. Вы учились вместе?

– Он на два года старше. Слушайте, я правда мало что знаю… – вздохнула она.

– А как же ваш комментарий? – Женщина замерла, во все глаза глядя на Максимильяна. – Я имею в виду, загубленные души?

– С чего вы взяли? Какой комментарий?

– Если хотите, я процитирую дословно.

– Не надо, – отмахнулась она. – Зорин догадался, что это я. Да?

– Вы, должно быть, не поняли. Этот вопрос с господином Зориным мы не обсуждали. Использование ника вместо собственного имени – вовсе не гарантия анонимности.

– Ну да, я написала этот комментарий. И что? – разозлилась Гаврилюк.

– Он нас весьма заинтересовал. Что неудивительно, учитывая произошедшее с его женой.

– Из полиции тоже могут прийти?

– Если обратят внимание на комментарий, то вполне вероятно.

– Ну и пусть. Я написала правду.

– Давайте поговорим об этом, – мягко предложил Бергман.

– Зорин – мерзавец, – отрезала она. – Всегда таким был. Никого ни в грош не ставил, разговаривал свысока. Учился так себе. В общем, ничего из себя не представлял. Зато теперь во дворце живет и ездит на крутых иномарках. Сомневаюсь, что хватило ума самому заработать. Слышала, он выгодно женился, а жена возьми да и исчезни. Удобно, да? Никто бедняжку так и не нашел. А он опять женился на богатой. И вот ведь какая незадача: вторая жена тоже пропала. Наверное, кто-то побогаче на примете есть.

– Нам известно о двух женах, – вздохнул Бергман. – Что за третья душа, о которой вы написали?

– Катя. Екатерина Алексеева. Моя подруга. Мы вместе учились. Дружили еще со школы. Поступили в университет. На первом курсе она влюбилась.

– В Зорина?

– В Зорина. Он вскружил ей голову. То есть поначалу он не обращал на нее внимания, она страдала. Мы придумывали, как бы она могла познакомиться с ним. Она была такой искренней, такой доброй… Моя единственная подруга. Мы отмечали мой день рождения, и решили пригласить его сокурсника, а он дружил с Зориным. И вроде бы интересовался мной. Мы надеялись, он придет не один, так и оказалось. Зорин тоже пришел. Катя была счастлива. У них начался роман. Он ей изменял, я знала, но боялась ей сказать. Ничего плохого она слышать о нем не желала. Мы бы стали врагами, вот и все. Потом он окончил университет и уехал. В Москву. Он даже не простился с ней как следует. Позвонил, сказал: «Я еду в Москву», – и все. Как будто уезжал на пару дней. На этом все и закончилось.

– То есть они расстались? – спросила я.

– Вы не представляете, что с ней было. Он ни разу не позвонил, не написал. Просто исчез. А она ждала. Она не знала, что делать. Боялась, что с ним беда. Я узнала его московский адрес, сообщила ей. Она поехала к нему. Я знала, что это добром не кончится. Поехала с ней. Они встретились в кафе, я ждала на улице. Он разговаривал с ней так, точно они просто знакомые, которые встретились случайно. А когда Катя заикнулась об их отношениях… в общем, он сказал, теперь у него другая жизнь. Он, видите ли, не считал их отношения серьезными и думал, что она тоже так считает. Дурацкая отговорка. Она стала его упрекать, заплакала, а он встал и ушел. Она догнала его, чтобы продолжить разговор. Он был с ней резок, даже груб, сказал, что не хочет ее видеть. Мы вернулись сюда. На следующий день Катя не пришла на занятия. Родители не знали, где она. Три дня мы ее искали. Нашли на чердаке университетской общаги. Она как-то смогла открыть замок. Хотя, может, он висел просто так, не запертый. Завхоз обратил внимание на дверь… Катя приняла упаковку снотворного, запив его водкой. Бутылка, почти пустая, стояла рядом. Записки она не оставила, но я хорошо знала, почему она это сделала. На похороны он не приехал, хотя я сообщила ему о случившемся. Надеялась, что он хотя бы после ее смерти… Наивно, да? Ему было все равно. Подумаешь, какая-то девчонка убила себя из-за любви к нему. Года через три он вернулся сюда, должно быть, в Москве его дела шли не блестяще. Зато здесь он выгодно женился.

– Вы, как видно, интересовались его дальнейшей жизнью?

– Вовсе нет. С какой стати? Ну… что-то слышала о нем время от времени. Я тогда работала в городской администрации, а он бизнесмен, значит, на виду… Правда, в его заслугах я сильно сомневаюсь. Женился на невесте с приданым… хотя для этого, наверное, тоже нужен талант. Притворяться, хитрить, угождать. На это он мастер… О том, что с его женой случилось, я, конечно, тоже знала. О ее исчезновении, таком странном, долго судачили. Она ведь ребенка оставила в парке. Ужас. У меня нет детей, но я очень хорошо представляю, что значит подобный поступок для матери.

– Что, по-вашему, могло произойти с его первой женой? – спросил Бергман.

– Одной из версий было похищение. В этом случае понятно, почему ребенка оставили одного, – сказала я.

– Если это похищение, почему бы не взять и ребенка? – усмехнулась Оксана Сергеевна. – Денег как минимум вдвое больше.

– Но и хлопот с маленьким ребенком не оберешься.

Бергман кивнул, соглашаясь.

– Думайте что хотите, – отрезала Гаврилюк.

– Нас как раз интересует, что думаете вы, – заметил Максимильян.

– Я знаю, что за тип Зорин. Он изменял моей подруге, наверняка изменял и своей жене. Оказавшись в невыносимых условиях, человек способен на многое.

– Бросить собственного ребенка одного в парке?

– Это ведь и его ребенок тоже. В любом случае, я уверена: в ее исчезновении виновен Зорин. При желании, кого угодно можно довести до самоубийства. Вполне возможно, он уже присмотрел к тому моменту другую доверчивую дурочку с деньгами.

– То есть, по вашей версии, это было самоубийство?

– А что еще? Вы сами говорите: выкупа никто не требовал.

– Тогда почему тело не обнаружили?

– Мою подругу тоже нашли случайно. Бог знает, сколько времени она могла пролежать на чердаке.

– Согласитесь, все-таки не десять лет.

– А если она выбрала какой-то заброшенный дом, который до сих пор стоит заколоченный? Их что, мало в городе?

Бергман кивнул, вряд ли соглашаясь с ее доводом, скорее хотел показать, что сказанное ею принял к сведению.

– Как думаете, на убийство Зорин способен? – спросил он, в упор глядя на Оксану.

Она растерялась, трудно сказать, что этому было причиной: вопрос, заданный в лоб, или его взгляд.

– Убить своими руками? – после продолжительной паузы сказала она. – Не знаю. Вряд ли. Он слишком осторожен. А еще – он трус. Кате не мог сказать прямо, что бросает ее, удрал в Москву и сидел там тихо, в надежде, что они больше не встретятся. Если бы был уверен в своей безнаказанности, убил бы не задумываясь. А так…

– Ну, убивать своими руками не обязательно…

– Да, но киллер тоже представляет угрозу. Верно? И если от него не избавиться, угроза сохранится на всю жизнь.

– Хорошо. Предположим, вы правы. Но вторую жену, которая тоже внезапно исчезла, он до самоубийства не доводил. Она прекрасно себя чувствовала, была всем довольна…

– Откуда вам знать? – перебила Оксана. – Откуда кому-либо из посторонних знать, что творится в душе у человека? Если человек улыбается, это вовсе не значит, что он счастлив. Вы сыщики, вот и поищите рядом с Зориным женщину. Возможно, тогда появится причина внезапного исчезновения его жены. Может, даже не одна.

– Я бы мог согласиться с вами, но, по словам ее матери, Нелли Зорина – человек с характером. Такие не полезут в петлю из-за того, что муж завел подружку. Зачем же устранять препятствие с их пути? Голубки жили бы долго и счастливо, и о ней даже не вспоминали. Думаю, она, скорее, решила бы усложнить им жизнь.

– Не знаю. Если вы правы, значит, Зорину пришлось рискнуть.

– И нанять киллера?

Оксана пожала плечами, однако было ясно: Максима Александровича она считает мерзавцем, способным буквально на все.

Бергман поднялся и, кивнув мне, шагнул к двери. Оксана вскочила, явно не ожидая, что мы уйдем вот так сразу.

Пока мы одевались, она нервно сжимала пальцы и наконец спросила:

– Вы обещали компенсацию…

– Ничего полезного вы не сообщили, а потраченное время я оплатил.

– Ты мог бы дать ей денег, – сказала я уже в подъезде. – Видно, что она нуждается.

– Мы не благотворительная организация, – усмехнулся Бергман.

– Она тебе просто не понравилась.

– Удивительно, да? – вновь усмехнулся он.

– Она малоприятная особа, но, согласись, в ее жизни мало радости.

В машине он некоторое время сидел, не заводя мотор.

– О чем ты думаешь? – не выдержала я.

– Зорин считает, его жена жива. Мы тоже так считаем, – повернулся он ко мне. В последней фразе слышался вопрос, и я кивнула. – Но ее нет уже месяц. Приличный срок. Я имею в виду, слишком много времени она находится у похитителей, если ее действительно похитили, а Зорин молчит, боясь навредить жене.

– Он сам и устроил это похищение?

– Или похищение организовала жена, чтобы отомстить мужу.

– На бабки развести?

– Почему нет? Или отправить за решетку. Женщины в гневе на многое способны, – Бергман улыбнулся, давая понять, что данное утверждение мне не стоит принимать близко к сердцу.

– Непохоже, что ей это удалось. Он на свободе, и в ближайшее время его, как я поняла, арестовывать не собираются. Хотя ситуация неприятная, согласна. Но сама Нелли что будет делать дальше? Внезапно появится безо всяких объяснений? Ее как минимум ждет крайне неприятный разговор с матерью, а есть еще полиция.

– Некоторые женщины не думают о подобных вещах.

– Некоторые, это какие?

– Избалованные, себялюбивые, взбалмошные.

– Зорина как раз такая?

– Это нам и предстоит выяснить, а заодно узнать, не было ли у нее сердечного друга.

Я согласно кивнула. Учитывая, что случилось с его первой женой, записать Зорина в Синие Бороды легче легкого. Может, этим и решила воспользоваться вторая супруга. Однако вопрос, как она собиралась «воскреснуть», остается в силе. Впрочем, она могла найти решение этой проблемы. Но пока предпочитает числиться без вести пропавшей. А что Зорин? Он о чем-то догадывается? Или совершенно точно знает о ее планах и пытается им противостоять?

– У нас получается: либо Зорин где-то удерживает жену силой, либо она всем головы дурит, – нарушила я молчание. – Почему бы не быть третьему варианту?

– Они в сговоре? – повернулся ко мне Бергман. – А причина?

– Пока я ее не вижу.

– Что ж, мы еще в самом начале пути. Наберемся терпения и будем следовать привычной процедуре. Позвони клиентке, поговори с ней о возможных увлечениях дочери. Вдруг ей что-то известно? Матерям, бывает, доверяют все секреты.

– Я бы поставила на подруг.

– Значит, поинтересуйся подругами. Ну, и домработница. Она-то о своей хозяйке знает очень много.

– А ты чем займешься?

– Встречусь с приятелем, поинтересуюсь, как далеко полиция продвинулась в поисках. К Боровской могу тебя отвезти.

– Не надо. Я на такси. Удачи.

Я покинула машину и направилась к троллейбусной остановке. «Ягуар» Бергмана плавно тронулся с места и вскоре исчез в потоке машин.

Евдокия Семеновна на звонки не отвечала.

Я топталась на остановке, толком не зная, что делать, ехать к ней, продолжая звонить по дороге, или, обратившись к Димке за помощью, для начала поговорить с домработницей. Тут и перезвонила Боровская.

– Слушаю, – голос звучал недовольно.

Я представилась, сказала, что у нас появились вопросы, и попросила о встрече.

– Приезжайте ко мне. Адрес запомните? – Она продиктовала адрес.

Закончив разговор, я вызвала такси и вскоре уже подъезжала к дому, который не иначе как «театральным» не называли.

Монументальная «сталинка» в семь этажей, с лепниной на фасаде и сейчас выглядела исключительно респектабельно. Построили ее для работников искусства, я насчитала шесть мемориальных досок, сообщавших о годах жизни известных личностей, о которых я по большей части не слышала.

Дом стоял на площади, напротив администрации, рядом сквер. В общем, место «козырное», как любит выражаться моя подруга. Наверное, поэтому деятелей искусства незаметно вытеснили бизнесмены. Мемориальные доски им вряд ли светили, зато парковку перед домом украшали «Гелендвагены», и даже один «Роллс-Ройс», правда, старенький.

Вспомнив подругу, я вдруг загрустила. Сколько мы не виделись? Я даже не удосужилась сообщить, что вернулась.

Почему бы не позвонить прямо сейчас? Однако звонить я не стала, решив, что это подождет. И почему-то была уверена: подождет не только сегодня, но и завтра тоже. Прежние друзья в мою теперешнюю жизнь не вписывались. Я сама толком не знала почему. Муки совести имели место, но я, похоже, ничего менять не собиралась. Вот так между делом узнаешь о себе не очень-то приятные вещи.

Я набрала номер квартиры, и мужской голос произнес:

– Слушаю.

– Это Елена. Я звонила Евдокии Семеновне полчаса назад.

Дверь открыли, я вошла в подъезд, и под бдительным оком консьержа начала подниматься по лестнице. Боровская жила на третьем этаже, на пороге ее квартиры стоял молодой человек в белом халате с короткими рукавами, джинсах с рваными коленями и домашних тапочках на босу ногу.

– Проходите, – сказал он очень серьезно, точно охранник в каком-нибудь сверхсекретном учреждении. – Евдокия Семеновна в будуаре.

Комната, в которой я оказалась через несколько минут (за это время я повесила в шкаф куртку и обрела тапочки, точно такие же, как у парня в халате), так вот, комнату, где на софе возлежала Боровская, назвать просто комнатой язык не поворачивался.

Будуар – совсем другое дело. На антикварном резном столике стояла чайная пара неземной красоты. Судя по запаху, в чашке отвар трав, мяту и корицу я отметила сразу, с остальными незадача. Бархатные шторы были задернуты, на полу ковер с экзотическим рисунком. Антикварное кресло, зеркало в пол, туалетный столик, живые цветы в вазах, а на стенах многочисленные портреты хозяйки, большинство в сценических костюмах. Дорогие безделушки вперемешку с салфеточками, шкатулочками, веерами. В простенке между окон лакированный шкаф с росписью: павлины под цветущими деревьями. Рядом ширма с точно таким же рисунком. Сделано в Китае, но годков эдак сто назад. Хотя, может, и больше.

На Евдокии Семеновне был атласный халат, тоже с павлинами, я решила, что это все же перебор, но о вкусах, как известно, не спорят. На коленях она держала открытую шкатулку с драгоценностями, когда я устроилась по соседству, шкатулку она захлопнула, успев к тому моменту надеть четыре массивных перстня. Камни настоящие, и стоят кучу денег.

– Убери, – сказала она парню, протягивая шкатулку вместе с ключом на цепочке, которую она сняла с шеи.

Парень подошел к китайскому шкафу, открыл его ключом и убрал шкатулку в один из выдвижных ящиков. Всего их было штук двенадцать. Если весь шкаф набит драгоценностями, мадам стоит проявлять осторожность. Надеюсь, квартира на охране.

– Что вы хотели, милочка? – устало спросила она и повернулась к парню. – Принеси гостье чаю. – И тут же, точно спохватившись, добавила: – Это Альберт Сергеевич, мой врач. Без него меня бы давно на кладбище снесли. Руки у него золотые. А какой чай заваривает!

– Спасибо, ничего не надо, – сказала я.

Парень хмуро меня разглядывал, слова Боровской его явно задели, не слова даже, а приказной тон. Руки он держал в карманах. Судя по всему, уходить не собирался. Роста он был невысокого, худощавый и крепкий. Лицо приятное, но не запоминающееся, красавчиком его точно не назовешь. Я вызывала у него тревогу. Бог знает почему. Может, боялся, я оперную диву ограблю.

– У меня несколько вопросов, – сказала я и выразительно посмотрела на Альберта.

Однако с места он не сдвинулся, и теперь вместе с тревогой я почувствовала его неприязнь.

– Ну, что ты стоишь? – ворчливо спросила Боровская. – Иди, нам поговорить надо.

Он еще несколько секунд стоял, словно ожидая, что Евдокия передумает, и нехотя покинул комнату. Дверь лишь прикрыл.

Я не сомневалась, что он стоит рядом и подслушивает. Пожалуй, Зорин прав: оперная дива завела любовника, который ей годится в сыновья. Вряд ли бы она стала разговаривать с врачом или массажистом в подобном тоне. Хотя кто их знает. Вдруг он ей вместо сына? И такое бывает. А он терпит ее капризы в надежде на наследство. Или тетка просто ему симпатична. Он в меру сил оберегает ее от неприятностей, а на меня волком смотрит, потому что не знает, чего ждать от моего визита. Расстрою диву, и у нее давление подскочит…

– Вы сказали, Альберт Сергеевич ваш врач, – не удержалась я.

– Да. Год назад так разболелась, ходить не могла. Подруга порекомендовала Альберта. Он меня на ноги поставил. Лекарства подобрал, а главное, массаж. Я после его рук готова порхать как бабочка. Лет двадцать сразу долой. Талант у парня. А вот характер тяжелый. Неуживчивый. Оттого карьера не задалась. Ему б с такими руками уже свою клинику надо иметь. А он все на дядю работает. Хорошо хоть уговорила кабинет открыть. С помещением помогла, с оборудованием. На его зарплату особо не разживешься. А тут хоть деньги пойдут. Машину приличную купит, а там и квартиру, если сложится. Он, бедолага, на съемной живет. А уж скоро тридцать. Родители ничего не оставили, мать померла, отец второй раз женился, жену в свою однушку привел. Альберту пришлось съехать. Страшно становится иной раз, как люди живут. Не приведи господи, – она торопливо перекрестилась. – Заболталась я, извините, за мной такое водится. От одиночества, наверное. Молчишь, молчишь, потом наговориться не можешь.

– Альберту Сергеевичу повезло, что он вас встретил, – решила я поддержать тему.

– Ну да… хотя, кому из нас больше повезло, еще вопрос. Мне так подумать страшно, что без него вдруг останусь. Но и ему, конечно, за просто так денег никто не даст. Если честно, я настояла, чтоб он в приличную квартиру переехал. Сама ее оплачиваю. Ему она не по карману. Он снимал в два раза дешевле, но в таком месте… одна пьянь да наркоманы вокруг. Жутко вечером из дома выйти. А он ведь допоздна работает. В общем, уговорила. Теперь вот, думаю, с ипотекой надо решать. Сколько ж можно по чужим углам мыкаться. Зятек мой Альберта терпеть не может. Думает, парень – мой любовник. Вот ведь дурак! Мол, облапошит старуху. А мне Альберта уговаривать пришлось, чтоб деньги взял. На каждую сумму расписки писал. Вон, в шкафу лежат вместе с моими бриллиантами. Обещал все отдать. И отдаст, я не сомневаюсь. Ему бы только на ноги встать. Плохо, когда человеку помочь некому. Многие так не у дел и остаются, хотя таланта, может, поболе, чем у других. А помоги человеку в нужную минуту, и вот тебе, Шаляпин. Это я к примеру. А насчет любовника – ерунда. Не нужен мне никто, прошло время. Здоровья бы… еще пожить немного… на солнышко посмотреть. А зятек пусть думает, что хочет. Я не перечу. Мне так даже лестно. Как-никак, я звезда, хоть и на пенсии, а куда звезде без любовника, да еще молодого? От ровесников, поди, мало прока… Что-то я опять заболталась, – покачала она головой. – Размякла после массажа… Вы о чем спросить хотели?

– Если уж речь у нас зашла о любовниках… скажите, не было ли у вашей дочери особых отношений с кем-то из мужчин?

– Эк вывела, – усмехнулась Боровская. – Был ли у Нелли мужик, кроме благоверного? Если вам зятек чего наболтал, плюньте и забудьте. Чушь все это. Она Максима любила. По-настоящему. Со всей бабьей страстью. Я только диву давалась. Уж вроде который год вместе, должна бы поостыть. Он у нее один в душе был, и в сердце. Флиртовать могла, но только при нем, чтоб, значит, не забывал, что у него жена – женщина привлекательная, и желающих немало. А вот повезло ему. Именно так. Не ревность хотела возбудить, а напомнить о его счастье, которое, между прочим, беречь надо. И он, я вам скажу, к ней со всем уважением и нежностью… Неужто прикидывался, аспид? А сам думал, как от нее избавиться? Поверить не могу… А как не сомневаться, когда все против него. Или нет? Понимаю, глупость спросила, что вы могли узнать за один день… Вы уж постарайтесь… Альберт меня убеждает, говорит, надо верить в хорошее. Рисовать благополучную картину развития событий. Психологи советуют. Какой-то новый выверт… а у меня душа болит. Не вырисовывается благополучная картина, хоть ты тресни.

– Подруги у Нелли были? – задала я вопрос.

– Не то чтобы подруги… так, вместе по магазинам да по кафешкам. Не особо она к дружбе стремилась. Может, и правильно. Я на этом не раз обжигалась. Пока с подружкой ничего из себя не представляете, то вроде и дружба, но чуть что – сразу соперничество. Если одна чего достигла, и вовсе беда: сплошная злоба да зависть. Сожрать готовы подруги-то. Насмотрелась я на них в театре…

– Вы с приятельницами Нелли знакомы? – постаралась я вернуть ее к нужной теме.

– А как же… Людка Гончарова, с этой они еще со школы вместе, ну и Вика Романенко. У Вики свой салон, очень приличный, я там обслуживаюсь. Она сама стрижет, очередь к ней на месяц вперед. Правда, работает пару дней в неделю. Но мастеров подобрала отменных. Людка в языковой школе английский преподает. Обе не замужем.

– Еще один вопрос о домработнице вашей дочери.

– Она-то вам на что? Дура дурой. Да еще безрукая. То платье испортит, то чего-нибудь разобьет.

– Отчего ж не уволили? – удивилась я.

– Зятю все равно, он от домашних дел далек. А Нелли уволить сотню раз грозилась. Но так и не уволила… то ли привыкла, а, может, по лености. Надо новую домработницу искать, обучить, присмотреться… В общем, держали эту Машу-растеряшу. Мария Тимофеевна, так ее зовут, фамилия Гладышева. Живет на проспекте Победы, точного адреса не знаю. В полиции ее допрашивали, мне следователь сказал, от него фамилию и узнала. А так Марья да Марья.

– Спасибо, – сказала я, поднимаясь.

– А может, массаж? – вдруг предложила Боровская. – Очень рекомендую. За пробный сеанс Альберт денег не возьмет.

– В другой раз. Работы много, – сказала я.

Евдокия согласно кивнула.

– В другой так в другой. Клиентуру помогаю расширять, – со смешком сказала она. – Парню-то деньги отдавать надо.

Выйдя из подъезда, я позвонила Димке, и через несколько минут у меня был точный адрес домработницы. К ней я и отправилась, размышляя по дороге над тем, что я узнала от оперной дивы. Насчет любовника Зорин дал маху, лично я сомневалась, что между ними есть физическая близость. Говорила Евдокия вполне искренне и убежденно.

А вот с Альбертом все не так просто. Он от нее зависит, а она этим беспардонно пользуется. Может, он, конечно, ей очень благодарен, но точно так же может люто ее ненавидеть. Иногда эти чувства странным образом переплетаются. Она ему доверяет, это ясно. Ключ от шкафа, набитого бриллиантами, отдала недрогнувшей рукой. Значит, не сомневается в его честности. Или на самом деле его испытывает? А что, и такое бывает. Вот ты, милок, думаешь, что ты хороший, а все остальные не очень – воры и хапуги, и тебе, хорошему, дороги не дают. А может, ты хороший оттого, что искушения не было? А если вдруг появится? Вдруг да и не удержишься и станешь тем самым вором и хапугой, каких презирал?

По мне, так Евдокия на подобное способна. Если актеры не имеют возможности играть на сцене, они играют в жизни. Темпераментом ее бог не обидел, а вот впечатлений в ее теперешней жизни не так много. Впрочем, сейчас переживаний достаточно. Единственная дочь вдруг исчезла, месяц о ней ни слуху ни духу… А у Евдокии даже внуков нет, бриллианты некому оставить. Не скажешь, что она слишком убивается по этому поводу.

С другой стороны, горе проявляется у всех по-разному: один волком воет, другой молчит, сцепив зубы. А если Боровской известно, что дочь жива? Тогда какого лешего к нам поперлась?

Нет, сомнительно. Когда она говорила о дочери, ничего похожего на притворство я не чувствовала. Человек она, безусловно, непростой, и наивности в ней – кот наплакал.

Зря Зорин беспокоится, если беспокоится, конечно. Альберту она помогает, но расписки хранит в том же шкафу, что и бриллианты. Хочет помочь, и помогает, но и свою выгоду не упустит. Ясно, что он у нее мальчик на побегушках. Проводил меня до двери, буркнул «до свидания», не поднимая глаз. Ничего, кроме глухого раздражения, я не почувствовала. А раздражаться было чему: Евдокия успела и о его долгах разболтать, и вела с ним себя, точно с прислугой, кому ж это понравится? Но между тем парень по-прежнему вызывал беспокойство. К нему следует присмотреться.

В этот момент такси остановилось возле неприметной пятиэтажки, где жила домработница Зорина. Однако дома ее не оказалось. Соседки, прогуливавшиеся во дворе, ничего о ее возможном местонахождении не знали.

Я немного прошлась по округе, вновь вернулась во двор. Домработница так и не появилась. Я решила запастись терпением и ее дождаться.

Однако очень скоро продрогла в своей куртке, вошла в подъезд вместе с одной из соседок, но и здесь согреться не смогла: батареи отопления были чуть теплыми. К тому же соседям вряд ли понравится мое присутствие здесь. Я позвонила Димке, чтобы сообщить имя массажиста, ну и узнать, как у него дела продвигаются.

– Накопал кучу разных сведений, правда, по большей части не особо интересных. Сброшу тебе на почту. Посмотри.

Время от времени поглядывая в окно, я стала просматривать присланные Димкой письма. Зацепиться особо не за что, в этом он прав. Однако кое-что привлекло мое внимание. Секретарь Зорина – Абрамова Анастасия.

Настя Абрамова? Девушка с такой фамилией работала вместе с моей подругой, и мы неоднократно проводили время втроем, в основном по пятницам, в ночных клубах. Помнится, Варька говорила, что Настя сменила работу…

Я поспешно нашла номер в мобильном. Настя ответила сразу.

– Привет, – весело сказала она. – А Варька говорила, ты уехала куда-то.

– Ага. На днях вернулась. Еще не успела ей позвонить. Как дела?

– Нормально. А у тебя?

– Да тоже вроде неплохо… Можем встретиться сегодня?

– В смысле, потусить? Сегодня вряд ли…

– Надо поговорить. Это касается моей работы.

– Работы? Варька болтала, ты, типа, в каком-то детективном агентстве. Правда? Черт… – выдала она совсем другим тоном. – Это из-за жены шефа, да? Подъезжай к офису, адрес знаешь? Я через полчаса освобожусь.

Я бегом спустилась по лестнице, решив, что к домработнице зайду позднее.

На такси я добралась до офиса Зорина за двадцать минут, но Настя уже ждала возле входа и успела озябнуть в сапожках на высоченных каблуках и коротенькой меховой куртке.

– Как холодно, просто жуть, – сказала она, поцеловав меня в щеку.

– На следующей неделе обещают потепление. Ты на машине?

– Нет. Резину переобуть не успела, все времени нет. Попросила брата двоюродного заняться.

– Тогда идем в кафе. Есть что-нибудь приличное по соседству?

Она кивнула, и мы направились в ближайший переулок. Неоновая вывеска сообщала, что впереди бар «Медуза».

– Кофе здесь приличный, – заверила Настя. – А твоя тачка где?

– Продала.

– Ну да. Пора было менять… Другую еще не купила?

– Деньги коплю.

– А чего в кредит не хочешь?

– Не знаю…

– Может, и правильно. На эти чертовы кредиты вся зарплата уходит.

Мы вошли в бар, практически пустой, и устроились за столиком.

Настя, равнодушно заглянув в меню, заказала кофе и пирожное, я согласно кивнула, и ей, и мне не терпелось перейти к главному.

– Давай, рассказывай, – сказала она, лишь только мы получили свой заказ.

– Ты права, мы занимаемся поиском Нелли Зориной…

– Офигеть… Зорин сам к вам обратился?

– Теща.

– А он в курсе?

– Конечно. Сегодня мы с ним встречались. Он не в восторге от инициативы родственницы, но и не возражал.

– Думаете, она жива? Жена Зорина, я имею в виду.

Я пожала плечами.

– Наша задача установить, что с ней случилось. И кто стоит за этим.

– Понятно. По мне, так ее убили. Месяц – это срок. Куда мог человек подеваться?

– Разные бывают обстоятельства. – Я вновь пожала плечами. – Поссорилась с мужем, к примеру…

– Это да, – подумав немного, кивнула Настя. – От нее можно ждать чего угодно.

– Что ты имеешь в виду? – насторожилась я.

– Она же больная на всю голову. Только я устроилась, недели две прошло, наверное, вдруг является… С улыбочкой, мол, вы новая секретарша и все такое. Я, дура, тоже улыбаться принялась, мол, горда и счастлива служить в подобном месте. Короче, щебечем, а потом она меня вдруг за волосы ухватила и говорит: «Не смей, сука, на моего мужа пялиться. Даже не думай. Глаза выцарапаю». Прикинь? Надо было дать ей в ухо, и другое место искать. А я растерялась и только мычала нечленораздельно. Потом так гнусно было… Но поздняк метаться, как говорится, и самое обидное, что не за что, понимаешь? Мне ее муженек даром не нужен. Если б я хотела папика, давно бы обзавелась. Вон они, так и лезут. А Зорин еще и жадный. Прикинь, на Новый год мы одни без корпоратива остались. Сказал, кто хочет собраться – пожалуйста, скидывайтесь. Устроим праздник в офисе, место есть. Это как? А на Восьмое марта три замерзших тюльпана… Да ну его. Короче, обидно.

– Наверное, для подобного поведения причина у нее все-таки была?

– Наверное, – хмыкнула Настя. – Наши бабы рассказывали, он любитель на сторону ходить.

– То есть любовница у него есть?

– Вот уж не знаю. Если и есть, то точно не у нас. Научен горьким опытом, на работе шашни не заводит. Кто-то из наших жене стучит. Вот она и явилась, лишь только я устроилась.

– А что за горький опыт?

– Зорин любовь крутил с одной дамочкой из бухгалтерии. Я ее не застала, но, говорят, красотка. Женушка явилась и прямо на работе избила ее чуть ли не до полусмерти. В больницу, правда, девица не попала, но две недели отлеживалась. Зорин уговорил в полицию не сообщать, не то бы благоверной реальный срок светил. Девица получила в подарок машину и уволилась, как говорится, по собственному желанию, но против воли. Хотя, думаю, с такой женой-истеричкой ей Зорин стал даром не нужен.

– Значит, подруги у него нет?

– В офисе точно нет. Шуры-муры не скроешь, все равно наружу вылезут.

– Согласна. А вне офиса?

– Откуда же мне знать?

– Ты его секретарь, много слышишь, много видишь.

– Да я не особо интересуюсь. Хотя пару раз звонила дамочка, которую он Аллой называл. Без отчества… То, что без отчества, ничего, конечно, не значит, но голос менялся. Сладеньким становился, так обычно мужики со своими бабами разговаривают, пока еще не охладели. Думаю, она и есть очередная пассия. Зорин из тех, кто без бабы на стороне не может. Не зря жена бесилась. О нем такое рассказывают, прям Голливуд.

– Например?

– Баба у нас одна работает, ей уже под сорок. Говорят, его давняя любовь, вены из-за него резала.

– Серьезно?

– Говорят. Она на одной руке часы носит, на другой – браслет. Широкий такой, чтоб шрамы не видны были. Едва на тот свет не отправилась, такая у нее была любовь. Совсем баба дура. Я бы не стала. А ты?

– Понятия не имею. Вообще-то обстоятельства бывают разные.

– Это да, – согласилась Настя. – Но все равно глупо, по-моему.

– Расскажи о ней поподробнее.

– Зовут Марина Геннадьевна Мельникова, а живет одна. С Зориным у них была любовь, еще при первой жене. Ходила она в любовницах, и вроде была довольна. А потом жена пропала, и решила баба, что он, типа, на ней жениться должен, раз уж ничто не мешает. А он, видно, думал, на хрена ему такое счастье. Одно дело любовница, другое дело – жена. Лучше на воле погуляю. Ну, а она все близко к сердцу приняла и давай вены резать.

– А теперь у них какие отношения?

– Нормальные. Девки болтали, когда Зорин второй раз женился, она в больницу слегла. От переживаний. Но я ничего такого не замечала. Он к ней всегда с уважением, и при ней о нем плохого слова никто не скажет. Она сразу в атаку кидается, типа, вы плохих начальников не видели. Может, и так. В общем, я бы их отношения назвала дружескими, так часто между бывшими любовниками бывает, если изловчатся расстаться по-хорошему. Хотя у них вроде не тот случай, если уж все время на глазах. Значит, все же договорились. Иначе бы попер он ее с работы.

– Как считаешь, о дамочке из бухгалтерии Нелли Зориной она сообщила?

– Думаешь? – озадачилась Настя и через минуту глубокомысленных размышлений махнула рукой. – Да ладно. Не похоже это на нее. В смысле, подгадить счастливой сопернице, может, и смогла бы, а вот гадить Зорину – точно нет.

– Вдруг да и решила, разведется с женой, и у нее шанс появится.

– Да какой там шанс! Если он десять лет назад отлынивал, сейчас-то она ему зачем? Выглядит она неплохо, но сороковник – это не двадцать пять. А он предпочитает молоденьких.

– К тебе не подкатывал?

– Нет. Видно, урок на пользу пошел. Стал искать радости в другом месте.

– А что у вас говорят по поводу странных исчезновений его жен?

– Ну… поначалу, конечно, чего только не болтали, но сейчас уже успокоились. Первая жена была с придурью, и вторая не лучше. А что с ними случилось… Зорина никто не обвиняет, если ты об этом. Конечно, странно, что с обеими женами такая фигня произошла, но… Чего в жизни не бывает. В конце концов, никто даже толком не знает… вдруг они живут где-то припеваючи. Чепуха, конечно, – хмыкнула Настя. – Но Зорина скорее жалеют. На день исчезновения у него стопроцентное алиби. Менты малость ему нервы потрепали и слились.

– До его любовных историй докопались?

– Не знаю. Про Мельникову и бухгалтершу точно кто-нибудь доложил, а об остальном вряд ли кто знает.

– Тебя тоже допрашивали?

– А как же, но я ничем не порадовала. Ничего не знаю, ничего не видела. В смысле, подозрительного. О личной жизни знаю немного, потому как он ее со мной не обсуждал. Чистая правда, между прочим.

– Если вдруг опять позвонит эта Алла, будь повнимательнее.

– Поняла. Если что, сообщу. Ты бы хоть о себе рассказала, – попеняла Настя.

– Нечего особенно рассказывать. Гостила у мамы, думала там остаться, но все-таки сюда вернулась.

– Работа у тебя прикольная. А как платят?

– Есть клиенты – платят, а нет…

– Ясно. То густо, то пусто. Ну что, махнем в пятницу в клуб?

– Вряд ли получится, сейчас работы много.

– Что ж… звони, когда время будет. Про Аллу я помню, можешь не сомневаться, сразу сообщу.

Через некоторое время мы простились, Настя успела пожаловаться на затишье в личной жизни, рассказала, что у Варьки тоже тишина, в общем, осень ничем не порадовала, и от зимы ничего хорошего не ждут. Я поддержала тему: мужики, по моему мнению, с наступлением холодов куда-то попрятались.

– Будем ждать весны, – заключила я, и через несколько минут мы расстались.

Я собиралась вновь отправиться к домработнице, но тут позвонил Бергман.

– Ты где? – спросил он.

– Бар «Медуза». Домработницу Зорина я не застала, зато смогла поговорить с его секретарем.

– Могу за тобой приехать.

– А ты где?

– В доме мадам Боровской.

– Тогда я лучше сама доберусь.

Подъезжая к владениям Зорина, я внимательно огляделась. «Мерседеса» Клима нигде не видно, на подъездной дорожке машина Максима Александровича, ближе к дому Боровской припаркован «Ягуар» Максимильяна. Если Зорин здесь, то где носит Клима? Или свою машину он предпочитает не светить?

Клим был в доме вместе с Бергманом. Мужчины сидели в гостиной друг напротив друга.

Когда я вошла, Максимильян поднялся навстречу, а Клим даже голову не повернул.

– Озябла? – спросил Бергман, помогая мне снять куртку.

– Есть немного. Скверная погода.

– Чай я успел заварить. Продукты тоже привез.

Он направился к кухонному гарнитуру, включил электрический чайник.

– Давай, я сама все сделаю, – сказала я.

Не то чтобы Бергман выглядел комично возле плиты, скорее неуместно. Между делом я успела рассказать о своем визите к Боровской.

– Значит, ты считаешь, Зорин ошибается, и никакого любовника у мадам нет? – принимая из моих рук чашку, спросил Максимильян.

Я пожала плечами.

– У меня отсутствует повод ей не верить. Но парень непрост.

– То есть к нему стоит присмотреться?

– Непременно.

Климу я тоже принесла чай, он взглянул с насмешкой, взял чашку из моих рук и поставил на журнальный столик. Она так и осталась стоять там до конца разговора.

– Что ж, – закинув ногу на ногу, сказал Максимильян. – Попробуем поработать в этом направлении.

– Секретарь Зорина – моя знакомая.

– Вот как? – удивился Бергман.

– Как только я об этом узнала, отправилась к ней.

Я пересказала наш разговор с Настей.

Клим слушал молча, с отстраненным выражением на физиономии. Точно все это его не касалось. Скорее всего, так и есть.

– Что у нас получается? У Зорина была любовница. Жена об этом узнала и готова была действовать весьма жестко.

– Может, в этом причина ее внезапного исчезновения? – вдруг сказал Клим.

– В смысле? – нахмурилась я.

– Предположим, она явилась выяснять отношения, но в этот раз все закончилось плохо для нее, а вовсе не для пассии Зорина.

– И сейчас она где-то залечивает раны?

– Я бы, кстати, психушки проверил, – сказал Клим. – Вдруг муженек ее туда упрятал, а мамаше сказать забыл, чтоб не таскалась с апельсинами и не досаждала врачам.

– Интересная версия, – кивнул Бергман.

– На бывшую любовницу Зорина, Марину Мельникову, тоже стоит обратить внимание.

– С какой стати? – спросил Клим.

Отвечать на этот вопрос мне не пришлось, потому что заговорил Бергман.

– Она рассчитывала, что Зорин на ней женится, просто потому, что он стал соломенным вдовцом, или у нее была куда более веская причина?

– Укокошили первую супругу на пару, а Зорин с крючка вдруг сорвался? – хмыкнул Клим. – Оттого она вены и резала? А что, мне версия нравится. Могла, кстати, и со второй женой помочь. В надежде на большую благодарность.

– У тебя какие новости? – спросила я Бергмана.

– Нелли ищут, но о преступлении речь пока не идет. Так что у следствия нет повода подозревать Зорина.

– Ну да. Если нет трупа, то преступления вроде бы тоже нет.

– О многочисленных любовных связях Зорина им известно? – спросила я Бергмана.

Он пожал плечами.

– Зорин признал, что в прошлом они были. Но после инцидента с секретаршей он – верный супруг.

– А как же некая Алла?

– Она могла появиться позднее или твоя подруга ошиблась.

– Или Зорин попросту соврал.

– Алла Дмитриевна Самохина, – сказал Клим. – Работает в юридической фирме «Охлопьев и Ко». Офис-менеджер. Кто-нибудь знает, что это такое? – усмехнулся он. – Сегодня Зорин заезжал в эту контору, пробыл минут двадцать, затем отъехал на пару сотен метров и стал ждать. Из конторы выпорхнула девица, и они немного пощебетали, сидя в его тачке.

– Значит, подружка, скорее всего, есть. Если это не что-то другое… – заметил Бергман.

– Что? – нахмурилась я. – Он пытается провернуть какую-то аферу, связанную с деньгами жены? Офис-менеджер в этом вряд ли особо поможет.

– Кто знает, – пожал Бергман плечами, а Клим продолжил:

– Это не самое любопытное. Простившись с девушкой, Зорин отправился в село Ступино, что в двенадцати километрах от города. И больше часа находился в доме местного священника, отца Тихона. Тот вышел его провожать, прощались весьма дружески.

– И что здесь интересного? Скорее всего, отец Тихон – его духовник, у Зорина непростой период в жизни…

– Ты не дослушала, – сказал Клим. – Я потолковал с одним словоохотливым мужичком из местных. Отец Тихон, в миру Мерзляев Тихон Андреевич, от службы отстранен. Но по-прежнему проживает в доме, принадлежащем церкви, а на службу сюда приезжает священник из города. На сайте епархии есть подтверждение, с формулировкой «временно отстранен», но, как всегда, никакой конкретики, слуги божьи предпочитают помалкивать. Мужичок рассказал, что батюшка ох как непрост, и известен тем, что изгоняет бесов. Едут к нему со всей России и даже из ближнего зарубежья. До поры до времени в епархии на это смотрели сквозь пальцы, хотя церковь, как я понял, все это не приветствует. Но не так давно вышел скандал: привезли бесноватую девку, а после изгнания дьявола она угодила в больницу. Ее отец, который обо всем узнал задним числом, обратился в прокуратуру. Девицу из больницы вскоре выписали, но замять скандал сразу не получилось, поэтому батюшка пока безработный.

– И какое все это имеет отношение к нашему делу? – спросила я.

Клим пожал плечами.

– Я бы с батюшкой все-таки поговорил, – с задумчивым видом произнес Бергман. – У тебя все?

– Да, не считая одного момента: дочь Зорина сегодня вышла через калитку позади дома и спустилась в овраг, где и пробыла довольно длительное время.

– Что она там делала?

– Ничего. Устроилась на поваленном дереве и просто сидела. Я спускаться не стал, видел ее сверху.

– Может, она курила или еще что-нибудь? – предположила я. – В общем, занималась тем, что не предназначено для глаз родителя.

– Ничего подобного. Она просто сидела, сунув руки в карманы куртки. И что-то бормотала себе под нос, губы шевелились, но я ничего не расслышал.

– Стихи сочиняла? – предположила я.

Клим пожал плечами.

– Или молилась. Или жаловалась на свою сиротскую долю. Вариантов много.

– Девочка хотела побыть в одиночестве. Ничего необычного в этом нет. Допустим, овраг не самое подходящее место, но он рядом с домом…

– С девочкой следует поговорить, но Зорин нам это вряд ли позволит. Вот еще что. Передвижение Нелли в день исчезновения пытались отследить по камерам. Но ее машину зафиксировала лишь одна камера, находится на углу Добролюбова и Почтамтской.

– И что? – не поняла я, этот факт нам уже был известен.

– Интересно, что та же камера дважды зафиксировала машину Зорина. Двумя днями раньше. Он проехал в сторону Почтамтской, а через сорок минут вернулся обратно.

– И как он это объяснил?

– Никак. Ему приходится много перемещаться по городу.

– Он один ехал или с водителем?

– Водитель у него есть, но чаще он сам за рулем. В тот раз было именно так.

– С водителем следователи говорили?

– Да. Я с ним тоже поговорил. Он подтвердил, что на некоторые встречи Зорин предпочитает ездить один, на какие именно – не ответил.

– Ясно, что на те, где лишние глаза ему были ни к чему.

– Любовные свидания?

– Это первое, что приходит в голову.

– Обычно своего водителя не особо стесняются, – сказал Клим.

– А если жена способна на решительные действия? – усмехнулся Бергман.

– Если речь о любовном свидании, тогда это становится интересно, – сказала я.

– Зорина выследила мужа и отправилась на разборки? – повернулся ко мне Максимильян. – У нас нет оснований считать, что у них был один маршрут. Дальше перекресток. Они могли свернуть куда угодно. Одно несомненно: сказав, что едет в салон, Нелли в действительности отправилась совсем в другую сторону. Я уже звонил Поэту, может, ему удастся накопать что-нибудь интересное. В районе Почтамтской нет банков, бизнес-центров и прочего…

– Зорин мог просто объезжать пробку. Разве нет?

– Конечно. И все же… Я верю в нашего друга.

Бергман поднялся и направился к выходу.

– На всякий случай, продолжайте наблюдать за домом. Ну и за его хозяином, конечно, тоже. Завтра утром я за тобой заеду, – сказал он мне. – Навестим батюшку и подруг Нелли.

– Ты уезжаешь? – Глупый вопрос, если уж он успел надеть пальто.

– Уверен, вы и вдвоем прекрасно справитесь. Терпеть не могу ночевать в чужом доме. До завтра.

Дверь за ним захлопнулась, а я мысленно выругалась. Несколько минут мы провели в полной тишине. Я вновь чертыхнулась, и стала натягивать куртку.

– Куда собралась? – подал голос Клим.

– В засаду, – буркнула я. – За домом наблюдать.

– Двадцать первый век на дворе. Я установил напротив дома камеры. Сигнал поступает на мобильный. Если Зорин выйдет из дома, я об этом узнаю. Если решит воспользоваться калиткой позади дома, тоже.

Я вернула куртку на вешалку и поудобнее устроилась в кресле.

– В таком случае, ты вполне один справишься.

– Похоже, он так не считает, – усмехнулся Клим.

– Вряд ли девочка покинет дом в это время… Уже поздно. Зачем понадобилась калитка в саду, если она ведет в овраг? – Я предпочла говорить о чем угодно, лишь бы не сидеть в тишине.

Клим пожал плечами.

– До оврага метров десять, при желании там пройдет грузовая машина или трактор. Мало ли что может понадобиться хозяевам. Злишься, что он уехал? – без перехода спросил Клим.

– Вряд ли я успею до утра соскучиться, – ответила я.

– О’кей. Спрошу иначе: злишься, что он оставил тебя со мной?

– Ага. Я бы предпочла большую компанию.

– Скорее всего, он на что-то рассчитывает. А вот тебе это не нравится. Угадал?

– Не знаю, что ты имеешь в виду. Да мне и неинтересно.

– Тогда займемся ужином. Если уж он был так мил, что позаботился о продуктах.

– Я не голодна.

– А у меня кишки от голода сводит.

Клим направился к холодильнику, я поднялась и сказала:

– Так и быть, ужин за мной. А ты не проворонь Зориных.

Я мысленно порадовалась, что теперь есть чем заняться. Находиться в комнате в компании Клима было мучительно. И он, конечно, прав: я злилась на Бергмана за то, что он подверг меня этому ненужному испытанию. Чего он добивается, черт возьми? Оставшись вдвоем, мы сможем поговорить по душам? Напряжение между нами само собой сойдет на нет, и мы вдруг станем друзьями? Или хотя бы научимся ладить? Глупость.

Судя по всему, у Клима на этот счет свои догадки. Бергман оставил меня за ним шпионить. А если действительно так? Бергман не доверяет Климу, а Клим не доверяет Бергману. Мне он тоже не доверяет. И любит повторять, что я предавала его не раз, и в той жизни, и даже в этой. Прошлые жизни пусть засунет себе в одно место, а насчет этой… формально он прав. Оттого на душе еще противней.

Клим за моей спиной поднялся и пошел к двери.

– Куда ты? – спросила я. – Наметилось движение?

– Нет, воздухом подышу.

Он надел куртку и вышел.

В окно я видела, как он устроился на веранде. Запахнув куртку, сел в кресло, положил на столик перед собой мобильный. А я вдруг разревелась, захотелось подойти к нему и встать рядом. Положить руку на плечо или обнять.

– Хватит, – сказала я громко, сама толком не зная, что имею в виду, и вернулась к плите.

С ужином я провозилась долго, может, просто оттягивала момент, когда мы вновь окажемся друг напротив друга. Все это время Клим пробыл на веранде.

Накрыв стол, я позвала его. Максимильян вместе с продуктами привез бутылку вина.

Меня это едва ли не взбесило. Будь он рядом, непременно бы возникло искушение приложиться ею к его голове.

– Чертов сводник, – бормотала я, хотя, вполне возможно, никаких планов Максимильян не строил. Для него вино к ужину – само собой разумелось. Бутылку я оставила на кухонном столе. Клим ее, конечно, заметил.

– Как это мило с его стороны. Открыть?

– Как хочешь.

– Не пропадать же добру, – сказал он и стал искать штопор. Прихватив две рюмки, подошел к столу, окинул его взглядом. – Для романтического ужина не хватает свечей.

– Ну, извини…

Он разлил вино, глядя на меня исподлобья.

– Его ты уже простила?

– Вовсе нет.

– Да? Значит, мне показалось. Твое здоровье, – поднял он бокал. – К Джокеру ты куда милостивее, – сделав глоток, заметил он.

– Тебе показалось.

– Жалеешь, что легла со мной?

– Иди к черту. – Он засмеялся, и это окончательно вывело меня из терпения.

– В конце концов ты мой враг. По твоим же собственным словам. Разве нет? – язвительно поинтересовалась я. – После этого трудно ждать от меня дружеских чувств.

– Я еще кое-что сказал… – Теперь мы смотрели в глаза друг другу, всего несколько секунд.

Я поспешно отвела взгляд.

«Надо все это прекращать», – испуганно подумала я и сказала:

– Ты прав. Мы все виноваты. Давай попробуем видеть друг в друге… союзников, – с трудом нашла я более-менее подходящее слово.

У Клима оно вызвало очередную усмешку.

Я стала есть, и он тоже, напряжение понемногу оставляло меня.

Когда с едой мы покончили и допивали вино, я сказала, чтобы прервать затянувшееся молчание:

– Похоронная контора – довольно оригинальный выбор. С чего вдруг?

У Клима действительно был легальный бизнес в этом городе. Очень странное место, как оказалось. Он вновь усмехнулся.

– Нормальное прикрытие. Ничем не хуже букинистического магазина.

– Прикрытие? А чем ты занимался в действительности?

– Тем же, чем и всегда.

– Не хочешь отвечать? У твоего сотрудника на этот счет были занятные мысли. Я думаю, он считает тебя кем-то вроде киллера. По крайней мере, уверен, со смертью ты на короткой ноге.

– Чем меньше люди знают, тем больше фантазируют.

– То есть он далек от истины.

Во взгляде Клима мелькнуло недовольство.

– Я уже говорил тебе, единственное, что я умею делать хорошо, это убивать. В открытом бою, но если нужно, то и в любом другом. Где и когда бы я ни родился, все непременно заканчивается этим.

– Я привыкла к той чепухе, которой нас потчует Бергман. Но когда ее повторяешь ты… ты мог бы просто рассказать, чем занимался последние несколько лет.

– Искал тебя, разумеется, – усмехнулся он. – В этом смысле тоже ничего не меняется.

– Искал? Каким образом?

– Карты притягивают друг друга.

– О господи, – закатила я глаза.

– Ты ни черта не помнишь, потому что твоя карта у Джокера. А моя – со мной. Я нашел его довольно легко. А он позаботился о том, чтобы найти остальных.

– Почему бы тебе не жить спокойно где-то вдали? – вздохнула я.

– Думаешь, я не пытался? В этот раз, кстати, тоже. Мы следуем своей судьбе. И не в нашей власти изменить ее.

– Чушь.

– Хочешь, попробуем, – пожал он плечами.

– Максимильян утверждает, никто из нас не знает, кто есть кто. Откуда у тебя уверенность…

– Все это чушь, – перебил Клим. – Я прекрасно знаю, кто я. И Бергман, уверен, тоже. Вот только вряд ли скажет. С двумя другими пока не ясно. Может, наш враг действительно исчез с лица земли, а может, это симпатяга Поэт.

– Но ты-то считаешь, это все-таки Бергман?

– А ты как считаешь? – хохотнул он. – Логан, если он по логике вещей именно Логан, был великим воином: решительным, бесстрашным и свихнувшимся на тебе. В остальном он мало отличался от обычных людей. То же можно сказать о твоем дружке Бубновом Валете. Допустим, что, болтаясь по жизням, Джокер много чего успел набраться. Но верится слабо. Никто из нас своей судьбы не избежал. Воин довоевался до психушки, я как был наемником, так им и остался, Валет вечно торчал в хранилище книг, сейчас сидит за компьютером.

– А что ты скажешь обо мне? – нахмурилась я.

– Девочек из императорской семьи воспитывали весталки. Они же прорицательницы в храмах. Тебя в детстве учили считывать эмоции и вызывать души умерших. Наверняка были специальные техники. Да, ты еще могла вызвать дождь. – Я весело фыркнула и отвернулась. – Почему бы не попробовать, кстати?

– Еще один больной на мою голову.

– Ты сопротивляешься. Это понятно. Я ведь сказал, что тоже пытался. Решил сделать все наоборот. Не убивать, а лечить. И стал врачом. Отгадай, где оказался?

– В прифронтовом госпитале?

– Ага, попал в плен, бежал и в конце концов стал наемником.

– Но… это можно как-то прекратить?

– Наверное. Только я не знаю как. Я помню все свои жизни. Каждый раз появляется карта. Вроде бы ниоткуда. Я ее нахожу в самых неожиданных местах. Начинаю вспоминать, и все повторяется.

– Клим, – позвала я, – я не могу поверить в это. Просто не могу.

– И правильно. Так тебе, должно быть, намного спокойнее.

– И сколько было таких жизней? – не удержалась я.

– Сейчас тринадцатая. Интересно, это число что-нибудь значит?

– И в каждой из этих жизней была я?

– Само собой. Сценарий всегда один и тот же. Я люблю тебя, ты любишь меня, а потом… Я изрядно устал от этого, так устал, что давно бы следовало полюбить кого-нибудь другого. Но с этим незадача. Слава богу, что быть с женщиной можно и без любви, не то бы моя жизнь была и вовсе невыносимой.

– Ты понимаешь, что такие разговоры люди обычно ведут в психушке? – покачала я головой.

– Ну так давай прекратим его, – засмеялся он. – Тем более что вино мы допили. Я иду спать. Вряд ли Зорин в такое время покинет дом, но если покинет, я об этом узнаю. Помочь тебе с посудой?

– Спасибо, я сама.

Он поднялся, я тоже поднялась. Когда он проходил мимо, то оказался в двух шагах от меня. И вдруг замер. Мы стояли в опасной близости и смотрели в глаза друг другу.

– Скажи, какого хрена я чувствую себя виноватой? – пробормотала я.

Он с усмешкой подмигнул.

– Карма.

И ушел. А я, вместе с облегчением, почувствовала досаду.

Убрав посуду в посудомоечную машину, я поднялась наверх, где были спальни. Дверь той, что справа, распахнулась, и появился Клим. Голый по пояс, правда, в джинсах. Привалился плечом к дверному косяку, сложив руки на груди, и насмешливо улыбался. Но взгляд для подобной улыбки был чересчур напряженным. А я головой покачала.

– Помнится, ты хотел изменить судьбу. А я уже наделала глупостей.

– Могли бы получить удовольствие.

Я поспешно вошла в спальню напротив.

– Жаль, – сказал он, перед тем как я закрыла дверь, а я, повернув замок, повалилась на кровать. Потом отправилась в душ.

Когда вернулась, увидела, что пришло эсэмэс от Клима.

«Борешься с искушением посредством душа? Я, кстати, посинел от холода. Не помогло».

«Ха-ха», – ответила я, чертыхнулась и с головой накрылась одеялом, чтобы побыстрее согреться.

Бергман приехал, когда мы завтракали.

Надо сказать, наша утренняя встреча с Климом, как ни странно, вышла непринужденной. Я спустилась первой, жарила яичницу, когда появился он.

– Привет, стойкий оловянный солдатик, – весело произнес он.

– Ты меня испытывал, что ли? – хмыкнула я.

– Какое там. Надеялся. И большую часть ночи предавался мечтам. Хорошо хоть Зорин не беспокоил. Ты сколько раз к двери подходила?

– Было дело, один раз, – честно призналась я.

– Ну, до меня тебе далеко. Зато какое чувство удовлетворения, что выстоял, – засмеялся он, и я засмеялась.

– Яичница с беконом, – сказала я. – Надеюсь, ты не против. Нежная утренняя забота – это что-то вроде компенсации.

– Ну, хоть это, – сказал он, устраиваясь за столом.

Тут и появился Бергман.

– Доброе утро, – сказал он, проходя в столовую и приглядываясь к нам.

Не высказать, как меня это разозлило. Но я выдала улыбку и предложила:

– Позавтракаешь с нами?

– Кофе, если не трудно.

– Конечно.

Сбросив пальто, он присел к столу, поздоровавшись с Климом за руку. Тот наградил его кривенькой улыбкой.

– Есть новости? – спросил Бергман, прихлебывая кофе.

– Ночь прошла спокойно, – ответил Клим. – А у вас?

– Поэт работает, надеюсь, что результаты будут. Что ж, если ты не против, поехали, – когда я стала собирать со стола посуду, сказал Максимильян.

– Конечно. Через пять минут буду готова.

Я ненадолго заглянула в спальню, где провела ночь, спустилась вниз.

Мужчины не спеша беседовали.

Увидев меня, Бергман поднялся и кивнул Климу:

– Пока.

Клим направился ко мне, опередив Бергмана, помог надеть куртку и поцеловал меня. Дружески. На самом деле просто прижался щекой к щеке. А я успела заметить, как вдруг разом потемнели глаза Бергмана, хотя лицевые мышцы не дрогнули. На прощание он даже улыбнулся Климу, широко и лучезарно, как мог улыбаться только он. И я в который раз мысленно выругалась.

Я думала, он начнет задавать вопросы, лишь только мы останемся вдвоем. Но он молчал по дороге к машине, а когда мы оказались в салоне «Ягуара», сказал:

– Начать разумнее с батюшки. Они ранние птахи. А потом навестим домработницу. И подруг Нелли.

Подругам я позвонила спустя полчаса по дороге в Ступино, где жил священник. Одна в настоящее время была в Германии, а вторая согласилась на встречу, сказав, что мы можем приехать к ней в салон.

Остальное время мы с Бергманом говорили об экзорцизме. Мои познания сводились к нескольким фильмам, виденным довольно давно, но сведениям, почерпнутым из них, я не особенно доверяла. Оттого очень надеялась, что Максимильян меня просветит на сей счет. Он, против обыкновения, был не особо словоохотлив.

– Я считала, экзорцизм – штука сугубо католическая, – заметила я, чтобы его разговорить.

– Ты права. Хотя практика изгнания бесов присуща всему христианству, потому что восходит к Христу, который, как известно, помог бесноватому, направив неких сущностей из тела человека в свиное стадо. Вслед за ним схожие деяния совершали и апостолы, и святые. В связи с этим, отношение к данной процедуре неоднозначно. Одни считают, что изгнать бесов может не каждый человек, а только святой, другие считают, что изгнание происходит посредством божественной воли и, значит, любой истинно верующий христианин может обратиться за помощью к Богу. В православии ко всему этому относятся с большой осторожностью. Но изгнанием бесов кое-кто из священников все же занимается, чему наш батюшка пример. Называется это отчитка, если память не изменяет.

– Дикость какая, – покачала я головой. – Двадцать первый век, и вдруг изгнание бесов. Хотя не удивлюсь, если желающие найдутся.

– Не сомневайся, – усмехнулся Бергман. – Одержимость может приобретать разные формы, только и всего. Иногда это напоминает эпидемию.

– Интересно, кто из зоринской родни был одержим бесами, – сказала я. – Если, конечно, он приезжал к отцу Тихону именно по этой причине.

– Надеюсь, мы это узнаем, – кивнул Бергман, но как-то сдержанно.

Создавалось впечатление, что говорить на эту тему у него особого желания нет. Оставалось лишь гадать почему. Но на это времени у меня не было, мы уже въехали в село, и впереди на пригорке возникла церковь, а рядом за церковной оградой дом батюшки.

«Ягуар» мы оставили возле церковных ворот, выходя из машины, я увидела священника. Он стоял к нам спиной возле своего дома и высматривал что-то на крыше.

Приблизившись, я разглядела рыжего котенка, который не спеша шел по карнизу.

– Озорник, – выговаривал батюшка, – а если свалишься?

На нас священник внимания не обращал. Одет он был в рясу, поверх которой куртка, на голове вязаная шапка. Мы подошли совсем близко, когда он резко повернулся, и в глазах его на мгновение появился испуг. Нет, страх. Я чувствовала, как он волной поднимается в нем.

Игнорируя Бергмана, священник старался смотреть только на меня. Уверенности, что перед нами нужный нам человек, не было, но я все же сказала:

– Доброе утро, отец Тихон.

– Здравствуйте.

Он вроде бы начал понемногу успокаиваться. Принял нас за кого-то другого, а теперь понял, что ошибся?

– Все, как в Священном Писании, – вдруг сказал он. – За правым плечом человека – ангел, а за левым… сами знаете кто.

– О чем вы? – растерялась я.

Священник усмехнулся.

– Надеюсь, вы хорошо знаете своего спутника. Зачем пришел? – обращаясь к Бергману, продолжил он.

Признаться, я замерла с открытым ртом, а Максимильян ответил какой-то тарабарщиной. Я не сразу поняла, что это латынь.

Священник нахмурился, а Бергман засмеялся, смех показался мне злым.

– Ты плохо знаешь латынь, старик, – сказал Максимильян и, шагнув к отцу Тихону, что-то шепнул ему на ухо.

Все это казалось мне в высшей степени странным, поведение обоих, и даже обращение «старик». Отцу Тихону было лет пятьдесят, хотя окладистая борода и седина в волосах делали его старше. Он повернул голову, перекрестился на церковные купола и молча кивнул. Какое-то время они стояли, глядя друг на друга, точно чего-то ожидая.

– Отец Тихон, у нас к вам несколько вопросов, – сказала я. – Они касаются господина Зорина. Мы частные сыщики, заняты поисками его супруги. По просьбе ее матери. Надеюсь, вы не откажетесь нам помочь.

– Частные сыщики? – удивился отец Тихон. – Вот уж не ожидал. Что ж, идемте.

Котенок между тем спрыгнул на крыльцо, священник подхватил его на руки, сел на широкую скамью возле двери в дом и теперь поглаживал котенка.

– Разговор у нас будет недолгим, замерзнуть не успеем, – сказал он. – Так что вы хотели знать?

– Вам известно, где находится его жена?

Отец Тихон смотрел вниз, руки его на мгновение замерли, затем снова вернулись к поглаживанию.

– Нет. С чего вы взяли, что мне это известно?

– Он мог вам сказать то, что скрыл от других, – пожала я плечами.

– Вы имеете в виду исповедь? Тайна исповеди охраняется законом.

Бергман стоял на верхней ступеньке крыльца вполоборота к священнику, слушая с заметным равнодушием и, судя по всему, не спешил принять участие в разговоре. Отец Тихон избегал смотреть в его сторону, и я намеренно встала между ними. Он поднял голову и теперь смотрел на меня.

– Вы давно знакомы? – задала я вопрос.

– Лет десять, не помню точно.

– Вчера он приезжал к вам. Вряд ли на службу, если вы сейчас отстранены.

– Отстранен. Верно. Но это не мешает мне быть христианином и давать утешение другому христианину.

– То есть он приехал к вам, чтобы получить утешение?

– Мы с ним давние знакомые. Он приезжает иногда. Мы вместе молимся, потом пьем чай.

– С его супругой вы были знакомы?

– Со второй? Нет. Она, как я понял, далека от церкви.

– А первая супруга? С ней вы встречались?

– Довелось видеться несколько раз. Если вы подозреваете Зорина… не мне давать советы сыщикам, но поищите лучше в другом месте.

– В каком – другом? – нахмурилась я.

– Не знаю. Просто в другом. Извините, у меня дела.

Он поднялся, все еще держа котенка на руках, стало ясно: ничего он больше не скажет.

Я посмотрела на Бергмана, ища поддержки, но он с кривой ухмылкой шагнул с крыльца.

– Спасибо, – пролепетала я, и пошла за Максимильяном.

Когда до машины оставалась сотня метров, я повернулась. Отец Тихон стоял на крыльце, провожая нас взглядом.

Я вдруг припустилась к нему со всех ног.

– Что он вам сказал? – спросила я, слегка запыхавшись.

– Ваш спутник?

– Да.

– «Не трогай меня, и я не трону тебя».

– Что это значит?

– Только то, что он сказал, – пожал отец Тихон плечами. – Это не тайный знак или секретная формула, если вы об этом. – Он улыбнулся, но тут же вновь заговорил серьезно. – Пути Господни неисповедимы. И все же… вы странная пара.

– Да, нам говорили, – не придумала я ничего умнее, и пошла к Бергману.

Он ждал меня в машине. Вопроса не задал, возможно, по этой причине я заговорила сама, хотя намерена была молчать.

– Ты знаешь латынь, древнегреческий, а также черт знает что еще. Было бы здорово, расскажи ты мне, где и когда ты все это выучил.

– Это что, преступление? Знать латынь и древнегреческий?

– Тебе не кажется, что ваш диалог с батюшкой выглядел, мягко говоря, странно?

– Не кажется, – отрезал он. – Батюшка слегка повернут на демонах, ему нравятся красивые девушки, но совсем не понравился я.

– Отличное объяснение.

Я досадливо отвернулась к окну. Некоторое время он молчал, потом заявил:

– Языки я выучил сам. Хотелось читать некоторые книги в подлиннике.

– Сколько талантов у простого воина, – фыркнула я.

– Что? – нахмурился Бергман.

– Если верить твоим собственным байкам…

– Я полагаю, сейчас ты говоришь его словами, – перебил он. – Общение даром не прошло?

– А чего ты хотел? – Я поймала себя на том, что кричу.

– Давай подумаем, что такого может знать священник, о чем не пожелал сообщить нам, – мягко ответил Максимильян.

– Какую тайну ему на исповеди доверил Зорин? – спросила я, честно сказать, в тот момент меня это не особенно волновало. – Мало мне тебя с Поэтом, с вашими дурацкими фантазиями, и Клима, который, похоже, свято в них верит, так еще священник-экзорцист, что само по себе чистая экзотика, принимает тебя за беса. Может, мне все снится, и на самом деле я лежу в дурдоме под капельницей?

– Это вряд ли. Хотя… в каком-то смысле, наша жизнь – иллюзия.

– Спасибо, утешил. Мне сейчас не до философии.

– Не понимаю, чего ты от меня хочешь, – засмеялся Бергман. – Когда я говорю, что я – падший ангел, ты злишься и обвиняешь меня в том, что я морочу тебе голову. Когда то же самое говорит священник, ты злишься еще больше.

– Ага, такое впечатление, что вокруг одни психи.

– Тому, кто постоянно имеет дело с бесами, немудрено слегка спятить. Это я о батюшке. Не принимай близко к сердцу то, что произошло. Тем более что, на мой взгляд, ничего особенного и не случилось.

Стало ясно, продолжать разговор бессмысленно. В самом деле, в чем я его обвиняю? И во что хочу или не хочу верить? Бергман парень со странностями, а у священника не все дома. Иначе он не занимался бы тем, чем занимался. Не зря его от службы отстранили. В общем, я предпочла думать о предстоящем разговоре с Викой Романенко.

Вскоре мы уже подъезжали к ее салону красоты. Не в центре, но место вполне достойное, выглядел салон и внутри, и снаружи соответственно. Посетителей было много, девушка-администратор провела нас в небольшой кабинет.

Вика, которую мы по дороге предупредили, что скоро будем, пила кофе, глядя в окно. На нас она взирала с некоторым недоумением. Впрочем, вряд ли я ее особенно заинтересовала, а вот частный сыщик, как она себе его, должно быть, представляла, явно с обликом Бергмана не вязался.

Он выдал свою коронную улыбку, и я всерьез забеспокоилась, как бы бедная женщина со стула не свалилась.

– Максимильян, – представился Бергман и поцеловал хозяйке салона руку, отчего она зарделась и задышала чаще.

– Лена, – скромно сказала я, чувствуя себя здесь лишней. Может, сказать, что мобильный в машине забыла и оставить их наедине?

– Кофе? – робко пискнула Вика.

– Не беспокойтесь.

Бергман устроился в кресле, закинув ногу на ногу, и сразу возникло чувство, что он здесь хозяин, а нас к нему нелегкая занесла.

– У меня всего несколько вопросов, так что надолго мы вас не задержим, – заявил он. – У вас с Нелли Зориной близкие отношения?

– Ну… мы подруги. Не скажу, что встречаемся очень часто… у всех дела. Но созваниваемся. Она в моем салоне обслуживается, так что видимся регулярно.

– Вы знаете, что произошло. Поэтому я прошу вас быть максимально откровенной. Тем более что мы не из полиции и, поверьте, умеем хранить тайны. – Вика испуганно кивнула, а Бергман продолжил: – У Нелли был друг, приятель?

– Любовник? – сказала Вика.

– Если вам угодно… – улыбнулся Бергман.

– Нет, это не про нее. Я, конечно, руку на отсечение давать не буду, но Нелли не из тех, кто станет изменять мужу. Тем более что Зорина она любила. По мне, так даже слишком.

– Что вы имеете в виду?

– Ну… он-то относился к ней куда спокойнее. Я не хочу сказать, что он ее не любил… ничего подобного. Но… они уже несколько лет женаты, а она только и твердила: «мой Максим, да мой Максим». Свет в окошке, короче.

– Значит, по-вашему, она была верна мужу? А он ей?

– Откуда мне знать? Нелли мне ничего не говорила, если вы об этом.

– Обычно женщины доверяют близким подругам…

– Не уверена, что Нелли бы об этом рассказала. Она его очень любит, а еще она очень гордая. Мы всегда ей завидовали, по-доброму, конечно. Идеальный брак… Если бы и рассказала, то не сразу. Только если скрывать уже было бы невозможно.

– Обычно какие-то слухи все же доходят…

– Я ничего такого не слышала.

– И ничего странного не замечали в поведении Нелли?

– Странного? Нет. Хотя… – Вика нахмурилась, точно пытаясь решить, стоит ли продолжать. – Она у меня машину брала. Сказала, что ее на техосмотре, а у нее дела… в общем, сказала, вернет к концу моего рабочего дня. Я, конечно, дала. Она меня не раз выручала. Человек она вообще щедрый. А потом приехала Люда, наша общая подруга. Я сказала, что Нелли была недавно, ну, и про машину. А Люда говорит, ее тачка в переулке стоит. Я пошла взглянуть, точно. Машина Нелли.

– И как она это объяснила?

– Никак. Заскочила на две минуты, вернула ключи, сказала «спасибо» и убежала. Я успела спросить, как ее машина, ответила «все в порядке».

– А до этого она к вам с подобной просьбой обращалась?

– Никогда. И к Людке тоже нет, я спрашивала.

– И что вы думаете по этому поводу?

Вика пожала плечами. Но я не сомневалась, мысли на этот счет у нее есть. Но она осторожничает.

– Номер и марку вашей машины можно узнать? – сказал Бергман.

Она назвала номер, а Бергман спросил:

– Когда это было, не припомните?

– За день-два до ее исчезновения. Точнее не скажу.

– Некоторое время назад произошел инцидент, Нелли избила молодую женщину, работавшую у ее мужа. Вам об этом что-нибудь известно? – влезла я.

Вика взглянула на меня с неприязнью.

– Избила? По щекам ей надавала, и правильно. Нечего к чужим мужьям подкатывать. У меня подобные девицы сочувствия не вызывают. Одна такая три года назад мужа увела. Сейчас, правда, назад просится. Видать, померкло счастье. Но я не тороплюсь. Дураков учить надо.

– Вряд ли вся вина лежит на этой женщине, – улыбнулась я, пытаясь ее задобрить. – Наверное, Зорин тоже вел себя не совсем правильно. Что ему мешало поставить нахалку на место или вовсе уволить.

– Об этом я ничего не знаю. Только то, что Нелли нам рассказала. Она заехала в офис и застала неприятную сцену: эта девка нагло клеила своего шефа. Ну, Нелли сделала вид, что ничего не заметила, дождалась, когда Зорин уехал, и разобралась с мерзавкой. По-моему, правильно. Чего ждать, когда у них до дела дойдет?

– Ее можно назвать ревнивой? – подал голос Бергман.

– Не знаю… ревнуют все. Даже если не любят. А она любила. Но ничего такого я от нее не слышала. О Зорине она только хорошее говорила. Хотя, знаете, большинство мужиков гады. – Тут она с обидой посмотрела на Бергмана.

«Ждать от такого, как он, любви и верности, дело зряшное», – примерно это читалось в ее взгляде.

– Не все, мадам, – отозвался он таким тоном, что сразу становилось ясно: он и сам в это не верит. Бергман легко поднялся и кивнул мне. – Вы нам очень помогли. Огромное спасибо.

Он вновь приложился к ручке и исчез за дверью, подозреваю, к большому сожалению Вики. До меня донесся ее вздох.

– Ты ранил бедняжку в самое сердце, – съязвила я уже на улице.

– Она быстро утешится.

– У тебя есть девушка? – вдруг спросила я.

За все время нашего знакомства я видела его с подругой только раз. С умопомрачительной красавицей, впрочем, ничего иного я не ожидала. Но более мы не встречались. Бергман ничего о ней не рассказывал, и никто ему в моем присутствии не звонил.

Он посмотрел с недоумением, точно я невесть что сморозила.

– Я не люблю обсуждать свою личную жизнь, – заявил он, а я разозлилась.

– Знаешь, я тоже, но ты почему-то только и делаешь, что суешь в нее нос.

– У меня нет девушки, – сухо ответил он.

– Давно? Я хотела сказать…

– Мы расстались буквально на днях.

– Почему?

– Она устала от меня, – усмехнулся он. – Кому это понять, как не тебе.

– Да уж, – пробормотала я, почему-то совершенно ему не веря.

– Что ж, поехали к домработнице Зорина. Я попросил Боровскую с ней связаться. Надеюсь, Мария Тимофеевна не откажется с нами поговорить.

В машине Бергман набрал Димку, продиктовал ему номер Викиной машины.

– Проверь еще раз записи, которые я тебе отправил. Если что, сразу звони.

Домработница оказалась женщиной лет пятидесяти, с короткой стрижкой и приятным, но немного испуганным лицом.

– Вы у Зориных давно работаете? – спросил Бергман, после того как мы, поздоровавшись и объяснив, кто такие, оказались в небольшой гостиной, которой хозяйка пыталась придать респектабельный вид.

Потолок сложной конструкции с тяжелой люстрой в центре, стулья в чехлах вокруг стола с бархатной скатертью, массивная мебель – недорогая имитация классического стиля. Однако то, с каким видом она кивнула на комнату, приглашая нас войти, свидетельствовало о том, что гостиной хозяйка гордится. Должно быть, по этой причине Бергман заявил, оглядываясь:

– У вас уютно.

– Стараюсь, – нерешительно улыбнулась женщина. – Хочется, чтоб у внуков был вкус. На выходные я их к себе забираю. Сыну моему дело есть только до работы, а сноха из деревни. Ни ума, ни фантазии, как говорится. А я возле грамотных людей кое-чему научилась. У Зорина я четыре года, а до этого тоже у одного бизнесмена работала, а до него у вице-губернатора. Уж можете мне поверить, дело свое знаю.

– Не сомневаюсь, – кивнул Бергман. – Я так понимаю, вы у Зорина не каждый день бываете?

– Вообще-то каждый. Не считая выходных. С десяти утра до восемнадцати. Полный рабочий день. Максим Александрович мне отпуск устроил. Недельный.

– Решил, что вам нужно отдохнуть?

– Я уволиться хотела, – вздохнула она. – Ну, он и говорит, горячку не пори, отдохни недельку. Оно и понятно: надежного человека, да еще хорошего работника, в наше время найти нелегко. А ему сейчас и не до этого. Сами знаете, что случилось.

– Собственно, по этой причине мы у вас, – улыбнулся Бергман. – Вы согласны ответить на наши вопросы?

– Чего ж не ответить… если это поможет, – пожала она плечами. – Тем более что Евдокия Семеновна просила. Такому человеку не отказывают.

– Да, верно, мы ей тоже отказать не могли. Значит, вы четыре года работаете у Зориных. И как, по-вашему, муж с женой ладили?

– По мне, так хорошо жили. Я в чужие дела не лезу, но скандалов или еще чего-то такого не видела, не слышала. Прихожу к десяти, Максим уже на работе. А раньше шести он редко когда появлялся. Но звонит, и Нелли Иосифовна ему звонила, и всегда «дорогой», «целую». В общем, ничего такого не замечала.

– И как Нелли Иосифовна относилась к падчерице?

– Нормально. Дурного слова от нее не слышала. Да и грех был бы на девчонку злиться. Она, точно мышка, тихая, ласковая, все время у себя. То уроки учит, то книжки читает. Днем у нее то музыка, то еще какие кружки. Она мне говорила, да я не помню… Сейчас ведь дети с утра до вечера заняты.

– А чем хозяйка днем обычно занималась? – спросила я.

– А чем ей заниматься? Работать не работала, по дому все я делала. Поспит до обеда, кофе попьет, съездит куда-нибудь, а так по дому бродит, мужа ждет. Вечерами они по театрам да ресторанам. Раз в месяц отдыхать ездили, дня на три-четыре. Ну и каждые три месяца уже на десять дней. Мальдивы там или Бали. Я на карте смотрела, далеко это. Сама-то я только в Турции была, да один раз в Египте. Но для моих хозяев те места, куда я езжу, понятное дело, даром не нужны. Ингу на это время с няней оставляли. Раньше-то няня каждый день приходила, до тех пор, пока девочке десять лет не исполнилось. Теперь только когда родители в отъезде.

– Зорин мог жене изменять? – спросила я.

Мария Тимофеевна глаза вытаращила.

– Откуда ж мне знать? Я за ним со свечкой не хожу.

– А Нелли?

– Ну… и за ней я не следила. Мое ли дело? Может, чего и было, но я не знаю. По мне, так нормальная семья. Каждый на своем месте. Ничего плохого ни про кого из них не скажу. Хозяйка ревнивая, это я не к тому, что было за что Максима ревновать. Просто характер такой. Не терпела, чтоб при ней кого-то хвалили, особенно женщин. У нее все самое лучшее. И муж, и родители, и даже падчерица. А уж про нее саму и говорить не приходится. А остальные, вроде как, второго сорта.

– Но в целом вы хозяевами довольны? – спросил Бергман.

– А что мне? Пришла, убралась… Платят хорошо, дурного слова я от них не слышала.

– Чего ж тогда уйти хотели? – задал вопрос Бергман.

Лицо женщины вдруг вытянулось.

– Да это не из-за них… – помедлив, сказала она.

– А из-за кого? – удивился Бергман.

Мария Тимофеевна точно собиралась с силами, и вдруг выпалила:

– Там с домом что-то не так. – Посмотрела сначала на Бергмана, потом на меня и продолжила со вздохом: – Вы, поди, в такое не верите…

– В какое «такое»? – очень серьезно спросил Максимильян.

– Скажете, я из ума выжила, – досадливо махнула женщина рукой.

– Ну, пока ничего необычного вы нам не сообщили. Так что с домом?

– Первая жена Максима… для нее он дом строил, – неохотно начала она. – А жена была… вы посмотрите, что наверху за книжки стоят. Я бы на месте Максима все выкинула. Сплошная черная магия. А мне ведь прежняя-то домработница говорила… Я тоже тогда решила: с приветом баба. А вон как обернулось.

– Давайте-ка по порядку, – предложил Бергман. – Как зовут прежнюю домработницу, и что она вам говорила.

– А то и говорила, мол, хозяйка с чертом спуталась. Смеетесь? Я тоже посмеялась. – Ни я, ни Бергман даже не улыбнулись, а она продолжила с воодушевлением: – Аделаида, это первую жену так звали, черные свечи жгла да дьяволу молилась. Вот так. В конце концов, он ее и утащил… сами знаете куда. Софья, это домработницу так звали, говорила, ходишь в доме, а такое чувство, что из всех углов на тебя смотрят. Не по-доброму. А то вдруг завоет кто-то… Она в доме одна боялась оставаться. Так мне и сказала: мол, предупредить хочу, не чаяла убраться отсюда. Я подумала, сбрендила баба. А потом…

– Что потом? – нахмурилась я.

– Началось, вот что. Вой этот… убираешься внизу, все тихо… и вдруг завоет. Аж мурашки по коже. Потом портрет… или нет… сначала кровь, а потом портрет. Не помню точно. Короче, где-то через год-полтора прихожу я как-то, а в гостиной на полу кровь, будто там кого-то зарезали. Я – к хозяйке, она хозяину звонить. Все живы-здоровы, а на полу кровь. Я боюсь слово сказать, мол, надо бы полицию вызвать. А что полиция? Кровь есть, а все хозяева на месте, что думать прикажете? Взяли да убили кого? Но ведь глупость. Чего ж тогда кровь оставили? Ведь уж по любому сообразили бы кровь-то смыть к моему приходу. А хозяин спокойненько на работу уехал, хозяйка спит. Кончилось тем, что мне все убрать велели. Я и убрала. Более мы об этом не заговаривали, аккурат до следующего раза. А следующий раз случился через год. Опять то же самое, на полу кровища. Но я тогда уже кое-что смекнула. Не просто так кровь появлялась, а в день, когда первая хозяйка исчезла. Но это еще не все. Портрет первой жены раньше висел в гостиной, над камином. А как вторая жена появилась, велела портрет убрать. А портрет, я вам скажу, страшный-престрашный. Сама хозяйка в черном, и волосы тоже черные развеваются, а глаза горят и прям тебе в душу смотрят. Ужас. Не знаю, кто такое нарисовал, но хозяин его совершенно справедливо с глаз долой убрал. На второй этаж, в дальнюю комнату, вместе с книжками ее. Выбросить не рискнул, а надо бы. И вот начал этот портрет падать. Я только в комнате уберу, не пройдет полчаса, слышу грохот. По первому разу не пойму, что такое. Во все комнаты зашла. Ну, и в эту. Портрет лежит на полу, стекло разбито. Я хозяину сказала. Он велел стекло заменить, повесил портрет на место, а он опять упал. И не поверите, каждый месяц падал. Раз пять. Хозяин его снял со стены, а дверь запер. И не велел туда заглядывать, так эта стерва чуть пожар не устроила.

– Какая стерва? – не поняла я.

– Та самая, что с чертом спуталась. Убираюсь я, значит, и чувствую, гарью пахнет. Что, откуда? Я первым делом в кухню, там все в порядке. Я наверх. Точно, из комнаты этой. Вошла, а там ковер тлеет. Ровненькой такой дорожкой. Еще бы чуть-чуть, и весь дом заполыхал. А портрет вверх ногами перевернут. И глазищи эти… Я огонь потушила и хозяину звонить. Ковер он свернул и вынес. А мне велел хозяйке ничего не говорить. Так и пошло. «Ничего не говори, убирай молча».

– А на днях что случилось? – спросила я.

– Фотокарточка.

– Какая фотокарточка?

– Где хозяин с первой женой. Убираюсь в гостиной, она на камине стоит. В рамочке. Думаю, с какой стати хозяин ее поставил? Ведь знает, что Нелли это вряд ли понравится. Тут и Нелли в гостиную вошла. Увидела фотокарточку, и прям красной, точно рак, сделалась. Она стала мужу звонить, а он, само собой, знать, мол, ничего не знаю. Приехал быстро, стал Нелли успокаивать. Фотографию велел мне в ту самую комнату унести от греха подальше. Я дверь в комнату открыла и замерла. Там таких фотографий штук пять стоит. И все на меня смотрят. А позавчера опять фотографию нашла. В кухне. Вот я и решила: нет больше моего терпения.

– Странно, что Зорин не поставил в доме видеокамеры, чтобы посмотреть, кто же так шутит.

– Чертей камерами не проймешь, – серьезно ответила Мария Тимофеевна.

– Зорин наверняка кого-то подозревал.

– Вот уж не знаю. Он ничего об этом слышать не хотел. Говорил со мной так, точно я спятила. Выдумываю все, одним словом.

– Учитывая, что у него довольно взрослая дочь… Возможно, он считал, это ее рук дело, оттого и предпочитал не заострять внимание на происходящем.

– Вы что же думаете, Инга чуть пожар не устроила? Вот уж насмешили. Она хорошая девочка. Отличница. Воспитанная. От нее слова дурного не услышишь. Да и не было ее дома. Я же говорю, у нее то школа, то музыка, то еще что-нибудь. И зачем ей все это? Сами подумайте.

– Она сирота, – пожал Бергман плечами. – Возможно, таким образом, она мстила отцу за то, что он вторично женился.

– Скажете тоже… зачем ей отцу мстить? Мать она совсем не помнит, сама мне рассказывала. Нелли, конечно, ей мать не заменила, но и злой мачехой не была. Каждая сама по себе. Отец ее любит, Ингу, я имею в виду. И она его.

– Тем более, – не отступал Бергман. – В девочкину концепцию счастливой семьи мачеха, скорее всего, не вписывается.

– Думайте что хотите, но… глупость это. Вы просто Ингу не знаете. Все бы дети такими были… нет, ни за что не поверю. Да и не было ее ни разу дома, когда все эти безобразия творились. Это все ее мамаша. Колдунья чертова. Я ее один раз видела.

– Кого? – не поняла я.

– Мать Инги. Сгинувшую десять лет назад.

– Где видели?

– В доме, где же еще? Картина грохнулась, я с перепугу давай все двери открывать, потом голову подняла, вижу, она наверху стоит.

– Вы уверены, что не обознались? – с сомнением сказала я.

– Эти глазищи я запомнила. Я же говорю, от ее взгляда мороз по коже. А здесь, можно сказать, живьем.

– И что было дальше? – спросила я.

– Что дальше? Заперлась в ванной и сидела с час. Потом выбралась да домой бежать. Уже из дома позвонила Максиму. А он давай меня стыдить. Что вы глупые сказки рассказываете?! Я малость успокоилась, и тоже говорю себе: точно, сказки. Все думаю об этой комнате, да о ведьме проклятущей, вот глюки и начались. В общем, кто тут прав, а кто нет, я не знаю. Но в дурдоме оказаться не хочу. Оттого решила искать себе другое место. Неделя есть, может, в самом деле, что подходящее подвернется.

– Вы говорили о прежней домработнице. Как ее зовут? С ней можно связаться?

– Зовут Софья Петровна. Фамилию не знаю. Не называла она свою фамилию. Поначалу я ей звонила, ну, когда вся эта чертовщина началась. Потом, спустя какое-то время, звоню опять. А мне незнакомый голос в ответ: мол, нет Софьи Петровны, съехала. Квартиру продала. Куда отсюда отправилась, неизвестно, ничего такого, мол, не говорила. А телефон-то был домашний. Вот.

– Вы его, случайно, не помните?

– Шутите? Да я свой-то не сразу вспомню. Только с третьей попытки. Но где-то записан. Если надо, поищу.

– Поищите, пожалуйста, – попросил Бергман.

Хозяйка поднялась, открыла верхний ящик буфета и начала перебирать какие-то бумажки, но уже через пару минут достала записную книжку со смешным зайцем на обложке, быстро перелистала и удовлетворенно кивнула.

– Вот. Софья Петровна. Записывайте.

Номер я записала, и вскоре мы начали прощаться.

– А Евдокия Семеновна о странностях в доме знала? – спросил Бергман уже в прихожей.

– Должно быть, да. Со мной она об этом не заговаривала.

– Но ведь дочь должна была ей рассказать?

– Откуда мне знать? Может, и рассказала. Только по мне, все это мимо Нелли прошло. Человек она легкий, в одно ухо влетело, в другое вылетело. А Максим все это чепухой считал, так что и промеж собой вряд ли об этом говорили. Она один раз только рассердилась, когда свадебную фотографию нашла. Да и то, поди, к вечеру не вспомнила.

– Как тебе рассказ? – спросил Бергман, когда мы шли к машине.

– Если домработница ничего не выдумывает, то все эти странности – дело рук кого-то из домашних. Иначе не получается.

– Согласен. И кого же? Дочери?

– Ей всего четырнадцать. Если это началось еще два года назад, значит, дебютировала она в двенадцать. Не слишком ли рано?

– Разбить стекло на портрете можно и в двенадцать. Зато у девчонки есть мотив. В доме появилась чужая тетя, и пришлось делить с ней отца.

– Но ее не было в доме, если верить домработнице.

– А как ты объяснишь появление покойницы?

– Никак. Тетке с перепугу померещилось.

– Самое простое объяснение.

– А что еще? Кто-то выдавал себя за пропавшую мать девочки? Учитывая, что домработница ее видела лишь на фото, вполне могло получиться… Но тогда это точно не Инга. В любом случае, не покойницу же она увидела.

– Да. Но ты-то их видишь, – усмехнулся Бергман.

– Допустим, она тоже увидела. Что дальше?

– Злишься? – сказал он все еще с усмешкой, но куда мягче.

– С какой стати? Но рассказ о том, что пропавшая Аделаида зналась с чертом, возможно, объясняет дружбу Зорина со священником.

– Зорин пытался изгнать из жены дьявола?

Я пожала плечами.

– А камеры не стал ставить, потому что был уверен: бесплотную душу она не зафиксирует? – продолжил он.

– По душам-путешественникам ты у нас специалист. Однако версия с Ингой все же куда вероятней, на мой взгляд.

– Месть отцу?

Он уже завел машину, но с места не тронулся.

– Было бы здорово разговорить Зорина, а пока остается только гадать, – сказала я.

В этот момент у Бергмана зазвонил мобильный, он ответил по громкой связи.

– Вы где? – услышала я голос Димки. – У меня кое-что есть.

– Что ж, едем домой, – сказал Бергман. – Тем более что пора обедать.

Поэта мы застали в кабинете Бергмана, в том самом, где он обычно принимал посетителей.

– Смотрите, – разворачивая к нам ноутбук, сказал он.

– Запись с камеры? – догадалась я, подходя ближе.

– Ага. Вот машина Зорина, видите? А вот это машина Неллиной подруги. Она двигается следом. А теперь внимание… – Димка увеличил изображение. – За рулем брюнетка с длинными волосами, а не блондинка, как хозяйка авто.

– Нелли? Изображение нечеткое, но, учитывая то, что мы знаем… Она следила за мужем?

– Со стопроцентной уверенностью утверждать не берусь. Возможно, это не более чем случайность. И такое бывает. Но… ты сама сказала: учитывая то, что мы знаем…

– Зачем еще брать машину у подруги, если на ходу своя? Она его в чем-то подозревала. В любовной связи?

– Подружка у него, похоже, есть.

– Нелли его выследила, после чего отправилась качать права? И бесследно исчезла? Мы предполагаем, она жива. Значит, Зорин ее где-то держит. Зачем?

Мы оба уставились на Бергмана. С отсутствующим видом он смотрел в окно.

– Попытайся нащупать, что Зорина связывает с этим местом, – сказал Бергман, не оборачиваясь.

– Уже пытаюсь, но район поиска чересчур большой.

– У тебя будет еще задание. У Зорина прежде была домработница, Софья Петровна. Фамилия неизвестна. Зато есть номер домашнего телефона. По крайней мере, был четыре года назад.

– Не вопрос, сделаю. А зачем вам бывшая домработница?

– Хотим поговорить с ней о первой жене Зорина. Очень может быть, исчезла она не без помощи нечистого.

– Что за чушь? – усмехнулся Димка.

– Если бы…

Бергман повернулся ко мне, предлагая продолжить. Я коротко рассказала Димке, в чем дело.

– А у тетки с головой как? – серьезно спросил он.

– Кто ж знает.

– Проверю, вдруг она в психушке на учете состоит.

– Сомневаюсь, – сказала я.

– Почему? – насторожился Поэт.

– Это было бы слишком просто. На самом деле, Зорин на странности домработницы внимание бы обратил и задался бы тем же вопросом.

– А вот первой женой Зорина стоит заняться всерьез, – кивнул Максимильян. – Это я возьму на себя. А также проверю алиби Зорина.

– Хорошо, – пожал плечами Димка. – Что еще?

– Ждем, когда позовут к обеду, – усмехнулся Бергман.

Димка тут же уткнулся в компьютер, а Максимильян, не говоря ни слова, покинул кабинет.

Я отправилась к себе. Приняла душ. Оставаться в комнате одной не хотелось.

Проходя мимо кабинета Бергмана, куда посетителей не допускали, я заметила, что дверь приоткрыта. Выглядит как приглашение. Максимильян ничего не делает просто так, значит, действительно приглашение.

«Чертов фокусник, – подумала я с внезапной досадой. – А просто сказать “нам надо поговорить” ты, конечно, не мог».

Я толкнула дверь. Бергман сидел за столом, читал книгу, толстенный фолиант, должно быть, на латыни. Поднял голову и сказал, глядя на меня:

– С обедом Лионелла немного задерживается.

– Я переживу, – ответила я, садясь на диван, застеленный турецким ковром.

Бергман взглянул вроде бы с недоумением, точно не ожидал, что я вторгнусь в его святая святых.

– Чего ты хочешь от меня? – спросила я в досаде.

Недоумение его лишь увеличилось.

– Что ты имеешь в виду? – сказал он после довольно длительной паузы, в продолжение которой мы пялились друг на друга.

– Хорошо, не хочешь говорить, не надо, – я досадливо покачала головой.

– Я понимаю твое состояние, – начал он, но я перебила:

– Ни черта ты не понимаешь. Мне нужна фотография Воина, – уже спокойнее сказала я.

– Зачем? – удивился он.

– Можно без вопросов?

– Он жил на съемной квартире. Все его вещи сейчас в подвале этого дома. Документов там не было. И никаких фотографий тоже.

– Ты хочешь сказать, не осталось ни одной фотографии? Вообще ни одной?

– Одна есть, – сказал он, поднимаясь.

Прошел к шкафу и достал из верхнего ящика фотографию в рамке. Воин и Бергман стояли, обнявшись, улыбаясь в объектив, оба невероятно красивые.

Я провела пальцем по лицу Вадима, Бергман исподлобья наблюдал за мной.

– Я ничего не чувствую, – сказала я. – Ни его, ни тебя. Как будто нет вас обоих.

– В какой-то степени так и есть, – усмехнулся он, а я разозлилась:

– Осточертели твои загадки.

Он равнодушно пожал плечами и вернулся на свое место за столом.

– Ты ищешь повод подозревать меня, все равно в чем.

– Ты все для этого делаешь, – ответила я. – Дай мне его карту.

Бергман барабанил пальцами по столешнице, не глядя на меня, и наконец ответил:

– Она исчезла.

– Что?

– Ее нет в колоде. Можешь сама убедиться.

Не спеша он достал шкатулку из ящика стола и поставил ближе ко мне. Открыл крышку.

– Взгляни.

Как всегда, при виде карт я почувствовала беспокойство. Вместо того чтобы взять в руки колоду и проверить его слова, я осталась сидеть на диване.

– Будешь проверять? – спросил он.

– Какой смысл? – Я резко поднялась и захлопнула крышку. – И куда, по-твоему, исчезла карта? – спросила я.

– Понятия не имею.

– Ее кто-то забрал?

– Вряд ли.

– То есть она исчезла сама? Просто испарилась? – Я почти кричала и не могла остановиться, хотя понимала – это глупо.

– Я не знаю, Лена, – в отличие от меня, Бергман был совершенно спокоен. – Сомневаюсь, что ее взял Вадим. Хотя, конечно, мог. Карты были в доме, а я, как тебе известно, некоторое время отсутствовал. Думаю, он взял бы всю колоду. Скорее всего, исчезновение карты связано с его гибелью.

– Он погиб, и карта исчезла?

– Я ведь тебе рассказывал, что не помню, как колода оказалась у меня.

– Я не верю ни одному твоему слову.

– Этого следовало ожидать, – в его голосе была печаль, что окончательно вывело меня из терпения.

– Или ты объяснишь мне, чего добиваешься, или…

– Успокойся. Пожалуй, я переоценил твое хладнокровие.

– О чем ты?

– О том, что Клим имеет на тебя куда большее влияние.

– Вот оно что. Ты рассчитывал, я буду шпионить для тебя? С этой целью и решил подложить меня в его постель?

Он резко выбросил руку, сметая все со своего стола, шкатулка опрокинулась, и карты рассыпались по полу. Для очень сдержанного Бергмана, пожалуй, слишком. Мне следовало остановиться, я чувствовала, что перехожу черту. Молча поднялась и стала собирать с пола карты. Короля крестей – карты Вадима – действительно не было, но это, разумеется, ничего не значило.

Бергман поднялся и вышел из-за стола, поднял антикварное пресс-папье, вернул на место.

– Я знаю, с кем имею дело, – сказал совершенно спокойно. – И никогда не пытался тобой манипулировать.

– Мной? А Климом?

– Все мужчины от тебя без ума. Возможно, его любовь позволит ему доверять тебе. И нам. Выбор всегда остается за тобой. Так что я приму любое твое решение.

– Ты правда так думаешь? – задала я вопрос. – Я насчет мужчин, – я бы заподозрила, что он издевается, не говори он так серьезно.

– Что касается нас – несомненно.

– То есть ты от меня без ума?

Он криво усмехнулся.

– Не волнуйся, я знаю, что у меня никаких шансов.

– Серьезно?

Мы смотрели в глаза друг другу, и я вдруг ухватила его руками за шею, притянула к себе и поцеловала.

Жаль, мне так и не довелось выяснить, чем могла закончиться эта сцена, не появись вдруг Димка. Он вошел в кабинет со словами:

– Прошу к столу… – И замер. А я расцепила руки.

Мы смотрели на Димку, а он на нас. Длилось это не меньше минуты.

– Идемте обедать, – сказала я, обходя его, и направилась в столовую.

Лионелла успела накрыть на стол, появляясь, как всегда, практически бесшумно. Собственно, только ее едва слышные шаги да редкое звяканье серебра о фарфор нарушало тишину комнаты. При этом мне хотелось орать в голос. Что-нибудь нецензурное. Димкины эмоции можно было сравнить с костром, пламя взмывало все выше и выше, чувства Бергмана, как всегда, были для меня недосягаемы, словно его и не было рядом.

Димка не выдержал первым. Не дождавшись десерта, вышел из-за стола.

– Мне не следовало это делать, – тихо сказала я, когда за ним закрылась дверь.

– Ты вправе делать все, что сочтешь нужным, – ответил Бергман.

Голос звучал ровно, похоже, Максимильян единственный из нас сохранял спокойствие. Аппетит у меня и до этого отсутствовал, а тут я решила, что и притворяться ни к чему, поднялась, задвинула стул и отправилась к себе.

В комнате я обнаружила Димку. Он сидел на подоконнике и смотрел в окно.

– Что это было? – спросил он, когда я вошла.

– Он сказал, все мужчины от меня без ума. Я решила проверить.

– И как?

– По-моему, жизнь я ему усложнила. Не слишком большая цена за то, что он морочит мне голову.

Димка досадливо усмехнулся.

– Не знаю, что за игру ты затеяла, но шутить с Джокером не советую.

– А то что? – хмыкнула я.

– Даже представлять не хочу, – покачал он головой. – Ты заигрывала с Воином, встречалась с Климом, а теперь целуешься с Джокером. У тебя есть какой-то план?

– Нет у меня планов, – досадливо ответила я и вздохнула. – Я считаю, что наглое вранье должно быть наказуемо.

– Что ты называешь враньем? – нахмурился он.

– Его слова, что он сходит по мне с ума.

– Он этого никогда не скрывал, – пожал Димка плечами.

Я, признаться, растерялась.

– Он говорил, что влюблен в меня? – похоже, я начала заикаться от эдакой новости.

– Нет. Но это и так ясно. Когда мы обсуждали это…

– Вы обсуждали свои чувства ко мне?

– Да. А что такого? От того, кого ты выберешь, многое зависит. Вот мы и прикидывали, какие у нас шансы. Трое мужчин и одна женщина. Так было всегда. Я хочу сказать: мы всегда любили тебя и только тебя.

Я потерла нос, помолчала. Посмотрела на Димку.

– У тебя нет ощущения, что мы в сумасшедшем доме?

– Не могу понять, почему ты упорно в нем сомневаешься? – посетовал Димка, в глазах его была печаль.

– Я думала, ты ревнуешь, – решила я вернуть его к действительности.

– Ну да. Конечно, ревную. Но это не имеет значения. Куда важнее другое.

– Ага, наша миссия. Мы же ее вроде выполнили? Черный Колдун мертв. Или нет?

– Ты сомневаешься? – испуганно спросил Поэт.

– Я не могу сомневаться или не сомневаться в том, что искренне считаю белой горячкой. Ладно, топай отсюда. Если пойдешь к нему докладывать о нашем разговоре, передай, пусть не парится, поцелуй – просто глупая шутка. Хотя, нет, не говори.

– Джокер предупреждал, – вздохнул Димка, поднимаясь. – Надо набраться терпения. После гибели Воина ты малость не в себе.

– Ага. Он – провидец. Да еще и на редкость заботлив.

– Может, ты в него втюрилась? – с сомнением глядя на меня, спросил он.

– Может. Тебе что больше нравится? – спросила я.

Он покачал головой и удалился. А я поудобнее устроилась на подоконнике.

– Мне не стоило возвращаться, – сказала я вслух, но и в это свое утверждение не очень верила.

Минут пятнадцать я смотрела в окно, гадая, отправился ли Соколов к Максимильяну, и пыталась представить их возможный разговор.

Тут дверь распахнулась, и в комнату заглянул Димка, по выражению его лица было ясно: вовсе не за тем, чтобы продолжить недавнюю беседу.

– Джокер ждет в кабинете, похоже, у нас чепэ.

Гадая, что произошло, я спешно покинула комнату, и едва не столкнулась с Бергманом. Он шел мне навстречу.

– Собирайся, мы едем в больницу, – сказал он.

– Что случилось?

– Нашу Евдокию доставили туда после аварии. Она попросила врача позвонить нам.

Через пять минут мы уже были в машине. Вопросов у меня возникло множество, и мне не терпелось их задать, но я понимала: вряд ли Бергман способен на них ответить. Оставалось набраться терпения.

Врача мы нашли в ординаторской, куда нас проводила медсестра. Высокий мужчина лет сорока поднялся из-за стола, где что-то заносил в компьютер.

– Вы по поводу Боровской? – спросил он, пожимая руку Бергмана.

– Что с ней?

– Ничего страшного. Она ударилась лбом, пришлось наложить шов. Мы сделали все максимально корректно, уверен, в глаза бросаться не будет. Сотрясения нет. У нее подскочило давление, жаловалась на боль в груди, я опасался инфаркта. Но, кажется, все нормально. Пару дней мы ее понаблюдаем и отпустим.

– Спасибо, – кивнул Максимильян. – Вы в курсе, что произошло?

– В общих чертах. Не справилась с управлением. Слава богу, что все обошлось.

– Мы можем с ней поговорить?

– Конечно. Двенадцатая палата. У нее посетитель. Недавно разговаривал со мной. Очень переживает.

– Как думаешь, это Зорин? Или ее массажист? – спросила я по дороге в палату.

– Сейчас узнаем. Но, если честно, сомневаюсь, что Зорин.

Постучав и услышав «да», мы вошли. Палата оказалась из категории ВИП. Правда, выглядело все довольно скромно: кровать, тумбочка, диванчик, холодильник и телевизор на стене. Зато Боровская была избавлена от соседей.

Евдокия Семеновна полулежала на кровати и вытирала салфеткой лицо, на лбу широкая полоса лейкопластыря. Рядом на стуле примостился Альберт и разглядывал свои руки.

– Спасибо, что пришли, – увидев нас, сказала Боровская, убрала салфетки в тумбочку и повернулась к Альберту. – Иди, мой друг, завтра увидимся. Нам тут поговорить надо.

Альберт кивнул и, не глядя на нас, покинул палату.

– Переживает, – вздохнула Боровская. – Только он и переживает. Остальным и дела нет. Впрочем, оно и к лучшему. Набегут кто попало. Дура-медсестра вздумала у меня автограф спросить. Мама ее, видите ли, очень меня любит. Хорошо хоть не прабабушка. Садитесь, – махнула она рукой.

Бергман придвинул еще один стул, и мы устроились возле постели.

– Что произошло? – спросил Максимильян.

– Убить меня хотели, – косясь на него, ответила Евдокия Семеновна. – Не верите? Я б сама в такое не поверила. Да деваться некуда.

– Расскажите подробнее…

– Особо рассказывать нечего. Поехала в салон. А тормозов-то и нет. На педальку давлю, да без толку. Хорошо, на бульварах была, ну и вылетела на газон. Там туи высоченные, как раз неподалеку от родного театра. Еще подумала: в некрологе напишут… тьфу ты, типун мне на язык. В общем, повезло мне. Скорость небольшая была, обычно я лихачу, а тут по телефону звонила, вот и поехала не спеша. Ну, и туи – не забор, и не столб фонарный. Отделалась легким испугом, как Остап Бендер.

– Поздравляю. Врач сказал, вы действительно легко отделались, – кивнул Бергман.

– Вот-вот, мне повезло, а вот кому-то нет.

– Вы считаете, это вовсе не случайность?

– Помилуйте, Максимильян Эдмундович, – всплеснула она руками. – Какая случайность? Механик – мой большой поклонник. Может, врет, конечно. Но дело свое знает, и я его никогда не обижаю. Всегда на чай даю щедро, помимо самой оплаты. У меня золотое правило: хочешь, чтобы люди хорошо делали свою работу, – не скупись. Машина у меня всегда в идеальном состоянии. Никогда никаких проблем. Да и машине-то всего год. А тут – тормоза.

– То есть вы считаете, их кто-то нарочно испортил? – влезла я.

– Считаю, милочка. Оттого и говорю: убить меня хотели.

– Вы всегда за рулем сами ездите? – продолжила я.

– Сама. Раньше чаще с водителем, но это в силу необходимости. После спектакля иногда хочется расслабиться. Опять же, почитатели придут. Шампанского хоть бокал, да выпьешь. Ну, а на пенсии без шофера обхожусь. Люблю я это дело, вождение, – пояснила она.

– И кто, по-вашему, мог сотворить такое с тормозами? – задал Бергман вопрос.

– Ясно кто. Зятек, чтоб ему… Я теперь не сомневаюсь, это он с дочкой что-то сделал, оттого и от меня решил избавиться. Терпел, пока я к вам не сунулась, а тут терпелка сразу закончилась. Боится он вас, потому как не дурак, справки навел. И знает, что несдобровать иуде, господи прости.

– Но какой смысл в этой аварии?

– Как какой? – возмутилась она. – Снесут меня на кладбище, у вас клиента не будет, и вы отступитесь. А ему только этого и надо. Полицию он не больно боится. Они месяц валандаются, и что? Ничего. Знаете, как у них говорится: нет тела – нет дела.

– Значит, подозреваемый – ваш зять?

– А кто еще?

– И как он смог добраться до вашей машины?

– Кто ж его знает? Придумал что-нибудь. Да и вряд ли сам, мог подослать кого-то…

– Мне кажется, это маловероятно, – пожал Бергман плечами. – Вы сами сказали: ваш зять не дурак. Зачем же так подставляться.

– А нужда заставила. Вас он боится.

– Давайте по порядку. Вы поехали в салон. Где вы были до этого?

– Дома.

– А ваша машина?

– В гараже. У нас во дворе подземная парковка, а у меня гараж. Специально сделали. Уважили. Чтоб резину положить можно и все такое.

– То есть некто проник в гараж…

– Вот именно.

– А это возможно? Я имею в виду, не привлекая к себе внимания? Там наверняка есть камеры.

– Нет там никаких камер. Туда попасть только из дома можно или со двора. А двор закрыт. Охрана на выезде. Хотя через забор перемахнуть – раз плюнуть. Главное, что у нас никаких происшествий не было, ворота в паркинг закрывают только на ночь. Да и то не всегда. Охрана в ту сторону даже не смотрит.

– А ключ от гаража?

– Это совсем просто. Брелок. Я его сто раз теряла. Скорее всего, зятек его из сумки спер.

– Надо полагать, не сегодня, иначе как бы вы взяли машину из гаража. Выходит, он готовился заранее? Ведь на днях вы брелок не теряли?

– А хоть и заранее, почему бы и нет? От дочки избавился, потом от меня. Живи, радуйся и ничего не бойся.

– Возможно, вы брелок кому-то давали, – сказала я. – Не припоминаете такого?

– Возможно, – Боровская начала сердиться. – Механику своему давала и брелок, и ключи от машины. Уезжала, а он хотел за это время машину на газ переделать. Чтоб налог платить поменьше. Ну, и старую машину на техосмотр забирал. Сам. Потому что мне некогда. Но его подозревать я не собираюсь, хотя бы потому, что ему от моей смерти никакой выгоды. Одни убытки, раз хороших чаевых лишится. И постоянного клиента.

– Хорошо. Механик отпадает. Кто еще? – вздохнул Бергман.

– Еще? Никто.

– Возможно, Альберт? – подсказала я.

– О господи… Его-то с какой стати подозревать? Совсем уж глупость.

– То есть ключи у него были?

– Он когда без машины мыкался, я ему свою давала.

– И брелок он вернул?

– Конечно. Не помню. Но подозревать его не смейте. Он святой, хотя по виду, может, и не скажешь. Но я-то его лучше других знаю. Вы наверняка решили, что я все выдумала? И в туи влетела, потому что дура старая и нерасторопная? Только я уверена… Но вам моей уверенности мало, как погляжу. И чтобы зря не препираться, я позвонила своему давнему другу. Он в ГИБДД работает, на большой должности. Сказал, с тормозами разберутся. Подождем, что Павел Ильич скажет. Но это Зорин. Помяните мое слово.

Она сложила руки на груди и отвернулась.

– Главное, что вы живы, – сказал Бергман. – Все остальное выясним.

– Может, мне стоит охрану потребовать? Уж если зятек решил от меня избавиться…

– Не думаю, что в больнице вам что-то угрожает, – ответил Бергман.

– Уверены? Я на всякий случай попросила Альберта побыть со мной, и насчет сиделки договорилась. Береженого бог бережет. Хотя, если уж спятил зятек окончательно, сиделка вряд ли поможет.

– Через пару дней вас выпишут. Вам стоит уехать на время следствия. Отдохнуть.

– Вот уж сказали, – усмехнулась она. – Дочка неизвестно где, может, этот изверг ее в подвале держит? А я отдыхать? Нет уж, чему быть, того не миновать. Здесь останусь.

– У меня к вам вот какой вопрос, – заговорил Максимильян. – Ваша дочь не рассказывала о каких-нибудь загадочных происшествиях в доме?

– Загадочных происшествиях? – растерялась Боровская.

– Домработница утверждает, что там происходили странные вещи.

– Например, пожар в мансарде, – сказала я. – Дочь наверняка вам об этом рассказывала.

– Ну… было такое. Проводку замкнуло, хорошо, зять дома был.

– Еще что-то было странное?

– Чего ж странного в замкнувшей проводке? Сейчас не электрики, а слезы. Такого наворотят.

– Домработница, по ее словам, боялась находиться одна в доме, – не отставала я. – Ей казалось, сам дом таит угрозу.

Боровская взирала с таким видом, точно решала нелегкую задачу: звать доктора на помощь или еще немного этот бред послушать.

Я, вздохнув, передала рассказ Марии Тимофеевны.

– Спятила она, что ли? – возмутилась наша клиентка, внимательно меня выслушав. – Вроде не пьющая. А смотри, какая с головой беда…

– То есть ни о чем подобном вы не слышали?

– Да это чушь несусветная. Картины, фотографии. Еще и привидение приплела. Одно слово – дура… Кое-что все-таки было, – вдруг заявила она. – Только к привидениям это отношения не имеет. Из школы Максиму позвонили. На уроке физкультуры учитель заметил синяки на руках и шее Инги. Спросили у девочки, откуда синяки, она молчит. Вот отца в школу и вызвали. Нелли возмущалась: они ему таких глупостей наговорили. Мол, девочка с мачехой живет, и все ли в семье в порядке? Вроде как Нелли могла ребенка избить.

– И что Зорин?

– Сказал, что поговорит с дочерью.

– Поговорил?

– Наверное. Я не знаю. Забылось это как-то. Наверное, девочка с кем-то из одноклассников поссорилась, а выдавать их не хотела. Между прочим правильно. Сами разберутся.

– Вы говорили, что Инга на редкость послушный ребенок.

– Да. И что? Кто ж в школе не дерется? Других странных случаев я не припомню. Не тратьте время на чепуху. Лучше отыщите того мерзавца, что едва меня в гроб не свел. Но и это не главное. Максимильян Эдмундович, обещайте, что дочь найдете.

– Приложим все усилия, – кивнул Бергман, поднимаясь, – а вы выздоравливайте.

– Я перед дочерью виновата, – вдруг сказала Боровская. – Если разобраться, я ее никогда не любила. То есть любила, конечно, но не ее саму. А идею. Дочь, к тому же единственная. Близки мы никогда не были. Я от нее быстро уставала. По сути, мне одно надо было: знать, что у нее все в порядке. Чтоб самой жить спокойно. Отец ее любил. По-настоящему. А я – нет. Теперь вот понимаю… И выходит: ничего я о ее жизни не знаю. Чужие люди. Она сама по себе, я сама. Тяжело о себе узнать такое… Я ведь всегда себя хорошей матерью считала. Это я к тому вам все рассказываю, Максимильян Эдмундович, что мне очень надо… Все исправить, понимаете? Дочку увидеть, по-другому жизнь построить.

– Мы сделаем все возможное, – суховато ответил Бергман.

– Сделайте. По гроб обязана буду. А знаете, – она неожиданно засмеялась: – Человек – скотина странная. Вот сейчас каюсь, Бога молю. А ведь не факт, что, когда дочка вернется, все по-старому не пойдет. Ступайте, – махнула она рукой. – Чего слушать старую дуру.

– Ей нелегко, – заметила я, косясь на Бергмана, когда мы шли по коридору больницы.

Он кивнул.

– Она умная женщина.

– Это ты о том, что на своих ошибках люди редко учатся?

– Почти никогда, – пожал он плечами.

Мы спустились к парковке, и я сказала:

– Поеду к Зорину. Возможно, удастся поговорить с девочкой.

– Тебя заинтересовала эта история с синяками?

– И это тоже. Тихая девочка-сирота, а в доме бог знает что творится.

– Хорошо, а я займусь Аделаидой.

– Ее связями с нечистой силой? – усмехнулась я.

– Терпеть не могу этих доморощенных чернокнижников, – серьезно заявил он, чем, признаться, меня удивил.

– Да? – неопределенно произнесла я. – А причина?

– Они понятия не имеют, во что вмешиваются.

– Ага, – кивнула я. – Тебе видней. По мне, так от нечистой силы в принципе стоит держаться подальше.

Мы все еще стояли возле машины Бергмана. Он махнул рукой, прощаясь, и сказал, точно вспомнив нечто важное:

– Тебе не обязательно там оставаться. Клим один справится. Он профи.

Максимильян открыл дверцу «Ягуара», а я спросила:

– Больше ничего не хочешь сказать?

Он посмотрел с недовольством, покачал головой и все-таки задал вопрос:

– Он что-нибудь говорил о своей карте?

– Нет.

Помолчав, Бергман продолжил:

– Было бы неплохо на нее взглянуть. Узнать, какие сны он видит.

– У него нет сомнений в том, кто он. И он помнит все свои жизни.

– Значит, ему повезло больше, чем нам.

Он сел в машину и, еще раз махнув рукой на прощание, уехал. А я чертыхнулась сквозь зубы.

Говорят, что психи не заразные… как же… Похоже, я начинаю верить во всю эту чушь. Но по дороге к стоянке такси размышляла я не о коллективном безумии, а о нелюбви Бергмана к чернокнижникам. Они, видите ли, не знают, во что вмешиваются, а он, надо полагать, знает. Верно говорят: «В чужом глазу соломинку увидишь».

Клима в доме не оказалось, машины Зорина я тоже не увидела, значит, Клим отправился вслед за ним.

Я прошлась по участку, поглядывая в сторону зоринских владений. Тишина. Только в нескольких окнах горел свет. Домработница в отпуске, значит, девочка, скорее всего, дома. Одна? А может, у хозяев нет привычки выключать свет? Вполне возможно, если чертей боятся. Хотя боялась, похоже, одна Мария Тимофеевна.

Я устроилась в кресле на веранде, ежась от холода. Температура упала, ночью обещали минус три… В такую погоду девочка вряд ли отправится гулять. Хотя почему бы не встретиться с подругами, не сходить в кино? Помнится, мне плохая погода не мешала. Вопрос, есть ли у Инги подруги. Похоже, что нет. Тихая воспитанная девочка с синяками на руках и шее. Боровская, скорее всего, права, Инга не поладила с кем-то из одноклассников. И ничего не стала говорить взрослым, с точки зрения подростков это стукачество. Решила сама разобраться с обидчиками?

Свет в доме я не включала, сидела в темноте, жалея, что не прихватила плед. Кажется, я видела его на спинке дивана. В том, что я сижу на веранде, не было никакого толка, но возвращаться в дом не хотелось.

Дождаться Клима? Или ехать к Бергману? Как-то это совсем по-глупому. Приехала, посидела на веранде и уехала. Почему бы не отправиться к Инге с какой-нибудь просьбой? Соли попросить? А что? И попытаться завязать разговор. Если она в доме одна, ей наверняка тоже невесело.

В этот момент до меня долетел какой-то звук, не звук даже, скорее шорох. Я прислушалась и теперь отчетливо различала шаги, на соседнем участке кто-то двигался.

С сильно бьющимся сердцем я приблизилась к туям. Так и есть, в паре метров от меня прошла девочка, лица я не видела, но не сомневалась: это Инга. Она уверенно направлялась к калитке. Значит, это не вечерняя прогулка в саду, она собирается покинуть участок.

Я ускорилась, чтобы оказаться возле своей калитки раньше, чем Инга окажется у своей. Учитывая, что расположены они совсем рядом, мы запросто могли столкнуться. Очень надеясь, что петли не скрипнут, я открыла калитку и на четвереньках шмыгнула в ближайшие кусты. Тут показалась Инга. Свет из мансарды едва доходил сюда, но его оказалось достаточно, чтобы я ее разглядела.

Закрыв за собой дверцу, она немного постояла, сунув руки в карманы стеганой куртки. Вглядывалась в темноту, но, к счастью, в противоположную от меня сторону, так что можно было надеяться, она меня не обнаружит.

Прошло минут пять. Девочка достала мобильный, быстро набрала сообщение, дождалась ответа и, осторожно ступая, направилась к оврагу.

Что она там собирается делать, неясно. Инга, держась за ветки, начала спуск. Никакой тропы под ногами точно не было, я слышала, как скользят ее ноги по опавшей и успевшей подмерзнуть листве.

Я собралась последовать за ней, прикидывая, как сделать это бесшумно. Отойти на десяток метров? По тропе еще можно спуститься тихо, но вот так, в темноте, то и дело натыкаясь на ветки.

Очень занятая своим делом, я и не заметила, что поднялся ветер. Облака вдруг расступились, и впереди показалась луна, яркая, как фонарь, осветив все вокруг серебристым светом. Деревья выглядели причудливо, точно в черно-белом фильме.

Теперь я хорошо видела Ингу, но о том, чтобы последовать за ней, не могло быть и речи. Обернувшись хотя бы раз, она меня непременно заметит. Однако девочка, достигнув дна оврага, остановилась, а потом села на поваленное дерево.

Я вспомнила, что говорил Клим. Вчера он тоже застал ее здесь.

Обхватив колени руками, Инга сидела вполоборота ко мне, едва заметно раскачиваясь. Потом до меня донеслись слова, девочка тихо пела «Спи, моя радость, усни…».

Я медленно опустилась на колени, наблюдая за ней. Вдруг слева от меня раздались шаги.

Укрывшись за ближайшим кустом, я наблюдала за мужчиной, который двигался вдоль забора. Напротив калитки остановился, достал мобильный, но тут же убрал его и позвал негромко:

– Инга!

– Я здесь, – отозвалась она и стала подниматься наверх.

Луна вновь спряталась, но я успела разглядеть знакомого Инги. Он был старше ее на два-три года. Скорее всего, учатся в одной школе. Парень снял с плеча рюкзак и поставил его на землю, ожидая, когда Инга подойдет.

– Принес? – спросила она.

– Принес. Только…

– Что «только?»

– Послушай, ты уверена… по мне, так это прям бред какой-то.

– Значит, все-таки сдрейфил? А говорил, что сделаешь.

– Я не об этом, просто это дикость какая-то…

– Это единственный выход, я же читала.

– Не знаю, что ты читала…

– Хватит болтать, – отрезала она. – Доставай.

Парень нехотя открыл рюкзак и вытащил большой пакет. В нем кто-то слабо шевелился. Сначала я решила, мне показалось, но тут девочка спросила:

– Она живая?

– Конечно.

– Похожа на дохлую.

– Посиди связанной в пакете, я на тебя посмотрю.

– Дурак. Топор принес?

В этом месте я забеспокоилась: не пора ли вмешаться? Неизвестно, что задумали детки. Парень достал из рюкзака топорик, с таким туристы обычно отправляются в поход, а девочка, взяв из его рук пакет, вытащила из него курицу. Лапы у бедняжки оказались связаны, она обвисла в руках Инги, но, судя по всему, была еще жива. Курицу она положила на ствол поваленного дерева и сказала:

– Давай.

– Подожди, – в голосе парнишки была паника.

– Знала, что сдрейфишь, – презрительно сказала Инга. – Давай топор.

– Подожди, я сам.

«Все, хватит», – решила я, но тут парень вдруг размахнулся, и топор с неприятным чавканьем опустился вниз, голова курицы отлетела в сторону.

– Молодец, я думала, самой придется. – Инга сунула курицу в пакет. – Я пошла. Спасибо тебе.

– Подожди…

– Не могу. Надо все сделать, пока кровь свежая.

– Все-таки ты чокнутая.

– Ага. Пока.

Девчонка торопливо направилась к калитке, парень подхватил с земли рюкзак, но не ушел, наблюдал за Ингой. Только когда за ней закрылась калитка и лязгнул замок, парень зашагал прочь. Топор он забросил в овраг, перед этим вытерев его газетой. Должно быть, брать топор в руки после того, что он сделал, ему было противно. А может, он просто не рискнул болтаться с ним по улице.

В тот момент меня куда больше интересовала Инга.

Я вернулась на участок Боровской, но тут же перебралась к Зориным. Инга как раз поднималась на открытую веранду позади дома. Дверь за собой закрыла, но не заперла. Вот я и решила этим воспользоваться.

Если меня застукают в доме, придется рассказать о том, что я видела, после этого полицией мне, может, и пригрозят, но вряд ли ее вызовут. Хотя, если и вызовут, не беда. Уверена, Бергман найдет способ меня вызволить.

Первый этаж дома тонул в полумраке, свет горел лишь в холле, где Инга убирала в шкаф куртку. Пакет лежал возле ее ног.

Подняв его, она увидела капли крови на мраморе и чертыхнулась, прошла в кухню, достала еще пакет, сунула в него курицу и с тряпкой вернулась в холл. Вытерла кровь.

Я наблюдала за ней из коридора, а когда сообразила, что девочка собирается подняться на второй этаж, было уже поздно для того, чтобы вернуться на веранду. Она наверняка меня заметит.

Не раздумывая, я поднялась по лестнице, стараясь не шуметь, оттого двигалась довольно медленно, мне удалось опередить Ингу всего на один пролет. Прямо напротив лестницы была дверь. Я распахнула ее и тут же поняла, где оказалась. На столе горела настольная лампа и, судя по интерьеру, это комната подростка.

– Черт, – выругалась я.

Тут мой взгляд упал на шкаф-купе, я юркнула туда и прикрыла дверь. Как раз в этот момент в комнату вошла девочка. Оставив пакет возле порога, направилась к столу, зажгла свечу, заранее приготовленную, достала из ящика тетрадку, открыла ее и начала что-то бормотать с большим воодушевлением. Я поняла, она читает текст на латыни.

Инга вернулась к порогу, извлекла курицу из пакета и, держа ее за ноги, провела окровавленной шеей по полу. Не останавливаясь, она двигалась по кругу, то и дело заглядывая в тетрадь, чтобы свериться с текстом. Когда она вновь оказалась у порога, на полу обозначился кровавый круг.

Меня так и подмывало выскочить из шкафа с громким воплем и, напугав девчонку до икоты, отбить у нее охоту к подобным играм. Но я напомнила себе: передо мной ребенок, хотя игры и впрямь дурацкие.

Теперь я не сомневалась: чертовщина в доме, о которой поведала домработница, дело рук скромного и тихого ребенка. Мне следовало подумать, как отсюда выбраться. Дождаться, когда Инга уснет? А если дверь на веранду окажется запертой на ключ? Или вернется Зорин?

Девчонка между тем убрала курицу в пакет, подошла к столу, задула свечку и вернулась к двери. Посмотрела в задумчивости на дело рук своих и, видимо, осталась довольна. Она покинула комнату, а я, выждав пару минут, выбралась из шкафа. Прислушалась, стоя у двери, потом скользнула в коридор. Инга была внизу, я слышала ее шаги. И вдруг почувствовала: кто-то есть рядом. Повернулась и едва не заорала от неожиданности. В глубине коридора стояла старуха, седая, скрюченная. Она смотрела на меня, ухмыляясь беззубым ртом.

– Мама дорогая, – ахнула я и скатилась с лестницы, едва ли не кубарем.

Старуха наверху засмеялась, точно забулькала, а я через минуту уже была на веранде, выскочила в сад и, протиснувшись между туями, оказалась на участке Боровской. В этот момент хлопнула калитка.

Раздвинув ветви, я увидела, что Инга возвращается. Без пакета, в куртке нараспашку. Должно быть, она забросила пакет в овраг. Прошла она совсем рядом.

К дому с той стороны подъехала машина. Инга бросилась к веранде, заперла за собой дверь, должно быть, торопилась оказаться в своей комнате раньше, чем отец войдет в дом.

На крыльце меня ждал Клим.

– Для прогулок погода неподходящая, – заметил он.

– Я не прогуливаюсь, а отрабатываю гонорар в меру сил.

– Да? Интересно.

– Пойдем в дом, холодно. Наблюдал за Зориным? – спросила я, Клим счел излишним отвечать, взял у меня куртку и убрал в шкаф вместе со своей. – Ужинать будешь?

– Нет. Зорин встречался с подружкой в ресторане, я решил, мне тоже стоит перекусить.

– Он тебя видел?

– Вряд ли. Но если и так, это, скорее, хорошо, чем плохо.

– Ужинать я тоже не хочу. А чаю выпью. Ты как?

Он пожал плечами, устроился на диване. Я подала ему чашку и села рядом.

– Расскажи о своих успехах, – напомнил он.

Я рассказала, Клим несколько раз весело хмыкнул, словно находил историю забавной.

– Это точно была курица? Может, петух?

– Есть разница? – возмутилась я.

– В принципе, нет.

– Какой-то ритуал?

– Ну да. Кровавый круг.

– Девчонка, что, дьявола вызывала?

– Наоборот. Кровь невинной жертвы не позволяет войти в круг всякой нечисти. Надо бы Бергмана с проверкой отправить, – хохотнул он.

– Тебе бы тоже не помешало, – отрезала я, смеяться он перестал. – Если все так, как ты говоришь, значит, Инга пытается себя защитить.

Клим развел руками.

– Но если она боится эту самую нечисть, то, выходит, чертовщина в доме не ее рук дело?

– Выходит так.

– Или она так заигралась, что сама во все поверила и перепугалась.

– Почему бы и нет?

– Тебе это, как вижу, неинтересно?

– Напротив.

– Привидение в доме точно есть, – помолчав немного, добавила я.

– Как выглядит? – Я решила, что он издевается, но Клим продолжил: – Бывает по-разному.

– То есть ты их часто встречал?

– Не особо.

– Я видела старуху жуткого вида. И она не привидение. К счастью или сожалению, не знаю.

– В доме Зорина живет какая-то старуха?

– Она была в халате. Растрепанная. Маловероятно, что явилась в гости.

– Но, по нашим сведениям, Зорин жил с женой и дочерью. Домработница приходящая.

– Вряд ли бы он взял в домработницы даму столь почтенного возраста. Почему мы о ней ничего не знаем? На днях явилась какая-то родственница?

Клим потянулся за мобильным. Пару минут было тихо.

– Если верить Поэту, близкой родни у Зорина нет.

– И никто о старухе не упоминал. Ни Боровская, ни домработница.

– Так, может, Зорин их в известность не поставил? – подмигнул он.

– Старушку держат взаперти? Как она тогда вышла?

– Такое бывает… недоглядели, – продолжал веселиться Клим, но мне было совсем не смешно.

Я набрала номер Бергмана и подробно рассказала о том, что видела.

– Занятно, – выслушав меня, заметил он. – Попробуем разобраться, что это за старушка такая. Приятеля Инги сможешь узнать?

– Должна.

– Тогда с утра отправляйся в ее школу. Ты права, скорее всего, они учатся вместе.

– Максимильян, я уверена, все, что происходит в доме, связано с девочкой. Она увлекается эзотерикой. Все эти книги, доставшиеся от матери…

– Ты хочешь сказать, исчезновение Нелли Зориной связано с падчерицей?

– Думаю, да. Правда, пока не знаю, каким образом.

– Что ж, вполне допустимая версия. Отец знает, чем занимается его дочь, но помалкивает? Ты молодец, – сказал он совсем другим тоном. – Но в следующий раз старайся не рисковать.

Мы простились, Клим на протяжении нашего разговора смотрел на меня с насмешливой улыбкой.

– Его похвала дорогого стоит? – сказал, когда я убрала мобильный. – Ты даже покраснела от удовольствия.

– Хочешь мою страшную тайну? – спросила я.

– Валяй.

– Вы меня оба достали.

– Ну да… – покивал он. – Ты же, кажется, выбрала Поэта. Или он тебе давно надоел?

– Ты на редкость догадлив. Что дальше? Продолжим говорить друг другу гадости?

– Чего он хочет? – спросил Клим, теперь голос звучал серьезно.

– Взглянуть на твою карту. Узнать, какие сны ты видишь.

– Вот как? – хохотнул он и покачал головой.

– И что в этом смешного? – не выдержала я.

– Все.

– Как же это осточертело, – пробормотала я сквозь зубы. – Вы не могли бы вести себя как нормальные люди? Без ваших дурацких историй, кровавых клятв и прочей чуши? Просто жить, работать и радоваться солнышку. Не пробовали?

– Помнится, ты так и жила еще совсем недавно. И что? Много счастья было?

То ли мне показалось, то ли в его голосе действительно послышалась обида.

– Я не о счастье. Я о жизни в принципе.

– О жизни в принципе я уже говорил. Не вижу смысла повторяться.

– Мы игрушки в руках судьбы?

– Как-то так…

Я поднялась и направилась к двери.

– Утром мне понадобится твоя помощь, – сказала я.

– Конечно, – кивнул он.

Я вдруг вернулась и замерла в трех шагах от него.

– Ты… ты ведь можешь знать, мертв человек или нет? – с трудом произнесла я, глядя куда-то в сторону.

– Я думал, тебе надоела вся эта чушь, – сказал он.

– Просто ответить ты не в состоянии?

– Тебя интересует твой Вадим? Я его не чувствую. Ни там, ни здесь.

– Что это значит?

Клим пожал плечами.

– Понятия не имею. Никогда с таким не сталкивался. Можно попробовать взглянуть на его карту.

– Она исчезла.

– Это Бергман сказал?

– Ее нет в колоде. Я видела.

– Нет в колоде – вовсе не значит, что ее нет у Бергмана. Или у Воина. Он ведь мог ее забрать?

– Мог.

Клим равнодушно пожал плечами.

– Я могу тебе сказать, что я думаю, но тебе это, как всегда, не понравится.

– Я переживу.

– Пожалуйста. Джокер его прикрывает. Его способности против моих и твоих. Ты ведь его тоже не чувствуешь?

– Я держала в руках фотографию. Они там оба. И ощущение такое… что нет обоих, – последнюю фразу я произнесла с трудом.

– Интересно, – Клим потер подбородок, размышляя, и тут же усмехнулся: – Может, оба покойники? А что? Не злись, – махнул он рукой, видя выражение моей физиономии. – Но, говоря между нами, и ты, и я сомневаемся, что он человек. Не совсем человек, верно?

– Ага. Он – падший ангел. А еще он терпеть не может чернокнижников.

– Ну, это понятно.

– Почему? – задала я вопрос, вопреки недавнему намерению не вовлекаться.

– Кто ж конкурентов жалует? С ними надо разделываться сразу. Пока в силу не вошли. Помнится, мы как-то встречались в малоприятной для меня обстановке.

– Серьезно?

– Ага. Я хотел его прищучить, но в результате сам оказался на дыбе, а он задавал вопросы о моих шашнях с дьяволом.

– И ты уверен, что это был Бергман? То есть, он и есть Черный Колдун? А Вадим?

– Вадим – Воин. Заморочить ему голову совсем нетрудно.

– Понятно. Бергман – наш враг. Вот только у меня столько же поводов подозревать его, как и тебя. Доверяю я только Поэту.

– Возможно, это станет роковой ошибкой, – засмеялся Клим. – Рубаха-парень, невезучий в любви, отличное прикрытие. Мы перегрызем друг другу глотки, а он поведет тебя под венец. Как тебе финал?

– Страшилки меньше смотри, – буркнула я. – И так крыша едет… – И отправилась в свою комнату.

На душе, как всегда после разговора с Климом, кошки скребли. Почему бы этим двоим не оставить меня в покое? Но, против воли, в голову лезли совсем другие мысли. Поэта всерьез никто никогда не подозревал. Хотя Бергман предупреждал: мы не знаем, кто есть кто, врагом может быть любой. В одном Клим прав: на Вадима Бергман имел огромное влияние. И вполне мог убедить его сделать то, что тот и сделал, из высших, так сказать, соображений. Но у Вадима не было шансов выжить. Мог он пожертвовать своей жизнью? Зависит от того, что стояло на кону. А если это хитрый фокус? Бергман на многое способен. Я его дважды хоронила, второй раз даже в компании. Была уверена: погибли все четверо, и я осталась одна.

«Хватит этой чуши, – в досаде подумала я, стоя под душем. Сосредоточься на деле».

Девочка… Четырнадцатилетний ребенок отрубает голову курице, пусть и не своими руками, а потом чертит кровавый круг на полу. Мир перевернулся. И я, похоже, в первых рядах тех, кто лишается здравого смысла.

Утром меня разбудил стук в дверь.

– Если собираешься отправиться за девчонкой, пора вставать, – крикнул Клим.

Пока я умывалась, он успел приготовить завтрак: яичница, тосты с маслом. Выглядел сосредоточенным, даже хмурым. Наш вчерашний разговор так подействовал? Вряд ли.

Завтракали в молчании. Клим взглянул на мобильный и сказал:

– Они выходят.

Я кивнула, поднимаясь из-за стола.

– Посуду уберу, когда вернусь.

Он не ответил. Посуда его не интересовала совершенно точно.

Через минуту мы были в его машине, еще через минуту на дорожке появился автомобиль Зорина. Он был за рулем, рядом сидела Инга.

– Он отвозит дочь в школу?

– В последние дни да.

Пропустив машину Зорина вперед, мы отправились следом, держась на расстоянии.

Школа оказалась недалеко. Зорин высадил дочь напротив калитки и сразу уехал. Девочка входить на территорию школы не спешила. Более того, отошла немного в сторону. В этот момент на тротуаре появился вчерашний парень в расстегнутой куртке, под которой была толстовка, на голове капюшон. Оглянулся по сторонам и подошел к девочке. Пару минут они о чем-то разговаривали. Говорил в основном парень, Инга смотрела под ноги и односложно отвечала. Потом развернулась и бегом припустила к калитке, махнув ему рукой на прощание. За ней парень не пошел. То ли он учился в другом месте, то ли к знаниям в тот день не стремился. Направился в сторону перекрестка, на ходу закуривая. Перебежал через дорогу и вошел в парк, устроился на скамье и уткнулся в мобильный.

– Он кого-то ждет? – спросила я.

Клим пожал плечами.

– Кстати, неплохое место для разговора по душам. Идем? – сказал он.

– А если парень действительно кого-то ждет?

– Узнаем кого.

– Хорошо, идем.

Оставив машину неподалеку, мы отправились в парк. Подошли к скамье и сели по обе стороны от парнишки.

В первую секунду он не обратил на нас внимания, потом вынул один наушник и спросил, обращаясь ко мне:

– Что за дела? Вам места мало?

– Есть разговор. Точнее, есть вопросы. И тебе лучше на них ответить.

Парень криво усмехнулся, готовясь возразить, но встретившись взглядом с Климом, заметно приуныл.

– Какие вопросы?

– Несложные. Ты почему не в школе? – начала я и улыбнулась.

Было заметно, что на Клима он старается не смотреть, вот я и вознамерилась расположить его к себе.

– У меня вторая пара. Я в колледже учусь.

– Значит, уже взрослый мальчик, – усмехнулся Клим.

– Мне семнадцать. Так что запугивать меня без толку. Вас ее отец послал, да? – обращался он ко мне, я чувствовала, как в нем нарастает паника.

– Нет. Но ее отец нас тоже интересует. Хотя Инга куда больше. Тебя как зовут?

– Допустим, Григорий.

– А меня Лена.

– И чего?

– Давно с Ингой дружишь?

– Полгода. Я раньше в той же школе учился, но на нее внимания не обращал. А потом встретились случайно, разговорились.

– Где встретились?

– Вам-то что? В парке, – неохотно ответил он.

– Бабочкам крылышки отрывали? – хмыкнул Клим.

Парень попытался вскочить, но Клим ухватил его за плечо.

– Сядь. И отвечай на вопросы.

– Вы кто такие, мать вашу? – завопил Григорий, но впечатления не произвел, голос срывался, казалось, что он вот-вот расплачется.

– Отвечай на вопросы, и побыстрее. Будет шанс уйти отсюда на своих ногах.

– Расскажи нам про Ингу, – попросила я и опять улыбнулась.

– Что рассказывать? Учится в школе. Живет с отцом и мачехой, мать умерла. Давно, Инга совсем маленькая была. Мачехе до нее дела нет. Отцу тоже. Я бы радовался, никто не цепляется, уже хорошо.

– А она в большой обиде на отца?

– Не знаю. Ничего такого она не говорила.

– Отца в школу вызывали. Из-за синяков на ее теле. Ты об этом что-нибудь слышал?

– Ну да…

– Это отец? Или мачеха?

– Нет, – он досадливо покачал головой. – Там другое.

– Рассказывай о другом, – подал голос Клим.

– Она малость на своей матери свихнулась. Ну, типа, видела ее.

– Где видела?

– В доме. Не саму мать, конечно. А призрак. И нечего так смотреть, – обиделся парень. – Я и сам знаю, что все это чушь, страшилки для доверчивых детишек. Но Инга уверена… сколько бы я ни говорил… – Григорий досадливо покачал головой.

– Давай-ка поподробнее, – попросила я.

– Мать у нее всякой чертовщиной увлекалась. Я сам книжки видел. Был у нее в доме, когда отец на работе зависал, а домработница уже отчалила. Мачехе по барабану, где она и с кем. Инга мне все и показала. Книжки, рисунки… Мать точно с приветом была. А потом исчезла. Ее просто признали мертвой, чтоб отец мог жениться во второй раз, а на самом деле никто не знает, что случилось. Инга эти книжки дурацкие тоже читать начала. Я боюсь, что крыша у нее съедет, как у мамаши.

– Расскажи про синяки, – напомнила я.

– Инга проснулась оттого, что ее кто-то душил. И увидела мать. Закричала, прибежал отец… И призрак, типа, исчез…

– Она верит в то, что ее душил призрак матери?

– Выходит, что так. Я не идиот, я прекрасно понимаю, все это глупость. С какой стати матери ее душить? Но Инга…

– А синяки были, – сказал Клим.

– Да, я сам видел.

– Когда это случилось?

– Месяц назад, может, больше. Я в интернете читал, человек способен внушить себе, что видит то, чего нет. И синяки… Они могут появляться… из-за самовнушения.

– Она что, мать боится? – нахмурился Клим. – Поэтому ей и понадобилась курица?

– Откуда вы знаете? – заголосил он, но тут же сник. – Да. Она на этом призраке помешалась. Инга говорит, ее мать убили. Душа ее не находит покоя. И мстит живым.

– Родной дочери?

– Слушайте, она это говорит, а не я. Она просила достать живую курицу. Я достал.

– Где, кстати?

– На дачу съездил. Соседи кур держат. Хозяин запойный, за пол-литра курицу отдал. Я сказал, в живой уголок. Детям. Вот такая фигня. Пришлось ей голову отрубить. Если бы этого не сделал, Инга бы решила, что я слабак. В деревнях всегда курам головы отрубают. Что такого? Хотя противно. Она хорошая девчонка. Книжки читает. Нормальные книжки, я хотел сказать. В музыке разбирается. Когда не городит всю эту чушь… Я не знаю, как ей мозги на место поставить. Может, это само пройдет? Но если у нее мать была помешена на всем этом, теперь Инга… типа, это наследственная болезнь? Об этом я тоже в интернете читал.

– О разговоре с нами Инге лучше не сообщать, иначе придется рассказать отцу о ее художествах. Ему это вряд ли понравится. На отца она тебе не жаловалась?

– Нет. Она об отце вообще говорить не любит. Но… она ждет, когда можно будет от них уйти. Не хочет жить в этом доме, потому что он проклятый.

– Это она так сказала?

– Ага. Она как на этого конька сядет, все, глуши мотор. Нормальная девчонка – и сразу полный звездец. Как думаете, это как-то лечится? Я не психушку имею в виду. После психушки крыша еще больше съезжает, известный факт.

– Попробуем разобраться с привидением, – сказала я. – Возможно, после этого лекарства не понадобятся.

– А вы кто? – жалобно спросил он.

– Частные детективы. Ищем мачеху Инги. Она тебе о ее исчезновении говорила?

– Говорила, конечно. Об этом же в интернете есть.

– И что конкретно говорила?

– Да все ту же чушь. Это мать мстит за то, что Нелли заняла ее место. И Ингу, может, того… утянуть с собой, поэтому кровь и нужна. Чтоб она в комнату войти не могла.

– Может, девчонка в самом деле спятила? – по дороге к машине спросил Клим. – Некоторые опусы вредны для неокрепших душ.

– Если она защищается от матери, то вряд ли игры с портретом и фотографиями ее рук дело. Хотя…

Я позвонила Бергману, он предложил через час встретиться в его доме и все обсудить.

– Кажется, сегодня я остался без работы, – узнав об этом, усмехнулся Клим. – Впрочем, немного времени есть, загляну к Зорину, узнаю, чем наш бизнесмен занят. Где тебя высадить?

– Можно здесь. Немного пройдусь.

Он кивнул, и через минуту мы простились. Он отправился к офису Зорина, а я пешком к дому Бергмана. Однако по дороге я передумала, взяла такси и вскоре уже выходила возле коттеджного поселка, где жил Зорин.

Интересовал меня овраг, где Инга встречалась со своим другом. Ничего особенного в выбранном для свидания месте не было. Детки предпочитали встречаться подальше от посторонних глаз. Однако Клим видел Ингу там сидящей в одиночестве. Что, впрочем, тоже не было чем-то удивительным. Хочется человеку побыть наедине с природой.

В общем, никаких особых причин взглянуть на пресловутый овраг у меня не было, но я тем не менее решила это сделать. Я стала огибать поселок по кругу, и вскоре оказалась за домом Зорина.

Держась за ветки кустов, спустилась вниз. Первое, что увидела, разорванный пакет и перья вокруг него. Выброшенную Ингой курицу обнаружили собаки или еще какое-то зверье.

Я огляделась. Овраг как овраг. Села на поваленное дерево, вновь огляделась, словно ожидая подсказки. Пожухлая трава, засохшие листья… Будь это летом, за зеленой листвой я бы точно ничего не разглядела: на стволе дерева напротив кто-то вырезал букву.

Я подошла ближе. Так и есть, буква «М». Вряд ли надпись сделана недавно. Я бы решила, ей несколько лет. Взгляд мой упал на землю, в ворохе опавшей листвы стоял крест из двух прутьев, связанный между собой бечевкой. Он был довольно глубоко воткнут в землю. Наземная часть креста невелика, примерно с мою ладонь. Поэтому я его поначалу и не заметила. И только стоя совсем рядом…

Я опустилась на корточки, разгребла листву вокруг креста. Бечевка, связывающая две перекладины, успела обтрепаться. Кресту, как и букве «М» на дереве, несколько лет. Может, кто-то закопал здесь любимого питомца? Ставить ему крест, конечно, идея странная, но людям в голову и не такое приходит.

Выпрямившись, я начала движение по кругу, и вскоре нашла еще одну отметину на дереве. Буква «А». Дальше было легче, потому что теперь я приблизительно знала, где надо искать. Еще одна буква «М», а потом снова «А». «Мама». Надпись словно образовывала непрерывный круг, в центре которого и сидела накануне Инга.

– Черт, – пробормотала я.

Самые нелепые мысли бродили в моей голове. Я закрыла глаза, прислушалась, позвала едва слышно:

– Давай, покажись мне.

Ничего. После третьей попытки я поняла: это бесполезно. Либо под крестом никто не упокоился, либо мои пресловутые способности гроша ломаного не стоят.

Достав мобильный, я сделала несколько фото и начала выбираться из оврага. Вызвала такси и вскоре уже была возле «дома с чертями».

Дверь мне открыла Лионелла, ключи от дома у меня были, но я предпочла позвонить.

– Хозяин велел проводить вас в его кабинет, – сказала она.

– Спасибо. Дорогу я и сама найду.

– Поэт уже там. Скажите ему, что ходить в чужих вещах неприлично. Он одолжил рубашку у хозяина и ходит в ней который день.

– Сами скажите.

– Я говорила уже дважды. Скорее всего, он успел забыть об этом. Вы же знаете Дмитрия.

– У Максимильяна не один десяток рубашек. Уверена, он не обеднеет.

– Есть правила, которыми нельзя пренебрегать.

– Попробуйте донести эту мысль до Поэта… Хорошо, я с ним поговорю, – вздохнула я.

Димка, однако, сидел не в кабинете, а на кухне. Одной рукой стучал по клавишам, в другой держал чашку с кофе, да еще бутерброд жевал. В общем, нарушал все мыслимые правила.

– Вас, что, плохо кормят? – возмутилась Лионелла.

– Я обожаю вредную еду, – отозвался он, поднял голову и сказал мне: – Привет.

– Верни рубашку.

– Что?

Он моргнул, на лице полное недоумение.

– Ты носишь рубашку Бергмана.

– И ее давно пора выстирать, – наставительно сказала Лионелла. – Вам никто не говорил, что рубашки следует менять каждый день?

– Черт…

Димка стянул рубашку через голову и протянул Лионелле. Она взяла ее двумя пальцами и с презрительной миной покинула кухню.

– За что она нас терпеть не может?

– Тебя, вероятно, за то, что ты носишь рубашку хозяина.

Димка вновь устроился за столом, а я невольно залюбовалась его фигурой. При той жизни, что он вел, ему надлежало быть толстым, рыхлым и неряшливым. Неряхой он все-таки не был, мылся ежедневно, хотя на одежду внимания не обращал и сам не всегда замечал, что надевает. А вот фигура у него отменная. Ни грамма лишнего жира, сплошные мышцы.

– Ты в спортзал ходишь? – спросила я.

– Хожу. Но не регулярно. Когда есть работа, на спортзал нет времени. А что?

– Любуюсь кубиками на животе.

– Я завел правило, через каждый час отжиматься по сто раз. Еще на голове стою. Способствует приливу крови. Мозги лучше работают.

– Другие из спортзала не вылезают, но особо хвастать нечем.

– Ага, все дело в генах. Ты тоже себя спортом не утруждаешь, а выглядишь – зашибись.

– Спасибо за комплимент.

– Пожалуйста. Чего кислая?

Ответить я не успела, в коридоре послышались шаги, а вслед за этим в кухню вошли Клим и Бергман. Я удивилась, что они вместе, но вопросов задавать не стала.

– Идемте в кабинет. Лионелла терпеть не может, когда кто-то вламывается на ее территорию.

– Начнем? – устроившись за столом, Бергман обвел нас взглядом. – Что у нас есть на сегодняшний день?

– Нелли Зорина незадолго до своего исчезновения предположительно следила за мужем, взяв машину у подруги.

– У мужа есть любовница, – кивнул Клим. – За эти дни он встречался с ней дважды, вчера ужинали в ресторане, после чего два часа находились в ее квартире. Адрес у Поэта.

– Да, на скорбящего мужа он не похож, – сказал Димка, не отрываясь от компьютера.

– Боровская подозревает, что к исчезновению дочери причастен ее зять, и повод у нее есть, как выяснилось. Мало того, первая жена Зорина тоже бесследно исчезла десять лет назад. При весьма драматических обстоятельствах, оставив в парке четырехлетнюю дочь. До сих пор о том, что случилось, ничего не известно.

– Но мы знаем, – кивнула я, – что у женщины были специфические интересы.

– Учитывая, что ее муж наведывается к священнику-экзорцисту, весьма вероятно, что женушка водила дружбу с дьяволом, – с серьезной миной заявил Клим.

– А теперь достоверные факты, – сказал Бергман. – На протяжении четырех лет первая жена Зорина несколько раз лежала в психиатрической больнице. В частной, довольно дорогой, находится за городом и называется «Помощь».

– Скромненько, – заметил Клим.

– Первый раз она попала в больницу через месяц после рождения Инги. Через восемь месяцев вновь оказалась там.

– Послеродовая депрессия? Попытка самоубийства? – сказал Димка.

– Никаких достоверных сведений. За это время врачи успели смениться. Ее карта затерялась, так утверждает главврач. Моему появлению он, кстати, был не рад. Но данную должность он занимает всего полгода, прибыл к нам из Нижнего Новгорода, так что заподозрить его можно разве что в нежелании привлекать внимание к данному учреждению.

– Что вполне понятно.

– Именно так, – согласился Бергман. – По крайней мере, он любезно заглянул в компьютер и сообщил, когда и сколько раз Зорина у них лежала.

– Взял недорого? – сказал Клим.

– По-божески. Мы не знаем, что за проблемы были у Аделаиды, но можем догадываться, памятуя о священнике. Главный вопрос в другом: имеет ли Зорин отношение к исчезновению жены. И здесь ответа пока нет. Вполне вероятно, да. Но с таким же успехом мы можем сказать «нет». Сумасшедшая жена – не подарок, а психически нестабильный человек всегда в зоне риска. У полиции Зорин серьезных подозрений не вызвал. Алиби в обоих случаях у него безупречное. Я проверил.

– Мать не оставит добровольно своего ребенка, – напомнила я. – Скорее всего, Аделаида покинула парк не по своей воле.

– Но и отец вряд ли бы пошел на такое. И устроил бы похищение, когда ребенок находился в безопасности.

Я согласно кивнула.

– Далее. Дочь Зорина под впечатлением от этой истории считает родительский дом опасным местом и использует магию крови, чтобы защититься. По словам ее друга, она видела призрак матери. И этот самый призрак пытался ее задушить. На теле девочки остались синяки.

– Ты это серьезно? – поднял голову от компьютера Димка.

– Я перечисляю то, что нам пожелали рассказать.

– Но это же бред. Допустим, призраков можно увидеть, – косясь на меня, продолжил Поэт. – Но синяки… Что скажешь?

Вопрос, судя по всему, адресовался мне.

– У меня не было потасовок с призраками, – сказала я.

– Но синяки у девчонки были. Она придумала всю эту чушь, чтобы скрыть правду?

– Так кто ее душил? Отец?

– Она наверняка рассказала бы об этом своему другу. Если это была мачеха – тем более.

– Но она придумывает эту дурацкую историю…

– Это еще не все. Сегодня я спустилась в овраг. – Я передала свой мобильный Димке, и он вывел на экран компьютера фотографии. – На деревьях надпись «мама». И крест.

Димка присвистнул, Бергман и Клим хмуро рассматривали фотографию.

– Это что-то вроде алтаря, я правильно понял? – сказал Клим. – И какой отсюда вывод? Девчонка тоскует по исчезнувшей матери?

– Допустим. Но тогда откуда эти фантазии о призраке, который ее душил?

– Одно с другим вроде бы не срастается, – кивнул Димка.

– А если так, – вмешалась я. – Она боится мать, и этот алтарь – попытка ее задобрить.

– И курица в данном случае – жертвоприношение?

– На месте Зорина, я бы отправил дочь к психиатру, – с печалью заметил Димка. – Учитывая наследственность, за ребенком стоило бы приглядывать.

– А если это вовсе не алтарь? – задал вопрос Бергман и посмотрел на меня.

– Думаешь, исчезнувшую Аделаиду следует поискать там? – спросила я.

– Возможно, ребенку известно куда больше…

– Безымянная могила с самодельным крестом? – присвистнул Димка.

– Ей было всего четыре года, когда мать исчезла. Но кто знает, что способны запомнить дети…

– Это может быть могилой? – сказал Бергман, по-прежнему глядя на меня.

Я поморщилась.

– Я пыталась. Но ничего не увидела.

– То есть ответ «нет».

– Ответ «не знаю». Я вижу то, что вижу. Или то, что мне хотят показать. Здесь я ничего не увидела.

– Не кажется ли вам, что закапывать жену в трех шагах от собственного дома довольно глупо? – сказал Димка. – Особенно когда ты первый подозреваемый?

– Бывает, что люди действуют в большой запарке и не особо мудрят, – покачал головой Клим.

– Одно ясно: девочке что-то известно, – подвел итог Бергман. – Но мы вряд ли сможем с ней поговорить. Отец будет категорически против.

– Обойдемся без его разрешения. Выберем подходящий момент.

– Вряд ли она станет откровенничать, – с сомнением заметила я. – Она даже своему другу ничего не рассказала. Добиться от нее правды можно, устроив настоящий допрос. Но Зорин не согласится. Даже если к исчезновению Аделаиды не имеет отношения. Просто не захочет травмировать дочь. Остается надеяться, что она сама вдруг захочет что-то рассказать…

– Я думаю, на этот овраг стоит взглянуть еще раз, – кивнул Максимильян. – Идем дальше. В доме, как выяснилось, находится или находился третий человек – предполагаемая родственница Зорина.

– Старуха? Тут я порадовать ничем не могу, – сказал Димка. – Никакой родни подходящего возраста у Зорина нет. Единственная престарелая родственница – бабушка первой жены, но она, судя по регистрации, живет в Туле. Пенсию ей перечисляют на карточку, задолженности по квартплате нет. В банке солидный счет. Это, собственно, все. Вряд ли бабушка первой жены стала бы жить в доме Зорина, – закончил он.

– Почему же? Могла навестить правнучку. Странно, что никто из домочадцев о ней не упомянул.

– А ты ее точно видела? – усмехнулся Клим.

– Точно, – ответила я. – И она не привидение.

– Значит, у нас еще один подозреваемый, – заметил Димка. – По крайней мере, в том, что касается странностей в доме. У меня, кстати, хорошая новость. Копаясь в родственных связях Зорина, я обнаружил следующее: от родителей Максиму Александровичу досталась квартира. Она находится в доме по улице Воровского. – Поэт вывел на экран карту города. – То есть в Ленинском районе. Вполне вероятно, что камера зафиксировала его машину, когда он туда направлялся.

– А за ним и Нелли?

– Вот именно. Хотя стопроцентной уверенности в этом, конечно, нет.

– Но квартиру стоит проверить, – кивнул Бергман.

– Он встречался там с любовницей, – сказала я, – а жена об этом узнала?

Бергман развел руками.

– После чего исчезла. Чем не версия? Далее. На нашу клиентку совершено покушение. Теперь в этом нет сомнений. Экспертизу ее машины уже провели. Тормоза вышли из строя не просто так. Боровская считает, это последствия ее обращения к нам. И подозревает Зорина.

– У которого есть любовница, дочка со странными увлечениями и какая-то старуха в мансарде, – засмеялся Клим. – С таким клиентом не соскучишься.

– Кажется, все, – обводя нас взглядом, сказал Бергман.

– Ворох сведений, но мы ни на шаг не продвинулись, – сказал Клим.

– Почему же, – возразила я. – С большой долей вероятности можно предположить: исчезновения жен связаны между собой.

– Да? С чего ты это взяла? – съязвил он.

– Давайте не будем делать поспешных выводов, – примирительно произнес Бергман. – Сведений действительно много, но в единую версию они не укладываются. Теперь о Боровской. Сегодня я был у нее, выяснилось кое-что интересное. Перед тем как отправиться в салон, она встречалась с массажистом. Он зашел ее проведать, померить ей давление.

– Сама-то она, конечно, этого сделать не могла, – хмыкнул Димка.

– Роль придворного врача обязывает.

– Он у нас подозреваемый, я правильно поняла?

– У него есть мотив. Он должен старухе деньги.

– Да, но, с другой стороны, он нуждается в ее помощи.

– Согласен. Тут что пересилит: желание от нее избавиться или корысть? Впрочем, в любом случае, без корысти не обошлось. Действуем в двух направлениях: покушение на Боровскую и странные исчезновения зоринских жен.

– Обеих?

– Будем исходить из того, что они так или иначе связаны. Желательно побеседовать с бывшей домработницей Зорина.

– Это Софья Петровна Сальникова, – сказал Димка. – Телефон был зарегистрирован на ее имя. Два года назад переехала в Минск, к брату.

– Что ж, пока обойдемся без командировки в этот славный город, – кивнул Бергман. – В крайнем случае, поговорим по телефону. Возможно, она не прочь посудачить о бывших хозяевах.

– Уже пытался, – сказал Димка. – Хотел удостовериться, что не ошибся, и она – домработница Зорина. То, что она работала у него, подтвердила, но на вопросы ответить отказалась. И просила ее больше не беспокоить.

– Она в курсе, что Нелли Зорина исчезла?

– Да. Я ей сказал. Похоже, ее это напугало, и она поспешила закончить разговор.

– Интересно… – Бергман на минуту задумался.

– Она просто не хочет ни во что ввязываться, – пожал Клим плечами. – Нормальная человеческая позиция.

– Есть люди, которые любят потрепаться, а есть такие, которые предпочитают молчать, – засмеялся Поэт.

– Что ж, присматриваем за Зориным, проверяем его квартиру, самое пристальное внимание массажисту. Есть еще предложения?

– Боровской наши подозрения совершенно точно не понравятся, – заметила я.

– Ты массажиста имеешь в виду?

– Конечно.

– Не будем пока ставить ее в известность. А сейчас предлагаю посетить коттеджный поселок, пока еще не стемнело.

Отправились мы втроем, Клим на своей машине, я с Бергманом.

– У меня из головы не идет эта старуха, – сказала я. – Она совершенно точно живет в доме. И мне кажется, она почти слепая. Катаракта на глазах.

– Я думаю, найти ответ на вопрос, кто она, будет нетрудно. В доме зарегистрированы только трое. Но к пожилому человеку наверняка хоть раз вызывали «Скорую». Уверен, Поэт что-нибудь раскопает.

– Но ведь Боровская должна знать, кто живет в доме ее дочери?

– Сказала, понятия об этом не имеет.

– Тебе не кажется это странным?

– Старуха могла появиться там на днях, когда отношения с зятем ухудшились. И он просто не поставил Евдокию в известность.

– Надеюсь, он-то знает, кто бродит по его мансарде?

– Предлагаешь спросить?

– Почему бы и нет?

– Тогда придется объяснить, каким образом ты столкнулась со старушкой на лестничной клетке.

– Черт, – досадливо пробормотала я и отвернулась.

Мы оставили машину в нескольких метрах от поселка и направились в овраг.

День выдался пасмурным, наверное, оттого место выглядело особенно неуютным. Клим с равнодушным видом взглянул на крест, затем на стволы деревьев с вырезанными на них буквами.

– Что скажешь? – спросил его Бергман.

– Крест здесь довольно давно, и буквы вырезали несколько лет назад.

– Это все?

– А что ты хотел? – Клим привалился к дереву и добавил насмешливо: – Я не вижу призраков, если ты об этом. Так что тебе следует обращаться к Девушке.

– Хорошо. А что ты думаешь по поводу всего этого?

– Может ли быть здесь труп? Почему бы нет? Самый простой способ проверить: взять лопату. Могу сходить в машину. В багажнике есть саперная, копать ею не особо удобно, но вдвоем мы справимся.

– Зорин наверняка обратит внимание на нашу деятельность, – буркнула я.

– Ну и что? Зато есть шанс найти труп. Будет забавно, если это одна из его жен. Или обе вместе.

– Нет здесь никого, – разозлилась я. – И ты это прекрасно знаешь.

– Серьезно? Откуда бы мне знать?

– Если ты не хочешь работать с нами, так и скажи.

Кажется, он только и ждал этой фразы.

– Не терпится от меня избавиться?

– Идиот.

– Вы закончили? – подал голос Бергман. – Возможно, мы не о всех твоих талантах знаем, – продолжил он, обращаясь к Климу. – А возможно, их куда меньше, чем мы предполагали. Взаимные подозрения не так легко преодолеть, и это факт, с которым приходится считаться. Но хотя бы минимального доверия мы все же склонны ожидать. Я ошибаюсь?

– О’кей, – сказал Клим. – Можно перерыть весь овраг, трупов мы здесь не найдем.

– А нельзя это было сразу сказать? – не удержалась я.

– Ты моего минимального доверия точно не заслуживаешь, – презрительно бросил он.

– Да пошел ты…

Я направилась к машинам. Мужчины двигались за мной, о чем-то негромко переговариваясь. Я не прислушивалась.

Злость перемешалась с обидой. Стоило задуматься, почему меня так задело поведение Клима. То, что он не доверяет никому из нас, я и раньше знала. Расследование вряд ли его занимает. Он согласился занять место Воина по одной причине, и она мне хорошо известна.

Ну, и какого лешего я злюсь? Мне тяжело его видеть. Мучительно быть рядом с ним. Я не чувствую за собой вины, но точно знаю, что она есть. А после поцелуя с Бергманом возникло ощущение, что меня уличили в измене. Оттого я старательно не смотрю в сторону Клима.

Нас ничего с ним не связывает, кроме одной сумасшедшей ночи, напомнила я себе. Но и тогда мы не клялись друг другу в любви. Мы оба знали: это не начало какого-то чувства, а его конец. Мы прощались, по-настоящему так никогда и не встретившись. Господи, если бы не эти глупые россказни, мы могли встретиться совсем иначе. Доверять друг другу, полюбить по-настоящему, без тяжелого, точно могильная плита, давно вынесенного приговора: я предам, а он станет моим злейшим врагом. Даже если так было в прошлой жизни, почему я должна мириться с этим сейчас? Я не игрушка в руках судьбы. Я не хочу ею быть.

– Извини, я наговорила лишнего, – сказала я, когда мужчины догнали меня уже на дороге.

Поднялась на носочки и поцеловала Клима в щеку, вполне дружески. Не обалдей он от такого поведения, наверняка дернулся бы, как от укуса змеи. Но справился с собой довольно быстро, усмехнулся кривенько и сказал:

– Ни в чем себе не отказывай.

И поторопился уехать. Во взгляде Бергмана, когда он распахнул передо мной дверь машины, читался вопрос, но я решила его проигнорировать.

На Воровского мы оказались через полчаса. Дом номер пять стоял немного особняком, добротное пятиэтажное здание с небольшой парковкой во дворе. Мы направились ко второму подъезду. Бергман набрал номер квартиры на домофоне. Гудки, никто не ответил.

– Если здесь Зорин встречается со своей любовницей… – начала я, Бергман оглянулся, взялся за ручку и с силой дернул дверь на себя. Она открылась. – Это у тебя сил немерено, или замки ни к черту? – сказала я, входя в подъезд.

В этот момент на втором этаже хлопнула дверь, послышались торопливые шаги, и на лестничной клетке мы столкнулись с мужчиной. Он был в теплой куртке с капюшоном, смотрел в сторону и, задев меня плечом, пронесся дальше.

Мы с Бергманом переглянулись, как видно, одна и та же мысль явилась нам.

– За ним? – пробормотала я.

Но мы опоздали. Оказавшись во дворе, смогли убедиться: мужчина уже исчез. Пока Бергман оглядывался, я придерживала дверь подъезда, чтоб ему лишний раз не демонстрировать свои выдающиеся способности.

Мы вновь начали подниматься по лестнице. Дверь двадцатой квартиры заперта, на звонок опять никто не отреагировал. Бергман достал отмычку и открыл дверь, на это ушло всего несколько секунд.

Квартира оказалась просторной и без лишних вещей. Порядок здесь царил образцовый, хотя слой пыли на мебели уже был заметен.

Бергман заглянул в гардеробную. Пустые вешалки и открытый сейф в углу. Разумеется, пустой. Я проверила комод в спальне и немногочисленные ящики в гостиной. Ничего. Вернулась в спальню, приподняла покрывало.

– Он не встречается здесь с любовницей, – сказала я. – Постель не застелена, в комоде белья тоже нет.

Бергман кивнул, появляясь из кухни.

– Посуды самый минимум. И никаких продуктов. Даже соли.

– Квартирой не пользуются, – сказала я. – Почему бы не сдать ее в аренду? Или продать?

– Зорин богат, так что вряд ли остро нуждается в деньгах. Хотя ты права. Бизнесмены обычно расчетливы. Возможно, сейчас он как раз ищет подходящих арендаторов. Здесь лежал ковер, – кивком указал он на пол гостиной.

– Да? – спросила я, приглядываясь.

– Паркет отличается по цвету.

– И что это значит?

– Пока ничего. Надо будет сказать Поэту, чтобы приехал сюда с оборудованием.

– С каким оборудованием? – не поняла я.

– Проверим квартиру как следует. Вдруг обнаружим следы крови?

– Ты думаешь… – начала я и кивнула. – В квартире все тщательно убрали. Возможно, после того дня, когда исчезла Нелли Зорина. Она могла застать здесь мужа с любовницей?

– А вот как события развивались дальше, остается лишь гадать.

– Странно, что в полиции не заинтересовались этой квартирой, – сказала я. – Если бы заинтересовались, то спецоборудованием точно бы проверили. Значит, никакой крови здесь нет.

– Всегда лучше самим убедиться, – пожал Бергман плечами.

– Хорошо. Идем, не стоит нам здесь задерживаться.

Однако спускаться по лестнице Максимильян не спешил. Направился к соседской двери. Позвонил, и она почти сразу открылась.

Перед нами стоял сухонький старичок в полосатой пижаме и ухмылялся, демонстрируя зубные протезы.

– Здравствуйте, молодые люди, – с достоинством приветствовал он нас.

– Я – риелтор, – поздоровавшись, заговорил Бергман. – А это моя клиентка, показываю квартиру по поручению господина Зорина. Хотели бы задать вам несколько вопросов.

– Топят дурью, счета огромные, горячую воду отключают на все лето, хотя врут, что на две недели.

– А как народ в подъезде?

– Не соседи, а чистое наказание. Наверху семья с тремя детьми. Орут так, что телевизор не слышно. Под нами еще семейка, без детей, но тоже шумные. То музыка гремит, то гости явятся.

– Квартиру Зорин ранее сдавал?

– Откуда ж мне знать? Но кто-то сюда таскается. Вот перед вами какой-то подозрительный тип выскочил. Безобразие. Так невесть кто может поселиться.

– Перед нашим приходом кто-то был в квартире? – уточнил Бергман.

– А я о чем говорю? Пришел и минут пятнадцать там находился. А потом выскочил, как ошпаренный, и вниз. Тут и вы явились.

– Странно, – сказал Бергман. – Зорин не предупреждал, что будут еще показы. А тип этот, что же, дверь своим ключом открыл?

– Наверное. Не пальцем же. Вы тоже с ключами?

– И никто его не сопровождал?

– Один пришел. И весь какой-то дерганый, все оглядывался, прежде чем дверь открыть. Я хотел в полицию звонить, потом решил, не мое дело.

– И в квартире он пробыл недолго?

– Да примерно столько же, сколько и вы. А выскочил как ошпаренный, не вы его, случайно, спугнули?

– Очень странно, – загрустил Бергман. – А раньше вы этого мужчину не видели?

– Да я его и сейчас не разглядел. Он же капюшон на лицо нахлобучил… Народ здесь временами появлялся. И хозяин наведывается, но редко.

– А месяц назад в квартире кто-нибудь жил?

– Месяц назад я сам жил на даче. Приезжал только за пенсией. И никого не видел.

– Надо полагать, другие соседи не столь бдительны и тоже не знают?

– Если только Нина Васильевна. С первого этажа. Остальные – пустое дело. Но Васильевны сейчас нет. К дочери уехала, в Пятигорск. Думаю, надолго.

– А жену Зорина вы здесь видели? – решил не церемониться Бергман.

– Может, и видел. Он нас не знакомил. Не удостоил, так сказать. Родители его были вполне приличные люди. Но о сыночке такое не скажу.

– Почему?

– Потому что торгаш.

– Он вроде бизнесом занимается.

– Знаем мы этот бизнес. Здесь взял, там продал. Спекулянты. В наше время за такое сажали, и правильно. Или недра природные разбазаривать… Тьфу, – старичок досадливо плюнул.

– Значит, в квартире никто постоянно не жил? – вмешалась я.

– Я же сказал, временами кто-то появляется. Свет иногда горит.

– А сколько лет уже квартира пустует?

– Да как родители его померли, так и пустует. Лет десять, наверное, может, больше.

– Странно, что вы такой внимательный человек, и не можете ответить, жил кто здесь постоянно или нет.

– Я вам так скажу: если и жили, то не хотели к себе внимания привлекать. Сами по себе то есть. Не знаю, кого тут Зорин заселял, но люди подозрительные. Каков поп, таков приход, – заключил он и неожиданно захлопнул дверь.

– Чтоб тебя, – не удержалась я, едва не получив по носу.

– Идем, – позвал Бергман, и мы поспешно покинули подъезд.

Но далеко не ушли. Максимильян позвонил Димке, примерно через час тот уже въезжал во двор на своей видавшей виды машине, из багажника которой они с Бергманом начали выгружать оборудование.

– А вы не очень разошлись? – нахмурилась я. – Вторжение на частную территорию – серьезное правонарушение.

– Мы по-быстрому, – улыбнулся Димка, а Бергман добавил:

– Если Зорин сюда направится, Клим успеет предупредить.

– А наш старичок? – напомнила я.

– Мы с ним практически подружились.

В общем, мы поднялись на второй этаж, Максимильян открыл дверь двадцатой квартиры, а сам позвонил в дверь соседа. Старичок предстал незамедлительно.

– Мы решили осмотреть квартиру еще раз, – сказал Бергман.

– Осматривайте, мне что?

Старичок захлопнул дверь, успев довольно громко произнести:

– Кругом жулье.

– Как бы он в полицию не позвонил, – вздохнула я. – Или Зорину.

– Зорину вряд ли. А в полицию – может. Поэтому нам лучше поторопиться.

К тому моменту, когда мы оказались в гостиной, у Димки уже все было готово. Я впервые присутствовала при подобной процедуре, оттого наблюдала с интересом, хотя старичок меня беспокоил.

– Есть, – сказал Димка. – Совсем немного, но есть. Видите?

Мы согласно кивнули. Однако дальнейшие поиски ничего не дали.

Но насчет ковра Бергман, скорее всего, прав. Кровавое пятно обнаружили совсем рядом. Вполне возможно, кровь и на ковре была, по этой причине от него и избавились.

– Сворачиваемся, – скомандовал Максимильян и стал помогать Димке.

Вскоре мы покинули квартиру, а потом и двор.

– Если это кровь Нелли, что вполне логично, – рассуждала я по дороге к дому Бергмана, – то вопросов еще больше. Она предположительно жива. Получается, Нелли выследила мужа, застала его с любовницей и полезла в драку.

Бергман пожал плечами.

– Это может быть кровь Зорина или его подружки. Пострадать в бою мог любой из троих.

– Зорин жив-здоров, подружка тоже. Если это та самая Алла. Или была еще одна, о которой мы не знаем? И куда, в этом случае, исчезла Нелли? Гораздо вероятней, что выяснение отношений закончилось для нее плохо.

– И Зорин где-то держит ее? Если честно, я в это не верю.

– Тогда что? Она находится в какой-то больнице без сознания? Или вообще лишилась памяти?

– Версию, что у Зорина была еще подружка, стоило бы проверить, – сказал Максимильян.

– А что это за тип, с которым мы столкнулись? Ему-то что в квартире понадобилось? И почему его так напугало наше появление?

– Скорее всего, потому, что он, как и мы, находился там незаконно.

– Кого еще могла заинтересовать квартира Зорина? Этот парень точно не из полиции. Частный детектив? И кого он ищет? Нелли? Но кто его нанял, в этом случае?

– Да, запутанная история, – кивнул Максимильян с таким видом, точно данное обстоятельство ничуть его не волновало.

– Лично я уже вообще ничего не понимаю.

Приехали мы раньше Димки, умудрившись потерять его по дороге. Водитель он неважный, и я уже начала беспокоиться. Тут Соколов и появился. Мужчины стали заносить оборудование в дом, а я спросила Бергмана:

– Для меня задание будет?

– У тебя какие-то планы?

– Хочу куртку купить.

Максимильян кивнул, я расценила это как согласие и вышла из калитки.

До троллейбусной остановки оставалось с сотню метров, когда из-за кустов мне навстречу вышла женщина. Я инстинктивно отступила, а она схватила меня за руку. С минуту мы стояли, замерев. Ни я, ни, похоже, она, не понимали толком, что происходит.

– Извините, – пробормотала она испуганно и отпустила руку. А я наконец поняла, кто передо мной. Та самая женщина, которую я видела в магазине Бергмана.

Я кивнула, намереваясь идти дальше, но она вновь сказала:

– Извините, – и мы вновь замерли, вглядываясь друг в друга, точно пытаясь вспомнить что-то важное. – Вы… – начала она, и тут же продолжила решительно: – Меня зовут Майя, а вас?

– Лена, – ответила я.

– Вы были в магазине, да? Я вас там видела.

– Да. Хозяин магазина – мой друг.

– О нем я и хотела поговорить, – нахмурилась женщина. – Вы хорошо его знаете?

– Не то чтобы очень, – усмехнулась я, думая: «Вряд ли кто может похвастать, что хорошо знает Бергмана».

– Он… он страшный человек, – выпалила она и испуганно закусила губу.

– С чего вы взяли? – спросила я как можно спокойнее.

– Он… я знаю. Не спрашивайте откуда. Я узнала его… – как видно, она решила, все приведенные ею аргументы впечатления не произведут, и добавила в отчаянии: – Я не сумасшедшая.

«Большинство сумасшедших именно это и утверждают», – хотелось ответить мне.

– Вам снятся сны? – вздохнула я.

– Да, – теперь она смотрела на меня с надеждой. Верила, что я смогу ей помочь? Да я и себе помочь не могу. – Это началось после того, как я впервые зашла в магазин. Такие яркие сны. И я… я знаю продолжение. Уже когда не сплю… знаю, что случится дальше. Точно вспоминаю. Может, я когда-то уже видела эти сны, а потом забыла? Такое может быть?

– Не знаю. Я не специалист по снам.

– Вас я тоже видела. И его. Он страшный человек, – повторила она.

– Вы же сами сказали, что видели это во сне. Разве можно доверять снам?

Она кивнула, вроде бы соглашаясь, но страх из ее глаз не ушел.

– Но ведь… почему-то я вижу эти сны?

– Хотите рассказать мне о них?

– Нет, – покачала она головой. – Вы решите, что я сумасшедшая. Я просто хотела предупредить: он… вы ему нужны, – перешла она на едва слышный шепот. – Я не знаю, чего он добивается от вас, но… нас держали в подвале, вы не помните?

– Конечно, нет, – сказала я как можно спокойнее. – Это же ваши сны, а не мои.

– Меня жгли каленым железом, а он улыбался и говорил вам: «Пожалейте девушку, она долго не выдержит».

– Вас мучают кошмары…

– Я все помню, – заволновалась она. – Помню, во что он был одет, до мельчайших подробностей, помню эту жуткую тюрьму. Вы были в соседней камере и разговаривали со мной. Утешали. Он, наверное, знал об этом, вот и выбрал меня. Я не была ведьмой, я просто лечила людей, – совершенно неожиданно закончила она.

Неожиданно, скорее, для себя, потому что вдруг пунцово покраснела, а в глазах стояли слезы. Бессилия, обиды? Она думала в тот момент, что теперь я непременно решу: она спятила. Но я была далека от этого.

– Вам приснилось, что вы в подвалах инквизиции? А мой друг – ваш палач? Согласна, сон необычный, но чего только порой не приснится.

– Вы не поняли. Я увидела его уже после. Этого человека… Сначала я зашла в магазин, я даже не знаю, почему. Я хотела выбрать себе подарок на день рождения. И зачем-то зашла туда, просто проходила мимо и подумала: почему бы не зайти? Я не любитель читать книги, если только любовные романы, и то редко. Иногда подруги приносят. Но я зачем-то зашла. После этого все и началось. Я увидела его во сне. Кошмарный сон… Я не поняла, что это как-то связано с магазином, пока не встретила его там. И знаете что? Он меня узнал. Я уверена. Этот взгляд я никогда не забуду. А потом я увидела вас. И в ту же ночь все вспомнила. Он не человек, – она вновь перешла на шепот. – Он – дьявол.

– Послушайте, я согласна, все это довольно странно, но… не стоит путать сон и реальность.

– Это не сон, – отчаянно покачала она головой. – Все это было. Я помню.

– Вы имеете в виду, в какой-то прошлой жизни?

Она кивнула.

– Тогда вам в этой жизни вряд ли стоит бояться… в этой жизни все будет иначе.

– Он хотел вашу душу, вот что, – не слушая меня, произнесла она. – Так и сказал: «Мне нужна ваша душа, дорогая. Тело я и так получу».

А меня покоробило оттого, как мастерски она воспроизвела интонацию Бергмана.

«Ну, хватит», – решила я, и в этот момент она опять схватила меня за руку.

– Он на нас смотрит, – она вскинула голову, указывая куда-то наверх, я повернулась и в окне второго этажа увидела Бергмана.

Майя рванула прочь, оступилась на скользкой плитке и едва не упала, оглянулась, но смотрела не на меня, а на окно «дома с чертями», и вновь бросилась бежать. И тут я заметила, как от ближайших деревьев отделилась темная тень и скользнула за ней.

Я кинулась следом, была уверена, что девушка в опасности.

– Подождите! – закричала я, но она, не оборачиваясь, побежала быстрее, и мужчина в темной куртке, ускорил шаг, и теперь вдруг стало важно непременно догнать его, увидеть его лицо.

Женщина бросилась к трамваю, успев вскочить в него в последний момент. А мужчина исчез так же внезапно, как и появился. Ему хватило того мгновения, пока мой взгляд был сосредоточен на Майе.

«Надо было взять ее номер телефона, – в досаде подумала я. – Где теперь ее искать?»

Тут сразу возник вопрос: зачем искать? Чем я могу помочь? Рассказать, что тоже вижу странные сны? Добавить к этому рассказ о колоде карт, о нашей миссии, и можно смело рассчитывать: девушку это скорее доведет до нервного срыва, и уж точно не успокоит. Впрочем, велика вероятность, что она еще появится в магазине Бергмана. Эти воспоминания, как наркотик, ты понимаешь, что разрушаешь себя, но остановиться не можешь.

Сейчас меня куда больше беспокоил мужчина. Он следил за ней. Или за мной? Если пошел за ней, то, выходит, первое. Хотя не факт. Допустим, ему важно узнать, с кем я встречалась. А теперь главный вопрос: зачем кому-то за мной следить? А за девушкой?

Развернувшись, я отправилась в букинистический магазин.

Василий Кузьмич мне обрадовался, по обыкновению мы стали пить чай, и я спросила:

– В прошлый раз вы рассказывали о девушке…

– Да-да, – подхватил Василий Кузьмич. – Представьте, она ходит к нам ежедневно. Только недавно ушла. У нее очень специфические интересы, – хохотнул он.

– Святая инквизиция?

– Совершенно верно. Ко всему прочему, она, по-моему, влюблена в хозяина.

– Да?

– Я ведь говорил, она упала в обморок, увидев его. После этого стала о нем расспрашивать. Осторожно, как бы между делом. Но меня не проведешь, – он вновь засмеялся.

– Посетителей сегодня немного, – выглянув в зал, заметила я.

– Да, наши постоянные клиенты.

Один из мужчин, которого я не раз уже видела в магазине, обратился к Василию Кузьмичу с вопросом, и я воспользовалась этим, чтобы проститься со стариком.

Выйдя из магазина, я немного прошлась. Однако душевного спокойствия не обрела. Недавняя встреча не выходила из головы. Я подумала отправиться за курткой, но только усмехнулась. В конце концов я вернулась в дом.

Бергман был в своем кабинете, туда я и отправилась. Сидя за столом, он просматривал какие-то бумаги.

– Работаешь? – спросила я.

– Составляю отчет. Собственно, я уже закончил. – Он убрал бумаги в стол и теперь смотрел на меня.

– Можно вопрос? – спросила я со вздохом.

– Разумеется.

– Колода… там ведь не только наши карты? – Я замолчала, Бергман смотрел выжидающе. – Что, если нас не пятеро, а гораздо больше?

– Вот ты о чем, – усмехнулся Максимильян и откинулся на спинку кресла. – Я не знаю ответа. Возможно, ты права. Кстати, у меня тоже вопрос. Что хотела от тебя эта девица?

– Ее зовут Майя. И она видит тебя в своих снах.

– Польщен, – усмехнулся он.

– Тебя это не интересует?

– Нисколько.

– Ее сны совпадают со снами Клима. В одном пункте совершенно точно. Оба видят тебя инквизитором. Палачом.

– Что там видит эта девица – большой вопрос, а вот Клим… Зачем-то ему понадобилось рассказать тебе об этом? Он ведь не очень откровенен, верно?

– Намекаешь, что Клим затеял игру? И девушка – часть этой игры?

– Внушить ложные воспоминания нетрудно.

– Мне ли не знать, – съязвила я. – Слава богу, в моих снах нет ничего о застенках святой инквизиции. Только кошмаров мне еще и не хватало.

– О методах можно поспорить, но они делали благое дело, – сказал Бергман серьезно.

– Ты о чем? О господи, ты всерьез веришь в колдовство?

– Я верю в магию, – поправил Бергман.

– Есть разница? Клим сказал, я могла вызвать дождь, меня этому обучали. Это магия или колдовство?

– Ты и сейчас сможешь, – пожал он плечами.

– Издеваешься?

– Тебя действительно этому обучали.

– Здорово. Жаль, что ничего не помню. Стоило бы попробовать.

– Почему бы и нет? – сказал он.

– Нарвать крапивы с могилы повешенного, трижды пройти против часовой стрелки… – начала я со смешком.

– Это колдовство. Колдуны действуют наудачу, пытаясь заручиться поддержкой потусторонних сил. Иногда попадают в цель, чаще только пакостят. Маги знают, как устроен мир.

– Просветишь меня?

– Существует пять планов, – не спеша начал он. – Огонь – первозданное, Свет – ум, идея, Воздух – душа, дух, Земля – софийное тело и Вода. Следовательно, существует, по крайней мере, пять типов пространства, пять типов времени и пять типов телесности. Огненное тело, световое, воздушное, земное тело и водное. А значит, пять типов оформления, пять типов символов. Космос можно представить как систему пяти, или лучше бесконечного количества пространств и времен. Каждая сфера мира обладает специфически свойственным ей типом пространства и времени, но, силою алогической стихии, каждая сфера может содержать и иноприродные пространства и времена, которые могут быть в относительной дисгармонии с теми, которые для данной сферы специфичны. Тогда мы наблюдаем, как в сфере, например земного пространства и времени, земное тело превращается в воздушное, световое, огненное… С другой стороны, зная точное взаимодействие этих сфер, можно их сознательно видоизменять.

– И что я должна понять? – хмыкнула я.

– Мыши, например, обитают на нашей земле. Но где-то присутствует особая мышиная область. Там эти мыши живут в какой-то иной ипостаси бытия. Земной шаман попадает в эту область. Старуха больна горлом. На нашей земле это мышь, которая попала в силок, поставленный ребятишками. Можно лечить ее двояко: либо врачевать ее шаманством, в той особенной области, пока не лопнет силок здесь, либо мышь убежит, и старуха, опять-таки, излечится там. Шаману дают в уплату мясо, но в ином мире оно превращается во что-то другое. В сухие листья, например.

– Это что, краткий курс шаманства? – усмехнулась я.

– На самом деле я процитировал вашего философа Лосева, который, в свою очередь, цитировал этнографа Тан-Богораза.

– Вот как, – кивнула я в некоторой досаде. – Знаешь, Максимильян, иногда ты странно проговариваешься. Что ты сейчас имел в виду, говоря «ваш Лосев»? Он – русский философ, а ты кто? Немец? Ах, ну да, ты же ангел.

Я, по обыкновению, начала злиться, а он сказал, улыбаясь:

– Ангелы спускаются на землю, чтобы найти родственную душу и охранять ее.

– Отлично. Знаешь, что я скажу тебе: двое чокнутых за короткий промежуток – серьезное испытание.

– Гони прочь колдунью. От нее никакого прока, – кивнул он. – А вот о словах Клима стоило бы задуматься.

– О каких словах?

– Ты забыла, что значит его карта. Он – гроза колдунов и магов. И в святую инквизицию ему прямая дорога.

– Ты хочешь сказать…

– Будь осторожна. Доверяй только себе.

– Отличный совет.

Я стала подниматься из кресла, когда он вдруг спросил:

– У тебя была в детстве подвеска? Знак бесконечности? Восьмерка, лежащая на боку?

– Ничего у меня не было, – отрезала я, а сердце вдруг заныло. – При чем здесь подвеска?

– Ни при чем, – пожал он плечами. – Просто спросил.

Я поспешно покинула кабинет, боль в груди стихла и теперь была ноющей и, казалось, не пройдет никогда. По коридору шел Димка.

– Выглядишь измученной, – заметил он, с беспокойством глядя на меня.

– Неудивительно. Ты читал Лосева?

– Нет. А что?

– По-моему, он такой же псих, как и наш Джокер. Или у меня просто мозгов не хватает понять, – в досаде покачала я головой.

– О чем вы говорили?

– О многослойности мира. Чтобы вылечить здесь старуху, надо выпустить мышь там. Как-то так…

– Ну да… Вся магия на этом строится. С чего вдруг он решил тебя просветить?

– И он не любит колдуний.

– И правильно. Их, кстати, никто не любит. Но многие боятся.

– Бергман?

– Конечно, нет, – засмеялся Димка. – Колдуны по большей части безобидные идиоты, считают себя слугами дьявола, несут ему дары и выпрашивают что-нибудь взамен.

– У меня такое чувство, что вы решили меня доконать, – сказала я с печалью.

Тут из кабинета появился Максимильян.

– Клим звонил, – сказал он, подходя к нам. – Он следует за Зориным, а тот, судя по всему, направляется сюда.

– Узнал о том, что мы были в его квартире?

– Сегодня он не ездил туда.

– Сосед мог позвонить…

– Сейчас узнаем, – пожал плечами Максимильян, и мы направились в кабинет, где он обычно принимал посетителей.

Только мы устроились на своих местах, как в дверь позвонили, после чего Лионелла связалась с Бергманом.

– К вам человек, назвался Зориным Максимом Александровичем.

– Проводите его наверх, – ответил Максимильян.

Появление Зорина мы ждали в молчании, я гадала, что скажет ему Бергман, и радовалась, что мне ничего объяснять не придется.

Дверь распахнулась, и в кабинет влетел Зорин. Я испугалась, что он, чего доброго, накинется на нас с кулаками (я, как нарочно, сидела ближе всех к двери), но он повалился в кресло, закрыл глаза и пробормотал:

– Максимильян Эдмундович, вы должны мне помочь.

– Если это в моих силах, – ответил Бергман.

– На вас вся надежда, – продолжил Зорин жалобно. – Вокруг меня черт знает что происходит. Извините… Я хочу, чтобы вы работали на меня. Это вовсе не значит, что вы должны отказать моей теще. Нет-нет. Я уверен, все это звенья одной цепи…

– Мы не можем дать свое согласие, не зная, в чем состоит ваше дело. Но готовы вас выслушать.

– Я… Вы ведь в курсе, моя теща в больнице.

– Разумеется.

– Кто-то испортил в ее машине тормоза. И эта старая дура подозревает меня. Она мне звонила, проклиная на чем свет стоит. Я убил ее дочь, а потом решил и от нее избавиться. Полный бред…

– Почему же? – вежливо возразил Бергман. – Определенная логика здесь все же есть.

– Никакой логики…

В этот момент в кабинет вошел Клим, устроился рядом со мной, закинув ногу на ногу. Взгляд Зорина испуганно метнулся от него к Бергману.

– Послушайте, против нашей семьи плетут заговор. Когда я узнал, что старуха в больнице… в общем, я решил, она долихачилась. Носится как… вы не представляете, сколько раз ее останавливали за превышение скорости. У нее друг – начальник в ГИБДД, помешан на ее таланте, или что там у нее есть… Иначе бы она давно лишилась водительского удостоверения. Так вот, я был уверен, что это целиком и полностью ее вина. Но теперь… – Зорин покачал головой с разнесчастным видом.

– Теперь вы, как я полагаю, готовы согласиться со злым умыслом?

– Вот именно.

– И что же повлияло на ваше мнение?

– Меня хотят обвинить во всех смертных грехах, выставить убийцей и жены, и тещи.

– Кто хочет? – невинно поинтересовался Максимильян.

– Понятия не имею. Поэтому я и пришел к вам. Найдите негодяев…

– Мы, собственно, только этим и заняты.

– Вы не поняли… – Зорин полез во внутренний карман пиджака и достал пакет, из которого вынул шелковый платок и аккуратно положил на стол перед Бергманом. – Вот.

– Что это?

– Платок моей жены. Он в крови. Видите? Я уверен, если платок… в общем, я уверен, на нем кровь моей жены.

– И что это значит?

– Вы что, издеваетесь? Меня подставляют. Теща с ее безумными обвинениями, а теперь еще и платок.

– Вы уверены, что это платок вашей жены? Обычно мужчины не очень обращают внимание на подобные вещицы.

– Согласен. Особенно если этим барахлом забита вся гардеробная. Этот платок мы покупали вместе. Летели на Мальдивы, у нас оставалось время, и мы зашли в магазин. Платок фирменный, впрочем, других у жены нет. И он стоит чертову кучу денег. Пятьсот евро. Можете себе представить? Пятьсот евро вот за эту тряпку, черт знает из чего сделанную. Неудивительно, что я его так хорошо запомнил. Он мне еще месяц в кошмарах снился.

– Странно, что на вас это произвело такое впечатление. Вы же сказали: жена предпочитает фирменные вещи.

– Да, но я с ней по магазинам не хожу, и у нее есть свои деньги. Их она обычно и тратит на всякую ерунду. Я даже не догадывался, сколько. Но дело не в этом. Я убежден: на платке кровь моей жены. Понимаете?

– Где вы обнаружили платок?

– В своей машине. Лежал под передним сиденьем. На свое счастье, я уронил мобильный, остановился и стал его искать. Он оказался под сиденьем. А рядом платок. Теперь вы понимаете?

– Вам его подбросили?

– Конечно, подбросили. И если бы не мобильный… Я сразу же поехал к вам, по дороге каждую минуту ожидая, что меня остановит полиция и найдут этот чертов платок. Уверен, они на это и рассчитывали. Но не ожидали, что я его обнаружу так рано, не успели подготовиться.

– Почему «они»?

– Логично предположить, что действует целая банда.

– И их цель…

– Деньги. Что же еще? Отобрать бизнес, отобрать все… Представьте, что бы произошло, если бы платок нашли у меня? Это улика, а я не смог бы ничего объяснить. Меня бы закрыли, а за то время, что я за решеткой… в общем, не мне вам рассказывать. Я хочу, чтобы вы срочно занялись этим делом. Я знаю, расценки у вас безбожные, но… я в безвыходном положении и готов платить.

– Как вы думаете, когда платок мог появиться в машине?

– Понятия не имею. Вчера я ездил на мойку. Если бы платок был уже там, его бы обнаружили. Верно? Значит, это произошло позднее.

– Что было потом?

– Я вернулся домой.

– Вы отправились домой прямо с работы?

– Нет. Я… у меня был ужин… с одним знакомым.

– Знакомым или знакомой?

– Господи, да какая разница?

– Если вы не хотите отвечать на наши вопросы… – начал Бергман, Зорин обреченно вздохнул.

– Хорошо. Это была знакомая.

– Расскажите о ней.

– Алла Дмитриевна Самохина. Работает в одной юридической конторе. Как-то я заезжал туда к приятелю, и мы познакомились.

– Когда это произошло?

– Месяца три назад.

– То есть еще до исчезновения вашей жены?

– Да. Я хотел сказать, знакомство состоялось до того, как Нелли… но это было просто знакомство.

– Которое переросло в нечто большее? – подсказал Максимильян.

– Ну да… Мне было тяжело. Алла оказалась рядом. Чуткий, внимательный человек. В конце концов мы стали близки.

– То есть она – ваша любовница?

– Если вам угодно называть это так, – поморщился Зорин.

– А вы сами как это называете? – не удержалась я.

Максим Александрович бросил на меня негодующий взгляд.

– Любовниц заводят всякие бездельники. А я… она моя опора в трудную минуту.

– Прекрасно, – без намека на иронию, заявил Бергман. – Нежная дружба двух душ большая редкость в нашем мире. Или временами вы все-таки оказываетесь в одной постели?

– Почему вас так интересует данный аспект моей личной жизни? – возмутился Зорин.

– Потому что вы утверждаете, что ни в чем не виноваты, однако приносите окровавленный платок и заявляете, что накануне встречались с любовницей, с которой познакомились незадолго до исчезновения жены. В полиции о вашей связи знают?

– Нет. В то время мы еще не… и сейчас предпочитаем не афишировать. Боюсь, расхожее мнение, что муж способен убить жену из-за любовницы, бытует и в полиции.

– Неудивительно.

– Не сомневайтесь, они изрядно покопались в моей личной жизни.

– Это тоже не удивляет. Я полагаю, Аллу Дмитриевну вы не подозреваете?

– В чем? – нахмурился Зорин.

Мы сидели в молчании, и он, переводя взгляд с одного на другого, нервно усмехнулся.

– По-вашему, платок могла подбросить она? Вы в своем уме? Зачем ей это? И откуда у нее платок?

– Интересные вопросы. И все же вернемся к вчерашнему вечеру. Вы вместе поужинали, затем…

– Поехали к ней. Буквально на пару часов. Я вернулся домой. Утром, как обычно, отправился на работу. Сегодня с работы я не отлучался. Значит, платок появился либо вчера вечером, либо уже сегодня.

– Либо ночью, – подал голос Клим.

– В каком смысле? Машина стояла в гараже. Вы что хотите сказать?

– Некто мог войти в гараж и подбросить платок, – пожал Клим плечами.

– Боже мой… вы думаете, такое возможно? Выходит, даже в собственном доме я не могу себя чувствовать в безопасности?

– Возле вашего офиса есть парковка? Вы там ставите машину?

– У нас подземный паркинг.

– Видеокамеры есть?

– Наверное. Собственно, я не в курсе… За офисом закреплены несколько мест, остальные сотрудники ставят машины на улице.

– Видеокамеры необходимо проверить. Сможете договориться?

– Конечно. Скажу, что разбили зеркало. Возле ресторана парковка под наблюдением. Но… вы же понимаете…

– Мы проверим, возможно ли было вскрыть вашу машину, не привлекая внимания. Итак, подземный паркинг, парковка перед рестораном и ваш гараж. Ключи от гаража не теряли?

– Разумеется, нет, – обиделся Зорин.

– Теперь второй вопрос. Откуда мог взяться платок? В день исчезновения ваша жена была в нем?

– Нет, – поморщился Зорин. – Домработница подробно описала, во что была одета Нелли… никакого платка.

– Значит, он исчез из ее гардероба уже позднее?

– Или раньше. Почему нет?

– Вы хотите сказать, кто-то тщательно готовил преступление и уже тогда намеревался вас подставить?

– Вот именно.

– Вы кого-то подозреваете?

– Нет. И еще раз нет. Я подозреваю всех. И никого конкретно. Вчерашний друг может оказаться врагом. Такое ведь случалось, а я… я не знаю, что думать, где искать.

– У вашей дочери был питомец? – спросила я.

– Что? – казалось, глаза Зорина вылезут из орбит. – Какой еще питомец?

– Кошка, собака, попугай, которые умерли?

– Нет. Что за вопрос?

– Вы совершенно уверены в этом?

– У меня аллергия. Никаких питомцев. Почему вы спрашиваете о моей дочери?

– У вас с ней близкие отношения? – не отставала я.

– Разумеется. У нас нормальные отношения. Она хороший ребенок, послушный, серьезный…

– Вас вызывали в школу по поводу синяков на ее теле?

Физиономия Зорина пошла пятнами.

– Дочка подралась с одноклассником. Кто из нас не дрался в детстве?

– Но педагоги были уверены, никакой драки в стенах школы не было. Все произошло в другом месте.

– Они просто хотели уйти от ответственности. Обычное дело.

– То есть в вашем доме никаких происшествий не было?

Вот тогда Зорин испугался.

Я чувствовала, как на смену раздражению, нежеланию отвечать на вопросы, которые он считал не относящимися к делу, пришел страх.

– Оставьте мою дочь в покое, – по слогам произнес он.

– Смею заметить, это вы пришли к нам за помощью, – произнес Бергман.

– Да, но при чем здесь моя дочь? Не думаете же вы… – Он вдруг замолчал.

– Мы пытаемся прояснить кое-какие моменты. И ничего больше.

– Я не знаю, что за моменты вы имеете в виду. Моя дочь…

– Ваша дочь рассказала своему другу, что мать пыталась ее задушить. И только ваше вмешательство спасло ее.

– Какому другу? У нее что, есть парень?

– Друг, господин Зорин. Просто друг. В таком возрасте многие дети все еще дружат.

– Я понимаю, что это выглядит странно, но… девочки часто предаются фантазиям.

– Однако синяки на теле – реальность.

– Я консультировался по этому поводу. Сила самовнушения может быть такой, что… – Он замер и вполне отчетливо чертыхнулся.

– Значит, эпизод, о котором рассказала ваша дочь, имел место? – задала я вопрос.

– Однажды я проснулся от ее крика, – неохотно заговорил Зорин и потер лицо рукой. – Бросился к дочери и застал ее в истерике. Она рассказала эту нелепую историю. Разумеется, меня это напугало. Особенно когда я увидел синяки на ее руках и шее. Я хотел отвезти ее к врачу. Потом решил, будет только хуже. Если дать ей возможность успокоиться, забыть, все наладится. Врачи ни черта не понимают в таких вещах. Я… я прошел все это с ее матерью, и не хотел, чтобы все повторилось с моим ребенком.

– У вашей первой жены были галлюцинации?

– Моя первая жена совершенно спятила. Все началось с увлечения всякой чертовщиной. Книги дурацкие, какие-то свечи, заговоры. Я много работал и поначалу странностей не замечал. Закончилось все это скверно. В один прекрасный день она исчезла, бросив дочь в парке. Слава богу, что с ребенком ничего не случилось. Надо было сразу выбросить все ее вещи, все, что напоминало о ней. Особенно эти книги. Но… времени ни на что не хватало. Я велел все убрать наверх, в одну из комнат. Запер на ключ. Потом и ключ не убирал, он торчал в замке, чтоб домработница могла убраться. Честно говоря, я и думать забыл… Пока не увидел свою дочь с книгой из библиотеки матери. Проще всего было запретить ей… Но запретный плод всегда сладок. И я попытался поговорить. Сказал, это всего лишь сказки, и относиться к ним надо соответственно. Мне показалось, она все поняла правильно. А потом вдруг ночью этот крик и совершенно нелепый рассказ: Инга видела мать, которая пыталась ее задушить. Мы опять поговорили, и я пригрозил, что, если она продолжит интересоваться всей этой чертовщиной, нам придется обратиться к врачам.

– Ваша первая жена лежала в психиатрической больнице?

– Не один раз, к сожалению. После больницы какое-то время все было нормально, потом повторялось.

– Это началось после рождения дочери?

– Началось раньше, а рождение дочери… да, самочувствие жены значительно ухудшилось. Послеродовая депрессия на фоне ее… увлечений. В общем, добром это не кончилось. Теперь я стараюсь всеми силами оградить от этого дочь. Это понятно?

– Но книги вашей жены все еще в доме?

– Я не мог их просто взять и выкинуть. В конце концов, это память о ее матери. Инга могла расценить это как неуважение.

Слушая его, я почему-то подумала: причина в элементарной жадности. В конце концов, книги денег стоили. А Зорин между тем продолжил:

– Но теперь я принял решение: завтра же снесу на помойку всю эту дрянь.

– Сколько человек сейчас живет в доме? – спросила я.

– Я, дочь…

– И все?

– Ах, ну да… прабабушка Инги, вы, должно быть, ее имеете в виду?

– Прабабушка вашей первой жены живет в вашем доме?

– Что в этом удивительного? В конце концов, это близкий Инге человек. И Вера Андреевна совершенно одинока. Жила одна, в другом городе. Вы знаете, сколько сейчас мошенников, которые вьются возле одиноких старух? Запросто оставят без квартиры и денег и попросту выбросят на улицу. Она, ко всему прочему, плохо видит. Вот я и поселил ее наверху. Рядом с Ингой. Там ей никто не мешает. Она даже не каждый день выходит из комнаты.

– С Ингой они ладят? – спросила я.

– Конечно, это ведь ее прабабушка.

– И как давно она живет в доме?

– Чуть больше месяца. Признаться, я выписал ее сразу после этой дикой истории с призраком.

– То есть это случилось незадолго до исчезновения вашей жены?

– Ну да…

– Евдокия Семеновна ничего о вашей родственнице не знает. Но ведь Нелли должна была ей рассказать?

– Нелли? Вы не представляете, как мало все это интересовало мою жену. Наверх она вообще не поднималась. И, скорее всего, тут же забыла про гостью. Я же говорил, Вера Андреевна почти все время проводит у себя.

– А с головой у старухи все в порядке? – вмешался Клим.

– Если вы имеете в виду… все в порядке. Ни она, ни мать Иды психическими расстройствами не страдали. Это позволяет надеяться: с моей дочерью все будет хорошо.

– Вернемся к недавним событиям, – предложил Бергман. – Вы всегда встречаетесь с вашей подругой на ее территории? У вас ведь есть квартира?

И вновь страх, который на этот раз Зорин не мог скрыть, лицо его вытянулось, глаза забегали.

– Вы имеете в виду квартиру моих родителей? Собираюсь ее продать, но руки не доходят.

– То есть вы там не бываете?

– Почему же? Иногда заезжаю. Проверить, все ли в порядке.

– Но с подругой туда не ездили?

– Нет. Я считаю, место неподходящее. Возможно, потому, что оно связано с родителями…

– Максим Александрович, существуют технологии, которые позволяют обнаружить кровь даже там, где никаких ее видимых следов не осталось, – задушевно начал Бергман.

– Это вы к чему? – забеспокоился Зорин.

– Сегодня мы позволили себе заглянуть в вашу квартиру. Согласен, это незаконно. Но мы… как бы вам сказать… в общем, у нас свои методы. И, как показывает практика, весьма эффективные.

– Вы были в моей квартире? Какого черта?

– Искали следы крови, – пожал плечами Бергман. – И, представьте, нашли. Учитывая обстоятельства, это вызывает массу вопросов.

– Какие еще вопросы? – возмутился Зорин. – Вы что, не понимаете? Платок, а теперь еще и следы крови в квартире – все это подстава чистой воды. Меня хотят обвинить в преступлении, которого я не совершал. Настраивают против меня тещу…

– Это прискорбно. Но вопросы остаются. Мы выяснили, что накануне своего исчезновения ваша жена Нелли следила за вами, взяв машину подруги. Камера зафиксировала обе машины на углу Добролюбова и Почтамтской. Логично предположить, что вы направлялись в родительскую квартиру. В день исчезновения машину вашей жены камера тоже зафиксировала. А в квартире мы обнаружили следы крови.

– Вы хотите сказать, что я убил свою жену? Да с какой стати?

– Ваша жена очень ревнива. И если бы она узнала о существовании Аллы Дмитриевны…

– Алле Дмитриевне не поздоровилось бы, согласен, – усмехнулся Зорин. – Поэтому мне бы и в голову не пришло вступать с ней в связь, пока Нелли была здесь.

– Тогда почему жена следила за вами?

– Потому что патологически ревнива. Черт, – он резко поднялся, судя по всему, собираясь нас покинуть.

А я спросила:

– Вы подозреваете свою жену?

– Свою жену? Какую? В чем? – окончательно смешался он.

– Вы подозреваете, это Нелли вас подставляет?

Зорин рухнул в кресло.

– Но… что за странная мысль? С чего вы взяли?

– Вы знаете, где ваша жена? – спросила я, как можно спокойнее.

Взгляд его вновь испуганно заметался.

– Нет.

– Однако вы уверены, что она жива?

Зорин вздохнул, ему хотелось немедленно уйти, но он продолжал сидеть в кресле.

– Так она жива? – подал голос Бергман.

– Надеюсь, – ответил Максим Александрович. – Как вы… Вы что, нашли ее?

– Нет. Но очень надеемся, что вы нам поможете.

Он вновь вздохнул, на сей раз с облегчением.

– Я понятия не имею, где она, и что вообще происходит. Нелли человек с очень сложным характером… непредсказуемая. И очень ревнива.

– Она узнала о ваших отношениях с Аллой?

– Говорю же вам, не было никаких отношений. Я не изменял жене. После того, что она однажды устроила… мне бы и в голову не пришло. Она избила мою секретаршу. Представляете? Заподозрила нас в связи. На пустом месте. Мне нравилась Алла, не скрою. Но я не стал бы рисковать. Подвергать опасности и свой брак, и Аллу…

– Но Нелли решила иначе?

– Ну, если, как вы говорите, она следила за мной… Уверяю вас: ни с кем в квартире родителей я не встречался и понятия не имею, откуда там взялась кровь.

– Однако допускаете мысль, что подставляет вас жена?

– Она сбежала с любовником, – заявил он, отворачиваясь.

И вновь я чувствовала его страх.

– Как вы узнали о любовнике?

– Ничего я не узнал, – поморщился он. – Просто предположил. Что еще могло заставить ее сотворить такое? Она хотела меня наказать. И ей это удалось. Месяц сомнений и нервотрепки. Прибавьте еще полицию. Меня ведь подозревали.

– Вы им сказали о ваших догадках?

– Мне было неудобно говорить об этом. Стыдно вытаскивать на свет всю эту грязь. Я ее люблю. – Вот тут он точно врал. – И… я надеялся, она одумается.

– Послушайте, ее нет уже месяц, логично предположить, что вы или ее мать непременно обратитесь в полицию. И как она собирается объяснить свое поведение, когда вернется?

– Понятия не имею. Сомневаюсь, что она вообще задумывалась над этим. Нелли импульсивна, избалованна и не привыкла с кем-то считаться.

– Даже с матерью?

– Матери она звонила.

– Вам Боровская об этом сказала?

– Ну да… хотела успокоить, – Зорин усмехнулся. – Нелли просила не искать ее и никому не говорить о звонке. Тогда я и подумал: она сбежала с любовником.

– А теперь, по вашему мнению, она решила пойти дальше и отправить вас в тюрьму по ложному обвинению.

– Надеюсь, что нет. Это было бы слишком. Я готов простить измену, но такое… Всему есть предел.

Бергман набрал номер на мобильном, включив громкую связь. Вскоре мы услышали голос Боровской.

– Да, Максимильян Эдмундович, – сказала она.

– Евдокия Семеновна, в настоящий момент в моем кабинете находится ваш зять. Он утверждает, что ваша дочь жива, и уже после своего исчезновения вам звонила.

– Так и есть, – с большой неохотой ответила Боровская.

– Вам не кажется, что об этом эпизоде вам следовало сообщить?

– Максимильян Эдмундович, дорогой, я вам все объясню, – голос Боровской звучал умоляюще. – Дочь действительно позвонила, через несколько дней… На четвертый день, если быть точной. К тому моменту полиция ее уже искала. Мы обратились к ним тем же вечером, как только Нелли не вернулась домой, перестав отвечать на звонки. У нее был странный голос. И она звонила с неизвестного номера. Понимаете? Сказала: «Мама, не беспокойся, со мной все в порядке», и повесила трубку. Что я должна была думать? Я рассказала о звонке Максиму, а он устроил форменную истерику. И велел молчать о звонке. И я молчала. Надеялась, что дочь объявится. Хотя бы позвонит. Но звонков больше не было. И она не вернулась, как вам известно. И тогда… я подумала: звонок не более чем хитрость. Понимаете? Таким образом меня вынудили бездействовать.

– И вы заподозрили своего зятя?

– А кого еще? И отправилась к вам. Я не хотела, чтобы полиция… черт знает что происходит… Я уверена, дочери грозит опасность. Найдите ее, ради бога…

– Нам-то вы по какой причине не сказали о звонке?

– Неужели непонятно? Вы бы решили, что дочь, поссорившись с мужем, куда-то уехала. И не отнеслись к ситуации серьезно. Заставьте этого мерзавца сказать, где моя дочь!

Бергман отключился и с минуту смотрел на Зорина.

– И мать, и подруга вашей жены утверждают, что она вас очень любила. В этом свете версия с любовником выглядит неубедительно.

– Я же сказал, она решила меня наказать. И могла связаться с первым встречным, а он, в свою очередь, решил этим воспользоваться.

– Например, отправить вас в тюрьму, жениться на Нелли и завладеет всем имуществом?

– Это ведь вполне вероятно, как считаете?

– С вами на связь она не выходила?

– Нет. По ее задумке, я должен страдать, не находить себе места.

– А вы вместо этого завели любовницу, – сказала я.

– У меня, знаете ли, тоже есть чувства. Я живой человек…

– И платок вам подкинула ваша жена?

– Я не утверждаю, что это сделала она. Не забудьте еще про тормоза в тещиной машине. Боюсь, Нелли оказалась в руках не просто мошенника. Он ни перед чем не остановится. Жена в опасности. Так же, как и я. А вы, вместо того чтобы найти негодяя, занимаетесь всякой ерундой. Приплели мою первую жену, да еще и дочь. Боюсь, что ваша репутация не соответствует действительности.

– Не бойтесь, – отрезал Бергман. – Мы найдем и вашу жену, и предполагаемого злодея. Никаких тайн не останется. Можете не сомневаться.

Прозвучало это практически как угроза, что Зорин не мог не почувствовать. Он вдруг съежился под взглядом Бергмана. В глазах едва ли не отчаяние.

– Мне-то что делать? – жалобно спросил он. – Вполне вероятно, они на этом не остановятся.

– У вас нет связи с женой? – на всякий случай уточнила я.

– Говорю же вам, нет. Она прячется от меня. А что делать с платком?

– Отнести в полицию, – пожал Бергман плечами.

– Издеваетесь? Я прошу, оставьте платок у себя.

– Об этом не может быть и речи.

– Я прошу вас, умоляю.

В этот момент Лионелла по громкой связи сообщила:

– К вам посетительница.

– Проводите ее в кабинет.

Я не сомневалась, это Боровская. Прибыла в кратчайшие сроки.

Дверь распахнулась, и Евдокия Семеновна влетела в комнату.

– Вы должны быть в больнице, – поприветствовав ее, сказал Максимильян.

– Какая уж тут больница… Что происходит? – накинулась она на зятя.

– Ваша дочь спятила, – язвительно ответил он. – Вот что я нашел в своей машине. – Он указал на платок, лежавший на столе Максимильяна.

– Господи… Это Неллин платок? В крови? Это ее кровь?

– Не удивлюсь. То есть почти уверен. Только я ко всему этому отношения не имею.

Бергман в трех словах объяснил Боровской, что произошло. Я думала, она немедленно бросится в полицию, но женщина с минуту сидела молча, потом заговорила:

– Мы должны действовать крайне осмотрительно, чтобы не навредить Нелли. Ее могут удерживать против воли…

– Черта с два, – рявкнул Зорин. – Я не знаю, что она задумала, но еще раз заявляю при свидетелях: я не имею ко всему этому никакого отношения. Я не убивал жену, нигде не удерживаю, и понятия не имею, что происходит.

– Моя дочь попала в беду. Это ясно. Ее надо найти как можно скорее. И не вмешивать во все это полицию, пока не выясним, что происходит. Ты согласен? – повернулась она к зятю.

Он кивнул, хоть и с заметной неохотой.

– Что ж, – Бергман взял платок, положил в пакет и убрал в сейф, который был скрыт в шкафу за его спиной. – Будем считать, здесь собрались союзники, и задача наша ясна: вернуть Нелли живой и невредимой.

По лицу Зорина было видно, союз для него – явление временное, и он вовсе не уверен, что цели и задачи присутствующих совпадают.

– Боюсь, мне придется позаботиться об охране, – сказал он, поднимаясь.

– Это будет не лишним, – кивнул Бергман.

– Я бы хотела переговорить с вами с глазу на глаз, – сказала Боровская, как только за Зориным закрылась дверь.

Максимильян взглянул с удивлением, я была уверена, он ответит, что у него нет и не может быть секретов от коллег, но на всякий случай поднялась и пошла к двери. Вслед за мной отправились и Димка с Климом.

– Пожалуй, Зорина одного оставлять не стоит, – сказал Клим. – Вдруг с перепугу его понесет в какое-нибудь интересное место.

– Не спеши, – пожал Димка плечами. – Джокер наверняка захочет все обсудить.

Я отправилась в свою комнату. Все это время в голове настойчиво билась одна мысль, не имевшая никакого отношения к расследованию.

У меня действительно была подвеска. Давно, в детстве. Знак бесконечности. Правда, тогда я понятия не имела ни о каких знаках. Называла ее почему-то «глазки». Моя детская фантазия ассоциировала ее с кошачьими глазами.

Я повалилась на кровать, бормоча еле слышно:

– Вспомни, вспомни, откуда она взялась?

Наверное, я вскоре уснула, иначе как объяснить, что было потом?

Я вдруг увидела себя на краю обрыва, рядом был Максимильян. Он держал меня за руку.

– Я найду тебя, – сказал он, улыбаясь, и поцеловал меня. – Я найду тебя везде и всегда, – повторил он, а я испуганно спросила:

– Но как мы узнаем друг друга?

Он протянул подвеску, а потом аккуратно повесил ее мне на шею.

– Знак бесконечности, – сказала я.

– Как моя любовь, – кивнул он.

– Но… как мне сохранить ее в другом мире?

– Не беспокойся об этом. Ни о чем не беспокойся.

Я точно вынырнула из воды, задыхаясь, хватая ртом воздух.

Машинально взглянула на часы, с момента, когда я вошла в комнату, прошло не больше пятнадцати минут. Я провалилась в сон, как в темный глубокий омут.

«Бергман, – едва не заорала я, – кончай свои шуточки! Все это чушь! Понял?»

Я не верила воспоминаниям, у меня их попросту не было. Все это игра воображения после нашего разговора. Фантазии озабоченной девицы, у которой давно не было секса. Или того хуже, часть игры, которую со мной затеял Джокер.

Второе представлялось даже более вероятным. Но кое-что в мою картину мира не вписывалось. Кое-что такое, что очень беспокоило.

У меня совершенно точно была такая подвеска. Я даже как будто и сейчас ощущала ее на своем теле, так ясно, что испуганно провела рукой по груди.

Разумеется, никакой подвески нет. Однако я ее помнила. И теперь пыталась понять, когда и куда она исчезла? А главное, откуда появилась?

Беспокойство нарастало, и я саму себя умудрилась запугать, уже сомневаясь во всем. И в этом дурацком сне, и в своих воспоминаниях, и даже в разговоре с Бергманом.

Схватила мобильный и набрала номер мамы. Звонила я ей обычно трижды в неделю, последний раз вчера вечером, неудивительно, что мама забеспокоилась.

– У тебя все в порядке?

– Да, конечно. Просто выдалась свободная минутка, решила узнать, как твои дела.

– Все хорошо. Твой брат звонил недавно, передавал тебе привет.

– Спасибо.

– Ты бы могла звонить ему почаще. Мне кажется, он немного обижается.

Речь шла о моем двоюродном брате, ему я действительно звонила редко, однако и он звонками не баловал, с чего вдруг ему обижаться?

– Я обязательно ему позвоню, – заверила я.

– Вот и отлично. Как у вас погода?

Я решила, что можно перейти к делу:

– Мама, ты помнишь, в детстве у меня была подвеска. В виде восьмерки.

– Не восьмерки. Это знак бесконечности, – засмеялась мама.

– Вот как?

– Ты сама мне об этом заявила с очень серьезным видом. Тебе было лет пять. Знаешь, очень странно, я как раз сегодня убиралась в твоей комнате, протирала пыль в шкафу, и в деревянной шкатулке обнаружила подвеску. Я, честно говоря, о ней забыла. А тут сразу столько воспоминаний. Я почему-то думала, ты ее потеряла. Или увезла с собой. А она, оказывается, дома. И ты вдруг спрашиваешь о ней. Забавно, да?

– Это точно, – усмехнулась я. – А как она у меня появилась? Кто-то подарил?

– Не помню. Может, кто-то из подружек в садике? Это ведь недорогая вещица. А может, ты где-то ее нашла?

«Или она меня», – подумала я, а мама продолжила:

– Почему ты вдруг вспомнила о ней?

– Сама не знаю. Наверное, ностальгия по детству.

– Твоя подвеска лежит в шкатулке и ждет тебя. И твоя комната тоже.

– Я знаю, мама. Спасибо.

Подвеска действительно существует, я это не придумала. И что? Каким образом о ней узнал Бергман? Тайно проник в мою комнату? Нашел подвеску и решил, что это весьма подходящая вещь для его целей? Но откуда ему знать, что ни я, ни мама не помним, как она появилась. Впрочем, если бы я точно знала, каким образом она попала ко мне, это бы мало что изменило.

Он мог сказать: «Подвеска нашла меня». Вопрос, зачем ему все это нужно? Дает мне понять: когда-то мы были любовниками? Очень мило. Какой вывод из этого следует? Я все время ищу не там, а мое счастье у меня под носом?

– Сукин сын, – выругалась я в досаде, и тут он позвонил.

– Боровская ушла, жду в кабинете.

Когда я там оказалась, все мужчины уже были в сборе.

– Что тебе сказала Евдокия Семеновна? – спросила я, пытаясь поскорее избавиться от навязчивых мыслей.

Прозвучало это довольно вызывающе, наверное, потому, что я все еще злилась на Бергмана.

– Абсолютно ничего существенного. Поплакала, пожаловалась на жизнь. Просила не верить Зорину. Ты, кстати, молодец. Очень ловко заставила его признаться.

– То, что его жена жива, мы догадывались с самого начала, – пожала я плечами.

– Я, конечно, проверю камеры в подземном паркинге, – заговорил Клим, – но маловероятно, что платок подбросили там. Рискованно. Разумеется, если это не сделал кто-то из сотрудников, который ставит машину рядом, знает о камерах и имеет доступ к ключам от машины Зорина.

Бергман согласно кивнул.

– Возле ресторана и дома Аллы к машине точно никто не подходил.

– Значит, либо паркинг, либо гараж в доме Зорина?

– То есть либо Алла подбросила этот платок, либо действительно жена Максима Александровича.

– Жене-то какого лешего его подставлять? – вскинул голову Димка.

– Он же объяснил: отправит в тюрьму муженька и приберет к рукам все нажитое непосильным трудом.

– А какой смысл в этом случае избавляться от Боровской? С Нелли у них вполне нормальные отношения. Дочь, по крайней мере, позвонила матери, чтобы та не волновалась. И деньги Боровской, в любом случае, отойдут, единственной наследнице.

– Ну, тут как раз не все очевидно, – заметил Бергман. – Особенно если дочь не приветствует нежную дружбу матери с массажистом.

– Убить мать из-за наследства?

– Кого только не убивают, – усмехнулся Клим. – Иногда чуть ли не за копейку. А здесь – приличные бабки.

– Почему тогда и Зорина не убить? А через полгода явиться со сказочкой об амнезии?

– Вряд ли прокатит, – сказал Димка. – Слишком все очевидно.

– Меня не только это смущает, – продолжила я. – Нелли любила мужа. Предположим, она в бешенстве от его измены и решает отомстить. Но мать в эту схему точно не укладывается.

– Возможно, у ее любовника свои планы, и о них он Нелли в известность не поставил.

– А любовник – тот самый парень, с которым мы столкнулись в квартире Зорина? Где он подкинул очередную порцию улик? Вымазал пол кровью? Но потом ее смыл. Не слишком ли сложно? А если бы никто не догадался проверить квартиру? И куда делся ковер? Его вынесли раньше?

– Но парня мы видели. Значит, еще один игрок точно есть.

– Кто сказал, что это любовник Нелли? – возразила я. – Есть еще кое-что. На первый взгляд история с Аделаидой к тому, что сейчас происходит, не имеет никакого отношения. Тогда почему Зорин впадает в панику, лишь только речь заходит о его первой жене? Не о второй, заметьте, хоть и говорит, что его нагло подставляют, а о первой, которая исчезла десять лет назад?

– Согласен, – кивнул Бергман. – Если с дочерью все более-менее ясно – он пытается ее защитить, – то с первой женой действительно сплошные загадки. Она официально признана мертвой. Дело о ее исчезновении пылится в архиве, и вряд ли его когда-нибудь извлекут на свет божий. Так чего ему бояться?

– Не скажи, – усмехнулся Клим. – Срок давности еще не вышел. А у него в доме бабка пропавшей жены и слегка спятившая на мамаше дочурка. Бабка вроде бы слепая, а девчушка юна и невинна, но кто-то, обе вместе или каждая по отдельности, устраивает шоу для домработницы. Но адресованы они, конечно, отцу.

– Тут тоже нестыковка, – напомнила я. – Девочка утверждает, что видела призрак матери, и та пыталась ее задушить.

– Все это ее фантазии, – сказал Димка. – Ясно же, девчонка начиталась всякой ерунды, вообразила, что мать колдунья, которая мстит…

– Дочери? За что?

– Да кто ж знает, что девчонка напридумывала? Хотя я ставлю на старуху. У нее куда больше поводов усложнить жизнь Зорину.

– Он сказал, у дочери не было питомцев, – продолжила я.

– Тебе не дает покоя крест в овраге? – взглянул на меня Бергман.

Я кивнула.

– Пожалуй, съезжу туда еще раз, поброжу вокруг.

– Что ж, – сказал Максимильян, – Клим приглядывает за Максимом Александровичем, на тебе, – повернулся он к Димке, – Нелли Зорина. Ее предполагаемый любовник, а также место, где она может прятаться сейчас. Я в этом тоже покопаюсь и продолжу заниматься Аделаидой.

Мы дружно поднялись и направились к двери, только Бергман остался за столом. Я, чуть притормозив, дождалась, когда Клим и Поэт выйдут из комнаты.

– Как ты это проделал? – спросила я.

– Что? – не понял Максимильян.

– Подвеска. Откуда ты узнал о ней?

– Я сам тебе ее подарил когда-то, – пожал он плечами.

– В прошлой жизни? – усмехнулась я. – Меня интересует, как ты все это провернул? Ты был в маминой квартире?

– Более правдоподобной версии у тебя нет? – спросил он серьезно.

– В какой-то из наших многочисленных жизней мы были любовниками?

– Тебе претит эта мысль?

– Мне претит любое упоминание о прошлых жизнях. Почему ты вдруг сейчас вспомнил о подвеске? Не раньше и не позже? А сейчас?

– Если ты считаешь, что я продумываю каждый свой шаг, то заблуждаешься, – усмехнулся он. – Мне, как и тебе, свойственна импульсивность.

– Ага, – кивнула я. – Не знаю, откуда ты свалился на мою голову, но выглядишь ты достаточно взрослым, чтобы понимать: если хочешь донести до меня некую мысль, лучше просто поговорить со мной. Например, о своих чувствах. У людей так принято. Или к тебе это не относится?

– Я должен признаться тебе в любви?

– Ну, если есть, в чем признаваться… – пожала я плечами.

– Я свою любовь никогда не скрывал, это во‐первых. Во-вторых, мое признание ничего не изменит. Ты продолжишь сомневаться во мне, как сомневаешься сейчас.

– В этом твоя вина, – не выдержала я. – Если бы ты с самого начала не морочил мне голову…

Он развел руками, словно говоря «вот видишь».

– Лена, – вновь заговорил он и вдруг поморщился. – Я не буду давить на тебя. Я уважаю твой выбор, и я не хочу, чтобы он был поспешным. И уж тем более не хочу, чтобы о своем выборе ты пожалела.

– Благородно, – кивнула я и поспешила выйти из комнаты.

В конце коридора меня ждал Клим.

– Выясняете отношения? – спросил насмешливо.

– В самую точку, – ответила я. – Думаем создать ячейку общества. Я готова прямо сейчас, но он советует не торопиться.

Клим продолжал ухмыляться, но глаза потемнели от гнева.

Я постучала ладонью по его груди.

– Обзаведись хорошими манерами. Себе дороже пытаться меня задеть.

Он засмеялся и кивнул, вроде бы соглашаясь, а я спросила:

– Скажи, как ты видишь прошлые жизни? – Он не ожидал такого вопроса и теперь смотрел на меня, не торопясь отвечать. – Ты видишь их во сне? – не отставала я.

– И во сне тоже. Но сны не последовательны и только вносят путаницу.

– Как же тогда?

– Я научился входить в воспоминания.

– Входить?

– Я это так называю. Что-то вроде транса. Представляю длинный коридор с ответвлениями. Каждый поворот – моя предыдущая жизнь. Первая – в самом конце коридора.

– И до нее трудно добраться?

– Почему? Вовсе нет. Я давно уже знаю, за каким поворотом какая жизнь. И иду туда, куда хочу попасть. Но, если честно, не особенно все это меня занимает. Человек так устроен, что никакого опыта из своей жизни не выносит. И с упоением продолжает наступать на одни и те же грабли. Хочешь заглянуть в свое богатое прошлое? – усмехнулся он.

– Клим, ты понимаешь, что это лишь твое воображение? – вздохнула я.

– Если верить братьям Вачовски, весь мир – одна большая иллюзия. Где гарантия, что мы сейчас не плаваем в банке с раствором, подключенные к компьютеру?

– Я привыкла доверять своим чувствам.

– Чему? – перебил Клим. – Зрению, обонянию? Тогда вперед, в прошлое. Ты получишь незабываемые ощущения. Все как здесь. Только там.

– Н-да, – помедлив, сказала я. – Интересно, когда придет моя очередь свихнуться?

Клим засмеялся.

– Ты упорно цепляешься за здравый смысл. Но проблема в том, что его не существует. Не в нашем случае, дорогая. Решишь попутешествовать – зови меня, – подмигнул он. – Составлю компанию.

Мы вместе покинули дом. Клим предложил отвезти меня, но я отказалась. После двух бесед с психами хотелось побыть одной, чтобы мир стал привычным.

Такси, дорога, лес и я, Елена Яковлевна Кузнецова. Живущая здесь и сейчас, у которой нет никаких прошлых жизней, и будущая тоже под вопросом. Вот как-то так…

– Вам у шлагбаума остановить? – спросил водитель такси, когда мы подъехали к поселку, где жил Зорин.

– Остановите здесь, – попросила я.

Он посмотрел с сомнением, но съехал на обочину и затормозил.

Расплатившись, я направилась в лес и минут через десять оказалась на дне оврага. Справа возвышался зоринский дом. Я села на поваленный ствол и некоторое время не спеша оглядывалась. Вырезанные на деревьях буквы. Крест. С минуту я его рассматривала, потом подошла ближе. Прутья, связанные между собой бечевкой. Бечевка новая. Перекладины креста тоже. Они еще не успели потемнеть. Еще одна загадка: старый крест исчез. Зато появился новый.

Я перевела взгляд на дом Зорина.

Возможно, ответ прост: Зорина насторожил вопрос о питомце, и он обшарил овраг? Нашел крест и выбросил его. А кто-то, сделав новый, воткнул в землю на том же самом месте. После встречи с Зориным прошло не более трех часов. Теоретически, времени достаточно. Пока я даже не знаю, куда Зорин отправился из дома Бергмана, а жаль. Климу следовало бы получше за ним приглядывать. Впрочем, претензии, скорее, к Бергману.

Итак, кто-то упорно ставит здесь крест. Почему?

Я закрыла глаза, сосредоточившись на своих ощущениях. Минут через пять досадливо чертыхнулась, прекрасно понимая: лишние эмоции только вредят. Попробовала еще раз. Потом еще. Ветер шумел в кронах деревьев, где-то весело настукивал дятел…

Я поднялась, взглянула на часы. Все бесполезно, я трачу время впустую.

Направляясь к шоссе, я уже потянулась к мобильному с намерением вызвать такси, когда заметила впереди накатанную дорогу. Она шла, судя по всему, параллельно асфальтовой. Летом народ пользуется ею, отправляясь на пикник. Вызывать такси я не стала, решила пройтись. Если повезет, смогу добраться до ближайшей автобусной остановки, если нет, выйду на дорогу.

Через пять минут я уже шагала в направлении города. Вокруг сосны, почва песчаная, в грязи не увязну. Я вновь посмотрела на часы, до темноты из леса надо выбраться.

В этот момент я и почувствовала: за спиной кто-то есть. Резко повернулась. Из-за ближайших кустов взметнулась птица, заставив сердце биться сильнее.

Я напряженно вглядывалась, отмечая каждую деталь. Никого. Но ощущение, что за мной следят, не исчезало. Напротив, я была уверена, где-то здесь притаился наблюдатель.

– Эй! – громко позвала я. – Кто здесь?

Слабое эхо, и тишина. Вернуться к поселку? Идти по проселочной дороге дальше или повернуть к шоссе? Оно недалеко. Я слышала звук проезжающих машин.

Не раздумывая, я направилась в ту сторону. Пробежала несколько метров, оглянулась. Сзади никого не было. Ни шагов, ни шороха.

Я вновь стала оглядываться. Кто бы это ни был, но он не последовал за мной. Испугался? Чего? Или не хотел пугать меня? Одинокий турист? Или житель поселка, как и я решивший прогуляться?

Я вздохнула с заметным облегчением. Вернуться на проселок? Нет, хватит лесных прогулок. Я зашагала к дороге. Сосны быстро сменили кусты, под ногами захлюпало.

– Черт, – выругалась я и вновь подумала: «Может, вернуться?» Но звук очередной проезжающей машины вселял надежду, что идти до дороги недолго.

Через три сотни метров я заметила озеро. Небольшое. Берега заросли осокой. Должно быть, с каждым годом озеро мелело, постепенно превращаясь в болото.

Я поднялась на пригорок, и оттуда увидела темную стылую воду, у самого берега тонкая корочка льда. На редкость унылое место. Особенно сейчас, впрочем, и летом здесь вряд ли кому придет в голову остановиться на отдых.

– Что-то тут не так, – пробормотала я.

И вот тогда увидела ее. У кустов возле самой воды. Она стояла, согнувшись, длинные темные волосы почти касались земли, закрывая лицо.

– Ты кто? – тихо спросила я.

Иногда они отвечали, чаще – нет. Поднявшийся ветер закружил остатки листвы, и женщина исчезла.

Я направилась к озеру, вскоре ноги начали утопать по щиколотку, ближе к воде не подойдешь, не промочив сапог.

Я вернулась назад, все еще надеясь: вдруг она появится?

Я побежала на шум дороги, достала мобильный, набрала номер Бергмана. Слава богу, связь есть.

– Я неподалеку от дома Зорина, – сообщила я. – Здесь лесное озеро, место болотистое. И… я видела здесь женщину.

– Ты имеешь в виду… – начал Бергман. – Ты знаешь, кто она?

– Нет. Темные волосы, молодая. Она мертва, месяц, от силы полтора. Это все.

– Ни одной из пропавших по времени не подходит. Нелли предположительно жива, Аделаида исчезла десять лет назад.

– Я даже не уверена, что тело мы найдем в воде. Ее что-то связывает с этим местом, возможно, именно здесь она погибла, а захоронена… где угодно.

Я тяжело дышала, не сбавляя шага, торопясь поскорее оказаться на дороге.

– Выходи к поселку, я сейчас приеду.

– Хорошо.

Я убрала мобильный и пошла медленнее. Уверенность, что вскоре я увижу Бергмана, действовала успокаивающе. Между деревьев мелькнула машина, и через несколько минут я вышла на дорогу. Попробовала очистить сапоги от грязи салфеткой, которая нашлась в сумке, получилось так себе. За этим занятием меня и застал Клим. Его машина затормозила в паре метров от меня.

– Джокер мне позвонил, – сообщил он, когда я села рядом, – Зорин только что домой вернулся. – Он включил печку. Выйдя из машины, стянул с меня сапоги. – Ноги промокли?

– Немного. Мне показалось, в лесу кто-то шел за мной, – помедлив, сказала я.

– Показалось?

– Там кто-то был. Но исчез, когда я его окрикнула…

– То есть за тобой следят?

– Не думаю. Возможно, просто кто-то гулял в лесу. Кому нужно следить за мной?

Почти сразу я вспомнила курортный город, свою одинокую прогулку и силуэт мужчины на набережной. А еще Майю… кто-то отправился за ней после нашего разговора.

– Хороший вопрос, – усмехнулся Клим. – Согрелась?

– Да, спасибо.

– В термосе есть чай.

Он протянул мне термос. Я стала пить чай, неторопливо рассказывая о своих приключениях. Наконец появился Бергман.

К озеру мы шли в сгущающихся сумерках.

– Очень подходящее место, чтобы спрятать труп, – сказал Максимильян, оглядываясь.

– Я не уверена… – начала я, а Клим сказал:

– Смертью несет за версту. Чтобы вас не одолевали сомнения, утром могу спуститься под воду и взглянуть.

– В такой холод?

– Возьму костюм для подводного плавания, но ментов можете хоть сейчас вызывать: там мертвяк.

– Давайте все-таки убедимся, – кивнул Бергман, и мы вернулись к машинам.

Когда вышли на дорогу, уже стемнело.

– Лена видела женщину, ты уверен – в озере труп, но никакой гарантии, что он имеет отношение к нашему расследованию.

– Ну, так надо проверить, – пожал Клим плечами. – Значит, завтра?

Клим сел в машину и вскоре скрылся в темноте. Бергман распахнул передо мной дверь.

– Возвращаемся.

Утром Клим приехал часов в десять, к этому моменту мы успели позавтракать и пили кофе в кабинете Максимильяна.

– Я готов, – сказал Клим.

– Будет прикольно, если вы обнаружите Аделаиду, – хмыкнул Димка, и тут же смущенно кашлянул. – Я хотел сказать, десять лет она лежит рядом с домом… Ирония судьбы, да? Получается, Зорин все же убил благоверную?

– Пока ничего не получается, – ответил Бергман. – Повода обвинять Зорина в убийстве у нас нет. Девушка считает: труп в озере появился недавно.

С утра Максимильян был не в духе, по большей части молчал.

– Поедем на моей машине? – спросил Клим.

– Нам может понадобиться еще машина, – ответил Бергман.

– Пожалуй, отправлюсь с вами? – с сомнением сказал Поэт.

– Займись делом. Нам нужен любовник Нелли, если он существует.

– Хорошо, – пожал Димка плечами.

Его вполне устраивала перспектива остаться дома. Он мог неделями не выходить на улицу.

Уже через полчаса мы были возле озера. «Ягуар» Бергмана оставили на шоссе, на машине Клима отправились по проселочной дороге, потом пешком. Мужчины несли снаряжение, я налегке.

– Скорее всего, труп к озеру доставили этим путем, – сказал Клим, он шел впереди. – Место тихое, народу ни души. И на тачку внимания никто не обратит.

– Да, с дороги тащить труп опасно, – согласился Бергман.

– Вот сюда, – кивком указала я направление, и вскоре мы увидели озеро.

По спине прошел холодок, я поежилась, и тут увидела ее. Она была совсем рядом. Ее рука почти касалась моей руки. Спутанные волосы падали на лицо. Я хотела заговорить, но она приложила палец к губам и повела меня к дереву под изумленными взглядами мужчин.

– Вы ее видите? – не выдержала я.

– Я вижу тебя, – засмеялся Клим. – С совершенно очумелой физиономией.

Бергман нахмурился, и в этот момент девушка исчезла. Была – и нет.

– Думаю, искать надо здесь, – кивнула я на пологий берег. – Она пыталась указать место. По крайней мере, я поняла это так.

– Доверимся твоим чувствам.

Клим вынул из рюкзаков снаряжение, разделся, а потом стал натягивать костюм для подводного плавания. Максимильян ему помогал.

– Ты красивый парень, – сказала я Климу, с намерением снять напряжение.

– Ага, сам собой любуюсь. Ты, кстати, тоже ничего.

– Особенно с красным носом, – улыбнулась я.

– Тебе нравится ее красный нос? – смеясь, обратился Клим к Бергману.

– Он в особенности, – серьезно ответил тот.

– Видишь, Елена Прекрасная, никаких проблем. Ему нравится твой красный нос.

Он зашагал к воде, надел маску.

– А здесь довольно глубоко, – заметил Клим, оказавшись по пояс в воде почти у самого берега. – С виду лужа лужой… Может, и не один труп вытащим. – Он стал не спеша погружаться и вскоре исчез под водой.

– А если это все-таки Нелли? – вдруг сказала я, точнее, подумала вслух. – Обе жены чем-то похожи. Длинные темные волосы, высокий рост…

Максимильян не ответил, он смотрел прямо перед собой и вряд ли меня слышал, настолько был сосредоточен на собственных мыслях в тот момент.

– Эй, – позвала я. – О чем ты думаешь?

– О том, что ты выберешь только одного. Остальным придется смириться, – улыбнулся он.

– Это что, шутка?

– По-моему, звучит довольно грустно.

– Начни за мной ухаживать. Вдруг это тебя развлечет.

Он привлек меня к себе, одной рукой убрал с лица выбившиеся из-под шапки волосы и поцеловал меня в переносицу.

– Ты ничего не путаешь? Поцелуй прямо-таки отеческий.

– Сегодня хороший день, – сказал он. – Ты на меня не злишься.

– Я тебя обожаю.

– Боюсь, это ненадолго.

– Я тоже боюсь. Хорошо зная твои привычки…

Над водой появилась голова Клима. Он быстро приближался к берегу.

– Ну, что? – не выдержала я.

– Сейчас увидишь.

Он тянул за собой какой-то тюк. Очень скоро стало ясно, что это. Завернутый в мешок и стянутый веревками труп.

– К ногам была привязана сумка, набитая камнями, – пояснил Клим. – Ну что, посмотрим, кого бог послал?

– Подождите, – нахмурилась я. – Мы должны сообщить в полицию, а им не понравится…

– Девушка права, – сказал Максимильян и достал мобильный. – Нам все равно потребуется их помощь.

Пока он разговаривал с дежурным, Клим освободился от костюма и оделся.

– Мы могли бы, по крайней мере, узнать, мальчик это или девочка, – подмигнул он. – Удовлетворить любопытство.

– Вряд ли нас ожидало бы приятное зрелище.

– Это точно.

Бергман закончил разговор и повернулся к нам.

– Отправляйтесь домой, я дождусь полицию.

– Ты уверен? Что ты им скажешь?

– Гулял по лесу, вышел к озеру и увидел в воде вот это. Взял палку, подтащил тюк к берегу и вызвал полицию.

– Только не увлекайся подробностями, – сказал Клим. – Чем меньше слов, тем лучше. Вот это подойдет?

Он подобрал с земли крепкую ветку, довольно длинную, и бросил ее рядом с тюком.

– Удачи.

– Встречаемся у меня, – сказал нам вдогонку Максимильян.

– О чем вы так мило беседовали? – минут через пять поинтересовался Клим.

– Я думала, ты был занят трупом.

– Обожаю делать пять дел сразу.

– Хвастун.

– Ты не ответила.

– Его беспокоит, что будет с нами дальше, – нашла я вполне приемлемый ответ.

– Он умеет беспокоиться?

– Уверяет, что да.

– Чудеса.

– Ты несправедлив к нему. – Сейчас я упрекала Клима в том, в чем с таким же успехом могла упрекнуть себя. Но не хотела.

– Возможно.

Клим мгновенно потерял интерес к разговору, а я мысленно чертыхнулась: «Почему, почему я все делаю не так и неправильно?»

Бергман вернулся поздно. Все это время мы ждали его в гостиной. Димка, как всегда, уткнулся в компьютер, Клим возился с телефоном с видом отстраненно-равнодушным, я бродила от окна к двери, прислушиваясь, не подъедет ли машина. Пыталась читать, но без особого толка. Лионелла, дважды возникнув на пороге, выразила неудовольствие, что давно следует ужинать, а хозяина все нет.

– Вам бы о другом беспокоиться, Лионелла Викторовна, – не отрываясь от компьютера, сказал Соколов.

– О чем же это? – нахмурилась она.

– Допустим, рассказ вашего хозяина покажется неубедительным. И ему придется не только ужинать в казенном доме, но и там заночевать.

– Глупость, – отрезала она и больше не показывалась.

– Обожаю ее, – хмыкнул Димка и подмигнул мне.

Однако после его слов я начала волноваться. Переместилась к окну, откуда был хорошо виден подъезд к дому.

– Девушка ждет своего героя, – съязвил Клим, обратив внимание на мою маету.

– Лучше бы подумал, что мы будем делать, если у Джокера действительно неприятности.

– Он справится, – усмехнулся Клим.

– Хорош к ней цепляться, – влез Димка.

– Боже избави. Я лишь выразил восхищение открывшейся моим глазам картиной.

Наконец я увидела «Ягуар» Бергмана и сказала с облегчением:

– Приехал.

– Бросишься встречать? – спросил Клим.

– Непременно, – я направилась к двери.

Димка, отложив компьютер в сторону, присоединился ко мне.

– Почему так долго? – спросила я, помогая Бергману снять пальто.

Лионелла, которую я на мгновение опередила, поджала губы.

– Машина правосудия дико неповоротлива, – засмеялся Максимильян. – В остальном – полный порядок.

– Они поверили в твой рассказ?

– А что им еще оставалось? Кстати, я умираю от голода.

– Ужин готов, – с достоинством сообщила Лионелла.

– Тогда я в душ. Встречаемся в столовой.

Клим остался на ужин. Наверное, оттого, что придумать внятного отказа не смог. Впрочем, возможно, кое-какую роль сыграло любопытство.

После ужина Бергман за чашкой кофе рассказал, как прошло общение с полицией. Никаких особых трудностей у него не возникло.

– У них есть какие-нибудь предположения, кто это может быть? – спросила я.

Максимильян пожал плечами.

– Учитывая, где обнаружили труп… я думаю, они подозревали, что это Нелли Зорина.

– То есть труп женский?

– Именно. И у женщины темные длинные волосы. Судя по состоянию трупа, он находился в воде довольно долго. Месяц или чуть меньше, что подтверждает их версию: это может быть Нелли Зорина.

– Выходит, я ошиблась, и она была уже мертва…

– Ты не ошиблась, – заявил Клим.

– Тогда… получается, убитая женщина не имеет отношения к нашему делу.

– Я бы не спешил с выводами, – мягко сказал Бергман. – Давайте подождем результата экспертизы.

Вскоре после этого Клим уехал, а мы разбрелись по своим комнатам.

Утром, еще до завтрака, у нас появился Зорин.

Выйдя из душа, я услышала, как он препирается внизу с Лионеллой.

– Мне нужно срочно с ним увидеться. Вы понимаете? Срочно!

Когда я вышла в коридор, Бергман появился из своей комнаты, выглядел, как всегда, безукоризненно. Мокрые после душа волосы зачесаны назад, вельветовые брюки, белоснежная рубашка и стеганая куртка. Аристократ. Впрочем, он и в джинсах смотрелся человеком с длиннющей родословной.

– Кажется, события начинают развиваться, – сказал он, поздоровавшись. – Где Поэт?

– Спит, наверное. Он поздно ложится и поздно встает. И шум ему не мешает.

Можно подумать, Бергману это неизвестно.

Мы вместе прошли в кабинет, откуда Максимильян связался с Лионеллой.

На лестнице стало шумно, похоже, Зорин поднимался бегом. И вскоре влетел в комнату. Выглядел, мягко говоря, взволнованным. Галстук на боку, верхняя пуговица рубашки расстегнута, точно ему не хватало воздуха. Рубашка выглядела несвежей, а сам он помятым.

– Что, черт возьми, происходит? – рявкнул он.

– Вы вламываетесь в мой дом без предварительной договоренности, вот что, – спокойно ответил Максимильян. – И пытаетесь устроить скандал.

Зорин попытался что-то ответить, но вместо этого лишь возмущенно уставился на Бергмана.

– Садитесь, – кивнул тот на кресло, и Зорин сел. – Рассказывайте, что произошло.

– Это мне следует спросить вас, что происходит. Вы за моей спиной… вы ведете нечестную игру.

– А если конкретнее?

– Конкретнее? Вчера вечером недалеко от моего дома обнаружен труп. И я точно знаю, что обнаружили его вы. Что вы там делали? Или вы думаете, я куплюсь на сказочку, что вы там оказались случайно? Случайно прогуливались, случайно полезли в воду…

– Лезть в воду мне не пришлось. И я не понимаю, почему вы так волнуетесь. Ваша жена жива, вы, кажется, в этом убеждены. Так при чем здесь обнаруженный мною труп?

Зорин еще немного похватал ртом воздух.

– Но… они могут решить, что это моя жена!

– И довольно быстро установят, что это не так. У нее есть близкий родственник. Так что много времени процесс опознания не займет. Лично я сомневаюсь, что труп имеет отношение к вашей семье, а вы – нет?

– Что? Что вы этим хотите сказать? Меня возмущают ваши методы. Я вам доверился, а вы за моей спиной… Вот так вы обходитесь с клиентами.

– Начнем с того, что вы не являетесь нашим клиентом. У нас нет с вами договора…

– Письменного нет, но я считал, мы договорились…

– Что касается вашего доверия, – перебил Бергман, – боюсь, все с точностью наоборот. Вы морочили нам головы.

– Вы с ума сошли? – перепугался Зорин.

Сейчас, похоже, у него было одно желание – сбежать отсюда.

– Повторяю еще раз: если вы убеждены в том, что ваша жена жива и сбежала с любовником, почему вас так напугал найденный в озере труп?

– Потому что он найден возле моего дома. Потому что труп женский.

– В поселке еще семьдесят пять семей. И женские трупы, увы, не редкость.

– Все это так, – вздохнул Зорин, – но попробуйте объяснить это в полиции. Жена-то пропала только у меня.

– Я думаю, господин Зорин, что вы и сейчас хитрите, или, если вам так больше угодно, не говорите всей правды, и в действительности у вас есть куда более веский повод беспокоиться.

– Да, есть, – разозлился он. – А что, если любовник убил ее и бросил труп в озеро? Желая меня подставить!

– Тогда выходит, что ваша жена погибла довольно давно. Примерно тогда, когда исчезла. А телефонный разговор с матерью не более чем попытка выдать желаемое за действительное. Кстати, я сомневаюсь, что у вашей жены был любовник. До сих пор мы не нашли его следов.

– Вот как? Вы решили, я все это выдумал?

– О телефонном звонке вам сообщила Боровская. Но вот вопрос: кто звонил ей?

Зорин закрыл лицо руками, отчаянно бормоча:

– Я так и знал… все против меня…

– Я бы вам советовал быть откровенным с нами.

– Ну уж нет. В вашу помощь я уже не верю.

– Напрасно. Наша цель – разобраться в этой истории. Ваша, надеюсь, тоже. Разумеется, если у вас прямо противоположная задача…

– Я не убивал жену. Сколько вам повторять?

– Тогда ни о чем не беспокойтесь.

Такой ответ Зорина вряд ли устроил. Однако он поднялся, с отчаянием взглянул на нас и побрел к двери.

– Не могу понять, что он скрывает, потому что жену он, похоже, действительно не убивал, – вздохнула я. – Хотя своим ощущениям я не особо верю.

– Прекрати. Тебе давно пора перестать сомневаться в себе.

Он не успел договорить, зазвонил мобильный.

Массажист, любимец Боровской сообщил: полчаса назад к ней обратились из полиции. Пригласили приехать. По своим каналам она узнала о вчерашней находке, давление резко подскочило, пришлось вызывать «Скорую».

– Как бы нам не лишиться клиентки, – отложив телефон, вздохнул Бергман.

А я фыркнула и, смутившись, сказала:

– Извини, это нервное.

Далее события развивались быстро, хоть и без особого нашего участия. Экспертиза показала, труп ничего общего с Нелли Зориной не имеет. Женщину задушили и бросили в озеро. Произошло это примерно месяц назад. Точную дату назвать невозможно. Примерно в это же время исчезла Нелли, однако версию, что труп – пропавшая жена Зорина, пришлось признать несостоятельной, и головной боли у следаков прибавилось. Теперь к вопросу, где Зорина, добавился еще один: чей это труп?

Само собой, мы над этим тоже голову ломали. Мне не давала покоя реакция Зорина на вопросы о его первой жене. Наверное, по этой причине я и сказала:

– А если это не Нелли, а Аделаида Зорина?

– Она исчезла десять лет назад, – нахмурился Димка.

– Исчезла, да, но убить ее могли и месяц назад. Примерно в это время она пыталась задушить дочь.

– Почему бы и нет? – улыбнулся Бергман. – Пожалуй, мне стоит навестить следователя.

– Думаешь, тебя послушают?

– Ну, если они еще сами не сообразили проверить, то подсказке должны быть рады. Одна потеряшка и одно убийство все-таки лучше, чем две потеряшки и один неопознанный труп.

Максимильян стал звонить, а затем отбыл к следователю. Его словам вняли, и через несколько дней мы узнали результаты экспертизы.

В лесном озере действительно обнаружили труп Аделаиды – первой жены Зорина. К тому моменту Димка уже раскопал кое-какую информацию, так что удивления этот факт не вызвал. А раскопал Димка следующее: четыре года назад Вера Андреевна Литвиненко, бабушка Аделаиды, оплачивала лечение в частной психиатрической больнице некой Петровой Ольги Владимировны. Годом раньше она купила в Туле однокомнатную квартиру. А также ежемесячно переводила на банковскую карту деньги. Кстати, квартира куплена на имя Аделаиды, к тому моменту уже лет пять без вести пропавшей, банковская карта была на имя Веры Андреевны, но тот факт, что она самой себе регулярно переводила одну и ту же сумму, наводил на размышления.

Напрашивался вывод: бабка знала или догадывалась, где находится внучка, и совершенно точно не сомневалась в том, что она жива. Последний перевод на карту был три недели назад, следовательно, Вера Андреевна, по крайней мере, в тот момент, не догадывалась о судьбе Аделаиды, и считала ее живой, хотя она уже была мертва.

Из этого следовал еще один вывод: общение с внучкой не было регулярным. И то, что Аделаида не выходит долгое время на связь, дело скорее обычное. Хотя тут тоже наверняка не скажешь: даже если общались они постоянно и исчезновение внучки очень ее беспокоило в последний месяц, что она могла предпринять? Сообщить о том, что исчезнувшая десять лет назад Аделаида перестала выходить на связь?

Ко всему прочему, оставался главный вопрос: где Нелли Зорина? Именно ее нам поручили разыскать. В этом плане недавняя страшная находка не только ничего не объяснила, но еще больше все запутывала.

И все-таки я решила поговорить с Верой Андреевной, о чем и сказала Бергману.

Выслушав меня, он пожал плечами.

– Что ж… Если ты считаешь, что это необходимо… Поговоришь с ней одна? Или лучше со мной?

– Одна, – ответила я, он согласно кивнул. – Боюсь, Зорин будет против нашего разговора.

– Обойдемся без его разрешения.

Я отправилась в поселок в тот же день. Бергман остался ждать в машине, а я вдоль оврага направилась к дому Зорина, минуя охрану. Прошла сначала на участок Боровской, воспользовавшись ключом от калитки, а уже оттуда на участок Зорина.

Дверь на веранду была заперта. Я постучала по стеклу, не очень рассчитывая на удачу. Вряд ли меня услышат, да и не станет старушка спускаться вниз, чтобы узнать, кого вдруг принесло? Или все-таки станет?

С той стороны двери показалась домработница. С минуту смотрела на меня с недоумением, а потом открыла дверь.

– Здравствуйте, Мария Тимофеевна, – разулыбалась я. – Вышли на работу?

– Вышла. Уговорили. Все-таки не первый год здесь… А вы чего хотели-то?

– Вера Андреевна еще здесь?

– А куда ей деться? У себя.

– Вы в прошлую нашу беседу не упомянули о ней.

– Так вы не спрашивали.

– Как она себя чувствует?

– Ей, поди, девятый десяток, да и слепая почти… Но старушка бодренькая.

– Ей известно, что случилось с ее внучкой?

– Вы труп имеете в виду, что в озере нашли? Тут полдня полиция шастала по лесу. И в поселке. Только и разговоров было… страсти какие… Считай, совсем рядом с домом.

– Ей сообщили, что это ее внучка? – не отставала я.

– Само собой. Не сразу, конечно. Сразу то, поди, никто не знал, кого из озера выловили. Мне бы и в голову не пришло… А в полиции быстро одно с другим связали. Вот что значит специалисты, думают по-другому, не так как мы. Махом смекнули, что к чему. И теперь получается: первая жена, которую вроде как похоронили десять лет назад, была жива-здорова. А хозяин при живой жене второй раз женился. И вторая жена неизвестно где. Прям кино, прости господи. Я уж ничего не понимаю и помалкиваю.

– Но в доме больше находиться не боитесь? – улыбнулась я.

– Еще как боюсь, – она ухватила меня за руку и продолжила, понизив голос: – Я после отпуска пришла, а Инга мне и говорит: «В моей комнате убираться не надо, я, мол, сама». В школу ушла и комнату свою на ключ закрыла. Здесь все комнаты на ключ запираются, но ключи обычно в замке торчат. А тут нет. Ну, я в первый день ушла, у Инги не убравшись, а сама в беспокойстве. Чего доброго, скажут, недобросовестно к обязанностям отношусь. Мало ли что девчонка сказала, не она здесь хозяйка, деньги мне отец платит, ну, я ему: так мол и так. Он пошел с Ингой поговорить. Слышу, девчонка кричит. Я поначалу не поняла, что случилось. Оказывается, не по нраву ей, что к ней в комнату зашли. Отца родного, можно сказать, выгнала. Что же это делается, а? Конечно, молодежь сейчас с ума посходила, и в грязи сидеть для них – милое дело, лишь бы не трогал никто. Но мне-то что делать? Зорин рукой махнул: мол, не хочет, не надо, не обращайте внимания, возраст такой. Возраст-то возраст, но, боюсь, тут другое… – Она скорбно поджала губы, отводя взгляд.

– Что? – поторопила я.

С минуту она раздумывала, стоит ли продолжать, а в следующий момент уже шептала:

– Заглянула я в комнату к ней. Уж очень она бесилась. Неспроста такое. Мешать-то я ей не мешаю, убираюсь, когда она в школе, и ничего не трогаю. Ее книжки-тетрадки на том же месте оставляю. Никогда она мне ничего не говорила, да и, надо сказать, девчонка аккуратная. Бывает, забудет кофточку убрать или еще чего… И книжки всегда стопочкой, и одежда в шкафу. Грязное белье никогда не оставит, уберет в корзину в прачечной. Не то что мачеха. У этой полный кавардак… Ой, – тут Мария Тимофеевна испуганно замолчала. – Не говорят плохо-то… хотя… Первую жену, считай, похоронили, а она… может, и вторая объявится. Как думаете?

Стало ясно, от темы мы существенно отвлеклись.

– Вы про комнату хотели рассказать, – напомнила я.

– Про комнату, точно. У меня эта комната из головы не идет. В общем, взяла я ключ от соседней двери, думаю, может, подойдет? Чем черт не шутит… Он и подошел. Заглянула я в комнату. Все прибрано, все на своих местах. Не иначе, думаю, правда, блажь – никого к себе не пускать. И тут под ноги себе смотрю, а там пятно на паркете. Вроде что-то пролили. Вот тебе на, думаю, надо убирать, а ну как девчонка из школы вернется да скандал устроит? Лучше дверь запереть, и пусть между собой разбираются, а сама пятно разглядываю. А это вовсе не пятно… то есть пятно, но не простое. Кто-то в комнате круг нарисовал, это уж я сообразила, когда по следам пошла, по этой красной отметине. И знаете, что я вам скажу: круг-то кровью нарисовали. Вот не сойти мне с этого места. Бежала я из этой комнаты, ног не чуя. Потом вернулась, дверь заперла. И решила, все, ухожу, никаких денег не нужно. Но потом успокоилась. Пусть, думаю, хозяин с дочкой разбирается, а я никуда не полезу. Но и лишней минутки здесь не останусь. Убралась – и быстрей отсюда. Вот такие у нас дела, – со вздохом закончила она, и тут я услышала:

– Кто здесь? – Мария Тимофеевна, вздрогнув от неожиданности, торопливо перекрестилась. – Ох, господи, – пробормотала сквозь зубы и ответила громко: – Здесь вас спрашивают.

– Меня? – В голосе пожилой женщины беспокойство.

– Ну да.

– Кто спрашивает? Из полиции?

– Нет.

Кивнув домработнице, я направилась к лестнице, сообщив:

– Я бы хотела поговорить с вами.

Теперь я стояла у нижней ступени лестницы, а Вера Андреевна наверху. И вновь мне стало не по себе, может, из-за ее взгляда. Смотрела она словно сквозь меня. Она была в темном халате, на ногах тапки из войлока. Коротко остриженные волосы торчали в разные стороны, морщинистое лицо с запавшими губами, но, несмотря на все эти признаки старости, она не вызывала жалости. Скорее беспокойство.

– Я вас видела, – вдруг заявила она.

– Да, я была в доме несколько дней назад.

– Ты не можешь быть подругой Инги. Она намного младше. Тогда что ты делала в доме?

– Пыталась понять, чем занимается ваша внучка.

– Ладно, поднимайся.

Она повернулась ко мне спиной и, тяжело ступая, направилась по коридору. Я бегом припустилась по лестнице под взором Марии Тимофеевны, которая так и замерла с открытым ртом.

Вера Андреевна вошла в свою комнату, оставив дверь открытой, я вошла следом, торопливо прикрыла дверь.

– Все равно подслушивать будет, – усмехнулась она, махнув рукой. – Любопытная.

– Вы домработницу имеете в виду?

– Кого же еще.

Вера Андреевна опустилась в кресло. Теперь, с близкого расстояния, было видно: передо мной уже очень пожилой человек.

– Садись где-нибудь, – вздохнула она. – Ты не думай, я на Марью не сержусь. Любопытством все грешат. Она добрая, хоть и болтливая. А семья наша пересуды заслужила. Все не как у людей. – Она вновь усмехнулась.

Комната ее была небольшой и, несмотря на дорогую мебель, неуютной. Точно жилец не собирался здесь задерживаться надолго и держал при себе только самое необходимое. На столике рядом колода карт.

– Гадаю, – заметив мой взгляд, сказала она. – От безделья. Не вижу почти ничего, так, по привычке, время коротаю. От своей жизни давно ничего не жду. А в чужие вмешиваться грех. Хотя гадание всяк грех. Батюшка знакомый ругался на меня за это… Помер батюшка в прошлом году, а я все живу и живу… – Она вздохнула. – Тяжко жить, когда никого из близких не осталось.

– У вас есть правнучка…

– Есть. Будет кому добро оставить. Давно ей все отписала. На круг вроде бы неплохо выходит… – Она вдруг засмеялась. – Только на это и гожусь. А так почто я ей? Да и не растила я ее, вот и нет друг к другу ни любви, ни даже привычки. – Она немного помолчала. – Ну, рассказывай, кто такая… – Я коротко объяснила, а она кивнула: – Значит, теща Максима сыщиков наняла? Он мне говорил…

– Да. Мы пытаемся разобраться в ситуации.

– Хотела сказать, не похожа ты на сыщика, ан нет… Вижу плохо, хотя хватает разглядеть, что девушка ты молодая совсем и красавица. Такой в актрисы бы надо… А вот взгляд чувствую… точно мысли читаешь. Правда? Или мне по старческому слабоумию мерещится?

– Нет у вас старческого слабоумия, – ответила я. – А мысли читать я не умею. Но эмоции распознаю. И могу сказать, врет человек или нет.

– Ух ты… поди, нелегко тебе с таким даром?

– По-всякому бывает, – честно ответила я.

– Правду иногда лучше не знать, – хихикнула старуха. – Особенно в твоем возрасте.

– Почему? – спросила я, хотя об ответе уже догадывалась.

– Вот она, правда, – Вера Андреевна похлопала по своей груди. – Старость, беспомощность и ненужность. Вроде и живу долго, а так и не поняла зачем.

– Вы переживаете из-за недавних событий, это понятно…

– Что бог не делает, все к лучшему, – махнула она рукой.

– Это вы о чем? – не удержалась я.

– Обо всем. Чего ты спросить хотела? Спрашивай.

– Ваша внучка исчезла десять лет назад. Ее признали умершей. Вы знали, что она жива?

– Ты ведь в полицию с моими россказнями не побежишь? – задала она вопрос. – А и побежишь… Откажусь от всего, чего взять со старухи… Знала, конечно.

– Но почему скрывали? Почему позволили признать ее мертвой? Я понимаю, Зорин. Но вы…

– А что я? Так сложилось. Как в судьбе карта ляжет, так и будет. Бабка из меня вышла никудышная. Другие-то бабки с утра до вечера с внуками возятся, в садик, в школу, еще куда… А мы по разным городам. Дочка сюда учиться приехала, да и осталась. Замуж вышла. Конечно, мы друг к другу в гости ездили, не скажу, чтобы часто, но три-четыре раза в год обязательно. Внучка, бывало, капризничала, такие истерики закатывала. Но кто же из детей не капризничает? Хотя уже тогда надо было забеспокоиться. А мне сказали «все хорошо», я и довольна. А хорошо-то не было. Узнала я это, когда дочка с мужем погибли и мы с внучкой вдвоем остались. Хотя поначалу я тоже ничего не поняла. Такое горе, сама не своя ходила, и то, что внучка не в себе, не удивилась. Как еще, раз такая беда? Я сюда перебралась, чтоб ее из школы не дергать. Ну, и потихоньку выясняться стало…

– У Аделаиды были проблемы? – спросила я.

– Были… – вздохнула Вера Андреевна. – Дед ее, по отцовской линии, руки на себя наложил. Мать его в психушке родила. По семейному преданию, ее вроде как туда незаконно определили. Но теперь в предание с трудом верится. Дед тоже в психушке был частый гость, пока не повесился.

– Дурная наследственность?

– Назови как хочешь. С головой нелады. Вроде все, как у всех, а потом вдруг – раз… и другой человек. Стали мы с внучкой по врачам ходить. И вроде как помогло. Она притихла, книжки читать стала. Сидит у себя в комнате и читает.

– Максим Александрович говорил, у нее были своеобразные вкусы.

– Ага. Любила чертовщину всякую. Про дьявола, про слуг его. Когда я однажды в книжку все-таки заглянула, испугалась. С головой у внучки и так нелады, а тут такое. Соседка, помню, засмеялась, когда я ей рассказала. «Моя внучка, говорит, про вампиров читает. Мода сейчас у них, на мистику. Ерунда, говорит, все это. Вроде страшных сказок». Может, кому-то и ерунда, только не моей внучке. Хотя поначалу все совсем неплохо было. Аделаида за учебу взялась, окончила колледж. А потом Максим подвернулся. Влюбился в нее без памяти. Думаю, врал, по большей части. Денег ему хотелось, а тут и деньги, и родителей, чтоб эти деньги стерегли, нет. Одна бабка в довесок. Но относился он к ней хорошо, врать не буду. Терпел ее характер, помалкивал, где надо, а когда надо – утешал. Хороший муж, одним словом. Я перекрестилась, и на родину подалась. Каюсь, радовалась, что тяжкий груз с себя сняла, пусть теперь муж заботится… Но сердце было не на месте, и я то и дело приезжала в гости. Они ко мне ни разу. Все некогда. В один из приездов (они как раз в этот дом переехали) и узнала, что внучка беременна. Мне бы обрадоваться, а меня точно в грудь ударили. Да и она сама не весела была. Радовался только Максим. Он целыми днями на работе, а она по дому бродит. То вдруг шептать чего-то начнет, то в комнату уйдет и сидит там безвылазно. И опять книжки эти. Целая библиотека. Максим хвалился: мол, как в старину в дворянской усадьбе. А что за книжки, ему и дела нет. Я было заговорила об этом, а он отмахнулся и даже обиделся. Чего б старая дура понимала, а лезет учить… Ближе к родам я опять приехала, внучка уже явно была не в себе. Максим говорит: она рожать боится, такое бывает. Надо успокоиться и вообще поменьше говорить об этом. Я спорить не стала, скажу лишнее, и жизнь внучке испорчу, оттого и о родне ее молчала, о деде-самоубийце и прочем… Кому нужна сумасшедшая жена?

– Сумасшедшая? – переспросила я.

– Ну, называй, как хочешь. Родила она дочку, все слава богу. Никаких осложнений. Я тут задержалась, чтоб с малышкой помочь. Тогда и стало ясно: просмотрели мы ее…

– Аделаиду?

– Кого же еще? Помешалась она окончательно. Хотела дочь родную утопить.

Признаться, я растерялась.

– Что вы имеете в виду?

– А то и имею. Стали ребенка купать, а она дочку в воду с головой сунула и держит. Хорошо, я рядом была… Тогда и выяснилось: оставлять ее с малышкой нельзя.

– И вы промолчали?

– Нет. К врачам пошла проторенной дорогой, Максим поначалу не поверил, но потом пришлось. Она дурью орала: «Убей ее, а то всем нам не жить!» Врачи сначала убеждали, это послеродовая депрессия, бывает… Им хорошо говорить, а тут каждую минуту жди…

– Почему она хотела убить свою дочь?

– Начиталась книжек этих, с больной-то головой. В дочку, видишь ли, дьявол вселился.

– Подождите, – начала понимать я. – Это она обращалась к отцу Тихону?

– И к нему, и к другим. К кому она только не обращалась. А мы потакали. Думали, может, ей легче будет?

– И отец Тихон изгонял дьявола из маленького ребенка?

– Отец Тихон ребенка окрестил, с Аделаидой говорил, подолгу. Пытался образумить. Дитя невинно, и страдать не должно. Но уже поздно было. Тут уж и Максим испугался. Отправили ее лечиться. Да что толку. На месяц лечения этого не хватало. Потом она опять за свое. Максим Аделаиде водителя нанял. На самом деле он был вроде охранника. Ее от самой себя охранял, а малышку от матери. Дела у внучки шли все хуже и хуже. Теперь она и нас подозревала. Мы Сатане служим, придумать же такое надо, – покачала она головой. – Само собой, с ребенком ее не оставляли. Но как-то раз она сбежала вместе с дочкой. Хорошо, охранник нашел ее вовремя. Еще б несколько секунд… Девочку она в озеро бросила. В то самое, в котором ее саму нашли.

– И что было потом? – спросила я.

Еще некоторое время Вера Андреевна сидела молча.

– Пока охранник ребенка из воды доставал, она сбежала. Мы ее искали, но не нашли. День, два. Нигде ее нет. Надо в полицию заявлять. А как такое расскажешь?

– Вы решили скрыть, при каких обстоятельствах все произошло?

– Решил Максим, а я согласилась. Думала, для внучки так лучше будет. Отыщут ее, а мы уж сами в больницу определим. В частную. Где она будет жить по-человечески.

– Но… Ингу нашли в парке… Это что же… была инсценировка?

Старуха вздохнула.

– Я же сказала, мы хотели как лучше. Охранник все время находился в парке, с девочки глаз не спускал. Заявили в полицию. Никто и не знал, что Аделаиды уже третий день нет, домработница могла заподозрить, но я ей говорила: спит внучка, плохо себя чувствует, и тревожить ее не надо…

– Аделаиду не нашли?

– Нет. Где она была, как справлялась, мы так и не узнали. Может, в монастыре жила. Один раз я ее в монастыре нашла.

– То есть она все-таки появилась?

– Появилась. Где-то через год. Ночью пришла, окно разбила. Хорошо, Максим услышал. Она к дочке в комнату шла. И даже страшно подумать, что бы сотворила.

– В полицию вы не сообщили?

– Нет. Пристроили лечиться. Из больницы она сбежала. Позвонила мне. Просила денег.

– И вы дали?

– Конечно. Не деньги, банковскую карту. Но деньги там всегда были, я следила.

– Почему вы не заявили в полицию? – не отставала я.

– Говорю, как лучше хотели. За Ингу боялись. Ребенок-то бедный в чем виноват? А может, и хорошо, что мать подальше от нее держаться будет. Выбирать пришлось. Вот я и выбрала. Винишь меня, да?

Я предпочла не отвечать.

– Она ведь еще появлялась здесь? – спросила я.

– И здесь, и в Туле. Каждый раз мы ее лечить пытались.

– Под чужим именем?

Старуха надолго замолчала.

– Ей ведь надо было как-то жить.

– И вы позволили Зорину признать вашу внучку мертвой?

– А тут либо одно, либо другое. Возвращать ее, и всю оставшуюся жизнь бояться, что ребенка своего убьет, либо… В последний раз она надолго пропала. После того как в Туле объявилась. Когда Максим женился, я к себе уехала. Устала. Да и ему мешать не хотела. И так мужик натерпелся. Надо было как-то новую жизнь начинать. Объявилась она, и я ее в больницу лечь уговорила. И по всему вроде, она на поправку пошла. Ингу не вспоминала. Я порадовалась. А надо бы насторожиться. Понять, что хитрит она, желая меня успокоить. Я ее просила со мной остаться, когда ее из больницы выписали. Она отказалась. И уехала. Куда – не сказала. Я, конечно, боялась, что сюда подалась. Позвонила Максиму. Но нет, тихо все. Вестей от нее долго не было. Потом она появилась, когда срок банковской карты истек. Новую взяла и опять исчезла. Деньги снимала регулярно, так я знала: жива. Ну, и догадаться могла, где живет, чем занята… к тому времени разыскивать ее я уже перестала. Не видела толка. Все равно рядом с собой не удержишь. А может, покоя хотела… Хотя какой уж там покой… Главное, что здесь она не появлялась. И вдруг…

– Вам позвонил Максим?

– Позвонил. У нее, видно, опять с головой нелады приключились. Вспомнила свои фантазии. Пробралась в дом…

– И пыталась задушить Ингу?

– Вот именно. Максим крики дочки услышал, Аделаида сбежала, Инга насмерть перепугалась. Сказала: мать приходила.

– А он стал убеждать ее, что это ее фантазии?

– Что ж ему было делать? Правду сказать? Мол, мать твоя, сумасшедшая, решила, что ты – дьяволово отродье, убить тебя хочет. А я сам при живой жене на другой женился?

– Но он ведь понимал, девочка вряд ли поверит, что видела мать во сне? Тем более что на ее руках и на шее синяки остались.

– Беда, – покивала Вера Андреевна. – С синяками этими… в школе заметили, Максима вызвали.

«Если бы только это, – хотелось сказать мне. – Что пришло в голову ребенку после жуткой встречи с матерью? Не лучше ли было рассказать ей правду?»

– После этого случая Аделаида здесь появлялась?

– Нет. Максим ее, конечно, искал, чтобы опять на лечение отправить, подальше отсюда. Но не нашел.

– Вы уверены?

Старуха смотрела куда-то поверх моего плеча, молчала.

– Если бы он ее нашел, то лечиться отправил. Я думаю, она, как всегда, сбежала.

– Но потом все-таки вернулась. Ее нашли неподалеку от дома.

– Я старая бабка, но из ума не выжила. И очень хорошо понимаю, что ты хочешь сказать. Только это глупости. Максим бы ее пальцем не тронул. В другом месте убийцу ищите. А то, что рядом с домом… Может, она и хотела сюда попасть, да встретила лихого человека.

Ее слова вызывали сомнение. Труп Аделаиды тщательно упаковали и позаботились о том, чтобы он не всплыл. Лихой человек, встреченный в лесу, скорее всего, спрятал бы труп под какой-нибудь корягой или просто бросил в то же озеро, то есть действовал бы импульсивно, исходя из обстановки. Но в случае с Аделаидой налицо продуманность действий.

Сомневаюсь, что убийство было случайным. Я тут же подумала о родительской квартире Зорина. Пропавший ковер, следы крови…

Но Аделаиду задушили. Опять не складывается.

Допустим, Зорин в очередной раз застал Аделаиду в доме. Он хочет защитить дочь, это понятно.

Выясняя отношения с женой, мог Зорин ее задушить? В отличие от Веры Андреевны, я подобную мысль допускаю. Испугался, вспомнил об озере неподалеку и решил таким образом свои проблемы: пропавшую еще десять лет назад жену искать точно никто не будет. Значит, надо лишь спрятать труп так, чтобы его никто не обнаружил.

– Вы сказали, Аделаида регулярно снимала деньги с карты. Помните, когда это было в последний раз?

– Вот тут книжка лежит, – кивнула она на стол. – В верхнем ящике.

Я подошла, выдвинула ящик и увидела старенькую записную книжку в кожаном переплете.

– Мне эсэмэс на телефон приходит, – сказала Вера Андреевна. – Но я по привычке все равно записываю. Не доверяю я этим телефонам.

Я быстро пролистала страницы. Последняя запись сделана две недели назад. Покупка на небольшую сумму. В тот момент Аделаида уже была мертва. Однако кто-то пользовался ее картой. За предыдущие две недели семь покупок. Потом они внезапно прекратились. Почему? Новый обладатель карты счел это опасным?

– Можно, я сделаю фото? – спросила я.

Старуха покачала головой, взяла записную книжку из моих рук и вернула в ящик стола.

– Вы думаете, картой пользовался убийца? – спросила я.

– Кто ж еще? Деньги не велики, но, если не дурак, довольствовался малым. Чтобы внимания не привлекать. И это точно не Максим. Зачем ему эти крохи?

Я могла бы возразить: например, затем, чтобы Вера Андреевна продолжала считать: ее внучка жива. И не поднимала тревогу. Впрочем, как оказалось, как раз этого опасаться и не стоило.

– От родителей Аделаида унаследовала деньги, вы сами сказали: это одна из причин, по которой Максим на ней женился. И все эти деньги перешли ему…

– Не ему, Инге. Хотя и ему, конечно. Но другого ребенка у него нет, значит, все равно ей.

– Вы понимаете, что все это нужно рассказать в полиции?

– Зачем? – нахмурилась она. – Внучке уже не поможешь… А Максиму и Инге это точно на пользу не пойдет. Начнут трясти грязным бельем. Максима еще и виноватым сделают.

– Но по закону он действительно виновен, утаил важные для следствия сведения, зная, что человек жив, требовал признать его мертвым.

– Так это по закону. А по справедливости? Он не мог помочь жене, но мог спасти дочь. Выбор простой.

«Вот уж нет, – хотелось возразить мне, – если бы с самого начала вы не скрывали от всех правду, возможно, был бы шанс Аделаиду вылечить. И о каком спокойствии за дочь может идти речь, если Аделаида способна была вернуться в любой момент?»

Но говорить этого я не стала. Моя логика Веру Андреевну не интересовала. Вместо этого я сказала:

– Я хотела поговорить с вами об Инге.

Старуха, замерев на мгновение, дважды кивнула. Выражение ее лица не изменилось, но я почувствовала беспокойство, а еще печаль.

– Вы не боитесь, что ей передалось увлечение матери?

– Я Максиму говорила, чтоб он эти поганые книжки сжег.

– Почему он этого не сделал?

– Наверное, считал, ерунда все это.

– И даже когда в доме стали происходить странные вещи…

– Ты что ж думаешь, это Инга?

– Кто еще? Или она или вы.

– Я? Насмешила, – она, в самом деле, засмеялась, отрывисто, словно пролаяла. – Я сначала думала, она домработницу пугает. Из озорства. Хотела Максиму нажаловаться, чтоб наказал дочку.

– Почему же передумали?

– Ей за мать обидно было. Что тут скажешь, ребенок. Инга самостоятельная, с детского сада все сама сделает, ничего не забудет…

– Она незаметно возвращалась в дом, и так же незаметно уходила?

Старуха вновь кивнула.

– Я ее случайно застала. Меня она, дуру слепую, не опасалась. Оказалось, зря.

– Вы с ней пытались поговорить?

– Конечно. Знаешь, до чего она додумалась? Кровью пол в гостиной вымазала. В день, когда мать исчезла. Свиную печенку в магазине купила. В печенке крови всегда много.

– Почему она это делала?

– Считала отца виноватым…

– В чем? Не хотела простить ему женитьбы на Нелли?

– Если бы… – вздохнула Вера Андреевна. – Она считала… она считала, отец убил мать.

– Подождите, – насторожилась я. – С чего она это взяла?

– Да ни с чего. Привиделось ей что-то… Я ее тогда стыдить принялась, а она вдруг расплакалась. Ну и рассказала…

– Что? Что конкретно она вам рассказала?

– Говорю, чепуха. Сон, наверное. Она видела, как отец на руках нес мать. И та была в крови. За ними так кровавая дорожка и тянулась. Когда отец вернулся, стал кровь замывать, ползал на полу, а она все видела. Стояла наверху, возле лестницы. Отец ее не заметил. Ни в первый раз, когда с телом выходил, ни во второй.

– Когда все это произошло?

– Говорит, когда мать исчезла.

– Инге тогда было четыре года.

– Вот именно. Но она утверждает, что все хорошо помнит.

– Но… этого не может быть! Ведь погибла ваша внучка месяц назад.

– А я про что говорю? Привиделось ей. Бог знает что в ее детской душе творилось. Вот и стала отцу знаки подавать, когда подросла. Мол, и ты помни.

– А месяц назад здесь появилась ее мать, которая пыталась ее задушить, – сказала я. – И что решила девочка?

– Я знаю, мы виноваты. Но так уж вышло.

– Знаете, и продолжаете настаивать на своем. И если убийцу Аделаиды так и не найдут…

– Ты найдешь, – перебила она. – Я чувствую. А теперь иди. Устала я. И помни, если побежишь в полицию, я от своих слов откажусь. Выдумала ты все. Поняла?

Я направилась к двери, зная, что уговоры бессмысленны.

– До свидания, – сказала я.

– Прощай, – усмехнулась она.

Марию Тимофеевну я обнаружила внизу, она мыла пол в холле.

– Что она сказала? – спросила шепотом. – Сразу-то не выгнала, значит, был разговор?

– К сожалению, она сама мало что знает.

– Ага, понятное дело. Уж хоть бы поскорее разобрались со всем этим. И место терять не хочется, и здесь оставаться страшно. Беда…

Я, прихватив куртку, спешно покинула дом, поблагодарив ее за помощь.

Бергман в ожидании меня прогуливался возле машины.

– Как все прошло? – спросил он, приближаясь.

Я начала пересказывать наш разговор. В машину мы так и не сели, прогуливались теперь уже вдвоем вдоль обочины. Воздух был свежим, холодным, я зябко ежилась, но в машину не спешила. Бергман снял шарф и намотал его вокруг моей шеи, стянул перчатки и протянул мне.

– Мои в машине, – сказала я.

– Надевай. Ты посинела от холода… Теперь многое становится понятно, – выслушав меня, кивнул он. – Однако главную загадку это не решает.

– Главная загадка: что случилось с Нелли?

– Именно это мы обещали выяснить нашей клиентке. Кстати, я ей звонил. Чувствует она себя неплохо, отправилась домой, я обещал к ней заехать.

– Мне кажется, загадок стало даже больше, – вздохнула я.

– И первая: что или кого в действительности видела Инга десять лет назад? – улыбнулся Бергман.

– Думаешь, ей это приснилось? Или она все это выдумала?

Он пожал плечами.

– Мне надо кое-что проверить, – пробормотала я.

– Появилась идея?

– Скорее догадка. Весьма смутная.

– Что ж, тогда поехали.

Он не задавал мне вопросов, и это порадовало. Однако по дороге разговор мы продолжили:

– Значит, девчонка считает отца убийцей? Может, Зорин действительно в конце концов убил бывшую? Десять лет она то появлялась, то исчезала. К тому же едва не задушила дочь. Терпение у него лопнуло, и он решил: если уж она официально мертва, отчего бы ей в самом деле не покинуть этот мир?

– Вера Андреевна утверждает, что он на это не способен.

– Она может заблуждаться. Что, если Аделаида в очередной раз появилась в доме? И ее встреча с Зориным для нее на сей раз закончилась скверно?

– Инга это видела, и придумала историю о том, как в четыре года застала отца с окровавленной матерью на руках?

– Кстати, вполне вероятно.

– Но… если так, то Вера Андреевна должна была знать об этом. Она уже месяц живет в доме, и ее комната недалеко от комнаты Инги.

– Старушка плохо видит, да и возраст. Допустим, этот прискорбный факт Зорину удалось скрыть от нее. Он упаковывает труп и топит в ближайшем озере. Мы можем пойти еще дальше и предположить: то, о чем не знала старуха, стало известно Нелли.

– Хочешь сказать: в этом причина ее исчезновения?

– Почему бы и нет?

– Она сбежала от мужа-убийцы или он ее где-то удерживает?

– Хороший вопрос, – кивнул Бергман. – Попробуем задать его Зорину. Правда, пока он не готов открыть нам все тайны.

Мы въехали в город, и Максимильян спросил:

– Куда теперь?

– В офис Зорина.

Кажется, это его удивило, но вопросов он и в этот раз не задал.

– Мне с тобой? – спросил, выезжая на парковку.

– Я бы предпочла поговорить с ней одна, – ответила я.

– С ней? Ты меня заинтриговала. Что ж, удачи.

Он кивнул и вскоре уехал, а я направилась в офис Зорина. Попадаться ему на глаза в мои планы не входило, я позвонила Насте, и через пять минут мы встретились возле лифта.

– Алла не звонила. При мне, по крайней мере, – тут же сообщила она, – Зорин дерганый какой-то… хотя неудивительно. Труп его первой жены нашли. Прикинь.

Я кивнула, а она продолжила:

– Кто нашел? Неужто вы?

Я вновь кивнула.

– Ни фига себе… И кто ее убил?

– Пока не знаем. Помнишь, ты говорила о бывшей любовнице Зорина, которая из-за него пыталась покончить жизнь самоубийством?

– Само собой. А что?

– Она сейчас здесь?

– Наверное. Куда ей деться? Период отпусков закончен, если только на больничном, но я не помню, чтобы она когда-нибудь болела. А я вот какую-то дрянь подхватила, знобит с утра. Так что держись от меня подальше.

– Можешь меня к ней проводить?

– Ну ты даешь! Мне ж здесь работать. Если узнают, что я тебе информацию сливаю…

– Не узнают. Скажи мне, где ее искать.

– Идем, – вздохнула Настя, и мы пошли по коридору.

– Вот, – кивнула она на дверь слева.

– Спасибо.

– Позвонишь мне?

– Обязательно.

– Тогда удачи.

Настя поспешно удалилась, а я, постучав, открыла дверь.

В просторной комнате за столами сидели три женщины. На меня взглянули с любопытством. Одной было около пятидесяти, второй не больше двадцати, меня заинтересовала третья. Красивая шатенка лет тридцати восьми.

– Марина Геннадьевна, – обратилась я к ней. – Я бы хотела с вами поговорить.

– Со мной? – нахмурилась она, любопытство коллег лишь увеличилось. Она покосилась на них и не спеша поднялась.

– Идемте.

Молча мы покинули кабинет, прошли чуть дальше по коридору и замерли перед дверью с табличкой «Переговорная». Она быстро заглянула в комнату и, убедившись, что она пуста, сказала мне:

– Заходите. – Я не успела устроиться в кресле, как она спросила: – Кто вы?

Сама Марина осталась стоять возле двери, сложив руки на груди, исподлобья меня разглядывала.

– Меня зовут Елена. К нам обратилась теща Зорина с просьбой найти ее дочь.

– К кому это «к вам»?

– Детективное агентство. Названия у него, к сожалению, нет. Вы можете навести о нас справки.

Я положила на стол визитку Бергмана, Марина на нее даже не взглянула.

– Максим мне говорил… – Она все-таки прошла и села напротив. – От меня вы чего хотите?

– Ответ на один вопрос… Он может показаться вам неприятным.

– Не я ли убила его жену? – хохотнула она. – Нет, не я. Надо полагать, вы уже все сплетни здесь собрали. Я видела вас с его секретаршей. Вот уж у кого язык без костей…

– Я встретила возле лифта девушку и спросила, где вас найти, – сказала я. – Но мой вопрос не имеет отношения к недавним событиям. Меня интересует то, что произошло несколько лет назад.

– Несколько лет назад? – повторила она. – И что же это?

– Итак, вы пытались покончить с собой…

Она вдруг дернулась, точно ее ударили.

– При чем здесь это…

– Вы сказали, что знаете о нас от Зорина. Думаю, далеко не со всеми сотрудниками он так откровенен, следовательно, у вас доверительные отношения.

– Возможно. Но я по-прежнему не понимаю…

– Дочь подозревает его в убийстве своей матери, утверждает, что стала свидетелем одной сцены… Но это не может быть правдой, потому что ее мать погибла месяц назад. А то, о чем говорит ребенок, произошло за несколько лет до этого.

Лицо Марины налилось краской, она нервно сглотнула.

Я чувствовала напряжение, все нарастающее в ней.

– Вы поняли, о чем я?

– Догадываюсь.

– Мы могли бы поговорить об этом?

– Все это… мне тяжело вспоминать… Хорошо. Спрашивайте.

– Вы пытались покончить с собой?

– Да, пыталась, – кивнула она. – Я его очень любила, но он был женат.

– Вы стали любовниками.

– Примерно через год… Я долго не решалась. Он честно предупреждал, что не разведется с женой. У нее проблемы со здоровьем, и он не может… Он говорил правду. Его жена была сумасшедшей. Вы ведь знаете? – Я молча кивнула. – А потом она исчезла. Бросив дочь на улице. Одну. И я подумала… Господи, как глупы влюбленные женщины, – засмеялась она. – Он не собирался что-то менять. Когда я это поняла… Разочарование бывает убийственно…

– Это произошло в его доме?

– Да. – Она низко наклонила голову, словно пытаясь спрятаться от моего взгляда. – Я… я приехала к нему поздно вечером. Не думайте, я не истеричка… Но то, что между нами происходило… Я должна была выяснить, все понять для себя. Он сказал, что отсутствие жены ничего не меняет. Ее найдут или она сама вернется. Он не допускал мысли, что они расстались навсегда. Я поняла… дело не в ней… просто его все устраивало в наших отношениях. Это было… сама не знаю, что на меня нашло. Он предложил выпить вина, хотел меня успокоить. Я разбила бутылку и осколком стекла вскрыла вены на руках. Дешевая мелодрама, да?

– Не думаю, – покачала я головой.

– А я думаю именно так. И он тоже подумал… Но… не мог же он меня бросить. Но и «Скорую» в свой дом вызывать не хотел. Зачем ему всякие слухи? Он перенес меня в машину, доставил домой и вызвал неотложку. Извинился и сказал, что дверь оставит открытой, чтоб врач мог войти. А мне позвонит позднее. Да, он перевязал мне руки, что и спасло мне жизнь. Наверное. Меня привезли в больницу, утром он позвонил. Но в больницу ни разу не приехал. После этого мы расстались. Не по моей инициативе, вовсе нет. Я готова была его простить. Но он решил, должно быть, что ему и одной сумасшедшей за глаза. Потом он женился. А мы… мы теперь друзья. Он прибегает ко мне, чтобы поплакаться. Как вам история?

– Грустная.

– Значит, Инга нас видела? Я считала, он это выдумал, чтобы я почувствовала еще большую вину.

– Что выдумал?

– Он сказал, дочь стояла на верхней ступеньке лестницы…

– Он пытался с ней поговорить?

– Нет. Максим из тех, кто надеется: все как-нибудь само рассосется… Дочь ни о чем не спрашивала, и он успокоился.

– Сколько ей было лет?

– Пять или шесть. Сейчас ей, кажется, четырнадцать. Совсем взрослая. Как летит время… Иногда я думаю: на что я трачу свою жизнь? На любовь к человеку, который никогда не ценил ни меня, ни мою любовь. Он оба раза женился на деньгах. Вот что ему на самом деле нужно. Со второй женой ему тоже не повезло. Она чудовищно ревнива и закатывала жуткие сцены. Пришлось забыть о радостях на стороне. Примерный муж. Наверное, это было нелегко, иначе бы он ко мне не заглядывал. Кофейку попить и поплакаться.

– Он приходил к вам домой?

– Нет, конечно. Он боялся жену как огня. Мы оставались после работы, пили кофе в моем кабинете. Решали насущные вопросы, – усмехнулась она. – Он даже бумаги на стол раскладывал, на всякий случай. Смешной и жалкий человек. Надеюсь, больше вопросов нет?

– Он вам что-нибудь говорил об исчезновении своей жены? Делился догадками, версией?

– Он был уверен, что она сбежала с любовником. Сказал, что яблоко от яблони недалеко падает, имея в виду свою тещу. О ее романах в городе ходили легенды. Только он врал. Не про тещу, конечно. Про жену.

– Врал?

– Ну да.

– Почему вы так думаете?

– Потому что хорошо его изучила. Вижу, когда он говорит правду, а когда врет. Так вот: он врал. Я не знаю, что произошло, и не хочу знать, но то, что в этом есть его вина, несомненно. Он переживает и боится. И переживать, и бояться Максим способен только из-за себя. Извините, мне надо работать, – сухо закончила она и направилась к двери.

Я позвонила Насте и уже подходила к лифту, когда из ближайшей двери вышел Зорин, в шарфе и пальто нараспашку. Должно быть, собирался покинуть офис.

Я отвернулась в тщетной надежде, что он не обратит на меня внимание. Он резко остановился, лицо перекосило от гнева, но он тут же взял себя в руки.

В лифт мы входили вместе с еще несколькими сотрудниками, и я была уверена: устраивать скандал он не рискнет. В лифте он смотрел прямо перед собой, но когда двери на первом этаже раскрылись, ухватил меня за руку, успев еще раньше нажать кнопку паркинга. Я этого точно не ожидала, оттого на выходе малость замешкалась, что и позволило ему вцепиться в меня, точно клещами.

На сей раз мы остались вдвоем, как только двери закрылись, он гневно спросил:

– Какого черта вы здесь делаете? Кто вам позволил болтаться в моем офисе?

Двери вновь открылись, я намеревалась остаться в лифте, но Зорин потащил меня за собой.

– Вы что, обалдели? – вопил он. – Я вас спрашиваю.

– Перестаньте кричать. Мне требовалось кое-что уточнить.

– В моем офисе? Значит, вы под меня копаете? Строите козни за моей спиной? Найти Нелли вы не в состоянии, но решили окончательно рассорить меня со старухой?

– Мы пытаемся вам помочь, – вяло ответила я.

– Хороша помощь, черт бы вас побрал…

Он внезапно отпустил мою руку и зашагал к машине. Самое время войти в лифт и оказаться подальше от Зорина. Но что-то вдруг остановило. Я отчетливо чувствовала присутствие кого-то третьего. И этот третий вызывал тревогу.

Я осторожно направилась за Зориным. К тому моменту он успел свернуть и пропал из виду за широкой опорой с большой цифрой «6».

Паркинг, судя по всему, был подо всем зданием и размеры имел приличные. Впереди раздался приглушенный крик, а я, прижавшись к опоре, осторожно выглянула. Зорин стоял возле своей машины, вплотную к нему какой-то тип в куртке с капюшоном, который он надвинул на лицо.

Зорин казался перепуганным насмерть, именно его крик я и слышала.

Мужчина отступил на пару шагов, увлекая за собой Зорина. Он, видимо, намеревался принудить Максима Александровича сесть за руль, а сам хотел устроиться сзади.

На мгновение я увидела пистолет в его руке и беспомощно оглянулась. В паркинге никого, кроме нас троих. Надо на что-то решаться. Бежать к лифту, подняться на первый этаж и обратиться к охране? Или звонить Климу? Он должен быть где-то здесь.

– Черт, – пробормотала я и громко крикнула: – Максим Александрович, вы документы забыли…

Оба разом вздрогнули, тип в капюшоне повернулся в мою сторону, но я, помня об оружии в его руках, высовываться не спешила. Мужчина начал нервно оглядываться, должно быть, гадая, что делать, и тут за его спиной, точно из-под земли, возник Клим и ткнул пистолетом ему в затылок.

– Спокойно, парень. – Он забрал у него оружие и крикнул мне: – Выходи!

Я бросилась к нему. За это время Клим открыл багажник и запихнул туда слабо сопротивлявшегося парня.

– Не зли меня, – сказал он, захлопнув крышку багажника.

Зорин все это время пребывал в прострации, но тут вдруг возмущенно заголосил:

– Что вы делаете? Немедленно выпустите его!

– И оставить с тобой наедине? – усмехнулся Клим. – Садись за руль.

– Зачем? Что происходит?

– У меня накопились вопросы. И к тебе, и к этому придурку в багажнике. Поехали.

– Меня только что хотели похитить. Я требую вызвать полицию. У него было оружие.

– Пистолет игрушечный, – осчастливил Клим. – У него. А у меня настоящий.

– Но… – Зорин растерянно посмотрел на меня, я пожала плечами.

– Может, мы действительно поедем? Не стоит его злить, в самом деле.

Зорин сел за руль, я рядом с ним, а Клим сзади. Не успели мы тронуться, как в паркинг друг за другом въехали сразу три машины.

Я с тревогой покосилась на Зорина, а Клим сказал:

– Поспокойней, мужик. Лучше без лишних движений.

– Куда? – нервно поинтересовался Зорин, когда мы оказались на улице.

– К господину Бергману, естественно. Пора, наконец, поговорить по душам.

– Что за игру вы ведете? – Кажется, страх понемногу прошел, и теперь Зорин начал злиться.

– Немного терпения, господин Зорин, – сказал Клим и с усмешкой посмотрел на меня.

Во взгляде читался вопрос, но было ясно: ответа он не ждет. По крайней мере, не сейчас. Я предпочла молчать, хотя сказать хотелось многое. Вряд ли Бергману понравится, что мы везем к нему несостоявшегося клиента под угрозой оружия, да еще с каким-то типом в багажнике. Зорин прав, надо было вызывать полицию.

Однако выяснять отношения сейчас точно не ко времени. Клим все это затеял, вот пусть с Максимильяном и объясняется.

– Позвони ему, – сказал Клим, точно читая мои мысли.

Я набрала номер Бергмана и протянула мобильный Климу. В одной руке он держал пистолет, а в другой телефон, коротко сообщил о случившемся.

Ответа я не услышала, одно могу сказать: Максимильян был немногословен.

Через двадцать минут мы въехали во двор «дома с чертями». Ворота за нами еще закрывались, когда входная дверь распахнулась, на пороге стояли Джокер и Поэт.

– Торжественная встреча, – прокомментировал Клим.

– Рад видеть вас, Максим Александрович, – проникновенно улыбнулся Бергман при виде Зорина.

– Издеваетесь? – сквозь зубы произнес тот.

– Боже упаси. Я решил, вы хотите узнать, кто напал на вас, угрожая игрушечным пистолетом.

– Игрушечным? – кажется, это в голове Зорина не укладывалось.

– Уверяю вас, мой друг разбирается в оружии.

– Держи. – Клим сунул в руки Зорина пистолет, отобранный у типа в капюшоне.

– Прошу вас пройти в мой кабинет, – заливался соловьем Бергман. – Дмитрий Евгеньевич вас проводит.

– Какого черта, – начал Зорин, но Максимильян перебил:

– Предлагаю немного подождать, выпить кофе. Впрочем, если вы решите вызвать полицию… Мобильный у вас с собой?

Упоминание о полиции Зорину на сей раз не понравилось, он поспешно вошел в дом вместе с Димкой.

Бергман прикрыл за ними дверь и обратился к Климу:

– Второго лучше в подвал.

– У тебя там пыточная? – усмехнулся Клим.

– У меня там свалка всякого барахла. Но ему совершенно точно не понравится.

Клим открыл багажник и сказал:

– Вставайте, сэр, вас ждут великие дела.

– Вы права не имеете, – с возмущением заговорил парень, выбираясь из багажника.

Теперь я его хорошо разглядела и почти не сомневалась: мы уже встречались. В подъезде дома, где была квартира родителей Зорина.

– Я похож на человека, которого интересуют твои права? – удивился Клим.

И парень под его взглядом притих. В дом вошел безропотно. Мы стали спускаться в подвал. Я решила отправиться с мужчинами. Во-первых, из-за любопытства. Ранее там мне бывать не доводилось. Во-вторых, хотела быть уверенной, что ничего лишнего Клим с Бергманом себе не позволят. В свое время Максимильян просил меня приглядывать за Воином, который охотно распускал руки, похоже, Клим в этом смысле от него недалеко ушел.

Максимильян открыл кодовый замок на решетке, и мы вошли в просторное помещение, посередине которого стояла какая-то деревянная конструкция.

Пока я ее с недоумением разглядывала, Клим присвистнул.

– О, у тебя собственная гильотина!

«Точно, – мысленно ахнула я. – Это гильотина».

– Купил по случаю, – ответил Бергман, взял два стула в углу и перенес их ближе к середине комнаты. – Это одна из гильотин, изготовленных во Франции во второй половине двадцатого века, шла на экспорт куда-то в колонии. Кстати, последняя казнь в самой метрополии была проведена в сентябре тысяча девятьсот семьдесят седьмого года. Не так давно, если вдуматься. Садитесь, – кивнул он типу в капюшоне, указывая на один из принесенных стульев, другой предложил мне.

– Ты ее уже опробовал? – с интересом разглядывая гильотину, спросил Клим.

– Случай не представился.

– Кончайте пугать, – сказал наш гость, но без особой уверенности.

– Не терпится начать? – повернулся к нему Клим.

– Чего вам надо?

– Для начала представьтесь. И объясните, чем вызван ваш интерес к господину Зорину.

Рывком подняв парня за шиворот, Клим быстро его обыскал и протянул Бергману паспорт.

– Зотов Денис Николаевич, – прочитал тот. – Что ж, будем считать, что познакомились.

Клим стянул с парня капюшон и присвистнул. На бритом черепе татуировка: премерзкая физиономия во весь затылок. Надо полагать, врага рода человеческого. Выполнена она была мастерски, и казалось, что у парня два лица. Двуликий Янус. Собственная физиономия «гостя» ни зловещей, ни даже особо неприятной не была. Обычное курносое лицо с глубоко посаженными глазками и пухлыми губами. Ему было лет тридцать, не более, но, судя по землистому цвету кожи и слезящимся глазам, о здоровье он не особо заботился.

– Итак, – сказал Бергман, – слушаем вас.

Гильотина парня нервировала, это было ясно. Вряд ли он всерьез верил, что ее пустят в дело, но сам факт, что какой-то псих способен держать в подвале нечто подобное, здорово беспокоил. Я и сама еще не успела прийти в себя от этого сюрприза.

«Все-таки с башкой у него проблемы, – с тоской думала я, глядя на Максимильяна. – На хрена ему эта гильотина, скажите на милость?»

Я знаю, что он таскается по миру и тащит в дом всякий хлам, вроде астролябий, старых карт и песочных часов. Но гильотина?

На ум тут же пришла Майя. Путая свои сны с явью, она считала Бергмана палачом. А вдруг в этом что-то есть? И те, прошлые, жизни каким-то образом влияют на нас настоящих…

Я уже верю в прошлые жизни? В этом месте я выругалась. Интересно, что он еще хранит в подвале? Дыбу? «Испанский сапог»? Теперь меня это точно не удивит.

Но сейчас меня беспокоил не столько Бергман, сколько Клим. В его равнодушном стылом взгляде читалась неприкрытая угроза.

Я невольно поежилась, потому что было ясно: жизнь человека, сидевшего перед ним на стуле, для него не имела никакой ценности.

– Я просто хотел с ним поговорить, – облизнув губы, сказал парень.

– Прекрасно. О чем же?

– О его жене. В смысле… бывшей жене. Аделаиде.

– То есть вы с ней знакомы?

– Да.

– Расскажите нам об этом.

– Ну… мы познакомились… год назад примерно.

– Где познакомились?

– На кладбище, – смутившись, ответил он. – Я вожу… водил экскурсии по кладбищу… это типа квеста.

– Оригинально. Аделаида пришла на экскурсию?

– Ну… мы познакомились. Потом стали встречаться. Я думал, Аделаида – это имя, которое она сама придумала. Хозяйка квартиры ее Ольгой называла. Но Аделаида, конечно, круто. Мы стали жить вместе. Тогда я понял, с башкой у нее не все ладно.

– В каком смысле?

– Ну… я не против татуировку набить или квест на кладбище устроить. Но ведь это вроде игры, так?

– Вот уж не знаю, – удивился Бергман.

– Конечно, так. А она, типа, во все это всерьез верила. И месяца полтора назад заявила: дьяволу уже четырнадцать лет, а когда исполнится пятнадцать, его уже не остановить. И надо, мол, ехать. Ну, надо так надо, я ж не против. Тем более что деньги у нее были. Короче, приехали сюда. И тут я кое-что узнал.

– Дьяволом она считала свою дочь? – вмешалась я.

– Вот именно. Это она мне сказала, когда в дом влезла, а бывший ее там застукал. Я-то думал, он ее ментам сдаст, а он ее в своей квартире поселил, и стал уговаривать лечиться. Кстати, в самом деле бы неплохо. Но она его послала. Он с нее слово взял, что она близко не подойдет к ребенку. Тут-то все и выяснилось. Я, конечно, человек широких взглядов, но это ж ни в какие ворота не лезет. Полный звездец. Короче, я подхватился и отсюда ходу. В родной город. Но потом… в общем, решил проверить, как она. И вернулся. В квартире пусто. И она на звонки не отвечает. Я номер ее мужа выяснил, ну и позвонил. Узнать, типа, где она и как. Был уверен: она в психушке. Подлечат ее, и мы махнем отсюда. А пока можно и одному пожить. Не полгода же ее там держать будут. А он дурака валять стал, типа, не знает, кто я такой и что мне надо. Ну, я забеспокоился, потому что в интернете покопался и уже знал: Аделаида исчезла еще десять лет назад, и он теперь по любому чистенький. Потому что живет она по чужим документам, а денег он ей отваливает будь здоров. Деньги у нее всегда были, а она сроду нигде не работала. Вот я и смекнул: надоело ему платить, и он того… избавился от проблем. А тут и труп нашли. Прав я оказался. Вот и решил с него спросить. Аделаида мне не чужая… все-таки год вместе. Фактически муж и жена. А эта сволочь мне: «типа, ты ее и убил». У меня алиби, а вот где ты болтался, еще вопрос. Я и решил поговорить с ним по-мужски. Мне отсюда даже уехать не на что. Я ж пешком не пойду.

– Понятно. Вы решили его шантажировать, – кивнул Бергман. – И с этой целью приобрели игрушечный пистолет?

– Он его украл, – усмехнулся Клим.

– А что мне было делать? – обиделся Зотов. – Говорю же, уехать отсюда и то не на что. А у него денег завались. Вот и пусть раскошелится, многоженец.

– Вторую жену Зорина вы когда-нибудь видели? – спросил Бергман.

– Нет. Откуда?

– Возможно, она приезжала на квартиру?

– При мне такого не было. Правда, я тут надолго не задержался. Когда узнал про всю эту фигню, ноги в руки – и домой.

– Позаимствовав у подружки банковскую карточку? – спросила я.

– Я что, дурак? Она ее заблокировать могла. Деньги взял. Не особо много их и было.

– Но на месяц хватило? – вновь усмехнулся Клим. – А там уж и к подруге потянуло с непреодолимой силой?

– Слушайте, у нас все честно было. Я ей помогал. Она ж могла сутки напролет лежать. Уставится в потолок и бубнит всякую ахинею. Или спит. По двадцать часов подряд. А я и по хозяйству, и вообще…

– Молодец, доброе сердце, – кивнул Клим.

– Что ж, – развел Максимильян руками, – мы вынуждены покинуть вас на некоторое время.

– Эй, отпустите меня, – запричитал парень. – Я никому ничего не скажу. Честно.

– Конечно, отпустим, – подмигнул Клим, – но попозже. Отдыхай. Рассмотри здесь все как следует. Когда еще такой случай выпадет.

Парень умоляюще взглянул на меня, но я лишь пожала плечами.

– Господин Зорин нас уже заждался, – произнес Максимильян, и подвал мы покинули, не забыв запереть решетку.

Зорин сидел возле окна, потея и ерзая, как первоклашка перед кабинетом директора.

– Что он сказал? – вскакивая, задал он вопрос, как только мы вошли.

– Я думаю, его рассказ новостью для вас не является.

– Он мог наболтать что угодно. Вы же видели, это бандит, он угрожал мне оружием.

– Игрушечным пистолетом, который вы приняли за настоящий. Но, главное, конечно, не это. Главное, он утверждает, что ваша первая жена Аделаида, десять лет как пропавшая, еще месяц назад жила в квартире, доставшейся вам от родителей. Максим Александрович, вы не находите, что вам пора рассказать нам правду. Ваша скрытность заведет вас очень далеко. Боюсь, прямиком в тюрьму.

– Я не убивал Аделаиду, – испуганно ответил Зорин. – Я же привез вам платок. Меня подставляют. Но вместо того чтобы найти негодяя, вы обвиняете меня черт знает в чем.

– В подвале сидит свидетель, который оставил в вашей квартире свою подругу живой и невредимой, а вернувшись по прошествии некоторого времени, узнал, что она убита. Про платок вы кстати вспомнили… Если выяснится, что на нем кровь Нелли, версия напрашивается сама собой. Ваша жена следила за вами, подозревая в измене. О ее патологической ревности поведали ваши сотрудники.

При этих слова Зорин с неприязнью взглянул на меня.

– Вы убили Аделаиду, устав от ее выходок и желая оградить от нее дочь. Но ваша вторая жена стала случайным свидетелем убийства, и вам пришлось избавиться от нее.

– Вы с ума сошли?

– Об этом прокурора спросишь, – сказал Клим.

– Господи, да это какой-то вздор…

– Хочу напомнить, вы не являетесь нашим клиентом, и мы как законопослушные граждане вынуждены обратиться в полицию.

– Я не убивал Иду, – в отчаянии крикнул Зорин. – Зачем? Да, она периодически появлялась и портила мне жизнь. И мне, и дочери. Но… за десять лет это было всего несколько раз. Я уже не надеялся на улучшение ее здоровья, но… нельзя же, в самом деле, убить человека за то, что он болен? Я нашел Иду, точнее, она сама нашлась. Позвонила. Я поселил ее в квартире родителей, как делал всегда, если она вдруг появлялась… И вызвал сюда ее бабушку. Она умела ее уговорить. В конце концов Ида согласилась бы лечь в клинику, а потом уехала. Все как обычно. А тут у нее даже бойфренд появился. Явный прогресс, хоть он и полное ничтожество. Дважды я ее навещал, привозил лекарства, успокаивающие. И, видимо, в одну из этих поездок… Нелли чудовищно ревнива. А тут кто-то из доброхотов сообщил ей о моем якобы романе, хотя никакого романа с Аллой у нас тогда не было, мы просто познакомились и иногда пили кофе.

– Ваша жена отправилась за вами и обнаружила в квартире Иду?

– Вот именно. Но я ничего не знал. Я пробыл в квартире совсем немного времени. Предупредил, что привезу бабушку. В моем доме были вторые ключи от квартиры, ими Нелли и воспользовалась.

– Она что же, не узнала вашу жену?

– Говорит, что не узнала. Ида набросилась на нее, и она ничего не успела понять. Ида ударила ее по голове вазой. Из малахита. Подарок коллег моей матери. И пробила голову. Это правда. Я сам видел рану. В общем, Нелли защищалась как могла…

– И в результате задушила вашу первую жену? – подсказал Бергман.

Зорин молча кивнул. Говорит он правду или нет, определить было трудно. Я чувствовала его страх, беспокойство, отчаяние, но причина могла быть разной. За жену он боялся или все-таки за себя?

– Поняв, что случилось, Нелли бросилась бежать…

– И не позвонила вам?

– Она просто не соображала, что делает. Уехала к подруге на дачу, та все никак не могла продать дом, доставшийся от бабки. Дом в деревне, где всего-то пяток пенсионеров, да и то только летом. Бросила машину в лесу, еще и помять ее умудрилась. Она не позвонила и не отвечала на звонки. Выбросила симку. А мы не знали, что с ней. И тем же вечером заявили в полицию. Ее мать очень беспокоилась, и я, конечно, тоже. Не мог понять… В эти дни мне было не до Иды, сами понимаете. Но с ней надо было что-то решать, и я поехал на родительскую квартиру.

– И обнаружили там труп?

– Вот именно. Представляете мое состояние? Я не мог понять, что происходит. Мне и в голову не пришло, что Нелли к этому причастна. С какой стати? Нелли исчезла, а в квартире родителей труп моей бывшей жены, которую признали мертвой. Как бы я все это объяснил?

– Вы решили избавиться от трупа, – вновь подсказал Бергман, сообразив, что ходить вокруг да около Зорин будет долго.

– А что мне еще оставалось делать? – возмутился он.

– Вы вывезли труп и утопили в озере.

– Теперь я понимаю, как это было глупо. Но в тот момент ничего другого в голову не приходило. Я был в шоке. Понимаете? И в тот же вечер позвонила Нелли. Вернулась в город и позвонила из телефона-автомата. Сначала я ничего понять не мог, а потом… Господи, у меня земля из-под ног уходила, понимаете? Я приехал к ней, и она мне все рассказала. Если бы она позвонила раньше, если бы я не спрятал труп… А так я становился ее сообщником. И Нелли это быстро поняла. Теперь я не мог отправить ее в полицию с чистосердечным признанием. Мы были связаны. Разумеется, я не стал рассказывать, где спрятал труп.

– Почему бы ей тогда не вернуться домой? – спросил Бергман.

– Она боялась. Труп лежал двое суток в квартире, где дверь была не заперта. Нелли хотела убедиться, что в полиции ничего не знают об этом убийстве. Вот мы и придумали историю, якобы она сбежала с любовником. Но вместе с тем не настаивали на ней особо. Потому что все наши знакомые знали: Нелли не из тех, кто заводит любовников. Мы просто хотели убедиться, что Ида исчезла, теперь уже навсегда.

– Была ведь еще причина? – усмехнулся Клим.

– Причина? – нахмурился Зорин. – О чем вы?

– О твоей подружке.

Зорин, стиснув зубы, с минуту таращился на него с возмущением. Но впечатления, само собой, не произвел.

– Буду с вами откровенен, – вдруг растеряв боевой задор, сказал он. – Паталогическая ревность жены меня… утомила. И то, что ей придется посидеть взаперти несколько недель, не слишком высокая плата за ее безумный поступок. Она была очень напугана. Вбила себе в голову, что труп найдут. Пыталась меня расспрашивать, где я его спрятал. В целом, все складывалось совсем неплохо, но тут моя теща отправилась к вам. Хотя я и настаивал с самого начала, чтобы Нелли ей позвонила и успокоила. Но она все равно… А дальше вы знаете. Рассказать все теще я не мог. Уж будьте уверены, спасая свою дочку, она бы нашла способ повесить на меня убийство. А когда обнаружили труп, мы оказались в безвыходном положении. Нелли уговаривала меня бросить все и уехать. В каком-то смысле это был выход. Для нее, я имею в виду. Ведь Иде удалось долгое время жить, избегая внимания полиции. Разумеется, я никуда уезжать не собирался. Это попросту невозможно. У меня работа, дочь… ее престарелая прабабка, наконец… Слава богу, на момент убийства у меня было алиби. Поэтому я всячески поддерживал идею не торопиться с возвращением, переждать.

«Ну да, – подумала я. – Жена в бегах, а он проводит время с любовницей».

– Банковская карта Иды была у вас? – спросила я.

Зорин нахмурился.

– Откуда вы знаете? Да, у меня. Я хотел, чтобы Вера Андреевна была спокойна. Представляете, что я чувствовал? Жена-убийца, труп… а тут еще бабка постоянно напоминает об Иде. Где она, что она… Кошмар… Когда я обнаружил окровавленный платок жены, понял: убийство пытаются свалить на меня.

– Окровавленный платок Нелли?

– Именно. Я же говорил, Ида ударила ее вазой по голове. У нее текла кровь. Я сам смывал ее с пола, а еще с ковра. Ковер пришлось выбросить. Крови было немного, но… все складывалось против меня, понимаете?

– Вы считаете, платок подбросила Нелли?

– Без нее точно не обошлось. Это ее платок, как он мог оказаться у третьего лица? Я поселил ее в пригороде. У меня там квартира, числится на фирме, иногда мы ее используем, как гостиницу. Но последний месяц она пустовала. Так вот, я навещал Нелли раз в неделю, привозил продукты. Нам приходилось быть очень осторожными. Когда теща обратилась к вам, я позвонил и предупредил, что некоторое время не смогу приехать. В общем, непонятно, как она провернула этот фокус с платком… Получается, что у нее в самом деле кто-то есть. Но тут вы сказали, что платок могли подбросить в моем собственном гараже. Это казалось весьма вероятным. Ключи от дома у Нелли с собой. Но что за игру она ведет? Ясно, что она хочет обвинить во всем меня, однако у меня алиби и… Вы не представляете, что я пережил за эти дни, – пожаловался он. – А тут еще этот кретин, что сегодня напал на меня. Сначала он позвонил, потребовал денег. Якобы он знает, кто убил мою жену. А сегодня явился чуть ли не в офис. И угрожал пистолетом.

– Игрушечным, – напомнил Клим.

– Да откуда ж мне это знать? Я в жизни не держал в руках оружие, – возмутился Зорин.

– Что ж, у нас остался последний вопрос, – сказал Бергман. – Где сейчас ваша жена?

– Нелли? Там же, где и раньше. В квартире, о которой я вам говорил.

– Думаю, нам стоит навестить ее.

– Но… – Зорин обвел всех взглядом и затих.

– Мы с Девушкой сопроводим господина Зорина, а ты, – повернулся он к Климу, – поговори еще раз с нашим узником. Возможно, он вспомнит что-то интересное.

«Зачем? – хотелось спросить мне. – Все более-менее ясно».

Вот только не знаю, порадует ли новость Боровскую. Кто на нее покушался, мы пока не выяснили, но это точно не наш узник, как назвал его Бергман. Симпатий он не вызывал, но остаться один на один с Климом… серьезное испытание.

– Его надо отпускать, – шепнула я Бергману, когда мы выходили из кабинета.

– Не сейчас. Вдруг у нас появятся вопросы.

– Тогда пусть его Димка допрашивает.

– Обещаю компенсировать его неудобства вполне приличной суммой. Хватит до дома добраться. Если он у него есть. А то, что он еще немного побудет наедине с собой…

– С Климом, – усмехнулась я.

– Надеюсь, это отобьет у него охоту шантажировать сограждан.

Зорин плелся сзади, прислушиваясь к нашему разговору. Клим остался в кабинете с Димкой, не спеша спускаться в подвал.

– Что вы намерены делать? – заговорил Зорин уже в машине.

Мы предпочли ехать втроем в машине Максима Александровича, чтобы у него не возникло искушения по дороге исчезнуть.

– Убедиться, что вы говорите правду и ваша жена находится по указанному вами адресу.

– А если она сбежала?

Бергман посмотрел на него и сказал:

– Лучше, чтобы она этого не делала.

– У меня не было с ней связи несколько дней. В квартире есть телефон, но я запретил ей звонить, тем более мне, звонки ведь легко отследить. Верно? – Бергман кивнул. – И все же, что будет дальше? Надеюсь, Нелли там, вы встретитесь… Вряд ли ее мать скажет вам спасибо.

– Не торопите события, – перебил Максимильян. – Мы всегда действуем в интересах клиента. Будем искать выход из этой непростой ситуации.

Кажется, эти слова Зорина успокоили. Он сосредоточился на дороге и затих.

Перед нами была девятиэтажка, напоминающая стакан.

– Пятый этаж, – сказал Зорин, задрав голову. – Окно во двор. Хорошо, что она нас не видит.

– Ключи у вас с собой? – спросил Бергман, направляясь к подъезду.

– Да. Я не оставил ей ключи. Открыть дверь изнутри она может, а вот снаружи – нет. Иначе в квартире бы ее не удержать. Я привез ей книги, но вряд ли она прочитала хоть строчку. Хорошо, что там есть телевизор. Интернет я отключил. От женщин никогда не знаешь, чего ожидать.

На лифте мы поднялись на пятый этаж, Зорин подошел к двери, вставил ключ в замочную скважину и нахмурился.

– Дверь открыта, – сказал испуганно и потянул дверь на себя.

Она в самом деле оказалась открытой.

– Идиотка, – сквозь зубы прошипел Зорин.

Бергман легонько отодвинул его, и первым шагнул в квартиру.

– Нелли Иосифовна! – позвал он.

– Она сбежала, – проворчал Зорин. – Идиотка.

Я вошла в квартиру следом за ним. Бергман в тот момент стоял на пороге кухни.

– Она здесь, – сообщил он ровным голосом, мы торопливо приблизились.

Женщина лежала на полу возле стола со стеклянной столешницей, на которой остался бокал с недопитым вином.

Судя по всему, Нелли была мертва уже не одни сутки.

– Что это? – пролепетал Зорин. – Она что… О господи, ее что, убили?

– Она мертва, – сухо ответил Максимильян.

– Но не сама же она… Но… это что же получается? Теперь все повесят на меня? Смерть первой жены, и второй? Я же говорил вам, это подстава… – У него началась самая настоящая истерика, он все кричал и кричал, размахивая руками, пока Максимильян не налил воды в стакан и не выплеснул в лицо Зорину. – Вы что, с ума сошли? – испуганно пролепетал он.

– Успокойтесь, – ответил Бергман, выдвинул стул и сел, глядя на тело у своих ног.

– Когда вы здесь были в последний раз?

– Несколько дней назад. Еще до того, как теща к вам обратилась. Мы проявляли осторожность. Я же рассказывал…

– В таком случае, кто еще знал, что ваша жена здесь?

– Никто. Я молчал об этом. Это же в моих интересах. Сами подумайте. Может, она кому-то звонила по телефону? Вдруг у нее действительно был любовник? Почему нет?

– И он ее убил?

– Я ее точно не убивал. Зачем? Да еще в этой квартире…

– Может, рассчитывали потом труп вывезти, – сказала я, – опыт у вас уже есть. А зачем… например, чтобы никто не мог обвинить вас в убийстве Аделаиды.

– Бред, полный бред… Я никого не убивал.

– Надеюсь, вы понимаете, что в данной ситуации без полиции мы не обойдемся, – сказал Бергман.

– Как? Но… они же во всем обвинят меня. Послушайте, я заплачу любые деньги, только сделайте что-нибудь… Найдите настоящего убийцу, а тело… тело пока можно спрятать. Или оставить здесь, на некоторое время. Мы ведь могли и не приехать сюда, и его не обнаружить…

– Убийцу мы найдем, – ответил Бергман. – Но, как я уже сказал, без полиции мы не обойдемся. Прежде всего потому, что и вы, и мы законопослушные граждане. И наш долг немедленно сообщить о прискорбной находке.

Зорин всплеснул руками, но слов у него, похоже, больше не нашлось.

Позвонив в полицию, Бергман набрал номер Клима.

– У нас труп. Возможно, наш гость все-таки встречался с Нелли Зориной.

– Это он, – услышав это, воодушевился Зорин. – Он выследил меня, когда я поехал сюда, и убил Нелли.

– Зачем? – вроде бы удивился Бергман.

– Он ее шантажировал. Разве непонятно? А она ему отказала… она была женщина с характером. Между ними завязалась драка, и он…

– Я бы на вашем месте, пока есть время, подумал, что вы расскажете полиции. Почему вы не сообщили, что ваша жена жива, а прятали ее здесь.

Зорин мгновенно побледнел.

– Господи…

Максимильян повернулся ко мне.

– Насчет драки Максим Александрович, возможно, прав. И еще… посмотри, на платье винные пятна. Такое впечатление, что вино ей вливали.

– Вот, – воодушевился Зорин. – Я же говорил. Это тип в вашем подвале.

– Отправляйся домой, – сказал мне Максимильян. – Когда там появится полиция, постарайся, чтобы все прошло корректно.

– А ты?

– Я останусь здесь, бог знает, что взбредет в голову Максиму Александровичу.

Я кивнула и направилась к двери.

Покидая двор, я увидела полицейскую машину, которая сворачивала с улицы, и ускорила шаг.

Вскоре я уже входила в дом Бергмана.

Открывшая дверь Лионелла окинула меня внимательным взглядом. Наверняка беспокоилась за хозяина, но вопросов не задала. Клим с Поэтом в кабинете пили пиво.

Картина вполне идиллическая. Кажется, они испытывали взаимную симпатию.

– Что за труп? – спросил Димка, когда я вошла. – Нелли Зорина?

Я молча кивнула.

– Наш гость утверждает, что ее в глаза не видел, – прихлебывая пиво, заметил Клим.

– А если врет?

– Я бы на его месте не стал.

– В подвале ему не место. Полиция наверняка скоро будет здесь. Не думаю, что им следует видеть некоторые экспонаты из коллекции нашего друга.

– Согласен, – кивнул Клим. – У людей может появиться мысль, что Джокер худший из маньяков, о которых им довелось слышать. Кстати, кто-нибудь знает, он хоть раз использовал эту штуку?

– Если только для резки бумаги, – фыркнул Поэт. – Хотя…

Они оба засмеялись, и мне это не понравилось.

– Приведи парня сюда, – сказала я. – Мы не имеем права удерживать человека против его воли. И если его обнаружат здесь…

– Мы скажем, что у нас дружеские посиделки.

– Мы скажем, что беседуем с человеком, который пытался шантажировать нашего клиента.

– О шантаже следовало заявить сразу, а не тащить его сюда. Ты не находишь?

– Кончайте спорить, – вмешался Димка. – Уверен, Джокер так запудрит ментам мозги, что они нам ни одного вопроса не зададут.

– Ладно, я пошел за гостем, – поднимаясь, сказал Клим.

Отсутствовал он недолго. Появившийся в кабинете вскоре после этого Зотов выглядел скверно. Перемещение из подвала в кабинет его скорее насторожило. Он устроился на краешке стула и испуганно оглядывался.

– Есть хочешь? – заботливо осведомился Димка. – Здесь шикарная кормежка.

– Не хочу, – поспешно ответил Зотов. Подозреваю, обед в доме Бергмана ассоциировался у него с последней трапезой приговоренного. – Если только воды.

– Сейчас полиция приедет, – прохаживаясь по комнате, сказал Клим. – Ты, доброе сердце, не кипишуй и начинай сразу каяться. Это в твоих интересах. Да, и без претензий к нам. Во-первых, это бесполезно, а, во‐вторых, я тебя и в камере достану.

Подозреваю, к тому моменту Зотов готов был отправиться куда угодно, лишь бы подальше отсюда.

Полиция вскоре прибыла, а вот Бергман нет. Это слегка насторожило. Но размышляла я над этим недолго, потому что Лионелла по внутренней связи сообщила:

– Девушку просят к телефону. Возьмите трубку.

«Максимильян», – решила я, удивляясь, что за охота звонить на домашний телефон. Но ему, конечно, виднее. Однако, сняв трубку, я услышала женский голос, слегка дрожащий, то ли от беспокойства, то ли от волнения.

– Вы – Лена? Девушка, которая была в магазине?

– Я – Лена, – вздохнула я, уже поняв, кто звонит. Та самая Майя, которую я с легкой руки Бергмана мысленно назвала колдуньей.

– Это Майя. Помните меня? Мы разговаривали…

– Конечно, помню. Что у вас случилось?

– Я должна вас предупредить… Этот человек… он… ужасный…

– Да-да, вы говорили, – вновь вздохнула я.

– Поверьте мне. Он отправил за мной кого-то…

– В каком смысле?

– Кто-то шел за мной. До самого дома. Теперь он знает, где я живу.

– Кто за вами шел? Вы его видели?

– Нет. Но я чувствовала. Понимаете? Я чувствовала взгляд. А потом мне позвонили и… он сказал, чтобы я не смела к вам приближаться.

– Вам звонил хозяин магазина?

– Нет, – помедлив, ответила она. – Его голос я бы узнала. Он послал кого-то. И он… он что-то замышляет против вас. Я видела, как вы сегодня уезжали вместе с ним, а вернулись одна. Нашла номер в справочнике. Подумала, что вы возьмете трубку, а взяла какая-то женщина. Но она ведь не знает обо мне? Уходите оттуда, пожалуйста.

– Майя, уверяю вас, все это – ваши фантазии… – Я не успела договорить, она отключилась. – Еще одна сумасшедшая, – пробормотала я в досаде.

– Кто звонил? – спросил Димка, на мгновение оторвавшись от ноутбука.

– Знакомая.

– И ты с ней на «вы»?

– Мы знакомы не слишком близко.

Клим пил пиво, глядя в окно, и внимания на нас, кажется, не обращал. Я подошла к нему.

– Бергман не поручал тебе присмотреть за женщиной, которая посещает его магазин?

Он взглянул с недоумением и молча покачал головой. Считывать его эмоции у меня не получалось. Он умело закрывался от меня. И сейчас я не была уверена, сказал он правду или нет. Но врать, с моей точки зрения, смысла не было. Кого тогда Бергман отправил вслед за Майей? И кто ей звонил? Или она все придумала? Я видела, как какой-то тип отправился за ней. И это точно не Клим, и не Димка. Мне показалось? И мне, и ей? А телефонный звонок? Она его просто выдумала?

Бергман вернулся часа через два после отъезда полиции. Те пробыли у нас недолго. Из сейфа забрали улику – платок Нелли. Ну, и Зотова. Точнее будет сказать, он поехал с ними почти добровольно. По крайней мере, на этом настаивал, хотя и умолял нас все это время его отпустить.

– Где ты был? – нетерпеливо спросила я, лишь только он вошел.

– Навещал нашу клиентку. К печальной новости ее следовало подготовить.

– Она оценила твою заботу? – усмехнулся Клим.

– Надеюсь.

Максимильян устроился за столом.

– Боровская сейчас дома или опять в больнице? – спросила я.

– Дома. Держится, как ни странно, неплохо. Гораздо лучше, чем я ожидал. «Скорую» пришлось вызвать, но от госпитализации Евдокия Семеновна отказалась. Заявила, что должна заниматься похоронами дочери.

– Старушка считает, ее дочь зять укокошил? – сказал Клим.

– Я просил ее не спешить с выводами.

– Ну да, если зять, то вытрясти из нее еще денег будет затруднительно. Им сейчас менты займутся, и убийцу найдут бесплатно.

– Нам следует дождаться результатов вскрытия. Но по предварительному заключению, она мертва уже трое суток.

– Странно, что соседи ничего не заметили. Вонять должно на весь дом.

– Обе квартиры на лестничной клетке пустуют. Наверху ремонт.

– Вот как…

Клим уткнулся в свой мобильный, однако ненадолго.

– Мои отчеты у тебя на почте, – сказал он. – Позавчера, если верить моим записям, Зорин в том районе даже не появлялся.

– Это очень порадует Максима Александровича. Но, боюсь, наш отчет у следователя вызовет сомнения.

– Пусть сами все перепроверят. Но если время убийства подтвердится, Зорин жену не убивал. Я имею в виду, сам. Ничто не мешало ему подослать к благоверной убийцу, заранее позаботившись об алиби.

– Сомневаюсь, что он убийца.

– Согласен. Он из тех, кто рисковать не станет.

– Но труп Иды он все-таки вывез.

– С перепугу и не такое сделаешь.

– Вот именно, – нахмурилась я.

– Мы с вами слишком увлеклись семейными тайнами Зорина, и забыли об остальных подозреваемых.

– Я не забыл, – отозвался Димка. – И вот вам интересная деталь: Алла Самохина, любовница Зорина, ранее была прописана на улице Двадцати Восьми Бакинских комиссаров, дом двадцать пять, в котором и сейчас проживает Сергей Викторович Дорошко.

– Сергей Викторович? – спросила я. – Отец Альберта?

– Точно. Другими словами, любовница Зорина и массажист нашей клиентки знают друг друга с детства.

– Интересный поворот, – сказал Клим.

– Есть еще кое-что, – кивнул Максимильян. – От Боровской я узнал, что Альберт делал массаж не только матери, но и дочери. Но в доме Зориных не был. Нелли обычно приезжала к матери, где все и происходило. Как-то после массажа они сели пить чай, и у дочки вдруг пошла носом кровь.

– А на шее у нее в тот момент не было, случайно, платка? Того самого, что лежал в твоем сейфе, а теперь пополнил вещдоки в полиции?

– Платок был совершенно точно, но какой именно, Боровская не помнит. Дочка бросила платок в корзину для грязного белья и, похоже, о нем обе забыли.

– Немудрено, когда у тебя слишком много вещей, – усмехнулся Димка. – Значит, наш массажист мог его прихватить. А это, в свою очередь, говорит о том, что у него уже тогда могли быть далеко идущие планы.

– Эксперты определят, что это за кровь, так что парень зря старался, – заметил Клим.

– Он мог взять платок, еще не имея определенного плана, – сказал Максимильян.

– А потом и план возник, – хмыкнул Димка. – Интересно какой.

– Шантажировать Зорина, – пожал Клим плечами. – Все старо как мир. И чтобы вытянуть из него деньги, окровавленного платка могло быть достаточно.

– Но денег у Зорина, как я понял, все же не требовали.

– Думаю, с этим Альберт не торопился из-за нашего вмешательства. Вполне вероятно, платок подбросила Алла, если они в сговоре. Ей сделать это было проще простого.

– И подстроить аварию Альберт тоже мог, – продолжил Димка. – Он ведь был у Боровской в тот день. Спустился в паркинг, а потом отправился в квартиру. Надо уточнить, он звонил по домофону и она сама открыла ему дверь? Или в подъезд его впустил консьерж? Альберт ведь в доме свой человек.

– Обязательно проверю, – кивнул Бергман. – Я думаю, мне следует познакомиться с Аллой Дмитриевной. Ее любовник сейчас слишком занят, так что свободное время у нее наверняка есть. Заеду завтра в юридическую контору, где она работает.

– Нужна срочно юридическая консультация? И что дальше? Соблазнишь бедняжку, и она откроет тебе все свои тайны? – усмехнулся Клим.

– Есть менее неприятные способы.

– Неприятные? Она же вроде красотка?

– Ложиться в постель с кем попало – не очень полезно для здоровья.

– Это да, здоровье – прежде всего.

– Что ж, с завтрашнего утра ты становишься тенью Альберта, – сказал Бергман. – В случае необходимости, Поэт или я тебя подменим.

– Завтра я хотела бы встретиться с дочерью Зорина, – сказала я.

Трое мужчин смотрели на меня с сомнением, но вопросов никто не задал. Только Бергман пожал плечами.

– Разумеется.

Ингу я ждала возле школы. Она вывернула из-за угла, кутаясь в длинный вязаный шарф.

– Инга! – позвала я.

– Это вы? Вы что, меня ждете?

– Хотела с тобой поговорить.

– Об отце? Его жену убили. Вы знаете? Он убил, да? – голос звучал странно, точно факт, что отец убил мачеху, казался ей смешным.

– Нет, – ответила я. – И мы это докажем. Твой отец никого не убивал. Женщина, которую ты видела много лет назад… это его сотрудница. Она пыталась покончить жизнь самоубийством, а твой отец ее спас.

– Зачем вы его защищаете? – вдруг спросила она.

– Защищаю? Человек не должен отвечать за то, что он не совершал.

– Моя мать считала меня каким-то выродком. Бросила в парке. А потом хотела задушить. А отец… ему нет до меня дела…

– На самом деле он тебя любит. В любом случае, другого отца у тебя нет. А вот прабабушка есть.

Она молча кивнула и направилась к школе. Возле калитки оглянулась.

– Я поняла, что вы хотели сказать. Я не дура, и не маленькая. Но, знаете… это трудно.

С Бергманом я увиделась только за вечерней трапезой, по-другому назвать изысканный стол, накрытый Лионеллой, язык не поворачивался.

– Познакомился с Аллой? – спросила я.

Максимильян кивнул.

– Завтра вместе ужинаем.

– Впечатляет.

– Посмотри на него, кто ж ему откажет? – засмеялся Димка.

– К сожалению, такие женщины встречаются, и гораздо чаще, чем хотелось бы, – серьезно ответил Бергман.

– Да ладно, так я и поверю. Когда ты берешься кого-то охмурить… – Димка вдруг замолчал, улыбка сползла с его лица, и он, нахмурившись, уставился в тарелку.

– Димка прав, – подхватила я. – Перед твоим обаянием трудно устоять.

– Тебе? – спросил он.

Димка испуганно замер.

– Мне тоже. К счастью, я знаю о тебе чуть больше, чем другие, это не позволяет особенно обольщаться.

– Ты ничего обо мне не знаешь, – пожал Максимильян плечами. – Точнее, не желаешь знать.

– Сейчас как раз тот случай, когда желаю. Майя, та девушка, о которой мы говорили. Она перестала приходить в магазин. Ты угрожал ей?

– Угрожал? Что за нужда угрожать этой девице? Ты знаешь, в магазине заправляет Василий Кузьмич, а мне трудно представить, что он способен кому-то угрожать.

– У вас странная мания вечно цепляться друг к другу, – заявил Димка. – Такое впечатление, что вы втюрились по самые уши, но не хотите в этом признаться.

Он поднялся и демонстративно покинул столовую, не доев свой ужин. Бергман вздохнул, проводив его взглядом, и уставился куда-то в угол.

– Мы в самом деле ведем себя так глупо? – спросил с сомнением.

Вместо ответа я тоже поспешила уйти, злясь на себя, на Бергмана и на Димку.

Примерно через час в дверь моей комнаты постучали.

– Да, – крикнула я.

Максимильян замер на пороге. Дверь не закрыл. Выглядел сосредоточенным, словно сию минуту принимал важное решение. А я с раздражением подумала: «Ужин в одиночестве его вряд ли порадовал, но он не стал его прерывать. В любой ситуации он следует своим правилам».

И словно прочитав мои мысли, он сказал:

– Я не могу быть другим.

Он привалился к дверному косяку и теперь разглядывал свои туфли, сунув руки в карманы брюк. Я молчала, стоя к нему спиной, очень надеясь, что он уйдет. Его присутствие было мучительным. А слова бесполезны. Потому что он прав: он не может быть другим, и я не в состоянии принять его таким, каков он есть. Он знает, я знаю… Это и удерживает его от решительного шага. Потому что в действительности это шаг в никуда. По этой причине он и не закрыл дверь. Эта чертова открытая дверь помогает сдержаться. И ему, и мне.

Он подошел, взял меня за плечи, развернул к себе и поцеловал. И на краткий миг я подумала: все просто. Если есть главное, остальное преодолимо.

– Ты тоже не сможешь, – отстранившись, криво усмехнулся он, глядя мне в глаза. И пошел к двери. Уже на пороге повернулся и с улыбкой сказал: – Но это не мешает нам быть друзьями.

– Иди к черту! – крикнула я. – Иди к черту, Бергман!

Этот дурацкий вопль, должно быть, разнесся по всем этажам, но ни Димка, ни Лионелла никак себя не проявили.

Вслушиваясь в тишину дома, я поняла, что не различаю его шагов. Словно, переступив порог, он растворился в небытие. Это вдруг по-настоящему испугало.

Держась за ручку двери, я позвала испуганно:

– Эй, ты где?

– Здесь, милая, – ответил он из своего кабинета. – Не беспокойся, я всегда рядом.

И вновь дом погрузился в тишину, словно затаился, боясь помешать хозяину.

«Бежать отсюда надо», – испуганно подумала я и поспешно закрыла дверь.

Когда Джокер говорил о предстоящем ужине с Аллой, мне и в голову не могло прийти, что он собирается привести ее в «дом с чертями». Воображение рисовало местом встречи роскошный ресторан, где Бергман будет щеголять перед дамой эрудицией, прекрасным воспитанием и неслыханной щедростью. Но ближе к вечеру Лионелла заявила:

– Хозяин предупредил, что у нас будет гостья.

– Чудеса, – ответила я и отправилась в его кабинет.

Бергман изучал какие-то бумаги, сидя за столом, и я спросила, пытаясь преодолеть неизбежную после вчерашнего неловкость:

– Лионелла что-то напутала, или ты собираешься привести Аллу сюда?

– По-моему, отличная идея. В приятной атмосфере мы получим ответы на все вопросы. Я, кстати, рассчитываю, что вы составите нам компанию.

– Она сбежит, как только нас увидит.

– Женщины нерешительны, когда чего-то не понимают. А еще любопытны.

– Тебе, конечно, лучше знать. Но если ты собираешься устроить ей экскурсию в подвал, то это плохая идея.

– Что за мысли? Мне бы такое и в голову не пришло.

– Ну, ну… – кивнула я и удалилась.

Спустя два часа я услышала, как он прошел по коридору, потом внизу заработала машина. Вслед за ним удалился Димка, должно быть, отправился сменить Клима на боевом посту. Я читала, сидя у окна, и продолжала злиться на весь свет, не находя особых причин такой немилости.

Еще примерно через час приехал Клим, я слышала, как он внизу разговаривал с Лионеллой. К моему великому удивлению, у них завязалось что-то вроде дружбы. Впрочем, слово это не совсем подходит. Скорее это следовало назвать сдержанным, но уважительным интересом. Оба были подчеркнуто вежливы и ненавязчиво демонстрировали симпатию.

Я затруднялась сказать, кто в этом смысле удивлял больше: Лионелла, которая никого, кроме хозяина, казалось, в грош не ставит, или Клим, который ко всем относился с презрительным равнодушием.

Подойдя к лестнице, я услышала, как Лионелла говорит:

– Вы прекрасно выглядите.

– Спасибо. Вы знаете, как я ценю ваше мнение, – ни намека на иронию. – Галстук вызывал сомнение.

– Нет-нет, все идеально.

Клим прошел в кабинет Бергмана, где тот обычно принимал посетителей, и я отправилась туда же. Клим устроился на диване, лежал, закинув руки за голову, уставясь в потолок, совершенно не заботясь о том, что помнет свой костюм из темно-серой шерсти.

Я подошла, ухватилась за конец галстука. На бледно-розовом фоне крохотные паучки, которых и разглядишь не сразу.

– Кто додумался до такой гадости? – скривилась я.

– Известный итальянский дизайнер, – отозвался Клим, не глядя на меня.

– Он псих.

– Возможно.

– Вы ворковали, словно голуби.

– Не завидуй.

– Теряюсь в догадках, откуда вдруг такая симпатия.

Клим перевел взгляд на меня.

– Ты знаешь, в Средние века палачу перед казнью делали подношения. Обычно монету.

– Чтобы его задобрить?

– Люди серьезно относились к смерти. Палач старался достойно выполнить свою работу, а тот, кто шел на казнь, достойно умереть. Взаимное уважение – залог того, что все произойдет, как надо.

– И при чем здесь Лионелла? – усмехнулась я.

Он пожал плечами и рассмеялся.

– Димка приглядывает за Альбертом? – спросила я, сообразив, что внятного объяснения так и не дождусь.

– Ага.

– Есть что-нибудь интересное?

– Пока нет.

О чем еще спросить, я не знала, и убралась к себе под его насмешливым взглядом. А Клим через некоторое время спустился в кухню, где пил кофе с Лионеллой. Вещь неслыханная. Кухню она считала своей территорией, правда, Воина иногда там кормила, но нас с Димкой всегда гнала. И вот теперь они распивали кофе, неспешно беседуя, в чем я смогла убедиться, из любопытства спустившись вниз. Я видела их через приоткрытую дверь, проходя мимо. Во взгляде и голосе Лионеллы было почтение, а Клим улыбался ей краешком губ, поощрительно и даже добродушно.

Само собой, нарушать их идиллию я не стала. Вскоре после этого в доме раздался телефонный звонок, и примерно через полчаса появился Бергман в сопровождении Аллы.

Оставив дверь в свою комнату открытой, я прислушалась к голосам. Слов разобрать невозможно, но, судя по восторженным возгласам, Бергман устроил гостье экскурсию. Я так увлеклась, что не заметила появления Лионеллы.

– Хозяин ждет вас через двадцать минут в столовой, – сообщила она. – И не забудьте одеться поприличнее.

– Поприличнее, – передразнила я, когда дверь за ней закрылась.

И принялась инспектировать свой гардероб. Боюсь, Лионелла будет разочарована. Но одно платье все же нашлось. С туфлями на высоком каблуке вполне сойдет за вечернее. Пятнадцать минут ушло на макияж и прическу. Возле дверей столовой я столкнулась с Климом, он пропустил меня вперед, распахнув дверь.

– А вот и мои друзья, – сообщил Бергман.

За большим столом они сидели с Аллой напротив друг друга. За спиной девушки замерла Лионелла в накрахмаленном чепце и переднике. Неудивительно, что Алла чувствовала себя не в своей тарелке, наше появление ее смутило еще больше. Она быстро оглядела меня, затем Клима, и невольно поежилась. Новый член нашей команды производил на людей довольно своеобразное впечатление.

Максимильян представил нас, и мы приступили к ужину.

Бергман оказался прав, необычная атмосфера вызвала у девушки растерянность. И, разумеется, любопытство. Боюсь только, что уже в тот момент к нему прибавилось беспокойство и подозрение, что этот вечер вовсе не закончится счастливо. И если в начале ужина она смотрела на Максимильяна с восхищением, то уже через полчаса легкое кокетство ее оставило, и жесты, и взгляд были неуверенными. Она уже сомневалась, что такой мужчина, как Бергман, мог всерьез ею заинтересоваться.

Надо сказать, выглядел он сокрушительно для бедного девичьего сердца. Девушка куда более уверенная в себе начала бы сомневаться в силе своих чар, а Алла, несмотря на безусловную привлекательность, не была избалована мужским вниманием. И ее настроение менялось каждую минуту: от надежды до полного отчаяния. Максимильян был с ней в высшей степени приветлив, но при этом от него точно веяло холодом.

«Красавец с каменным сердцем», – подумала я с внезапной обидой.

И тут Бергман вдруг заявил:

– А в каких отношениях вы с Альбертом Дорошко?

– С кем? – испуганно спросила девушка, меняясь в лице.

– С Альбертом, – ласково улыбнулся Максимильян.

– Я не знаю никакого Альберта, – Алла попыталась встать, но Клим бросил лениво:

– Сидите, – и она осталась сидеть.

– Как же, – продолжил Максимильян. – Вы жили в одном дворе. Неужто не помните?

– Альберт… да, помню. Мы много лет не виделись.

– Вот как? Тогда каким образом у вас оказался платок Нелли Зориной?

– Какой еще платок? – дыхание у нее сбилось, и последнее слово она произнесла едва слышно.

– Тот самый, что вы подбросили в машину Максима Александровича.

– Вы что, с ума сошли? – возмутилась она.

– Вы, милая, наверняка слышали об отпечатках пальцев. Так вот, вы были неаккуратны, и на платке остались ваши пальчики.

Блеф чистой воды, но Бергман говорил так уверенно, что не поверить было невозможно.

– А вчера во время нашего знакомства, когда вы дали мне свою визитку, я получил образец ваших отпечатков. Далее, надеюсь, продолжать не нужно? Я бы вам советовал подумать вот над чем: Нелли Зорина убита, ее труп обнаружили спустя несколько дней после этого прискорбного события. А еще раньше у вас оказывается ее платок, запачканный кровью, который вы подбрасываете мужу несчастной. Вопрос: к какому выводу, скорее всего, придут следователи? Особенно если и в квартире, где произошло убийство, обнаружат ваши отпечатки?

– Я там никогда не была, – сказала девушка. – Я понятия не имела…

– Продолжайте. Так как к вам попал платок?

Алла испуганно покосилась на Лионеллу, которая стояла за ее спиной, неподвижная, точно истукан.

– Мне дал его Альберт. Жена Зорина оставила его у матери, а он забрал.

– С какой целью?

– Он хотел… он хотел шантажировать Зорина. У этой Нелли кровь пошла носом, и испачкала шейный платок. Она бросила его в корзину для грязного белья. В квартире мамаши. А у той как раз домработница была на больничном. И платок провалялся несколько дней. И когда жена Зорина исчезла, Альберт решил…

– Вы с другом детства в действительности любовники? И ваша связь с Зориным…

– Не были мы любовниками, – резко перебила она. – Нужен он мне…

– Он что же, и вас шантажировал? Согласитесь, если вы не были в сговоре, то ваш поступок выглядит весьма странно, учитывая отношения с Зориным.

– Да что вы знаете? – возмутилась она. – Зорин богатый мужик, а деньги у него приходилось выпрашивать. Дарил одну дешевку. Если ты хочешь молодую девушку, надо раскошелиться. Или трахайся со своей кикиморой. Он жену боялся как огня. Но когда она исчезла, я думала, все изменится. Теперь-то бояться нечего. Попросила с машиной помочь, и что? Он сказал: «Мне сейчас не до этого». Но трахать меня не забывал. Сволочь. Он ничего для меня не сделал. Я была пустым местом, он просто пользовался мной.

– И должен был за это поплатиться, – усмехнулся Клим.

– А вы как думаете? Еще как должен.

– А Нелли вы с Альбертом убили, чтобы он почувствовал себя загнанным в угол?

– Мы никого не убивали. Я-то уж точно. Да мне до жены Зорина никакого дела. И сам он на фиг не нужен, я просто хотела машину. Я на него четыре месяца угробила. Молодящийся старичок… урод… С Альбертом мы давно не виделись. А тут встретились в кафе. Поболтали. Он рассказал, что свое дело открыл, клиентка одна помогла. Мерзкая старая баба. Спать с ней не пришлось, но она его всячески унижала. Понимаете? Она и не спала с ним, потому что его ниже себя считала. Кто она, и кто он. И все это из-за проклятых денег. У них они есть, а у нас – нет.

– На баррикады выходить не пробовали? – сказал Клим серьезно. – Свобода, Равенство и все такое…

– Продолжайте, – обратился к девушке Бергман.

– Я про Зорина рассказала. Тут и стало ясно: это одна семейка. Вот Альберт и предложил платок подбросить. А потом Зорина шантажировать. А что? По-моему, он заслужил. Я, что должна была, сделала, но Альберт вдруг струсил, сказал, что старуха к каким-то частным детективам обратилась. Они запросто нас вычислят. Вот и все. Мы никого не убивали, у нас даже мысли такой не было.

– Отлично. Значит, завтра утром вы можете с чистой совестью отправиться к следователю. Пока вас могут обвинить только в том, что вы подбросили платок. Шантажировать Зорина вы ведь не успели? Значит, отделаетесь легко. Да, и постарайтесь сделать так, чтобы Альберт вас не опередил. Велика вероятность, что в этом случае он все свалит на вас. Не смею больше задерживать.

Алла поднялась и, нетвердо ступая, направилась к двери.

– Лионелла Викторовна, проводите нашу гостью, пожалуйста.

– Отличный спектакль, – когда за ними закрылась дверь, сказал Клим. – Что-то в духе старушки Агаты.

– Да, мне показалось, это будет не лишним.

– И что теперь? – спросила я.

– Ждем развития событий. Если мы правы, и убийца Альберт, следующий шаг за ним.

– А если не Альберт, а кто-то другой?

– Мы исключим еще одного подозреваемого и начнем сначала.

– Гениально, – кивнул Клим и поднялся. – Пожалуй, отправлюсь сменить Поэта. Будет жаль, если он останется без ужина.

Клим позвонил в десять утра.

– Наш парень вдруг засуетился. Ездил в контору, где трудится Алла. На работе ее сегодня нет. На звонки она, надо полагать, не отвечает, и это его сильно беспокоит. Похоже, сейчас он направляется к благодетельнице.

– Мы будем там через пятнадцать минут, – ответил Бергман и кивнул мне. – Поехали.

– Ты не считаешь, что нам надо предупредить Боровскую? – спросила я по дороге.

– Предупредить? О чем? – удивился Бергман.

– О том, что мы подозреваем Альберта в убийстве.

– Вряд ли ему известно о наших подозрениях. А в том, что он сейчас едет к Боровской, нет ничего неожиданного. Он навещает ее ежедневно.

– И поэтому ты несешься сломя голову?

– Я не люблю неприятных сюрпризов.

Однако звонить он не стал.

Подъезжая к дому Боровской, я увидела машину Клима. Через минуту он вышел нам навстречу.

– Альберт давно здесь?

– Несколько минут. Я думаю, стоит поторопиться. Если он один раз уже пытался убить старуху…

Дверь подъезда нам открыл консьерж.

– Мы к госпоже Боровской, – бросил Максимильян, проходя мимо.

Мы следовали за ним.

– Звонить? – когда мы поднялись на этаж, спросила я, протягивая руку к дверному звонку.

– Обойдемся, – ответил Клим и достал из кармана отмычки.

Войдя в квартиру, мы услышали голос Боровской:

– Ты что, спятил?! – кричала она. – Убирайся немедленно.

Мы ускорились, а оказавшись в гостиной, застали там Евдокию Семеновну, которая силилась подняться с дивана, и Альберта, запихивавшего в спортивную сумку содержимое сейфа: золото и пачки денег.

– Мерзавец, негодяй! – кричала женщина.

Заметив нас, Альберт застыл на мгновение, а потом бросился в сторону кухни.

«Он, что, решил с балкона прыгать?» – успела подумать я, но Боровская, которая наконец увидела нас, крикнула:

– Там черный ход. Остановите его.

Мужчины бросились на кухню, я хотела остаться с Боровской, но она махнула рукой, и я побежала следом, едва не столкнувшись с Климом.

– Попробую его перехватить внизу, – сказал он.

Дверь черного хода была распахнута. Я выскочила на лестничную клетку, впереди Максимильян бегом спускался по лестнице. Альберта я не видела, но слышала шаги внизу, он намного опережал нас, должно быть, успел запереть дверь, и Клим потратил время на то, чтобы вскрыть замок.

– Клим будет ждать внизу, – крикнула я, теперь с Максимильяном нас разделял лестничный пролет.

Внизу хлопнула дверь, а потом стало тихо.

– Он ушел? – спросила я.

Бергман открыл дверь, выходящую во двор, я подбежала к нему и увидела лежавшего на асфальте Альберта.

– Чем ты его приложил? – спросил вывернувший из-за угла Клим.

– Он его и пальцем не тронул, – растерянно ответила я.

– Значит, это был перст Божий, – засмеялся Клим, наклонился к Альберту, и похлопал его по щекам.

Тот взглянул мутно, потом поднял голову и принялся шарить взглядом в поисках сумки. Она валялась в паре метров от него.

– Вызывай полицию, – сказал Клим.

Альберта задержали за попытку ограбления Боровской. Однако Максимильян не сомневался, прочие его грехи недолго останутся тайной.

С моей точки зрения, показания Аллы мало что значили, то есть они свидетельствовали о намерении подставить Зорина, чтобы впоследствии его шантажировать, но не о том, что Альберт причастен к убийству. Однако Бергман оказался прав.

Уже на следующий день Дорошко дал признательные показания, как видно, в расчете на снисхождение.

По его словам, все выглядело так: намереваясь шантажировать Зорина, Альберт некоторое время следил за ним, ожидая подходящего момента для разговора. И таким образом узнал о квартире, где пряталась Нелли. Его очень заинтересовало, зачем Зорин туда наведывается. Надо полагать, он заподозрил очередную любовную интрижку, лишний повод для шантажа. Нелли, несмотря на все предостережения мужа, квартиру иногда покидала. Так случилось и в тот день. И Альберт, к своему большому изумлению, увидел пропавшую Нелли живой и невредимой. Само собой, он заподозрил какую-то аферу, а вслед за этим решил, что шантажировать жену куда проще, чем ее мужа, раз уж предполагаемая «потеряшка» жива-здорова.

Альберт понимал, что рискует. Узнай об этом его благодетельница, и ему несдобровать. Наверное, по этой причине и запасся ядом. Позвонил в дверь, сказал, что его прислала Боровская, и Нелли дверь открыла, не подумав о том, чтобы связаться с матерью.

Для начала Альберт решил выяснить, что происходит. Нелли перед его приходом открыла бутылку вина, чтобы скрасить одиночество, и Альберт счел обстановку подходящей для разговора по душам. Он не учел характера Нелли. Она очень быстро поняла намерения массажиста, и недвусмысленно дала понять, что никаких денег он не получит, не его дело вмешиваться в их с мужем отношения, а вот неприятности она ему обеспечит. Перспектива его напугала, и тогда в ход пошел яд.

Если бы все сработало, у него был шанс остаться в стороне: женщина, поссорившись с мужем, сбежала из дома, месяц пряталась от родных, а потом покончила самоубийством. А вот возможность шантажировать Зорина оставалась. Но Альберту вновь не повезло. Вкус вина не понравился Нелли. Он попытался заставить ее выпить вино, но она начала отчаянно сопротивляться. Кончилось тем, что он ее задушил.

Само собой, на допросе Альберт пытался представить дело так, что в квартиру его привело желание образумить Нелли, заставить ее вернуться, он ведь испытывает чувство благодарности к ее матери, которая все это время оставалась в неведении относительно судьбы дочери. Нелли жаловалась на мужа, который ей изменяет, и на его глазах пыталась покончить с собой, выпив бокал вина с ядом. А он пытался ей помешать. Она набросилась на него и он, отбиваясь, в пылу схватил ее и задушил.

Однако данная версия следователя не удовлетворила. Тем более что к тому моменту Бергман уже знал, где Альберт разжился ядом, и представил доказательства этого.

К тому же всплыло недавнее покушение на Боровскую. Испортить тормоза в ее машине Альберт имел возможность, и повод для этого у него был – избавиться от старухи-тирана, а заодно и от долговых расписок. Бергман опять-таки имел на руках показания консьержа, ну, и Боровской, конечно. В подъезд Альберт вошел за двадцать минут до того, как оказался в квартире благодетельницы.

В том, что Альберт в конце концов сознается, не сомневался никто. Деньги клиентка перевела нам уже на следующий день.

Расследование закончилось, и мы, как водится, отметили это событие в одном из лучших ресторанов города. Но веселья не получилось. Непринужденно чувствовал себя лишь Димка, остальных терзал невысказанный вслух вопрос: что дальше? Мы работали вместе, но командой не стали. И эти дни, проведенные рядом, ничего не решили, не изменили и не наладили.

Клим ушел уже через час.

Утром, проходя мимо кабинета Бергмана, я услышала:

– Зайди, пожалуйста. Клим не отвечает на звонки, – когда я вошла, сообщил Максимильян. – Вчера я просил его приехать, забрать причитающуюся ему часть гонорара. Как видишь, его нет.

– Хочешь, чтобы я к нему отправилась? – Он молча кивнул. – Может, он просто не нуждается в деньгах? Или в нас? – сказала я, перед тем как закрыть дверь.

И поехала к Климу. Почему-то я была уверена, что его не застану. И пыталась понять, как отнесусь к тому, что он навсегда исчезнет из моей жизни. Впрочем, «навсегда» в применении к нам звучит сомнительно, если верить в россказни Бергмана. Однако, набрав номер квартиры на домофоне, я услышала голос Клима:

– Милости прошу.

Я застала его в гостиной. Однажды я здесь уже бывала, с тех пор ничего не изменилось. Клим, стоя спиной ко мне, разглядывал картину на стене. Точнее, портрет. Мой.

– Хорошая работа, – сказал он, не оборачиваясь.

Дверь в спальню была открыта, и я видела чемодан на кровати, должно быть, он собирал вещи, когда услышал звонок.

– Уезжаешь? – спросила я.

Он слегка повернул голову.

– Переоценил свои возможности.

– Из тебя получился неплохой сыщик.

– Да? Но до Бергмана мне далеко. Кстати, подумай на досуге, как он отправил парня в нокаут?

– Он его пальцем не тронул.

– Тогда кто? Он морочит тебе голову, – помолчав, добавил Клим. – Об этом тоже подумай.

– Может, вместе мы найдем ответы куда быстрее? – спросила я.

– Вместе? Вряд ли… Знаешь, я решил, если я не буду видеть тебя, станет легче. Ерунда.

– Поэтому ты уезжаешь?

– Как-то я раньше справлялся…

– Останься, – сказала я. – Или забери меня с собой.

Он так и не повернулся, не посмотрел на меня.

– Нам ничего не изменить, – сказал тихо.

– Может быть. Но я хочу попробовать.

|
Источник: Татьяна Полякова. Четыре всадника раздора. 2020

Еще по теме Об авторе:

  1. Об авторе
  2. Об авторе
  3. Об авторе
  4. Об авторе
  5. От автора II
  6. Об авторах
  7. От авторов
  8. Об авторе
  9. ОБ АВТОРАХ
  10. От автора
  11. От автора
  12. Кратко об авторе
  13. От автора
  14. От автора
  15. От автора
  16. От автора