<<
>>

ГЛАВА 18

ГЛАВА 18

Винсент

К тому моменту, как я вырвался с завода, меня вовсю искали.

Прилетевший на место Шепард все же вытащил из нашего хакера информацию, и мне навстречу отправили пару машин с военными.

Тем временем я уже подъезжал к конспиративной квартире.

— Ты с ума сошел?! — с порога накинулся на меня Макс. — Что ты творишь? Решил подставить под удар всю операцию? Зачем ты убил Удовски в его же доме, а потом замочил и его племянника?

— Кажется, я не нарушил приказа Морро избавляться от глав кланов в случае необходимости, — съязвил я.

— Превышаешь полномочия, майор Харрис! Что за девчонку ты ищешь?

— Я купил ее у Райена месяц назад. Кстати, за свои деньги, — огрызнулся я. — Ее похитила Леона. Вы бы пока лучше подумали, как освободить тех девушек, что остались в коттедже.

— Освободим, как только закончится операция. Все равно часть из них находится у клиентов. Их всех отправят в пункт психологической помощи. Но пока мы не можем поднимать шумиху. Слишком рано, — объяснил Макс.

— Кстати, именно я выяснил, кто наша главная цель. Ты ведь в курсе? — кивнул я на Джейсона, который уже знал правду.

— Да. Мы ошиблись насчет Дюка Брэдли. Это действительно Леона Варлава, — мгновенно помрачнел Шепард.

— Телефон отследили? — спросил я, упав на диван и отбросив голову.

Хотелось есть и пить, а еще больше — выспаться в мягкой постели, желательно, прижимая к себе Марину. Последний кошмар не давал мне покоя. Он преследовал даже тогда, когда я висел на цепях в холодном цеху заброшенного завода. И девушка пока волновала меня гораздо больше, чем хотелось бы, ведь нужно иметь трезвую голову, а не поддаваться эмоциям.

Но я постоянно думал о том, простит ли она меня, сможет ли понять. Но даже если не простит, я все равно не могу оставить ее в беде. Уж потом я придумаю, как добиться доверия и помочь ей забыть случившееся.

— Пока нет. Ждем, — отозвался из-за стола Джей-Джей.

— Она позвонит, я уверен, — пробормотал я, представляя реакцию Леоны на мой побег. — Эта сука не оставит меня в покое.

Я даже успел немного перекусить — отыскал на кухне Джейсона сыр, ветчину и хлеб, что хранился в холодильнике, потому и не испортился. Запил все крепким кофе. Выкурил пару сигарет, пока хозяин квартиры беседовал с Шепардом. А потом полковник куда-то уехал, и мы остались вдвоем.

Телефон зазвонил неожиданно, примерно через час после отъезда Шепарда. Я уж и не надеялся, что Леона объявится.

— Попытайся протянуть разговор как можно дольше, — тут же пояснил Джейсон. Он прыгнул за стол, надел наушники и погрузился в программу.

— Уж как получится, — буркнул я и ответил на звонок: — Слушаю, Леона.

— Как тебе удалось смыться? — прошипела в трубку хищница.

— Думала, твои идиоты смогут меня остановить? Ты ошиблась, дорогая. Мне не составило большого труда уйти с завода.

— Твоя девчонка по-прежнему у меня, если ты не забыл.

— Слушай, а ты, никак, ревнуешь? — решил укусить я. — Раньше я не замечал в тебе подобных чувств.

— Ошибаешься, мне плевать на тебя, — сказала она, хотя в ее голосе я услышал сомнение. — Марка арестовали только что. Это твоих рук дело?

— А даже если моих? Предлагаешь обменять девушку на своего муженька? — нашелся я. Хотя внутри зазвенело нехорошее предчувствие. Я на самом деле не знал, кто и зачем арестовал Марка Варлаву. Но, кажется, уже догадывался.

— Девчонку ты больше не увидишь. Скоро и ты тоже будешь трупом. Прощай, Майкл Харрис! — резко бросила она и отключилась.

Что-то больно кольнуло в груди, легкие сжались. Леона действительно могла исполнить свою угрозу в отношении Марины. И мне это совсем не нравилось, как и ее тон.

— Джей-Джей! Получилось определить, откуда шел звонок? — повернулся я к парню.

— Да! Я вижу район поисков. Вот этот квадрат, — указал Джейсон на карту и снял очки, чтобы протереть их.

— Но он слишком большой! Как минимум десять на десять километров! — возразил я.

Джейсон виновато развел руками.

— Точнее не смог. Посмотрим, что находится в этом районе. Может, отыщем зацепку.

— Почему она попрощалась? — почесал я затылок и вдруг вспомнил: — Она сказала, что Марка арестовали! Стоп… Ше-епард! — Я подорвался на ноги, наворачивая круги по гостиной. — Сукин сын! Так вот почему ему срочно понадобилось уехать! Мне его уже придушить хочется. И, кажется, я это скоро сделаю.

Я тут же набрал Макса по телефону и первым делом выругался в трубку.

— Ты хоть понимаешь, что спугнул нашу зверушку и она почувствовала опасность?! Кажется, Леона собирается валить из страны! Мы отследили ее звонок.

— Мы перекроем все дороги! Не переживай! Никуда она не денется!

— Вы идиоты! Она не поедет на машине. Скорее всего, за ней прилетит вертолет! Придется задействовать воздушную технику! — прокричал я в ответ. — Нам нужно брать ее сейчас. Времени больше нет!

Конечно, я понимал, что именно арест Марка послужил причиной звонка Леоны: она просто разъярилась и решила высказаться. И поэтому мы смогли определить примерный квадрат ее местонахождения. Но я все равно злился на Макса — я ведь еще не высказал ему то, что думаю о своем прикрытии и его бессовестной лжи.

Я упал в кресло рядом с Джейсоном и уставился на экран. Место поисков — сотня квадратных километров, — не такое уж и маленькое. Но ведь Леона не будет прятаться в лесу! У нее явно есть укрытие. Интересно, какое именно?

— Выведи на экран список всех объектов в квадрате! — скомандовал я, и Джейсон принялся выполнять мою просьбу.

Итак, какие-то теплицы, поселок, заправка, автосервис, нефтяной склад, гостиница, мастерские…

— Может, она в гостинице? — предположил Джейсон, пока я ломал голову, отыскивая зацепку.

— Вряд ли, — покачал я головой и снова закурил. — Постой! Кому принадлежит база?

— Сейчас выясним, — защелкал по клавиатуре Джейсон, а через пару минут объявил: — Некоему Петро Станичу.

— Пробей, что о нем известно, — попросил я, призадумавшись.

— Шестьдесят лет, начал бизнес три десятка лет назад.

Вот! Нашел! Он вел дела с Девином Керком, отцом Леоны Варлава! — вдруг воскликнул Джейсон.

— Похоже, что нефтяная база — и есть укрытие нашей дамочки! Этот Петро — наверняка подставной владелец! Я вспомнил, Леона как-то хвасталась, что ей принадлежат заправки и не только. Это то, что нам нужно! Территория довольно большая, и там можно спрятаться. Стоит объявлять план «перехват», пока наша пташка не улетела в неведомые дали.

Я откинулся на спинку и сжал пальцы в кулаки.

Сука доигралась, но сегодня всем ее махинациям наступит закономерный финал. А мое задание подойдет к концу. О Винсенте можно забыть. Нет больше такого человека.

Вот только Майкл Харрис, убийца собственного отца, никуда не денется.

***

Я даже толком не успел поговорить с Шепардом. Все организовали настолько быстро, что совсем не оставалось времени на размышления. К территории нефтебазы уже ехали машины полиции, туда же устремились наши агенты. Со всех сторон организовали оцепление.

По дороге прогремели автомобили спецназа. Мы же находились чуть поодаль, наблюдая за приготовлениями. Жаль, я не знал, сколько времени у меня в запасе.

Мелькнула мысль: «Что, если я ошибся? Вдруг Леона не имеет никакого отношения к этой базе? И пока мы согнали сюда военных и полицию, она тихонько посмеивается, улетая прочь из Македонии?»

— Наши люди увидели в бинокль передвижение боевиков в районе северной части станции, — сообщил подошедший Шепард. — Вы с Джейсоном оказались правы! Здесь база под прикрытием.

— Нужно проникнуть внутрь, — очнулся я. — Я сам пойду.

— Только после спецназа! Ты слишком ценный сотрудник, — возразил Макс.

— Иди ты нахер! Я устал подчиняться твоим приказам, — сплюнул я. — Почему-то тогда, когда вы отправляли меня в это змеиное логово, никого не волновала моя великая ценность. Я пошел!

— Постой! Я лишу тебя премиальных! Составлю на тебя докладную… — раздавался позади возмутительный тон Шепарда, но я уже его не слушал.

Я прихватил в машине автомат и патроны к нему и направился к командиру подразделения спецназа, который как раз готовился к штурму...

Дальше все происходило почти как в моем кошмарном сне.

Люди с автоматами врывались на территорию базы, мелькали маски и камуфляж. Охрану клали на пол, другие разбегались в стороны. Запахло дымом — кто-то из наших бросил шашку. Я ступил следом, принюхиваясь, как зверь на охоте. Вся эта атмосфера была знакома мне лучше, чем кому-либо другому — недаром я столько лет прослужил в армии, сражаясь с боевиками в Афганистане и Ливии. У проходной охраны было мало, да и та — официальная, а люди Леоны находились дальше, в отдельном здании, что стояло за административным корпусом.

Я прятался за углами, передвигаясь короткими перебежками. До постройки оставалось метров триста. Где-то рядом прострекотала пулеметная очередь. Потом раздались крики. Я воспользовался моментом и побежал в сторону черного входа. Проник в здание и остановился, соображая, куда идти дальше. Ко мне бросился усатый мужчина в черном, но я сразу же выстрелил ему в голову. Переступил тело и вытянулся, разглядывая интерьер.

Кажется, это действительно было каким-то складом. Сверху наверняка периодически бывают проверки. Значит, цель в подвале.

Я высмотрел лестницу и помчался вниз, останавливаясь и прислушиваясь. Остальные парни занимались верхними этажами здания, где находилась большая часть боевиков. А здесь стояла тишина. Но я уже бывал в подобных местах и представлял, что где-то должна быть скрытая дверь. Поэтому пытался понять, где бы я ее устроил, смотрел, куда ведут короба проводки.

Отлично, кажется, мне налево.

Я свернул в темный коридор и огляделся. В этот момент из дальней двери кто-то вышел, и я спрятался за колонной, держа наготове пистолет. Когда мужчина поравнялся со мной, я выстрелил, но, как выяснилось, на человеке был надет бронежилет, поэтому он лишь упал и тут же потянулся за оружием. Я вовремя прыгнул сверху, зафиксировав незнакомца.

— Где ваш штаб? Где девушка? — быстро спросил я.

Кажется, мы уже пересекались: я видел его в личной охране Леоны, когда она приезжала на одну из встреч.

— Я ничего тебе не скажу, — оскалился подо мной мужчина.

Я приставил к его голове пистолет, второй рукой удерживая за шею. Как вдруг нашупал на нем цепочку с ключами. Вытащил ее, звякнул связкой перед носом подчиненного Леоны.

— И не надо. Сам разберусь, — язвительно ответил я и рванул цепочку.

Крепление расстегнулось, ключи упали рядом. А я схватил типа за голову и ударил затылком о бетонный пол, вырубив его. Потом оттащил за ноги от прохода, обнаружив какую-то кладовку, закрыл там, подперев дверь тяжелый ящиком.

Дальше я действовал молниеносно. С легкостью подбирал ключи к замкам. Проверял все помещения потайной части, пока не услышал в одной из темных комнат осторожные шаги. Даже не знаю почему, но эта поступь вдруг показалась мне знакомой.

— Марина? — произнес вслух и замер.

— Винс? Это правда ты? — раздался осторожный голос, который я так хотел услышать.

Я остановился на пороге. Ритм сердца ускорился от предвкушения встречи. Я нашел Марину, и она жива! Это сейчас главное. Значит, все было не зря; значит, у меня еще есть шанс вытащить ее из заварушки. А дальше… выжить бы самому.

Марина

Я не знала, где нахожусь, не помнила, как оказалась в очередной пыльной комнате. Чем-то она напомнила ту, в которой я пребывала первый день после приезда в Македонию, и, придя в себя, я решила, что снова в подвале Райена. Но голоса за дверью абсолютно не были мне знакомы. А откуда-то сверху и вовсе доносились непонятные звуки: что-то гремело, стрекотало, будто по проводам бежал ток. Чудились шаги, принадлежащие десяткам людей, коих в коттедже Райена и быть не могло.

Ясно одно — меня похитили. Но я не понимала, кто и зачем. Если это не Райен, то кому я еще могла понадобиться?

Я помнила, как двое амбалов догоняли меня, пока бежала через поле, размахивая руками; как один из них схватил, прижав к лицу пропитанную ядреной жидкостью тряпку. Они явно заметили человека в лодке, которого я собиралась позвать на помощь, и не стали рисковать — вырубили, чтобы доставить сюда. Но куда именно?

Никто не приходил, не пытался что-то обсудить. Еду и воду тоже не приносили. Хотя я все равно ничего бы не приняла. Меня оставили в этой грязной каморке как ненужную вещь. После того, как очнулась, я все же звала людей, хотела понять, в чем же дело. А после запоздало решила — мне конец. Побег стал завершающей точкой истории, я больше не нужна Райену. Неизвестно, что теперь со мной сделают — отдадут в бордель или пришьют. Это уже не столь важно.

Осознав свое шаткое положение. я затряслась как осиновый лист.

Стоило держаться подальше от дороги, как и планировала. Не высовываться, а продолжать путь через лес. Но как-то ведь незнакомцы прознали о моем местонахождении, точно шли по следу. Я прошла уйму развилок и могла свернуть куда угодно, но почему-то они все равно меня обнаружили, словно каким-то образом заранее знали, где я нахожусь.

Я ощупала стены, пытаясь найти хоть что-то на случай обороны. Но комната оказалась абсолютно пустой. Ни ведра, ни даже лампочки. Я снова опустилась на холодный пол, перебирая спутавшиеся локоны. Пыталась не паниковать, да только руки все равно тряслись, а глаза, постепенно привыкшие к темноте, метались из стороны в сторону.

Во рту пересохло, жутко хотелось пить, но даже если бы в комнате текла вода, я не поднесла бы к ней губ. Именно в тот момент казалось, что не стоит и пытаться выжить. Меня уже уничтожили — стерли мое «я» в тот момент, когда истязали тело и всячески издевались.

Вскоре голова совсем опустела. Я лишь облизывала пересохшие губы, почти ни о чем не думая. Я уже не боялась ни приближающейся расправы, ни последствий своей недавней выходки — лишь мирно ждала «приговора». Не знаю, сколько времени прошло, но явно миновал не один час и даже не два. Звуки наверху стихли, словно рабочий день подошел к концу, и ночь, безмятежная и холодная, вступала в свои права. В помещении даже не было окошка, чтобы убедиться в догадках.

Сжавшись в углу комнаты, я обхватила обеими руками колени и пыталась согреться. Стало холодно и очень одиноко. Это напоминало мне не только подвал Райена, но и ванную Кайла, в которой я сидела, выжидая часа.

А ведь у меня почти получилось сбежать! Я была близка к своей цели, но попытка провалилась. И сейчас я корила себя, что по приезду тряслась за телефон и документы, а не выпрыгнула из машины на ходу при первой же возможности. Глупая девчонка надеялась, что это — шутки разума, а на самом деле ничего страшного не происходит.

Жаль, что не вижу будущего. Знала бы, что случится, ни за что не села бы в автомобиль. Даже в самолет не зашла бы. Если бы только вовремя поняла… Опять это дурацкое слово — «если»...

Сейчас я не ощущала, что мое тело принадлежит мне, будто каждая его частичка стала чуждой. Противно от себя самой, потому что я позволила Кайлу и его дружку надругаться и ничего не предприняла, кроме побега. Да и сбежать не смогла!

Черт, даже этого не смогла! У меня не получилось ничего из того, что задумала. Я расслабилась в руках Винса и забыла о плане до тех пор, пока он не вернул меня Райену. А когда стало поздно, плакала в подушку, обвиняя всех вокруг. Но изначально виновата именно я одна. Никто не заставлял меня соглашаться на работу, никто не удерживал у дверей офиса, не вынуждал болтать со Светланой, если ее вообще так зовут. Никто не усаживал в самолет и не принуждал садиться в машину к водителю, который с самого начала показался подозрительным. А что произошло потом — лишь последствия собственных ошибок.

Я откинула голову и несколько раз ударилась о холодную бетонную стену, приводя себя в чувство. Кажется, мои мысли пошли совсем не туда. Необходимо собрать волю в кулак и бороться, а я развесила сопли, считая, что моя жизнь подошла к концу.

Действительно, глупая.

Когда я уже решила, что не опущу руки и со всем справлюсь, вдруг услышала гам. Топот десятков ног на секунду оглушил. Затем раздались выстрелы и суматоха. Я вскинула голову, глядя на потолок, с которого посыпалась штукатурка.

Что там происходит?

Выстрелы и голоса сливались в общую какофонию звуков. Я отчетливо ощутила запах пороха и сильнее вжалась в угол, будто это могло уберечь меня, если кто-то войдет. Я понятия не имела, кто проник сюда и почему начались какие-то разборки.

Когда в щели под дверью показалась тень, я поняла, что там прямо сейчас кто-то стоит. Звякнули ключи, и я встала, приблизившись к выходу. Собиралась оттолкнуть вошедшего, чтобы вырваться на свободу и бежать, пока ноги не отвалятся.

Но внезапно услышала тихий голос:

— Марина?

Мое сердце пропустило удар. Кажется, я даже забыла, как дышать.

Винс… Это ведь его голос?!

Он… пришел за мной? Сюда?

— Винс? Это, правда, ты? — спросила еле слышно, все еще считая это игрой моего воображения.

Он ведь не мог найти меня здесь! Нереально!

Как в замедленной съемке, в замочной скважине повернулся ключ, распахнулась дверь. В бледном свете люминесцентных ламп, попадающим сюда из коридора, появилась высокая тень, постепенно приобретая очертания мужчины, которого я жаждала увидеть больше всего на этом свете.

Казалось, все посторонние звуки исчезли и растворились в моем рваном дыхании, пространство передернулось дымкой от подступивших слез. И все, что случилось перед тем, утратило смысл. Реальными были только я и Винсент Марч, держащий в руках связку. В следующее мгновение она со звоном упала на пол. Я прижала к груди руки и рванула к Винсу, мгновенно забыв обо всем, что волновало еще секунду назад.

Время остановилось, стоило мне снова ощутить запах мужчины, грубые руки на талии и безумно вкусные губы на своих пересохших губах. Я зарывалась пальцами в его волосы, целовала как в последний раз. И плакала. Слезы так и лились непрерывным потоком, а эмоции фонтаном рвались наружу. И где-то в этой мешанине раненой птицей забилось счастье, в которое даже не верилось после всего случившегося. А потом внутри будто вспыхнул настоящий фейерверк, озарив непроглядную тьму разноцветными красками.

Закрыв глаза, я обнимала лицо мужчины, восстанавливая дыхание. Винс уткнулся носом в мой лоб, тяжело дышал. Мы оба стояли неподвижно, словно не могли поверить, что снова вместе.

— Ты пришел за мной, — на выдохе произнесла я и улыбнулась сквозь слезы.

— Я ведь обещал, — ответил Винс, прижимая к себе все сильнее, пока между нами не осталось и сантиметра пространства.

— Как ты нашел меня? Где мы вообще находимся? — хрипло спросила я, удерживаясь рукой за большую горячую ладонь мужчины. Самым страшным, пожалуй, было потерять его снова.

— Это было нелегко, но я смог. Хорошо, что ты в порядке… что ты жива. — В голосе слышалось такое облегчение, будто Винс действительно сильно переживал, что со мной может случиться что-то плохое. И теперь, когда я стояла рядом, не мог осознать этот факт до конца.

— Я сбежала... Меня купили на аукционе и… В общем, выдался шанс, и я смогла… — пыталась выложить все и сразу, но не выходило, потому что в горле словно встал комок, который мешал говорить. Я не могла сказать Винсу про насилие, не могла сказать, что у меня были другие мужчины, хоть я и не предавала его по собственному желанию.

— Тише. Я все знаю, — приложил он палец к моим потрескавшимся губам. — Все будет хорошо. Они больше никогда тебя не тронут. И ты не вернешься в плен.

— Ты все… — Я внимательно посмотрела на Винсента и вдруг поняла, что ему все известно. — Почему ты не пришел раньше? — наконец спросила то, что меня волновало.

— Я не мог, прости. Я договорился с Райеном, что выкуплю тебя, но мне нужно было срочно улететь из страны. Ты здесь из-за меня, — виновато пояснил Винс, сжав мои запястья и пристально глядя в глаза.

— Из-за тебя? — недоумевая спросила я.

— Точнее, из-за моей работы. Я вовсе не тот, кем ты меня считала. Два года мне приходилось изображать из себя отморозка, чтобы они принимали меня за своего. Но потом…

— Что потом? — подняла я взгляд, рассматривая красивое, но уставшее лицо, на котором появились новые ссадины. Я только сейчас сообразила, что на мужчине надет камуфляж, за спиной настоящий автомат, а на плече лента с патронами. Но я не боялась его даже в таком виде.

— Потом я встретил тебя — и все пошло кувырком. Ты — моя слабость, Марина. Но мы выберемся отсюда, я обещаю. Ты будешь свободна. А я… — Он на мгновение замолчал и обнял ладонями мое лицо, пальцами зарывшись в спутавшиеся волосы. — Я люблю тебя, малыш. Очень сильно люблю. Все, к чему я стремился, было пустым местом. Я не понимал этого, пока не познакомился с тобой. Мне так много нужно тебе сказать.

Его слова звучали в голове музыкой. Я совсем растерялась, ничего не понимала, кроме того, что действительно не безразлична мужчине, о котором думала все это время, но запрещала себе мечтать о большем, пока находилась в плену. Сердце тревожно защемило, ведь мы все еще непонятно где. А я, как оказалось, ничего не знала об этом человеке. Не знала, кто он на самом деле. Но любовь не выбирает должность или положение в обществе, она — то. что выше нас, и не всегда подвластна нашим желаниям.

— Я тоже тебя… тоже тебя люблю, — выдохнула, гладя пальцами колючие щеки и морщинки под зелеными глазами. — Но я не знаю, что будет дальше.

— Нам нужно выбираться. Территория базы оцеплена нашими, но здесь все еще опасно. Поговорим потом, — очнулся он и потянул за руку в сторону коридора.

Когда мы вышли наружу, до меня наконец дошло, что это вовсе не коттедж Райена, а незнакомое место. Где-то сверху раздались выстрелы, и я сжалась, прячась за широкую спину Винса. Он не отпускал мою руку, словно боялся снова потерять. По его движениям, поведению можно было догадаться, что он опытный военный. Мы прошли по большому помещению с бетонными колоннами, чем-то напоминающим подземную парковку, где Винс периодически останавливался и обводил взглядом пространство. А потом вдали метнулась какая-то тень. Винсент тут же выстрелил, и пуля гулко отрикошетила от бетона. Я вскрикнула, закрыла руками уши и зажмурилась.

— Не высовывайся, — предупредил он меня, осторожно продвигаясь вперед. А потом прыгнул, снова пальнув из пистолета. Из-за колонны раздался встречный выстрел.

Мне было так страшно, что коленки тряслись. Неужели мы не сможем выйти из этого здания? Но если я умру, то хотя бы свободной, зная, что успела испытать в жизни самое большое счастье — настоящую взаимную любовь. Мысль пронеслась за долю секунды и тут же растворилась в звуках очередных выстрелов.

Кажется, в пистолете Винса закончились пули; он спрятал его в кобуру и поднял руку, чтобы снять с плеча автомат. Но в этот момент раздался знакомый женский голос:

— А ты настырный. Девчонку нашел. Неужели и правда решил, что победил меня?

В нескольких метрах от нас стояла та самая брюнетка, что приходила к Винсу домой. В алом платье до колена и высоких кожаных сапогах. В одной руке она сжимала автомат, направленный прямо на нас, другой удерживала сумку, переброшенную через плечо.

— Оружие на пол — или оба сдохнете! — рявкнула она, и ее голос разнесло эхо.

— Обратное пока тоже не доказано, — язвительно ответил Винс, медленно опуская автомат на пол около своих ног.

— И пистолет туда же, — приказала она, не отводя прицела.

Винс щелкнул кнопкой на кобуре, вытаскивая пистолет. Положил его рядом с автоматом и толкнул все ногой в сторону брюнетки.

— Что будешь делать дальше? — усмехнувшись, поинтересовался он.

— Идите вперед. К лифту, — указала она на двери, которые я не сразу заметила.

Похоже, нас решили использовать в качестве заложников. Именно так все выглядело. Я не знала, придумает ли Винс, как нам выбраться из дурацкого положения, но пока делала все, что он говорил.

За дверью действительно оказался лифт, куда мы вошли втроем. Леона наставила на меня автомат, и я замерла. Другой рукой, не выпуская сумки, в которой явно было нечто ценное, женщина нажала на кнопку, и кабина тронулась, вознося нас к верхним этажам здания. Мы попали в помещение, похожее на то, из которого приехали. Но я понимала, что над нами крыша.

Откуда-то появились двое военных. Но Винс приказал им опустить оружие, ведь меня по-прежнему держали на мушке. И мы прошли дальше.

— Сюда идите, — указала эта ненормальная особа на лестницу, что вела наверх.

Мы почти добрались до ступеней, когда Винс улучил момент и ударом ноги выбил из рук Леоны автомат. Она заорала и с перекошенным лицом бросилась за оружием, а я успела отпрянуть в сторону и упала на пол. Винс рванул наперерез, чтобы помешать брюнетке. Откуда-то сверху раздались голоса и далекий, но отчетливый звук пропеллера вертолета.

— Еще увидимся, — прошипела Леона и рванула вверх по лестнице, где ее, похоже, уже ждали.

Винсент задержался, бросился ко мне, поднимая на ноги. Сжал меня в своих объятиях. От него пахло дымом, порохом, но этот запах казался самым лучшим, самым желанным на свете. Ведь теперь у меня был тот, кто способен защитить, кому можно довериться. В тот момент даже мысли о случившемся вчера отошли на второй план.

Мы вернулись к людям в камуфляже и масках. Винс подозвал их, объясняя ситуацию, потом подошел ко мне.

— Тебя отведут за оцепление, путь чист, — серьезно сказал он.

— А ты? Как же ты?!

— Мне нужно ее догнать, чтобы она больше никому не угрожала. Это моя работа. Сейчас я позвоню, чтобы о тебе позаботились.

— Но… — растерялась я, понимая, что расстанусь с Винсом, только встретившись.

— Никаких «но», малыш. Все очень серьезно. Я люблю тебя, помни об этом. — Он склонился и оставил на моих губах легкий поцелуй, а затем толкнул в сторону солдат. — Ну же, иди! Здесь слишком опасно!

— Нет! Нет! Винс! — заломала я руки, но мое плечо тронули, и я резко повернулась.

— Девушка, следуйте за мной, я выведу вас наружу, — строго сказал мне мужчина, которого Винс попросил выпроводить меня из здания.

Я встревоженно обернулась, как вдруг поняла, что Винса больше здесь нет.

Он действительно решил догнать Леону. Внутри зазвенела какая-то высокая струна, слово мы только что виделись в последний раз, а наш поцелуй был прощальным. Я хотела бы бежать за ним, идти хоть на край света, даже ничего о нем не зная, но меня уже тащили вниз, где передали в руки других военных.

Все мелькало размытыми пятнами: спецназ, лестница, тела убитых людей…

Но я снова чувствовала, что живу. Потому что он вытащил меня практически с того света, дал смысл не сдаваться.

Мы спустились в холл, где нас встретил целый отряд военных. Мужчины быстро обменялись информацией, и меня повели в сторону выхода из здания, в котором оказалось этажей шесть или семь. Над крышей кружил вертолет. Кажется, там шла борьба, слышались выстрелы. А я чувствовала себя так, словно мое сердце осталось наверху, где мы расстались с Винсом. Мы прошли вдоль забора, затем миновали какую-то калитку, и вскоре меня подвели к высокому мужчине в деловом костюме и пальто. Мы не были знакомы, но он, похоже, знал обо мне.

— Вы — Марина? — строго уточнил он, принимая меня у военных. Я нашла силы только для того, чтобы кивнуть.

С неба снова пошел снег, и изящные снежинки падали на мое лицо. Я откинула голову и глотала их, будто живительные частицы. Ловила языком, как в детстве. Все завертелось перед глазами, и я даже не понимала, кто находится вокруг меня, не слышала, о чем говорили эти люди. Видела лишь снег и осознавала, что наконец свободна, меня больше не отправят в рабство, не продадут на очередном аукционе. Не смогут издеваться.

Запах свободы пьянил. Голова кружилась от свежего морозного воздуха. Я даже не заметила, как ко мне подошли.

— Девушка, пройдемте в карету скорой помощи, — сказал какой-то мужчина, набрасывая мне на плечи куртку.

— Не надо, я останусь здесь. Просто принесите воды, — выдавила я, не отрывая взгляда от здания вдалеке, где продолжалась перестрелка.

Где находился единственный важный для меня мужчина.

<< | >>
Источник: Ольга Грон, Алина Розанова. Игрушка для шпиона. 2020

Еще по теме ГЛАВА 18:

  1. Глава 11
  2. Глава 6
  3. Глава 3
  4. Глава 1
  5. Глава 2
  6. Глава 4
  7. Глава 5
  8. Глава 7
  9. Глава 8
  10. Глава 9
  11. Глава 10
  12. Глава 12
  13. Глава 13
  14. ГЛАВА 2.
  15. Глава восьмая, в которой анализируется соответствие трат и жизненных приоритетов
  16. ГЛАВА 1. ВВЕДЕНИЕ
  17. Глава 8 Расследование
  18. Глава 13 За знакомство
  19. Глава 15 Надя