<<
>>

21


Лена вела автомобиль осторожно, стараясь лишний раз не маневрировать, предпочитая двигаться по прямой и не перестраиваться в левый ряд, по которому то и дело пролетали на сумасшедшей скорости автомобили.
Тимош вспомнил безумный трюк, который вытворила Марта, чтобы оторваться от преследователей. Ради него она рисковала своей жизнью, автомобилем! Уже в который раз она его прикрывала, спасала! Теплое чувство к уехавшей женщине охватило его, он вдруг осознал, что во Франции ему будет не хватать красавицы Марты, с ее внешней холодностью и неприступностью, безумными идеями и шквалом страстей в постели. Моник, к которой он совсем недавно стремился, и Лена, сидевшая рядом в автомобиле, как-то поблекли в сравнении с Мартой.
– О чем ты думаешь? Вспоминаешь ее, да?! – с горечью в голосе спросила Лена, не глядя на него.
– С чего ты взяла? Я вспоминаю наши прогулки по Киеву, – выкрутился Тимош. – Это было давно, но кажется, что совсем недавно.
– Я тоже часто вспоминаю прошлое. – Голос у Лены потеплел. – Как хорошо нам было вместе!
– Вскоре после моего отъезда ты выскочила замуж. Тогда тебе было не до этих воспоминаний! – уколол ее Тимош.
Лена вздрогнула.
– Когда мы расстались… по настоянию моих родителей, и ты уехал, я впала в ужасную депрессию. Родители нашли для меня лекарство – замужество. Мне было все равно, я считала, что таким образом смогу избавиться от сердечной боли. Не вышло… Мой муж поглощен собственным бизнесом – у него парк большегрузных автомобилей, он занимается международными перевозками. Он женился лишь потому, что так нужно, возраст поджимал. На моем месте могла быть любая другая. Если его спросить, какого цвета у меня глаза, он не сможет ответить.
– Извини меня, Лена. Этого я не знал.
– За несколько дней до того, как ты позвонил, мне приснился удивительный сон, в котором был ты… Ты часто мне снился, но по-другому… И когда ты позвонил, я растерялась. Я очень рада, что мы встретились и что я смогу тебе чем-то помочь!
– Я тоже этому рад, Лена! – Тимош протянул руку, погладил ее по обнаженному колену и ощутил, что она дрожит.
Лена резко сбавила скорость и свернула на обочину скоростной трассы, чуть не столкнувшись с хондой, намеревавшейся обогнать ее справа и едва успевшей притормозить, гневно сигналя.
Лена, остановив автомобиль, закрыла глаза, ее продолжала бить дрожь.
– Больше так не делай… когда я за рулем, – немного придя в себя, медленно произнесла Лена.
Тимош привлек девушку к себе и впился в ее губы, ощущая, как она дрожит от возбуждения и желания.
– Не здесь… – слабым голосом попросила Лена, продолжая крепко прижимать его к себе.
Тимош уже не владел собой, его руки расстегнули ей блузку, оголили груди, скользнули под юбку и, сдвинув тонкие, как паутинка, трусики, проникли во влажную нежную промежность. У Лены вырвался сладостный стон. В голове у Тимоша словно образовалась яркая вспышка, и тут он явственно услышал ироничный голос Марты: «Часы, труп бармена… Тебя ищут, дуралей! Что ты делаешь?!»
Тимош резко отстранился и глухо произнес:
– Ты права – здесь не место.
Пару минут Лена не двигалась, сидя с закрытыми глазами. Затем поспешно стала приводить одежду в порядок, постепенно приходя в себя.

– Не знаю, что со мной творится, – с трудом выговорила она извиняющимся тоном, глядя в сторону.
Вдруг перед ними вырулил на обочину полицейский патрульный автомобиль. Тимош напрягся. Из авто вышел худощавый долговязый полицейский и медленно подошел к ним, внимательно рассматривая их через лобовое стекло. Тимош взглянул на Лену – одежда в полном порядке, но сама она очень бледная. Лена опустила боковое стекло со своей стороны. Тимош не знал, что ему делать. Если он уже в розыске, то его сейчас задержат. Открыть дверцу и убежать? Как быстро его поймают? И, даже если поймают не сразу, аэропорт будет для него закрыт.
– Почему вы остановились на обочине скоростной трассы? Ваши документы!
Лена протянула техпаспорт и права. Полицейский стал внимательно их изучать, не обращая внимания на Тимоша, и у того отлегло от сердца.
– У вас проблемы с автомобилем? – продолжал допытываться полицейский, возвращая Лене документы.
– Моей жене стало плохо – она беременная! – неожиданно для себя выпалил Тимош. – Решили остановиться, чтобы она немного отдохнула, пришла в себя. Я свои права дома забыл.
Лена удивленно молча взглянула на Тимоша и утвердительно кивнула.
– Куда вы направляетесь?
– В аэропорт.
– Я могу сесть за руль вашего автомобиля, – предложил полицейский, сочувственно глядя на Лену, а потом перевел взгляд на Тимоша, и у того на спине выступил холодный пот.
– Спасибо, я чувствую себя значительно лучше. Провожу мужа и в аэропорту отдохну.
– Мы вас будем сопровождать. Если почувствуете себя плохо, включайте аварийку и останавливайтесь.
– Спасибо, вы очень любезны. – Лена улыбнулась полицейскому.
Они тронулись. Впереди двигался полицейский автомобиль с работающим проблесковым маячком. Тимош мысленно ругал себя: «Теперь полицейский уж точно срисовал меня и, когда получит ориентировку, обязательно вспомнит».
– Мне понравилось быть твоей женой, да еще беременной, – весело сказала Лена, но глаза у нее оставались грустными.
– Из нас получилась бы хорошая пара, – подыграл ей Тимош.
– Может быть, не поздно все исправить? – быстро произнесла Лена и тут же пошла на попятный: – Это я так пошутила – научилась у твоей новой знакомой.
Полицейский автомобиль сопроводил их до автостоянки у терминала D. Когда они остановились, полицейский снова подошел к ним, заставив Тимоша напрячься.
– Как вы себя чувствуете? – спросил он у Лены.
– Благодарю вас, хорошо, то было кратковременное недомогание. Спасибо за помощь!
Когда полицейские уехали, Лена расхохоталась, и Тимош не удержался от смеха, чувствуя, как его отпускает нервное напряжение.
– Никогда не ездила с таким эскортом – полицейская машина с мигалкой! Будет что вспомнить, но этого нельзя рассказывать знакомым – обрушится лавина вопросов.
– И у тебя беременность не была такой кратковременной! – подхватил, все еще смеясь, Тимош.
– Ты молодец, вовремя остановился, а то полицейские застали бы меня в машине полураздетой. Что бы они подумали? – сказала Лена.
– Приключение было веселое! Теперь пойдем за билетом. Составишь мне компанию, жена?
– Куда ты, туда и я, мой любимый супруг! – поддержала его Лена, и взгляд у нее снова стал печальным.
На этом везение Тимоша закончилось. Билетов не было ни на один сегодняшний рейс в Европу. Ближайший рейс был в Будапешт, в 12 часов следующего дня. У Тимоша выбора не было, и он приобрел билет на этот рейс. Уже садясь в автомобиль, он подумал, что мог бы уехать и на поезде: и с билетами на него проще, и границу пересек бы уже этой ночью. Однако, войдя в интернет, он узнал, что большинство международных поездов уже отправились, ближайшим был берлинский, который отправлялся рано утром, и границу он пересечет ближе к вечеру. Тимош понял, что с судьбой не поспоришь.
– Придется остаться здесь до завтра. К себе домой я не попаду – там живут квартиранты. Надо искать крышу над головой, наверное, сниму квартиру – в гостиницу не хочу.
Лена задумалась, затем решительно сказала:
– Едем ко мне. До завтрашнего дня ребенок у мамы и я свободна.
– Ты не перегибаешь палку?
– Тот, кого ты опасаешься, в командировке и приедет не раньше, чем через четыре дня.
– Я никого не боюсь, просто не хочу, чтобы у тебя потом были неприятности на семейном фронте. Вдруг кто-то из соседей увидит и, что-нибудь присочинив, расскажет мужу?
– Сегодня необыкновенный день – разве ты это не почувствовал? Когда еще поездишь с полицейским эскортом, как было сегодня? Ты сказал полицейскому, что я твоя беременная жена, и все во мне перевернулось! Я подумала, что, если бы не пошла на поводу у родителей, так и было бы! Те несколько часов, что мы проведем вместе, ты будешь моим мужем! Не надо искать съемную квартиру, поедем ко мне – это моя квартира, ее подарили мои родители, и ОН к ней никакого отношения не имеет.
– Это как-то неожиданно.
Тимош видел, что с Леной творится что-то невероятное, и это начинало действовать на него. «Ведь это та Ленка, которую я безумно любил, долгое время переживал из-за нашего разрыва, радовался, когда она приходила ко мне в сновидениях. Даже с Моник стал встречаться из-за того, что она внешне напоминала Лену, боясь себе в этом признаться. Но никогда копия не может заменить оригинал! Сейчас Лена со мной, и это не сон! Я ее любил и люблю по-прежнему, как и она меня! Из-за нелепой случайности наши жизненные пути три года назад разошлись, и в этом я виноват. Мне уже не хочется возвращаться во Францию, но обстоятельства вынуждают сделать это. Моник не выдержала разлуки со мной и ушла к другому. И в этом виноват не нанятый Вилкасом Жерар, просто она не любила меня!»
– Ты… не хочешь этого? Считаешь меня сумасшедшей?
– Скорее я буду сумасшедшим, если откажусь!
Тимош обнял Лену, и они слились в долгом жарком поцелуе. Его охватила эйфория, и все неприятности, проблемы мгновенно были забыты. И он чувствовал себя так, словно перенесся на три года назад, и никуда не уезжал, и в его сердце есть место только Лене – Елене Прекрасной, Единственной Любимой, Его Второй Половинке!
По дороге они заехали в выбранный Леной ресторан, расположенный в цокольном этаже здания. Интимный полумрак небольшого зала, зажженные свечи на столе, тихая, ненавязчивая музыка – все это соответствовало их лирическому настроению, воспоминаниям о чудесном времени, проведенном вместе. Из той, прошлой жизни вспоминались только смешные ситуации и безоблачные мгновения счастья. Они будто праздновали очередную годовщину начала их отношений.
– Помнишь, Тима, когда ты впервые меня поцеловал? – лукаво глядя на него, спросила Лена.
– Конечно! На дне рождения у Феди – тогда стали крутить бутылочку и нам с тобой выпало целоваться. – Тимош рассмеялся.
– Нет, вспомни, когда мы целовались по-настоящему, всерьез.
– Это было в лесу, в Голосухе[39], весной.
– Какой был день, число?
– Не помню, – пожал плечами Тимош. – Ого-го сколько времени прошло с тех пор!
– А я помню – четвертое апреля, четверг. У нас не было последней пары, и мы отправились в Голосеевский лес. Ты поцеловал меня, а я зачем-то после этого посмотрела на часы – было пятнадцать часов десять минут. Как чудесно было бы, если бы существовала машина времени! Нажал на кнопку – вжик, и ты снова в том времени.
Поужинав в ресторане, они в уже наступивших сумерках отправились к Лене домой, купив по пути бутылку шампанского и фрукты. Она остановила автомобиль напротив арки с решетчатыми воротами, за которыми виднелся двор старого кирпичного пятиэтажного дома бежевого цвета с надстроенным этажом-мансардой. Дом стоял на пересечении улиц Рейтарской и Олеся Гончара. В некоторых местах штукатурка фасада осыпалась, но дом был в лучшем состоянии, чем близлежащие дома, такие же старые, только меньшей этажности. Лена протянула ему ключ:
– Открой, пожалуйста, ворота.
– Квартира твоих родителей совсем недалеко, – сообразил Тимош и ощутил легкое беспокойство.
– Это была идея мамы, чтобы я жила рядом. Очень удобно, когда есть ребенок, да и родители не докучают своими визитами. В основном я хожу к ним. Ты боишься?
– Твоих родителей? – Тимош подумал, что больше следует опасаться ей, но не стал озвучивать эту мысль.
– При чем тут родители? Этот дом непростой. – Лена понизила голос и заговорила так, словно рассказывала страшную сказку. – Его называют домом-порталом, считается, что тут властвуют потусторонние силы. Вон, видишь тех дракончиков, поддерживающих угловой эркер? Они помогают жильцам бороться с темными силами.
– Дракончики эти потешные, видно, и силы, которым они противостоят, не такие уж грозные. Дом внушительный, добротный, и в его облике нет ничего зловещего.
Тимош вспомнил Волчий замок Вилкаса, вид которого тоже поначалу не вызывал тревоги, а за короткое время сколько людей, имеющих к нему отношение, расстались с жизнью!
– Раз ты не испугался дракончиков, потусторонних сил, то вообще бояться нечего. Идешь вместе со мной – и все.
– А никто не станет языком болтать?
– Что будет потом, будущее покажет. А мы пока в настоящем.
Тимош открыл ворота, и Лена заехала во двор и припарковалась. В дом они вошли через черный ход. Консьержем оказался молодой темноволосый человек, а не более привычная для этой должности пожилая женщина. Он скользнул по Тимошу безразличным взглядом и снова уткнулся в книгу. На третий этаж, где находилась квартира Лены, они поднимались пешком, и Тимош так и не понял, есть ли лифт в этом доме. На площадке между вторым и третьим этажами Лена остановилась.
– Поцелуй меня, крепко-крепко! – Она зажмурилась и подставила ему губы. – Мне хочется сумасшествия! Долой чопорность, условности, забудем слова «неприлично», «не положено», «что люди подумают». Сейчас я понимаю, какие чувства испытывала булгаковская Маргарита. Правда, ей помогла летать мазь, а у меня такой мази нет. Но и без нее у меня ощущение, что я витаю в облаках!
На верхнем этаже открылась дверь и застучали каблучки по ступенькам.
– Давай зайдем в квартиру, не будем устраивать эротическое представление для жильцов этого дома, – мягко попросил Тимош.
– Здрасьте! – бросила девушка-подросток, пробегая мимо них.
Просторная трехкомнатная квартира Лены была перепланирована по-современному, обставлена со вкусом дорогой мебелью.
– Тима, ты с дороги, не хочешь принять душ или ванну? Джакузи?
– Не помешает, только я ничего не взял переодеться – ехал налегке.
– Халат и полотенца я дам. Идем, я тебе все покажу.
В просторной ванной кроме ванны-джакузи разместились раковина с огромным зеркалом над ней, душевая кабинка и биде. Наполнив ванну горячей водой, Тимош с удовольствием забрался в нее, включил джакузи и подсветку и расслабился, наблюдая за сменяющимися цветными огоньками. Пузырящаяся вода изгнала усталость из тела, наполнив его сонливостью. Приняв контрастный душ, Тимош обмотался огромным банным полотенцем и вышел из ванной. Лена за это время успела переодеться в легкий халатик и накрыть на стол. Шампанское охлаждалось в блестящем ведерке с кубиками льда, рядом с ним пристроилась квадратная бутылка ирландского виски, кроме фруктов на столе было блюдо с мясной нарезкой. Тимош не удержался и схватил тонкий ломтик бастурмы гранатового цвета.
– Я быстро! – сказала Лена и скрылась в ванной.
Тимошу неожиданно вспомнилось, как Марта, когда они вернулись из подземелья, с теми же словами пошла в ванную, а затем оказалась в его постели. Для нее секс был чистой физиологией, без ритуалов, в которые посвящены лишь двое, без некоего таинства. Моник никогда не употребляла слова «быстро», она могла нежиться в ванне часами, а Тимош в это время сгорал от нетерпения в постели. Она была невероятно нетороплива во всем.
Сев в кресло, Тимош плеснул себе в стакан со льдом немного виски, бросил туда несколько кубиков льда и задумался. Если бы не тот идиотский случай с изнасилованием, Лена стала бы его женой и здесь он был бы не гостем. Но тогда не было бы художественной школы в Париже, веселой беспорядочной богемной жизни, не было бы Моник… А вот Вилкас был бы! Вопрос: поехал бы он тогда в Волчий замок, позарившись на наследство?
В комнату вошла Лена. Она успела не только сделать легкий макияж, но и надеть длинное темно-синее вечернее платье с глубоким декольте и длинным разрезом сбоку, при движении полностью оголявшем ногу до уровня резинки чулка.
– Как я тебе?
– Ты великолепна! В полотенце я чувствую себя рядом с тобой пещерным дикарем.
– Ой, я тебя боюсь, дикарь! – Лена изобразила испуг и сделала вид, что хочет убежать. – Ты, наверное, тот самый ужасный Тарзан из джунглей!
Подыгрывая ей, Тимош вскочил на стул, заревел страшным голосом, барабаня себя кулаками по груди, и тут раздался звонок в дверь. Тимош и Лена застыли, и теперь ее лицо выражало непритворный испуг.
– Кто бы это мог быть? – озвучил Тимош вопрос, мучивший их обоих.
– Не знаю.
Не сговариваясь, они оба на цыпочках направились к двери. Уже подходя к ней, они услышали, как кто-то пытается открыть дверь ключом, только это не позволяла сделать предусмотрительно зафиксированная Леной защелка. Лена прошептала:
– Ключи есть у мамы, но она не должна была сегодня приходить, у свекрови, та обычно не приходит в отсутствие мужа, и у мужа, но он не мог так быстро вернуться.
Поняв, что дверь не отомкнуть, некто снова стал звонить.
– Пусть звонит, не открывать же, когда мы в таком виде! – решила Лена. – Может, надоест трезвонить и уйдет.
Но они оба понимали, что надежды на это мало. Они вернулись в гостиную и выключили свет. Тимош подошел к окну и стал смотреть вниз, раздумывая, не скрыться ли, выпрыгнув из окна.
– Не глупи! Здесь не менее десяти метров, а то и все двенадцать – видишь, какие высокие потолки? Разобьешься! Если не уйдет, я открою. Может, это и к лучшему, – решила Лена.
«К какому такому лучшему? Я в бегах, меня могут арестовать по подозрению в убийстве, а тут еще назревает скандал!» – Тимош тяжело вздохнул и, сбросив полотенце, стал одеваться. Лена тоже ушла переодеться. Прозвенел звонок ее мобильного, оставленного на столе, и она вбежала в комнату раздетая, в одних чулках. Но сейчас вид ее обнаженного тела почему-то не возбуждал Тимоша. Лена, увидев номер звонящего, облегченно вздохнула:
– Да, мама, слушаю тебя… Меня нет дома – тебе показалось… Какой свет в комнате? Что ты придумываешь? – Лена с растерянным видом пыталась убедить маму в своей правоте, явно понимая, что это бесполезно. – Может, что-то с замком. Я с подругой в кафе, далеко от дома, – сделала отчаянную попытку оправдаться Лена и, замолчав, угрюмо наклонила голову. – Славика я не люблю, я тебе уже это говорила! – снова бросилась она в атаку, и, судя по тому, что она замолчала, и по выражению ее лица, атака была отбита. – Хорошо, мама. – Четко выговаривая слова, Лена произнесла: – Я ВСЕ СДЕЛАЮ, КАК ТЫ СКАЗАЛА, МАМА! – И тут же отсоединилась. Повернувшись к Тимошу, она сказала: – Это я виновата! Надо было снять квартиру и отключить телефон!
– Что тебе наговорила мама?
– Она, почувствовав мое радостное оживление, заподозрила неладное. Подойдя к дому, она посмотрела на окна и, увидев свет, поднялась в квартиру. Мама выдвинула мне ультиматум. Она сейчас идет домой – надолго она не может оставить ребенка на папу. Она ждет меня полчаса и, если я не приду, возвращается со слесарем, и он вскрывает замок. Она прописана здесь, так что это реальная угроза. А потом устраивает мне и тому, кто со мной, грандиозный скандал. А она это умеет – ты знаешь это не понаслышке.
– Упаси бог еще раз такое пережить! – испуганно произнес Тимош. – А уж как она обрадуется, увидев меня!
– Поэтому я согласилась на ее условия.
– Хорошо, я сейчас уйду, если твоей мамы нет за дверью.
– Мы уйдем вместе – я здесь не останусь!
– Я уйду сам, очарование этого вечера уже не вернуть. Я тебе позвоню из Франции, и, когда вернусь, мы снова встретимся.
– Я здесь не останусь! – упрямилась Лена.
Тимошу пришлось употребить все свое красноречие, чтобы уговорить ее этого не делать и отпустить его одного. «С годами дочери становятся похожими на своих матерей», – мелькнула мысль, и он невольно со страхом посмотрел на Лену, сидевшую с отрешенным видом на диване.
– Я пойду, Лена! Мне надо поспешить, чтобы не столкнуться с твоей мамой при ее втором «пришествии».
– Прости меня, Тима! – Плача, Лена повисла у него на шее.
– У нас еще будет время, это не последняя встреча. – Тимош высвободился из ее объятий, вышел из квартиры и, быстро спустившись на первый этаж, прошел мимо консьержа, перед которым уже не было раскрытой книги, и теперь он настороженно наблюдал за ним. Видимо, мама Лены сделала нагоняй и ему.
Выйдя во двор, Тимош пошел в направлении, противоположном тому, откуда могла появиться мама Лены, – на улицу Владимирскую. Он взглянул на часы – было десять минут двенадцатого. Впереди была целая ночь, и он не знал, где ее провести. Идти в гостиницу он не мог – там потребуют документы; попытаться снять квартиру было уже поздно. Номера телефонов знакомых остались на симке, которую выбросила Марта. Тимош увидел светящиеся шашечки приближающегося такси и, выйдя на дорогу, махнул рукой. Автомобиль остановился.
– Куда вам?
– Сам не знаю. Мне нужно где-то переночевать.
– Садитесь, вам какую гостиницу – получше, в центре, или подешевле?
– Мне нужна частная квартира, документы оставил дома. Поругался с женой и ушел. Мое возвращение она воспримет как проявление слабости.
– Тогда на вокзал, там постоянно предлагают жилье.
– Нет, на вокзале вертится всякий сброд.
– Ну, не знаю, я не агентство недвижимости. Говорите, куда ехать!
У Тимоша возникла идея:
– В ближайший ночной клуб.
– «Арена» подойдет?
– Вполне.
Тимош вспомнил, что возле ночных клубов всегда стоят «бомбилы» и у них все схвачено – любой каприз за деньги клиента. С их помощью он снимет квартиру на ночь, хотя это обойдется ему значительно дороже, чем на вокзале, но там все контролируется полицией. Такси выехало на бульвар Тараса Шевченко, потом двинулось по нему вниз и припарковалось напротив Бессарабского рынка, возле арки желтого четырехэтажного здания.
Тимош полез в карман, где у него лежали гривны, и вместе с ними вытащил сложенную вчетверо бумажку. Он уже хотел выкинуть ее, и тут вспомнил, что это записка женщины, с которой они вместе летели в Киев. Рассчитавшись и выйдя из такси, Тимош подошел к ярко освещенной витрине магазина и, развернув бумажку, прочитал: «Катя Соловьяненко, 0673312685. С нетерпением жду звонка!»
– Меня ждут, – произнес он и снова сунул записку в карман.
Вещи, люди и события имеют свойство изменяться в зависимости от нашего отношения к ним, которое, в свою очередь, зависит от обстоятельств, настроения и момента времени. Если еще несколько дней тому назад Тимош, найдя эту записку, без сожаления выбросил бы ее, сейчас он воспринял ее как знак судьбы. А с этим, как известно, не шутят.
Над портиком, возле которого он стоял, горела надпись огромными буквами: «Арена Сити». Тимош с подросткового возраста был неравнодушен к старинным зданиям, увлекался архитектурой и историей родного города. Он даже какое-то время не мог определиться с выбором жизненного пути, ему хотелось быть и художником, и архитектором. Сейчас, стоя на узком тротуаре, он запрокинул голову и любовался необычным декором фасада. При строительстве развлекательного комплекса восстановили фасад старинного здания со всеми особенностями, присущими модерну конца XIX – начала XX века: остроконечными башенками, маскаронами, фризами, псевдоколоннами. Мама рассказывала Тимошу, что, когда он был совсем маленьким, в этом доме находилась их районная поликлиника и она водила его сюда к врачу. Тимош помнил это здание уже в более поздний период, когда оно было выкуплено австрийской компанией и годами стояло безлюдное, разрушающееся, с пустыми глазницами окон, обнесенное строительным забором. В школьные годы Тимош заинтересовался историей старых киевских зданий и узнал, что в этом доме в дореволюционные времена находилась гостиница. Когда наконец был построен развлекательный комплекс, Тимош и Лена несколько раз пытались попасть туда на дискотеку, но всякий раз что-то им мешало. Тимош не удержался, прошел через арку на огромный танцпол под открытым небом. Отсюда, изнутри, этот комплекс выглядел совсем иначе: различные увеселительные заведения, рестораны, все из камня, металла и стекла, и все это сверкало, переливалось огнями, маня окунуться в праздничную атмосферу, где нет места унынию и сонливости. Развлекательный комплекс «Арена» чем-то напоминал огромный амфитеатр, но современный, соединивший в себе и увеселительные заведения, и офисные помещения, и торговые площади[40].
Пройдя через весь танцпол, он вышел к Большой Васильковской со стороны ресторана «Мемо» и «Скай-Бара». Найденная в кармане записка заставила его задуматься.
Прошло около трех недель с тех пор, как он летел в самолете с темноволосой и пышногрудой Катей, так что она могла уже забыть о нем. Собственно, между ними ничего и не было, кроме ни к чему не обязывающего разговора во время полета. К тому же Тимош лишь смутно помнил, о чем они говорили, вернее, почти ничего не помнил. Тогда все его мысли были о Моник. Сейчас другое дело. Моник его бросила, с Мартой они только друзья, началу нового этапа отношений с Леной помешала ее мама, а любовь не терпит времени и расстояния, в этом он убедился на собственном опыте. Одним словом, он свободный мужчина в своих поступках и желаниях. Впрочем, наиболее важную информацию он все же вспомнил. Вроде она разведенная, воспитывает малолетнего сына и живет одна. «А что, если позвонить ей, несмотря на позднее время? К “бомбилам” я всегда успею обратиться». Он посмотрел в ту сторону, где у тротуара выстроились друг за другом с полдесятка автомобилей, водители которых, собравшись в кружок, травили анекдоты, то и дело сотрясая воздух хохотом. «Возможно, Катя за это время обзавелась кавалером – она девушка эффектная, а такая не остается без внимания мужчин». Тимош набрал номер ее мобильного телефона, гудки шли одни за другими, но никто не отвечал. Он уже хотел отсоединиться, как в трубке возник голос запыхавшейся женщины:
– Алло!
– Привет, Катя! Это Тимош, мы с тобой летели из Парижа.
– О-о! Привет, пропажа! Я уж думала, что не позвонишь.
– Было столько событий, в двух словах не расскажешь.
– Давай завтра встретимся. Ты в Киеве?
– Сейчас да. Завтра лечу обратно. Должен был сегодня, но опоздал на самолет. Целая полоса неудач.
– Выходит, если бы ты не опоздал, то мне не позвонил бы?
– Когда в следующий раз прилетел бы – обязательно!
– И когда бы это было?
– Через две недели.
– О-о! Так долго ждать!
– Поэтому я звоню тебе. Можем сейчас встретиться.
– Я только из ванной, едва успела добежать до телефона. Что ты предлагаешь?
– Можем пойти в ночной клуб, хотя, если честно, особо туда не тянет. Только приехал из Житомирской области.
– Что ты там делал? Ты же вроде киевлянин?
– У моего дяди там целый замок, он хотел меня приобщить к своим делам. В общем, долго рассказывать. Сейчас поищу гостиницу, ведь свою квартиру я сдаю, пока живу во Франции.
– Зачем тебе гостиница? Приезжай ко мне! Записывай или запоминай адрес…
Катя проживала на улице Красиловской. В тусклом свете уличного фонаря Тимош разглядел одноэтажный, не очень ухоженный дом под позеленевшей от времени шиферной крышей, окруженный деревянным штакетником, когда-то синим, но теперь краска с него почти полностью облезла. Просунув руку между штакетинами, Тимош откинул щеколду и вошел во двор. Участок возле дома был небольшой, с бестолково посаженным, редким садом. Пройдя по бетонной дорожке, потрескавшейся от времени, Тимош подошел к двери, оббитой по старинке дерматином, в одном месте прорезанным, с торчащей оттуда ватой. Он уже жалел о том, что не снял квартиру у незнакомых людей, ему не хотелось новых приключений.
Как только он нажал на кнопку звонка с по-старчески дребезжащим звуком, дверь распахнулась. Несмотря на то что он добирался сюда недолго, Катя успела подготовиться: сделала свежий макияж, подкрашенные тушью глаза казались огромными и загадочными; черные волосы, при первой встрече собранные в «ракушку», были распущены, они были длинными и блестящими, словно покрытыми лаком, и струились по ее плечам. Но в первую очередь он обратил внимание на очень глубокое декольте короткого черного коктейльного платья, открывавшее ее шикарные груди с манящей ложбинкой между ними. Ее красивые стройные ноги казались еще длиннее в туфлях на шпильках. Это был «залп тяжелой артиллерии» женского обольщения, и Тимош, несомненно, сразу же пал бы, если бы в его жизни сейчас не было столько проблем.
– Приветик! – проворковала Катя, чуть отступая в сторону и тем самым приглашая его войти, но так, чтобы их тела соприкоснулись и он ощутил исходящий от нее жар.
Внутри дом оказался гораздо уютнее, чем снаружи. Современный ремонт, не слишком старая мебель, везде чисто.
Тимош протянул девушке купленные по пути белую розу на длинном колючем стебле и бутылку сухого шампанского «Артемовское».
– Я сейчас быстренько накрою на стол!
– Так поздно ужинать не по феншуй. К тому же я сыт.
– Обязательно надо поесть, хоть немного. Ты с дороги. Не хочешь пока принять душ?
Тимош вспомнил, что по своей легенде он недавно приехал и опоздал на самолет, поэтому у него возникла проблема с ночлегом, и он решил придерживаться ее.
– Спасибо, хотя это как-то неудобно. – Подумав, он решил, что ничего плохого нет в том, чтобы принять душ второй раз за этот вечер. – Ты говорила, что живешь с ребенком? Он спит?
– Сейчас он у мамы. В доме я одна.
Тимошу вспомнился недавний визит мамы Лены и то, что из этого вышло.
– Мама часто тебя навещает?
– В основном я к ней хожу. Она учительница и решила Стасика подтянуть – у меня это плохо получается.
«Понятно, с таким шикарным бюстом не до этого!»
Катя дала ему большое красное банное полотенце и провела в ванную.
– Понюхай, оно так чудесно пахнет лавандой! Это мой любимый запах.
– Спасибо. – Тимош взял полотенце.
– Если возникнут проблемы – зови, помогу. – Катя многозначительно стрельнула глазами.
В ванной все было намного проще, чем у Лены. Чугунная, с поцарапанной эмалью в желтоватых пятнах ванна, прослужившая неизвестно сколько десятилетий, небольшое зеркало над раковиной. Тимош уже жалел, что поддался порыву, найдя записку. Воспользовавшись услугами «бомбилы», он бы уже лег спать. Видно, Катя была настроена серьезно. С одной стороны, в ней ощущалось нечто притягательное, сексуальное, приятно будоражащее кровь, с другой – в его-то положении зачем ему это надо?!
Быстро приняв душ, он оделся и вышел из ванной. В этот момент ожил его айфон.
– Как ты? – услышал он встревоженный голос Лены. – Я себе места не нахожу с тех пор, как ты ушел среди ночи! Я могу…
Из комнаты донесся громкий голос Кати:
– Тимошик, у меня уже все готово! Иди ужинать!
Лена, словно поперхнувшись, замолчала.
– Я тебе сейчас все объясню! – Тимош рванулся обратно в ванную, услышав шаги Кати, направлявшейся к нему.
– Сволочь ты, Вакуленко! – И Лена отсоединилась.
– Тимошик, почему ты не идешь? – Голос Кати прозвучал уже за дверью ванной. – Можно войти?
– Я сейчас приду, у меня важный разговор.
– Хорошо, жду. – Послышались удаляющиеся шаги.
Тимош стал звонить по определившемуся номеру телефона Лены, но безразличный женский голос твердил, что абонент находится вне зоны действия сети и рекомендовал позвонить позже.
Поникший Тимош вошел в гостиную, где царил полумрак, на столе горели две свечи в подсвечниках под старину, в центре стояла высокая хрустальная ваза с подаренной им розой. На стол были выставлены мясная и сырная нарезки и яблоки.
– Извини, это все, что было в холодильнике. Если бы я знала, что ты приедешь! – Тут Катя заметила, что Тимош чем-то расстроен. – Что случилось?
Тимоша раздражала Катя, ее голос, ее откровенная сексуальность, то, что из-за нее на него обиделась Лена, по отношению к которой он ощущал себя сейчас свиньей. Она помогла ему деньгами, пригласила к себе домой, несмотря ни на что, и, если бы не помешала ее мама, он был бы сейчас с Леной… В который раз он укорял себя: ну зачем надо было звонить Кате и ехать к ней? Нашел бы, где переночевать! Нет, его снова потянуло на приключения! Марта была права, сказав, что он гений в притягивании к себе неприятностей!
Вновь раздался звонок мобильного, и Тимош радостно воскликнул:
– Лена!
– Увы, это не она, – послышался насмешливый голос Марты. – Ты где? Улетел?
– Нет, все там же.
– Этого я и боялась! – озабоченно сказала она. – Поздравляю, ты в розыске! Я только что приехала от следователя. Теперь думай, думай, думай!
– У меня билет на двенадцать часов дня из Борисполя.
– Опоздал, дорогой. Там тебя и возьмут.
– Хотел бы быть оригинальным, но у меня вертится на языке все тот же вопрос, который тебе так не нравится: что делать?
– Боюсь, выбор у тебя небольшой. Или затаиться на время – может, следствие активизируется и найдут настоящего убийцу, – или рискнуть, попытаться улететь, но из другого города. Ведь у нас государственная бюрократическая машина срабатывает медленно. Можешь сесть на скоростной ИнтерСити, доехать до любого большого города и улететь оттуда куда угодно, хоть в Турцию или Египет, главное для тебя – пересечь границу.
– Спасибо, это уже кое-что.
– В семь пятнадцать утра отправляется ИнтерСити в Днепропетровск – это информация к размышлению. Если есть возможность добраться на автомобиле, это лучший вариант, так как тебя могут засечь на киевском вокзале. Больше я тебе ничем не могу помочь.
– Спасибо, Марта. Ты уже много раз мне помогала, ты настоящий друг!
– Тоже неплохое звание. Адью! Надеюсь, что в следующий раз ты позвонишь мне из Франции или любой другой страны по ту сторону границы.
Попрощавшись, Тимош отметил, что Катя внимательно слушала его разговор и ее игривое настроение улетучилось.
– Похоже, твои проблемы связаны не с опозданием на самолет?
– Если бы не было опоздания, не было бы и проблем. – Тимош решил кое-что ей рассказать – вдруг она сможет чем-то помочь? – Меня подставили, прямо как в каком-нибудь детективном фильме, и надо срочно на время покинуть страну, чтобы не стать козлом отпущения.
– И что же?
– У тебя нет знакомого с автомобилем, который за вознаграждение мог бы меня срочно отвезти в другой город?
– В какой?
– Пока не знаю, для этого нужно немного времени и WI-FI.
– Можешь воспользоваться моим компьютером, он подключен к интернету.
Катя завела его в спальню, судя по наличию здесь двуспальной кровати, где в углу приткнулся на столике старенький компьютер.
– Руки не доходят поменять его на планшет.
– Главное, чтобы работал.
Через полчаса шатания по сайтам аэропортов ситуация прояснилась. Если остановиться на ИнтерСити, то из Киева самый ранний, и в самом деле, отправляется на Днепропетровск. Если выезжать ночью на автомобиле, чтобы успеть на более ранний рейс, то подходили Одесса, Днепропетровск, Харьков и Львов. Тимош остановился на Днепропетровске, да и расстояние до него было наименьшим. Приняв решение, Тимош наконец осознал, что Катя опирается грудью на его плечо и жарко дышит в ухо.
– Теперь можно искать водителя с автомобилем, – сказал Тимош, не зная, как реагировать на заигрывания Кати.
Девушка поняла, что Тимош закончил поиски, и ее язычок уверенно проник в его ухо. Ему стало щекотно, но ощущения были очень приятные и возбуждающие. Он покрутил головой, пытаясь освободиться.
– Щекотно!
Но язычок девушки словно прилип к уху. Стул под Тимошем и Катей, уже всем своим весом навалившейся на него, жалостливо скрипел, угрожая рассыпаться.
– Стул не выде…
Но Тимош не успел закончить фразу, как стул распался и они рухнули на пол. Тимош довольно больно ударился боком и перевернулся на спину, а Катю происшедшее только позабавило. Она оказалась на Тимоше.
– Даже не хочу вспоминать, как давно у меня никого не было… – И Катя впилась в его губы.
Тимош хотел сбросить ее, но уже с трудом контролировал себя, ощущая ее жаркое, пылающее желанием тело. Ее руки стали обследовать его, находя нежную кожу и много чего еще, и его плоть вздыбилась, несмотря на то что доводы здравого рассудка еще проникали в сознание Тимоша. «Если происходящее неизбежно, то постарайся получить максимум удовольствия», – вспомнилась ему шутливая поговорка, и он в полной мере осознал, насколько это полезный совет. Дальнейшее происходило без участия его сознания, впрочем, безумство охватило и Катю. Одежда летела в разные стороны, ни он, ни она не беспокоились о ее целости и сохранности. Лишь когда глаза у Кати закатились так, что зрачков не стало видно, и она издала вопль, содрогаясь всем телом, а ее острые ногти глубоко впились Тимошу в спину, сознание к нему вернулось. Но он даже не пытался избежать этого истязания, и вскоре сам стал содрогаться, извергаясь в нее. Какое-то время они еще лежали, их мокрые и блестящие от пота тела были тесно сплетены. Катя дрожала мелкой дрожью уходящего возбуждения.
«Что я делаю?! Какой я идиот! Зачем мне это было нужно?» Эти мысли, наконец пробившиеся в сознание, возымели эффект холодного душа. Тимош попытался отстраниться, но девушка его не отпускала.
– Ты такой славный… Мне так было классно с тобой! – прошептала она и вдруг впилась ему в шею, словно вампир.
Тимош с трудом оторвал ее от себя.
– Получилось! – Катя радостно засмеялась, глядя на засос у него на шее. – Это тебе за это, – она указала на свою пышную грудь, всю в красных пятнах, – и за то, что кончил в меня. Или ты мечтаешь о маленьком мальчугане, который будет называть тебя папой?
– Сейчас меня интересует только одно: где найти автомобиль, чтобы до утра доехать до Днепропетровска?
– Сейчас подумаем и об этом, хотя уже очень поздно. Надо будет человека вытаскивать из постели, а спросонья все злые.
– Если есть кому звонить – звони!
– Сейчас переговорю и сообщу результат. – Катя поднялась и, полностью обнаженная, направилась к двери.
– Хорошо, я пока приму душ. – Тимош поспешно встал.
– Давай.
В гостиной Катя взяла телефон и села в кресло.
Сквозь шум льющейся воды Тимош услышал, как она зовет его и барабанит в дверь ванной. Закончив мыться, он обмотался полотенцем и открыл дверь.
– Ты бы еще шубу надел, – рассмеялась Катя. – Егор просит триста баксов, за меньшую сумму не соглашается.
– Хорошо, когда он будет готов?
Катя спросила у Егора.
– Говорит, не меньше чем через час. Он уже спал.
– Пусть поторопится!
Тимош немного успокоился и, выйдя из ванной, начал одеваться.
– Кофе будешь? – спросила Катя. Она уже набросила на себя легкий полупрозрачный халатик.
– Спасибо, выпью с большим удовольствием.
«Господи, когда же наконец появится просвет после темной полосы?»
– Если ты не против, я сделаю тебе кофе по-бразильски – пополам с какао.
<< | >>
Источник: Сергей Пономаренко. Ловушка в Волчьем замке. 2016 {original}

Еще по теме 21:

  1. И. К. Беляевский. Коммерческая деятельность, 2008
  2. Введение
  3. Коммерческая деятельность в бизнесе
  4. Понятие и сущность коммерции и коммерческой деятельности
  5. Продавцы и покупатели на рынке товаров
  6. Маркетинг в коммерческой деятельности
  7. Торговля как коммерческий процесс
  8. Роль научно-технического прогресса в коммерции
  9. Социальные аспекты коммерции
  10. Организация хозяйственных и договорных связей в коммерческой деятельности