<<
>>

20

Идея занять денег у Лены и улететь в Париж захватила Тимоша, наполнив его энергией действия. Пока единственная сложность состояла в том, чтобы найти транспорт и выехать из замка в город.

Оттуда добраться до Киева было несложно – утренняя и вечерняя электрички, масса проходящих поездов.

Все автомобили, обслуживающие замок, были в ведении Петра Игнатьевича, так что без его содействия уехать было невозможно. Тимош мог обратиться к Марте, у которой был личный автомобиль, но она станет выпытывать у него, зачем он туда едет, и с ее развитой интуицией почувствует: он что-то задумал. Тимош решил не посвящать Марту в свои планы и позвонить ей уже из Франции.

Петр Игнатьевич с пониманием отнесся к просьбе Тимоша:

– Одинокому молодому человеку, которому нечем заняться, тут скучно, хочется развеяться. Поезжайте с Владиком – он поедет за продуктами примерно через час. Дадите ему номер своего мобильного, и он позвонит, когда будет ехать обратно.

– Обязательно, – кивнул Тимош, а сам подумал, что придется позвонить управляющему и придумать причину, почему он сегодня не вернется в замок, иначе тот может поднять шум раньше времени. Хотя причина должна быть ему известна – «cherchez la femme»[37].

– Я тоже не прочь съездить в город, но сегодня много дел в замке. Вам подсказать, где там можно с пользой провести время?

– Спасибо, я уже знаю и даже заимел там интересных знакомых, – подмигнув управляющему, многозначительно произнес Тимош, чтобы тот понял, какова их гендерная принадлежность. Поэтому будет естественно, если он сообщит, что решил заночевать у знакомой.

– Слава богу! – Неожиданно Петр Игнатьевич вздохнул с облегчением. – А то мы с супругой уже думали, что эта женщина вас окрутила! Вы ведь так молоды, а она прошла и Крым, и Рим, и медные трубы! Вы простите, что вмешиваюсь в ваши личные дела.

Тимош насторожился:

– Вы кого имеете в виду?

– Конечно Марту! То, что она спала с Григорием Антанасовичем, – это ладно, но ведь не только с ним! Ходили разные слухи…

– Я слухами не интересуюсь, а с Мартой меня ничего не связывает.

– Ну и хорошо! Еще раз прошу извинить меня, если невольно задел вас.

– Не извиняйтесь. У меня с ней вначале были напряженные отношения, но потом наладились, но это и все.

Тимош отошел от управляющего с неприятным чувством, и это было связано с Мартой. Ничего нового о Марте управляющий Тимошу не сказал, но он озвучил его подозрения, и это было как оплеуха. Марта сама рассказала ему, что Вилкас вынуждал ее к сожительству, а остальные ее «романы» могли быть выдумкой скучающей Альбины, ведь у Марты в городе есть жених Дима. Хотя что ему до всего этого? Марта для него лишь партнер! Да, пару раз он с ней переспал, в обоих случаях по ее инициативе, и ему было безразлично, что ею двигало.

В библиотеке Ефима Натановича не оказалось, зато на мольберте с неоконченным портретом Тимош обнаружил записку.

«Мой юный друг! Таки да, вы были правы, моя работа в библиотеке никому не нужна. Вчера поздно вечером меня об этом уведомили, и рано утром милейший Петр Игнатьевич организовал мой отъезд. Прошу извинить меня, что я уехал не прощаясь, по-английски. Если будете в городе, то милости прошу ко мне в гости на рюмочку ликера, составить компанию старому историку-зануде. Кстати, я раскопал нечто важное относительно подземелья замка, – думаю, это будет вам и вашему компаньону весьма полезно. Мой адрес…»

Содержание записки было странным, как и внезапный отъезд архивариуса. «И что интересного он может рассказать о подземелье? Очередную легенду? Через несколько часов все это будет не важно и у меня начнется новая жизнь. Вернее, я возвращусь к прежней – в Париже! Теперь, без денег Вилкаса, будет много проблем. Учебу в художественной школе придется отложить до лучших времен. И все же, что хочет сообщить мне архивариус?»

Тимош спустился на первый этаж и сразу же столкнулся с озабоченным Петром Игнатьевичем.

– Я хотел вам звонить. Влад готов ехать и уже вывел машину из гаража. Найдете его возле общежития – он ждет вас. Синий микроавтобус «фольксваген».

– Спасибо, уже бегу, только кое-что возьму в своей комнате.

– Тимош на всякий случай спросил: – Ефим Натанович давно уехал?

– Фима? Куда? Наверное, как обычно, корпит в библиотеке.

– Разве он не обращался к вам с просьбой отвезти его в город?

– Первый раз слышу. Вы что-то путаете, Тимош. Извините, я сейчас немного занят, когда вернетесь, буду рад пообщаться.

– На чем же мог уехать Ефим Натанович в город?

– У него есть автомобиль, синий «ланос», только он выезжает на нем очень редко – неуверенно чувствует себя за рулем. А если не на нем, то на нашей дежурной развозке до села, а потом на автобусе до города.

Тимош отошел от управляющего озадаченный. Выходит, архивариус обманул его относительно того, что обращался к управляющему за помощью, а малая ложь предполагает большую. Странным было и то, что ему предложили немедленно покинуть замок, – это явно тоже было вранье. Что за всем этим кроется? Непонятно. Факты таковы: вчера после ужина архивариус выглядел спокойным и никуда не собирался уезжать. Видимо, что-то произошло ночью или ранним утром, раз он спешно покинул замок. Оставил записку, хотя мог и не оставлять. Пытался заинтересовать какой-то важной информацией и пригласил к себе в гости. Зачем ему это было надо? Тут Тимоша осенило. «Архивариус чем-то напуган и хочет мне сообщить нечто важное. Боялся, что кто-то посторонний прочитает его послание, отсюда столь странный, сумбурный стиль записки, совсем ему не свойственный. Судя по всему, он очень заинтересован в нашей встрече. С чего бы это?»

Тимош забежал в комнату, взял лишь небольшую сумочку, куда поместились айфон и туалетные принадлежности. Выйдя из замка, быстрым шагом спустился к домикам, где проживал обслуживающий персонал. Возле синего микроавтобуса нервно топтался чернявый кучерявый мужчина лет тридцати, то и дело ловко сплевывая сквозь щель между зубами.

– Влад?

– Он самый. Садитесь, время не ждет.

– Меня зовут Тимош, и давай на «ты».

– Это по-нашему! – повеселел Влад. – А то Игнатьевич мне все уши прожужжал про то, что я должен быть обходительным, словно повезу большое цабе.

Влад оказался человеком словоохотливым и всю дорогу болтал без умолку. Тимош вначале пытался поддерживать разговор, но затем понял, что это не обязательно – Владу собеседник не был нужен. Зато Тимош получил возможность поразмышлять, заезжать ли ему к архивариусу, как тот просил, или сразу двинуть на Киев. Он решил так: если в ближайшее время будет электричка или поезд на Киев, то он уедет немедленно, если придется ждать час и больше – навестит архивариуса.

Тимош вышел возле завода, производящего фарфоровую посуду, сказав Владу, что хочет посетить заводской музей. Но, как только микроавтобус отъехал, он быстрым шагом направился к железнодорожному вокзалу. Ближайший поезд на Киев ожидался через три часа, а билеты на него будут продавать незадолго до его прибытия.

– Судьба, – печально констатировал Тимош и ввел в навигатор гаджета название улицы и номер дома, в котором проживал архивариус, как оказалось, совсем недалеко, как и все в этом небольшом городе. Затем Тимош позвонил Лене.

– Привет, Лена! Еду в Киев, буду часов через пять-шесть. Наша договоренность в силе?

– Что-то случилось, Тима? – обеспокоилась Лена.

– Я подумал и решил, что ждать здесь нечего, к тому же от ничегонеделания схожу с ума. Поеду на пару месяцев во Францию, а потом вернусь.

– Ты же говорил, что вроде как на подписке?

– Ерунда, я уже это со следователем обсудил, – солгал Тимош.

– Может, на пару дней задержишься в Киеве? – как-то несмело поинтересовалась Лена.

– Возможно. Смотря как сложатся обстоятельства, – туманно ответил Тимош.

– Тебя кто-то ждет в Париже?

– Никто! – с чувством, что говорит правду, сказал Тимош.

– Это хорошо! – обрадовалась Лена. – С нетерпением буду ждать встречи с тобой!

– Я тоже рад, что мы увидимся, только не забудь о том, что обещала.

– До встречи! Мне еще многое надо будет успеть сделать до нее.

Тимош решил идти пешком к дому архивариуса и минут через пятнадцать неторопливой ходьбы вышел к торговому центру «Мандарин Плаза», разместившемуся, несмотря на громкое название, в скромном двухэтажном доме с мансардой, и не сдержал улыбки, когда проходил мимо. Четырехэтажный дом, где проживал архивариус, был старым, видимо, постройки 50-х годов прошлого столетия. Перед входом в обшарпанный, давно без ремонта, но чистенький подъезд сидели три разномастные кошки и внимательно следили за Тимошем желтыми глазищами, явно не собираясь убегать. Возле подъезда был припаркован синий «ланос», скорее всего, принадлежащий архивариусу.

Квартира Ефима Натановича находилась на втором этаже, из квартиры напротив доносился аппетитный запах жаркого. Тимош поднял руку и нажал на кнопку звонка, но никакого звука не услышал. Тут он заметил, что провод, идущий к звонку, обрезан. «Это сделано специально или кто-то просто захотел подгадить архивариусу, пока он находился в Волчьем замке? Впрочем, Ефим Натанович тот еще оригинал, так что, может, это его прихоть». Несколько раз постучав и не дождавшись ответа, Тимош нажал на ручку двери, и та подалась. «Логично: если звонок не работает, то дверь можно и не закрывать. В этом небольшом городке наверняка у многих жителей сохранились старые сельские привычки и доверительные отношения с соседями. Возможно, Ефим Натанович просто не хочет лишний раз отрываться от работы, которой, без сомнения, он занимается и дома. А чем еще ему заниматься? Мне неизвестно, была ли у него семья, дети, – он ловко переводил разговор на другую тему».

За дверью оказалась маленькая прихожая с потемневшими от старости обоями, пустая допотопная вешалка. Направо в кухню вел короткий коридор, а прямо – более длинный, с дверью по правой стороне, посередине, другая дверь виднелась в торце коридора.

– Ефим Натанович, гостей принимаете? – крикнул Тимош.

Не получив ответа, он открыл дверь ближайшей к нему комнаты. Это оказалась гостиная: старый буфет, диван, древний телевизор «Электрон», экран которого прикрывала белая салфетка, отделанная по краю кружевом, стол, покрытый плотной скатертью темно-вишневого цвета. На столе на стеклянной подставке стояли графин и два простых стакана, рядом лежала местная газета. Но хозяина здесь не было. Тимош остановился в нерешительности: глухотой Ефим Натанович не страдал, видимо, его не было в квартире. Незакрытая входная дверь, скорее всего, говорила о том, что он отлучился ненадолго, возможно, зашел к соседям.

«Выйти из квартиры и подождать Ефима Натановича? Или ожидать в комнате?» Тимош присел на стул и раскрыл газету. Она оказалась вчерашней. Местные новости его не очень интересовали, и он просмотрел их мельком, особо не вникая в прочитанное. Посмотрел на часы – прошло уже восемь минут, а Ефим Натанович все не возвращался. «Значит, не судьба!» – решил Тимош и встал, намереваясь уйти.

Послышался стук, словно что-то упало. Звук донесся из дальней комнаты, находящейся в конце коридора. «Ничего само по себе не падает. Выходит, там кто-то есть? Вдруг Ефиму Натановичу плохо и он лежит там, не в силах ни встать, ни даже позвать на помощь?» В библиотеке замка Ефим Натанович как-то пожаловался на боль в сердце и сказал, что постоянно принимает таблетки.

Тимош быстрым шагом направился к дальней комнате, на ходу громко крикнув:

– Ефим Натанович, это вы? Я сейчас подойду к вам!

Резко распахнув дверь, Тимош влетел в комнату. Она была гораздо меньше гостиной, из мебели здесь находились трюмо, платяной шкаф и двуспальная кровать, на которой кто-то лежал, закутавшись в одеяло с белым пододеяльником. Внезапно Тимошу обожгло шею, от ужасной боли перехватило дыхание, тело скрутило, оно стало чужим. Тимош упал на колени, затем растянулся на полу. Боль властвовала над ним, казалось, еще мгновение – и его сердце не выдержит. Затем на него обрушилась тьма, и он впал в небытие.

Сознание медленно возвращалось к Тимошу. Он лежал на деревянном полу, уткнувшись в него лицом, ощущая запах сырости и еще чего-то непонятного – видимо, пол недавно мыли. Вскоре появились звуки – это надрывался айфон. Тимош сделал над собой усилие и достал его из сумки.

– Это Влад! – прозвучало в трубке. – Я уже загрузился и буду ехать, но ты можешь не спешить. Сюда едет Петр Игнатьевич, он тебя захватит на обратном пути. Ты меня понял?

– Едет Петр Игнатьевич, – автоматически повторил Тимош, все еще находясь словно в тумане.

– Ага, он. Представляешь, его малой, Бодя, – ты его видел?

– Видел.

– Его малой добрался до вороньего гнезда и нашел там часы. Петр Игнатьевич считает, что это те часы, которые были на руке убийцы хозяина, и поэтому срочно выехал к следователю. Созвонись с ним, договорись, куда тебе подойти.

– Спасибо. – И Тимош отсоединился.

Туман в голове понемногу рассеивался, ужасно болела макушка и ожог на шее. Он поднял руки и нащупал на макушке шишку. Тимош застонал от боли, когда дотронулся до нее. Судя по всему, ожог – результат применения электрошокера, с помощью которого его обездвижили, а затем его вырубили, стукнув по голове. Кто-то поджидал его за дверью и оказался у него за спиной. Маловероятно, чтобы эта засада была устроена именно на него, ведь о решении отправиться к Ефиму Натановичу он никому не говорил. В записке архивариус приглашал его к себе, но не называл конкретной даты, их встреча могла состояться и завтра, и послезавтра или сегодня вечером.

Тимош с трудом поднялся, пошатываясь, намереваясь немедленно отсюда уйти. Его взгляд упал на кровать, где совсем недавно он видел кого-то, завернутого в одеяло, возможно, спящего человека. Сейчас картинка поменялась. На кровати, на голом, без простыни, матрасе лежал вовсе не Ефим Натанович, а крупный мужчина. Он ухватился рукой за горло, словно у него был приступ удушья, лицо его было искажено, и Тимош не сразу узнал бармена Дмитрия по прозвищу Демон.

– Дима! – позвал его Тимош. – Что с тобой?

Он дотронулся до него и вздрогнул – тело было еще теплым, но уже остывало. Дмитрий был мертв! Тимоша стошнило, он даже не успел добежать до туалета. Тимош долго полоскал рот, тер руки мылом и умывался холодной водой, чтобы прийти в себя. В голове, раскалывающейся от боли, крутилась карусель из обрывков фраз, фрагментов каких-то событий, не собирающихся в одно целое. В этой чехарде мелькало и нечто важное, но он никак не мог его уловить. Все заслоняла одна настойчивая мысль: «Надо бежать отсюда!»

Послышался приближающийся квакающий звук полицейской сирены, и Тимошем овладела паника. Он понимал, какие могут быть последствия, если его обнаружат возле трупа бармена, явно умершего не своей смертью. Тимош посмотрел в окно – оно выходило во двор, рядом росла развесистая груша. Недолго думая он распахнул окно и прыгнул, рассчитывая ухватиться за ветку груши. Это ему удалось, но руки соскользнули, и он рухнул на землю, больно ударившись боком. Поднявшись, прихрамывая, побежал через двор, не зная, куда он выведет. Краем глаза шагах в десяти он заметил молодую маму, выгуливавшую двухлетнего мальчика. Она с удивлением и страхом смотрела на него. Тимош резко развернулся к ней спиной, сгорбился, понимая бессмысленность этой наивной маскировки. Выйдя на улицу, он увидел, что полицейский автомобиль уже миновал дом, в котором лежал мертвый Дима.

«Пронесло! На поезде ехать опасно, да и до его отправления много времени. В первую очередь меня начнут искать в Киеве, надо успеть пересечь границу как можно быстрее. Лучше сначала уехать в противоположном направлении. До границы ближе, но куда без денег поедешь? Отсюда надо выбираться на автомобиле, тогда у меня будет запас времени. Хорошо, что с Леной заранее обо всем договорился и она меня ждет».

Тимош брел, сам не зная куда, от волнения он не мог сориентироваться, где находится вокзал. «Нужно взять такси, тех денег, что у меня есть, хватит на поездку, а там Лена подбросит». И тут же он забраковал эту идею. «Если воспользуюсь такси, меня быстро вычислят. Нужен частник». Тимош позвонил Марте и в двух словах рассказал, что произошло.

– У тебя талант притягивать к себе неприятности. Помнишь старый фильм с Пьером Ришаром в главной роли? Я не думала, что такие люди на самом деле существуют, пока не познакомилась с тобой.

– Что мне делать, Марта?!

– Сколько мы с тобой знакомы, столько я слышу этот вопрос. Тебе надо немедленно уехать отсюда.

– Я это понимаю. Как до Киева быстро добраться? Ты не сможешь мне в этом помочь?

– Не бросать же тебя в беде! Сама отвезу тебя в Киев. Жаль, конечно, расставаться.

– Я же вернусь! Ты будешь держать меня в курсе происходящего здесь?

– Если сама буду в курсе. Куда подъехать?

– Я плохо ориентируюсь в городе, но думаю, что ты знаешь, где «Мандарин Плаза».

– Через четверть часа буду. Но ты там не мельтеши, подойдешь, когда увидишь мой автомобиль. До встречи!

Марта подъехала через полчаса, когда Тимош от волнения уже места себе не находил.

– Закон подлости – когда надо уйти, ты оказываешься необходима всем, – посетовала Марта.

Автомобиль быстро двигался по улицам Коростеня. Тимош прилип к окну, прощаясь с городом, с которым, возможно, связано его будущее, если его признают наследником Вилкаса. «Если… Как многозначительно и печально это звучит. Неизвестно, что меня ждет в будущем. Здесь я наломал много дров. По-дурацки вышло с часами, они засветились в бассейне возле тела Вилкаса, а потом я позволил украсть их ворону. Петр Игнатьевич, наверное, уже передал находку сына следователю. Вычислить хозяина часов несложно – достаточно посмотреть на обратную сторону и прочесть надпись. А произошедшее сегодня в доме архивариуса делает меня подозреваемым в убийстве бармена Дмитрия. Куда ни кинь – всюду клин!»

– Марта, как ты думаешь, зачем было архивариусу приглашать меня к себе домой? И почему там оказалось тело бармена?

– Пусть над этим ломает голову следователь. В отношении архивариуса… Я звонила в замок, и мне сказали, что он находится там и никуда не выезжал. Может, это была не его квартира?

– А записка с адресом?

– Ты уверен, что ее написал архивариус? Я – нет! Возможно, он специально заманил тебя в ту квартиру. Если он не дурак, то записку написал кто-нибудь другой. Ты же не знаешь почерка архивариуса?

– Сейчас я тебе ее покажу. – Тимош начал рыться в карманах.

– Не забывай, я за рулем, едем по трассе и скорость немаленькая. Ладно, одним глазком взгляну.

– Вот черт! Нет записки! – огорчился Тимош, обшарив карманы. – Видимо, ее похитили, когда я лежал без сознания.

– Великолепно! Записка написана не архивариусом, хотя он мог иметь к ней отношение, но и она потеряна. Ты находился на месте убийства, да еще не придумал ничего умнее, чем выпрыгнуть со второго этажа. Свидетели этому были?

– Да, – упавшим голосом ответил Тимош, вспомнив молодую маму с ребенком.

– Ты просто подарок для следователя, его джекпот!

Заиграла мелодия айфона Тимоша, это оказался Петр Игнатьевич.

– Где вы сейчас находитесь? Я возвращаюсь в замок. – Голос управляющего звучал неестественно, и сердце у Тимоша екнуло. – Я заеду за вами.

– Пожалуй, я задержусь в городе. Меня потом подвезут, так что не волнуйтесь.

Петр Игнатьевич замялся, последовала длинная пауза, после чего он сказал:

– Нам надо обязательно встретиться, и прямо сейчас – необходимо ваше присутствие. Затем можете ехать с приятелями куда угодно.

– Сейчас я занят! Позже вас наберу, и мы встретимся, – упорствовал Тимош, не сомневаясь, что злосчастные часы сыграли свою роль и теперь его ищут.

– И все же… – начал Петр Игнатьевич, но Тимош его перебил:

– Извините, мне звонят по другой линии, я с вами свяжусь чуть позже. – И он отсоединился.

– Кто это тебя добивается? – поинтересовалась Марта.

– Юный отпрыск Петра Игнатьевича нашел мои часы, и теперь они у следователя. Чтобы по надписи на часах догадаться, что они принадлежат мне, большого ума не требуется. Думаю, в затылок Петру Игнатьевичу дышит следователь, это он горит желанием со мной свидеться и, конечно же, понимает, что я этого не жажду.

– Я уже говорила, у тебя талант находить неприятности, нет, ты в этом просто гений! – Марта резко свернула на обочину, остановилась и протянула руку: – Дай свой айфон!

Тимош отдал его Марте, и она тут же вытащила из него сим-карту и выбросила ее в окно. Вернув гаджет Тимошу, она, газонув, резко сорвалась с места и стала поглядывать в боковое зеркало.

– У меня там все номера телефонов! – Тимош чуть было не выскочил на ходу из автомобиля, но тот уже несся по трассе, набирая скорость.

– Следователь определил бы твое местонахождение по сим-карте, – пояснила Марта. – С айфоном тоже лучше распрощаться, хотя ты его покупал во Франции и его идентификационный номер нашим оперативникам непросто вычислить.

– Номера телефонов! – чуть ли не плача, воскликнул Тимош. «Среди них номер мобильного Лены, и я его не помню!» – Что ты наделала?! Я не смогу связаться с человеком, пообещавшим мне деньги и билет на самолет.

Марта одной рукой, на ощупь, нашла свою изящную сумочку, открыла ее и достала свернутые в трубочку долларовые купюры.

– Возьми! Здесь пятьсот долларов. На билет хватит.

– Спасибо, Марта! – Тимош растрогался. – На билет хватит, – повторил он ее слова, и по интонации нетрудно было догадаться, что проблема с деньгами осталась.

– Это все, что у меня оказалось под рукой. А снимать в банке деньги со счета – дело небыстрое, – сказала в свое оправдание Марта.

– Я тебе очень благодарен, – печально произнес Тимош.

– Похоже, что неприятности – весьма заразительная штука, и я ими инфицировалась! – озабоченно сказала Марта, пристально глядя в боковое зеркало.

– Что случилось?

– За нами увязался черный джип «Ленд-Крузер». Я его заметила раньше, но теперь убедилась, что он по нашу душу.

– Ты не ошибаешься?

– Когда мы остановились, джип проехал с полкилометра и тоже встал. Те, кто в нем, понимают, что здесь с трассы не съедешь и мы никуда не денемся. Как только мы его миновали, он двинулся следом.

– Это полиция? Они за нами следят?

– Зачем им за тобой следить, когда у них против тебя полно доказательств? Это те, кто находится по другую сторону закона. Думаю, важно не кто они, а какие у них намерения в отношении нас. Надеюсь, они не пожалели о том, что оставили тебя живым на месте убийства бармена, и лишь следят за нами. Только зачем?

– Они хотят меня убить?! – Голос Тимоша дрогнул.

– Предполагать можно все что угодно, но что же нам делать? Соревноваться с ними в скорости на трассе бессмысленно. Поэтому будем вести себя так, будто не заметили слежки, и ждать удобного случая.

– Как я не люблю это слово – «ждать»! В нем неопределенность и надежда на случай, которого может и не быть.

– Будем надеяться, что они дадут нам доехать до Киева. Из ста семидесяти километров мы проехали половину, и возможностей прижать нас к обочине и сделать свое черное дело у них было предостаточно. Слава богу, они не поняли, что мы их заметили, и не прижимались к нам вплотную. Не вертись! Не оборачивайся, иначе они это поймут.

Всю оставшуюся дорогу Тимош сидел как на иголках, то и дело поглядывая в зеркало заднего вида. А когда трассу с обеих сторон стеной обступал лес, он молил Бога, чтобы умозаключения Марты были верны, и успокаивал себя тем, что вряд ли преследователи решатся действовать в открытую, среди белого дня, при интенсивном автомобильном движении, когда кругом столько свидетелей.

Внешне Марта сохраняла спокойствие, но Тимош чувствовал, что она напряжена, как сжатая пружина, которая может в одно мгновение выбросить накопленную энергию.

На скоростной житомирской трассе стали изредка попадаться патрульные автомобили полиции с работающими мигалками, и Тимош немного успокоился.

Когда они въехали в пригород Киева и автомобильное движение стало интенсивнее, а скорость пришлось снизить, преследователи старались сохранять между собой и автомобилем Марты «прослойку» – пару-тройку автомобилей. Теперь они в городском потоке машин ехали медленно, то и дело приходилось останавливаться перед светофорами. Марта умело маневрировала, но преследующий их джип не отставал.

Перед очередным светофором с мигающим желтым глазом Марта сбросила скорость, а потом вдруг резко нажала на газ и проскочила на красный свет. «Фиеста» рванула так, словно вылетела на пустую автостраду, а тронувшийся грозный поток машин из поперечной улицы – всего лишь мираж. Их автомобиль пролетел перед самым носом нетерпеливо двинувшегося еще на «желтый» громоздкого джипа-кубика «Мерседес-Бенц». За ним, как за предводителем «на вороном коне», из боковой улицы, все больше набирая скорость, тянулась масса автомобилей. Наглый маневр Марты вызвал шквал возмущенных сигналов, завизжали тормоза. Тимош закрыл глаза – ему показалось, что через мгновение в дверцу с его стороны влетит белая «Тойота-Камри», не сбавляющая скорости, словно шла на таран. За рулем «камри» сидела светловолосая девушка, держа возле уха мобильный телефон. Марта вжала педаль газа до упора и едва успела проскочить перед «камри», а та ругнулась визгливым сигналом.

– Ну ты просто обезумела! – только и смог сказать Тимош.

У него замерло сердце от страха, и не верилось, что они благополучно миновали перекресток. Оглянувшись, Тимош увидел, что «Ленд-Крузер» пытался повторить их маневр, но на долю секунды позже, и ему это не удалось. Он лишь слегка выдвинулся на перекресток, и поток автомобилей его объезжал, возмущенно сигналя.

– В «камри» блондинка, как и я! Но я еще и Марат! – Марта рассмеялась и, не сбавляя скорости, понеслась вперед, затем свернула в боковую улицу, потом еще раз. Тимош, считавший, что неплохо знает родной город, от волнения не мог сообразить, где они находятся, по какой улице едут. Наконец Марта замедлила ход и въехала через арку во двор. Покружив пару минут, она нашла место и припарковалась.

– Оторвались. – Марта открыла сумочку, достала из пачки тонкую черную сигарету с ментоловым запахом и закурила.

Тимош понял, что и ее нервы были на пределе во время бешеной гонки.

– Впервые вижу, чтобы ты курила.

– Позволяю себе в экстремальных ситуациях. Эта как раз такая. – Марта жадно затянулась. – В аэропорт тебе соваться не стоит – наши преследователи будут тебя там поджидать. Мой автомобиль они срисовали во всех проекциях, так что я тебе больше не помощник. Сейчас куплю тебе новую симку, вызовешь такси – и разбегаемся, каждый действует по своему плану. Он у тебя имеется?

– Имелся до того, как ты выбросила симку. Я договорился о встрече с другом, но теперь, по твоей милости, не смогу с ним связаться.

– Знаешь, где он живет, работает? Хоть что-нибудь о своем друге знаешь?

– Только телефон его родителей, но они вряд ли обрадуются моему звонку.

– Твой друг – женщина. – Марта грустно улыбнулась. – Помогу тебе и в этом: сдам тебя с рук на руки.

– Это тебя как-то задевает? Лена – моя бывшая одноклассница. Она мой хороший друг и к тому же замужем.

– Не буду затрагивать дискуссионную тему, существует ли дружба между мужчиной и женщиной без примеси секса, – в данном случае мне безразлично, спишь ты с ней или нет. Возможно, не будь у нас такой разницы в возрасте, я бы имела на тебя виды, ведь по натуре я хищница.

– Люди живут вместе и не с такой возрастной разницей, – брякнул Тимош.

– Ты хочешь сказать, что у меня есть шанс? – со смехом сказала Марта. – Увы, с годами я стала умной и прагматичной. Ты молодой кобель, а если к тому же в тебе течет кровь Вилкасов, будешь бегать за барышнями, а мне что, дома нервы себе портить? Я устала, мне хочется тихого семейного счастья, совместных домашних ужинов и уик-эндов, детишек, размеренной жизни. Ты сможешь мне это все дать? Нет! Ты жаждешь приключений и новых впечатлений, а я уже устала от них.

Марта вышла из автомобиля и направилась к арке легкой грациозной походкой, и Тимош невольно залюбовался ею. «Пожалуй, в такую женщину трудно не влюбиться. Она из тех, что коня на скаку остановит и в горящую избу войдет. При необходимости и морду всаднику набьет». Марта вернулась довольно быстро и протянула Тимошу новую симку.

– Давай номер телефона родителей, будем вычислять твоего друга.

Тимош попросил ее представиться их одноклассницей Лорой Адамчук, с которой Лена близко не дружила, поэтому Ленины родители ее практически не знают, хотя фамилию, наверное, помнят. Марта так убедительно и вдохновенно сыграла роль одноклассницы, что, когда записала номер телефона Лены и попрощалась, Тимош восторженно зааплодировал:

– У тебя талант артистки!

– Не прошла по конкурсу в театральный. Впрочем, жизнь – это театр и…

– …люди в нем актеры, – поспешил закончить за нее Тимош известное изречение Шекспира.

– Только роли раздаются не в соответствии с талантами, а по прихоти режиссера. – Марта подняла глаза к небу. – Все как в настоящем театре. Звони своему «другу»! Сдам тебя ей с рук на руки и поеду назад.

Лена удивилась, увидев новый номер телефона Тимоша, но и обрадовалась его звонку.

– Я сделала все, как ты просил! – возбужденно и радостно рассказывала Лена. – Ребенка оставила у мамы, так что я в полном твоем распоряжении. Где ты? Я за тобой заеду.

– Мне трудно сказать, может, мы сами подъедем к тебе?

– Мы? Ты не один? – насторожилась Лена.

– С товарищем, он меня подвез.

– С подругой! – въедливо поправила его Марта и неожиданно выхватила из руки Тимоша айфон.

– Здравствуйте! Я поняла, что вы за рулем, так что давайте через полчаса встретимся на Борщаговской, возле остановки скоростного трамвая «Политехнический институт» в направлении Дворца бракосочетаний. Вам будет удобно?

– Вполне, – растерялась Лена.

– Там произведем обмен.

– Какой обмен?!

– Вам – Тимоша, мне – возможность отправиться в обратный путь. Не обижайтесь, это я так шучу!

Когда Марта и Тимош приехали на условленное место, Лена уже была там, стояла возле серой «мазды». Он про себя отметил, что Лена слегка поправилась, исчезла подростковая худощавость, и она стала более женственной и привлекательной. Сделав шаг навстречу Тимошу, Лена остановилась при виде вышагивающей рядом с ним красавицы с ироничной улыбкой на устах, не зная, как себя вести.

– Привет! – непринужденно поздоровался Тимош и даже решился чмокнуть девушку в щечку. – Не видел тебя вечность, а ты за это время превратилась в невероятную красавицу.

Лена молча ревнивым взглядом окинула предполагаемую соперницу.

– Получите и распишитесь! – пошутила Марта и обратилась к Тимошу: – Дорогой, я не буду тебя целовать, чтобы не измазать помадой. Au revoir, amis![38] – Она грациозной и в то же время вызывающей походкой направилась к своему автомобилю и, перед тем как усесться на водительское место, послала им воздушный поцелуй.

– У тебя с ней что-то было, раз она так себя ведет? – тихим голосом поинтересовалась Лена, когда «фиеста» Марты растворилась в автомобильном потоке.

– Что ты выдумываешь?! – вполне правдоподобно возмутился Тимош и, вспомнив сумасшедшую езду по городу, добавил: – Она не женщина, она – Марат!

– Как это понять?

– У нее тараканы в голове, а у нас другие заботы, – сказал Тимош, тем самым делая свои проблемы общими с Леной. – Едем в аэропорт!

– Так сразу? – упавшим голосом произнесла Лена. – Я думала, что мы зайдем в кафе, проведем какое-то время вместе.

– В аэропорту тоже есть кафе. Мне вначале надо купить билет, а потом пообщаемся.

Тимош помнил о предупреждении Марты, но ему так хотелось поскорее отсюда улететь! Ну не будут же они сводить с ним счеты в аэропорту, где полно охраны!

<< | >>
Источник: Сергей Пономаренко. Ловушка в Волчьем замке. 2016

Еще по теме 20:

  1. И. К. Беляевский. Коммерческая деятельность, 2008
  2. Введение
  3. Коммерческая деятельность в бизнесе
  4. Понятие и сущность коммерции и коммерческой деятельности
  5. Продавцы и покупатели на рынке товаров
  6. Маркетинг в коммерческой деятельности
  7. Торговля как коммерческий процесс
  8. Роль научно-технического прогресса в коммерции
  9. Социальные аспекты коммерции
  10. Организация хозяйственных и договорных связей в коммерческой деятельности
  11. Понятие хозяйственных связей в коммерческой деятельности
  12. Понятие договора (контракта) и его роль в коммерческих отношениях
  13. Процесс заключения договора: этапы и оформление
  14. Поиск партнера в процессе заключения сделки
  15. Основные экономические и финансовые категории и показатели коммерции
  16. Понятие и формы коммерческого капитала
  17. Финансы в коммерческой деятельности
  18. Оборот товаров, товарные запасы и товарооборачиваемость. Понятие и виды товара