<<
>>

18


Марта, как и обещала, приехала вечером вместе с начальником службы безопасности, появившимся здесь впервые после исчезновения Вилкаса. Атмосфера за столом во время ужина была гнетущей, так как обсуждали убийство банкира, а тему задал начальник службы безопасности.
На этот раз он обошелся без шуточек-прибауточек:
– Следователь считает, что к смерти банкира причастен кто-то из находившихся в то время в замке. Не исключено, что то были посторонние люди. Чужих на территории замка кто-нибудь видел? Или, может, происходили какие-то необычные события?
– Я вам рассказывала, что видела Вилкаса живого и здорового, и передвигался он на своих двоих! – сразу вмешалась Альбина.
Начальник службы безопасности скривился:
– Альбина, я тебя услышал, но хочу услышать и других.
Но тут Бодя вылил, как бы случайно, свой недопитый компот в общее блюдо с лазаньей и стал громко доказывать Петру Игнатьевичу, что этим только улучшил вкус блюда. Управляющий недолго думая схватил его за ухо, но Альбина встала на защиту сына. Закончилось это тем, что Бодя был лишен сладкого и отправлен в свою комнату. И тут в банкетную не вошел, а ввалился пьяный вдрызг Иван Иванович. Обычно аккуратно одетый, он был в несвежей рубашке и светлых брюках, усеянных грязными пятнами. Он сразу сел за стол.
– Куда Демон запропастился? – пробормотал он, оглядываясь, и громко выкрикнул: – Дмитрий, мне водки!
– Что с ним? – негромко поинтересовался Тимош у Петра Игнатьевича и вспомнил, что уже давно не видел Ивана Ивановича.
– В запое, – тоже тихо ответил управляющий. – Раньше с ним это случалось крайне редко и продолжалось от силы день-два. Как только он узнал, что Вилкас, по всей видимости, мертв, так сразу ушел в запой. Пьет у себя в комнате, не знаю, у него там что, ящики спиртного хранились? Хорошо, что не буянит, вот, впервые появился. Боготворил он Вилкаса!
– Это надо же – такая любовь!
– Вилкас был командиром у Ивана Ивановича в Афгане и вынес его, тяжелораненого, из боя. Уже на гражданке, в девяностые годы, он подобрал его на улице, когда тот спивался, потеряв квартиру и существуя только на нищенскую пенсию по инвалидности. С тех пор он служил Вилкасу, как сторожевой пес.
Петр Игнатьевич подошел к Ивану Ивановичу и, наклонившись, негромко сказал:
– Теперь у нас спиртное под запретом. Дмитрия уволили за ненадобностью. Таково указание Юшты.
– Кто такой Юшта? – крикнул Иван Иванович, пытаясь встать, но Петр Игнатьевич не дал ему подняться со стула. – Я скажу Григорию, и он выгонит Юшту к чертям собачьим!
– Петя, уведи его! – скомандовал начальник службы безопасности управляющему. – Не надо устраивать здесь концерт! – В этот момент у него зазвонил мобильный телефон, и он, отойдя к окну, стал тихо разговаривать.
Петр Игнатьевич, обняв Ивана Ивановича за плечи и что-то тихо ему говоря, вывел его из банкетной. Закончив разговор, начальник службы безопасности вернулся к своему месту, но садиться не стал.
– Надеюсь, вы поняли, что от вас требуется. Так что подумайте, повспоминайте, а я завтра приеду.
После ужина Тимош отправился в свою комнату и стал ожидать прихода Марты, в очередной раз рассматривая план подземелья.
Идти туда ему хотелось все меньше, тем более ночью. Поглощенный изучением плана, он не сразу поднял голову, когда открылась дверь. И только когда услышал тяжелую поступь вместо легких, почти бесшумных шагов Марты, посмотрел на вошедшего и обомлел. Это был Иван Иванович. Тимоша поразил его отрешенный взгляд и как будто остекленевшие глаза. Ему стало не по себе – мало ли что могло прийти в голову человеку, находящемуся в алкогольном дурмане. Он напрягся, готовый ко всему.
– Здравствуй. – Ивана Ивановича шатало, словно на палубе при бортовой качке. – Гостей принимаешь?
– Присаживайтесь. – Желания общаться с алкашом у Тимоша, ожидавшего Марту с минуты на минуту, не было. – У вас какое-то дело? Я уже собирался спать.
– У тебя выпить есть?
– Вы за этим пришли? К сожалению, я спиртного у себя не держу. – «Или к счастью», – добавил про себя Тимош.
– Я давно собирался к тебе зайти, поговорить по душам.
– Давайте перенесем разговор на завтра.
– А будет ли оно, завтра? – Иван Иванович сокрушенно покачал головой.
– Вы меня извините, но я в это время уже отдыхаю. Так что до завтра.
– Мне надо тебе сообщить кое-что важное, о чем не успел рассказать Григорий.
– Говорите и уходите.
– Тебе разве не интересно, с какой стати Григорий сделал тебя своим наследником?
– Вам это известно?
– У Григория был роман с твоей матерью, в результате родился ты.
– Вы пьяны! У меня есть отец, и он не Вилкас!
– Он – нет, а ты – Вилкас! Их связь со временем раскрылась, но Магда очень любила свою сестру – твою мать. Зато человек, которого ты считаешь своим отцом, устроил скандал, хотел отомстить Вилкасу, а затем развестись с твоей матерью. На охоте он стрелял в Григория, ранил его.
– Мне мама рассказывала, что отец погиб в результате несчастного случая на охоте.
– Это не был несчастный случай, я его застрелил, иначе он добил бы Григория!
Пораженный Тимош не знал, что сказать и как себя вести. Ему хотелось возразить, заявить, что это бредни пьяного, но интуиция ему подсказывала, что это правда. Теперь стало понятно, почему мать Григория Антанасовича, Эмма Александровна, назвала его Вилкасом. В нем кровь Вилкаса! Поэтому Григорий Вилкас после гибели сына Ярослава вспомнил о нем и стал пристально следить за ним. Он хотел его привязать к себе и воспитать настоящим Вилкасом!
– Вы убили моего отца! – только и смог проговорить Тимош.
– Человека, чье имя в твоем свидетельстве о рождении. Если бы он остался жив, он бросил бы твою мать и тебя.
– Зачем вы мне все это рассказали?!
– Правда – зачем? – спросил себя Иван Иванович. – Мне было тяжело прийти к тебе, но я это сделал! На душе у меня стало легче!
– Если это правда, то вы – убийца! На вас кровь человека!
– На мне много крови еще с Афгана. Думаешь, война без крови бывает? Больше ее или меньше – не имеет значения. Обещаю, что, когда я найду убийцу Григория, он легкой смертью не умрет! – Иван Иванович направился к двери и уже возле нее обернулся. – Будь здоров, Вилкас!
Тимош слушал, как удаляются шаги мажордома, и ощущал гулкие удары сердца. «Вилкас – мой отец?! Моего отца или того, кого я считал своим отцом, убил Иван Иванович, верный оруженосец Вилкаса? Если бы была жива мама, она бы мне все толком объяснила… Моя мама и Вилкас – неужели такое могло быть?! Бедная тетя Магда! Она все это знала и не бросила сестру в беде… Раз я сын Григория Вилкаса, то его завещание лишь подтверждает мои права на наследство! Я должен бороться до конца и получить то, что мне принадлежит по праву, – по крови, по рождению, по завещанию!»
Открылась дверь, и в комнату неслышно проскользнула Марта.
– Что с тобой? У тебя такой вид, словно ты снова встретился с Вилкасом и он поинтересовался, как пройти в библиотеку.
– Почти угадала…
– Ты меня пугаешь. Что произошло? Объясни толком!
– Потом… Дай собраться с мыслями.
– Не слишком долго собирайся. Ты не забыл, куда мы намеревались пойти?
– Помню, хотя я не в том настроении…
– Кто из нас барышня – ты или я?
– Идем! Где снаряжение?
– В машине. Или мне надо было все это принести в твою комнату?
– Я готов, пошли!
Они спустились в цокольный этаж, откуда можно было попасть в огромный, площадью такой же, как и дом, подвал, часть которого занимала подземная парковка. Сейчас там находились только автомобиль управляющего, микроавтобус, обслуживающий кухню и развозящий сменяющийся обслуживающий персонал, и еще несколько легковых автомобилей. В машине Марты оказалась бухта пеньковой веревки, каски, штормовки, фонари и чем-то заполненный рюкзачок, из которого выглядывала крышка термоса. Тимош приподнял рюкзачок – он был очень тяжелый.
– Ого! Что в нем?
– Всякая всячина и инструменты.
– Нам надо идти налегке.
Тимош, сделав ревизию содержимого рюкзака, оставил лишь фонари, молоток, монтировку и охотничий нож в чехле. Они перешли на другую половину подвала, и Тимош растерялся. План подземелья был у него в руках, а вот где был вход в него, не сообразил спросить. Попробовал позвонить архивариусу по мобильному телефону, но связь отсутствовала.
– У нас выбор небольшой: или ты пойдешь к архивариусу и спросишь его, или мы включаем логику и начинаем поиски подземного хода.
В этой части подвала были отгорожены помещения с табличками «Бойлерная», «Компрессорная», «Теплопункт», «Трансформаторная», «Прачечная», «Мастерская», «Склад» и «Винный погребок», все запертые на замки.
– Подземный ход может начинаться из любого из этих помещений, – сказала Марта, в очередной раз убедившись, что дверь в «Винный погребок» заперта. – Но интуиция подсказывает мне, что, скорее всего, из этого погребка. Я это даже представляю: огромные бочки с вином, за которыми открывается подземный ход, – экзотика! К сожалению, я в нем ни разу не была, да и в подвале первый раз.
– Похоже, что экспедиция откладывается, надо будет запастись ключами, – огорченно произнес Тимош, чувствуя себя виноватым: толком не расспросил архивариуса. Почему предварительно сам не спустился в подвал и все не проверил? – Не знаю, что сказать Петру Игнатьевичу, – ключи наверняка у него.
– Глянь, что это за дверь без таблички? – подозвала Тимоша Марта, изучавшая металлическую дверь с навесным замком. – Интересно бы узнать, что за ней находится!
– Там может быть все что угодно, – мрачно произнес Тимош. – Будем возвращаться?
– Не спеши. Попробуй сбить замок молотком, – предложила Марта.
– А если там Петр Игнатьевич хранит ценные вещи и завтра вызовет полицию?
– Я тебя умоляю! Самое ценное, что там может оказаться, – это ведра и швабры. – Марта загорелась. – Давай рискнем! В случае чего я что-нибудь придумаю!
– Твоя идея, а отдуваться придется мне. – Тимош с неохотой подошел к замку, потрогал его, словно пробуя на крепость, и тут же присвистнул от удивления. – А вот это очень интересно!
Дужка замка с одной стороны была аккуратно перепилена, немного усилий – и дверь, освободившись от бутафорного замка, открылась. Посветив фонариками, они увидели небольшое, абсолютно пустое помещение.
– Но кому-то надо было сюда проникнуть, не имея ключа. Для чего? – глубокомысленно произнесла Марта.
– Может, и в самом деле тут раньше хранили рабочий инвентарь, а ключ потеряли. Вот и воспользовались ножовкой, – выдвинул версию Тимош и тут же радостно крикнул: – Есть! Смотри!
Луч его фонарика осветил металлическую крышку люка.
– Это может быть доступ к каким-то подземным коммуникациям, – скептически произнесла Марта.
Тимош поднял тяжелую крышку люка и осветил фонариком металлическую лестницу, вертикально уходящую вниз метра на два-три.
– Вперед! – воскликнул Тимош. – Мы попали туда, куда надо!
Спустившись по лестнице, они оказались в подземном ходе метра полтора высотой и около метра в ширину. Даже Марте, которая в обуви без каблуков была гораздо ниже Тимоша, пришлось пригнуться.
– Чего раздумываешь? Идем дальше, – нетерпеливо сказал Тимош, посветив фонариком вправо и влево.
– Куда? Определись по плану, откуда мы попали в подземный ход. Как бы нам не заблудиться!
Тимош развернул план, посветил на него фонариком и почесал затылок.
– И в самом деле, непонятно, с какой стороны дома мы попали в подземелье. Пошли направо, – предложил он неуверенно.
– Идем. Будем рисовать стрелочки. – Марта достала тюбик с краской и нарисовала стрелку, указывающую острием вправо. Посветила на стрелку, и та заискрилась. – Специальная краска! – пояснила она. – Даже если кто и захочет ее стереть, то следы обязательно останутся и в свете проявятся!
– Кого ты тут опасаешься? Упыря Вилкаса? – наигранно весело сказал Тимош и почувствовал себя неловко. «Вилкас – мой отец!»
Внезапно холодок пробежался по спине – а вдруг они встретят призрак Вилкаса?! У него вновь перед глазами промелькнуло мертвое лицо Вилкаса с застывшим взглядом уснувшей рыбы. «А ведь цель наших поисков – тело Вилкаса». При этой мысли Тимош вздрогнул и поспешил себя успокоить: «Привидения, призраки – все это выдумки!»
– Живые значительно хуже мертвых, так как они реально опасны, – хладнокровно произнесла Марта, в ее руке оказался пистолет. Сняв его с предохранителя, она передернула затвор и снова поставила на предохранитель. – Так будет надежнее.
– Откуда у тебя оружие?
– Это травматический, но все же какая-то защита.
Тимош шел впереди, Марта за ним; время от времени она просила его остановиться и делала отметку на стене. Ход то расширялся вверх и в стороны, то сужался и становился таким низким, что приходилось сгибаться пополам, а то и двигаться на четвереньках, что было весьма затруднительно. Мелкие острые камешки то и дело кололи колени и ладони. Перчатки Марта не догадалась взять, пришлось воспользоваться ватой и бинтами из аптечки: вату наложили на ладони и обмотали кисти бинтами. Каска уже несколько раз спасала голову Тимоша при ударах о незаметные выступы в потолке. Воздух в подземелье был сухой и прохладный.
– Недавно здесь кто-то ходил – остались свежие стрелки, нарисованные мелом, – сказала Марта, заметив их во время очередной остановки. – Выходит, мои опасения не напрасны.
– Подумать только, по этому лабиринту ходили люди сотни лет тому назад!
– Бог с ними, с теми, кто жил сотни лет тому назад. Вот кому надо было сейчас лезть в подземелье? Это для нас более интересный вопрос.
Неожиданно ход разветвился на три галереи, одна из которых уходила круто вниз. Тимош остановился и сверился с планом.
– Мне стало понятно, где мы. Здесь спуск на нижний уровень. Попробуем пойти по нему, но на плане он не обозначен.
– Хорошо, а по этим двум галереям куда попадем?
– Если верить плану, правая галерея делает круг и возвращает нас к тому месту, откуда мы пришли, левая через сто метров заканчивается. Там или выход на поверхность, или тупик. Куда пойдем?
Марта молча светила на стену, что-то разглядывая. Наконец она сказала:
– Стрелки, начерченные мелом, ведут в правую галерею и обратно. Видимо, наш неведомый проводник неоднократно пользовался этим ходом. Только зачем ему надо было рисовать стрелки, идя в обратном направлении? Чтобы запутать себя?
Тимош сделал несколько шагов по нижней галерее.
– Марта! Спускайся сюда! – позвал он свою спутницу. – Здесь тоже есть стрелки, они указывают вниз!
– Хорошо, идем, хотя ты сам сказал, что внизу нам план не поможет.
Внизу было сыро, к тому же пришлось двигаться на четвереньках. Когда перед ними встала альтернатива: лезть в очень узкий лаз или возвращаться, Марта не выдержала:
– Тимош, ну разве могли Вилкаса, крупного мужчину, затащить сюда, если мы с тобой тут с трудом проходим?
– Хорошо, возвращаемся.
Они вернулись к развилке. Тимош предложил пройтись на левой галерее и посмотреть, не выходит ли она наружу. Марта была против.
– Мы уже два часа бродим под землей! Скоро начнет светать. Ранним утром в кухню придет смена поваров готовить завтрак, а тут мы появляемся – растрепанные и грязные. Неужели ты думаешь, что ни у кого не возникнет вопрос, где мы были?
– Судя по плану, этот ход протяженностью всего сто метров, посмотрим – и сразу назад. Мы быстро управимся!
– Ладно, давай, только побыстрей! Ты меня сегодня загонял, так что единственное мое желание – добраться до кровати и уснуть.
Жалобы Марты на усталость вызвали прилив энергии у Тимоша. Левая галерея была довольно просторной, но камней под ногами была тьма, приходилось двигаться осторожно, чтобы не споткнуться и не стукнуться головой об очередной выступ в потолке. Вскоре Тимошу стало ясно, что времени это займет больше, чем он рассчитывал. Он то и дело светил фонариком вдаль, чтобы узнать, скоро ли галерея закончится, и меньше смотрел под ноги. Из-за этого он несколько раз споткнулся и чуть не упал. Вдруг он остановился как вкопанный, и Марта налетела на него.
– Ты чего?!
– Посмотри!
Лучом фонарика Тимош осветил мужчину в куртке с наброшенным на голову капюшоном, сидевшего на корточках шагах в десяти от них, прислонившись спиной к стене галереи и почти слившись с ней. Непонятно было, живой он или мертвый.
– Эй! Вы кто? – крикнул Тимош, не зная, какой реакции ждать на свой вопрос.
Мужчина продолжал сидеть молча.
– Может, это Вилкас? – с дрожью в голосе предположила Марта. – Вернее, его тело…
– Я подойду к нему, а ты подожди меня здесь, – сказал Тимош. Голос у него тоже дрожал.
– Давай, я прикрою. – Марта вытащила пистолет из кармана штормовки, и он стал ходуном ходить в ее руке.
– Не вздумай стрелять – попадешь в меня! А может, и того хуже – вызовешь обвал! Давай лучше мне его – как психологическое оружие.
– Держи! – Марта чуть ли не с радостью рассталась с пистолетом. – Не подходи к нему близко – вдруг это ловушка?
Тимош подумал: «Не такая уж ты железная леди, какой стараешься казаться! Только возникла опасность – и ты сникла». С пистолетом Тимош почувствовал себя уверенней. Осторожно приблизившись к неподвижному незнакомцу, Тимош громко сказал:
– У меня в руке пистолет – не вздумайте делать глупости!
Незнакомец продолжал сидеть неподвижно. «Неужели это и в самом деле Вилкас, мой отец?!» Наклонившись, Тимош взялся за плечо незнакомца, и у него возникло ощущение, что это не человек, а чугунная или каменная статуя. Тимош решился, сбросил с головы незнакомца капюшон спортивной куртки и посветил ему в лицо.
На него с ехидной усмешкой, оскалив зубы, закатив зрачки под лоб, смотрел врач Виктор. Тимош, испугавшись, отпрянул, оступился и шлепнулся на пятую точку, уронив фонарь, но удержав в руке пистолет, который сразу направил на неподвижного врача.
– Тимош, что случилось?! – встревоженно воскликнула Марта, продолжая держаться на расстоянии.
– Он… улыбается… – только и смог сказать Тимош.
– Кто – он?!
– Виктор, врач…
– Он живой?!
– Кажется, не очень… Мертвый… улыбается!
Марта решительно подошла к Тимошу, и они уже вместе приблизились к Виктору, но не вплотную, хотя сомнений у них не было, что тот мертв. В свете фонарика они увидели на левой стороне груди прорез на куртке и большое темное пятно вокруг него.
– Нож вонзился прямо в сердце, вызвав мгновенную его остановку, поэтому он до сих пор лыбится, – предположила Марта. – Видимо, он доверял убийце, раз подпустил так близко.
– Для бывшего легионера он был слишком доверчивым, – задумчиво произнес Тимош. – Это очень странно!
– По-видимому, в отношении убийцы у него не возникло подозрений. Зачем им надо было встречаться в столь странном месте?
Тимош посветил фонариком возле трупа.
– Следов крови не видно. Убили его не здесь, а сюда принесли. Это говорит о том, что убийца очень сильный человек.
– Ты говорил, что здесь должен быть выход на поверхность. Давай его поищем!
– Времени прошло много, надо срочно возвращаться, чтобы нас не заметили, когда будем идти мимо кухни. Сама сказала, что повара приходят очень рано.
– Можно не спешить, – мрачно произнесла Марта. – Здесь произошло убийство, труп вскоре найдут. А также следы нашего пребывания здесь. Возникнут вопросы – может, это мы убили и притащили сюда труп?
– Ты считаешь, что нам надо будет заявить о?.. – Тимош кивком указал на труп Виктора.
– Так мы убережемся от неприятностей в будущем… Можем рискнуть, промолчать, но если будет найден труп…
– Если тело Виктора до сих пор не нашли, то с чего бы им теперь отправляться сюда на его поиски? – с горячностью возразил Тимош. Очередная встреча со следователем, да еще по такому поводу, грозила ему серьезными неприятностями. – Какие следы мы тут оставили? Разве что запах, но это если запустят сюда собаку-ищейку, и то неизвестно, как долго сохраняются запахи в пещере. А если мы сообщим о нашей находке, то сразу станем главными подозреваемыми. Следователь готов взвалить на меня все убийства и исчезновения, только пока не может собрать доказательств.
– Хорошо, пойду тебе навстречу, хотя я здорово рискую: если тебя объявят злодеем номер один, то я стану твоей сообщницей. Срок поменьше, но немаленький.
– Марта, ты умница!
– Чего не сделаешь ради любви! – то ли в шутку, то ли всерьез сказала Марта.
Им удалось незамеченными выйти из подвала, и они направились прямо в комнату Тимоша, чтобы переодеться.
– Ты не возражаешь, если я приму душ у тебя? – спросила Марта. – Терпеть не могу чувствовать себя некомфортно – хочу помыться и переодеться.
– Без проблем. – Тимош немного растерялся. – Вот, возьми чистое банное полотенце.
– О’кей, я быстро. – Марта поспешила в ванную, на ходу сбрасывая одежду.
Однако она пробыла там не менее получаса. Тимош уже стал зевать, с вожделением поглядывая на постель. Уже светало, и он подошел к окну и покрошил на отлив припасенный кусок белого хлеба для голубя.
Наконец Марта вышла из ванной, свежая, сияющая улыбкой и красотой. Она казалась совсем юной, завернутая в банное полотенце, с рассыпавшимися длинными волосами, и напоминала русалку.
– У тебя есть фен?
– К сожалению, нет. Он мне ни к чему – у меня короткие волосы.
– Не страшно, обойдусь.
Тимош принял душ по-быстрому, намереваясь сразу же лечь спать и не идти на завтрак. Выйдя из ванной, он увидел в своей постели Марту. Она смотрела на него с томной, манящей улыбкой, а потом откинула одеяло, демонстрируя свое роскошное нагое тело. Сонливость мгновенно слетела с Тимоша, его охватило возбуждение.
– Иди ко мне! – Марта протянула к нему руки, и он бросился к ней, на ходу срывая с себя полотенце.
Он стал покрывать ее тело поцелуями, и вскоре они уже предавались неистовой страсти.
<< | >>
Источник: Сергей Пономаренко. Ловушка в Волчьем замке. 2016 {original}

Еще по теме 18:

  1. И. К. Беляевский. Коммерческая деятельность, 2008
  2. Введение
  3. Коммерческая деятельность в бизнесе
  4. Понятие и сущность коммерции и коммерческой деятельности
  5. Продавцы и покупатели на рынке товаров
  6. Маркетинг в коммерческой деятельности
  7. Торговля как коммерческий процесс
  8. Роль научно-технического прогресса в коммерции
  9. Социальные аспекты коммерции
  10. Организация хозяйственных и договорных связей в коммерческой деятельности
  11. Понятие хозяйственных связей в коммерческой деятельности
  12. Понятие договора (контракта) и его роль в коммерческих отношениях
  13. Процесс заключения договора: этапы и оформление
  14. Поиск партнера в процессе заключения сделки
  15. Основные экономические и финансовые категории и показатели коммерции
  16. Понятие и формы коммерческого капитала
  17. Финансы в коммерческой деятельности