<<
>>

17


Лучи ласкового утреннего солнца нежно касались лица, сумбурный сон убежал прочь, оставив после себя смутные воспоминания о том, как Тимош бродил в незнакомом городе. Он продолжал лежать с закрытыми глазами.
Вспоминались только неясные обрывки сна, но после него осталось ощущение чего-то хорошего.
Внезапно послышался дробный стук в окно. Тимош улыбнулся и тут же обеспокоился – на этот раз он не запасся белым хлебом для голубки, так как в замке не ужинал. «Мы ответственны за тех, кого приручили!» Вспомнив об остатках печенья, он легко соскочил с кровати и подошел к окну. Голубка, увидев его, стала от нетерпения подпрыгивать, взмахивая крыльями. Тимош разламывал сахарное печенье на маленькие кусочки, чтобы голубке было удобно есть, и бросал их на отлив. Несколько крошек осталось на подоконнике. Он не стал закрывать окно, зная, что хозяйственная голубка склюет и их. Тимош направился в ванную, на ходу раздеваясь, радуясь, что ночь минула без происшествий.
Внезапно за спиной послышался необычный шум и противное карканье. Тимош обернулся и обомлел от увиденного. Черный ворон согнал голубку, но его заинтересовали не крошки печенья, а часы, которые Тимош беспечно оставил на подоконнике.
– Не сметь! Пошел прочь! – заорал Тимош, но был слишком далеко, чтобы ворон принял его слова всерьез.
Черная птица с независимым видом ловко подхватила часы клювом. Тимош бросился к ворону, однако тот вроде и неуклюже, но быстро запрыгал по подоконнику и вылетел в окно. Тимош в отчаянии застыл на месте. «Что делать?» Внутренний голос въедливо посоветовал: «Ни-че-го! Хоть головой об стену бейся, уже ничего не сможешь сделать!» На всякий случай Тимош поискал в интернете информацию о повадках ворон в надежде найти подсказку, как вернуть пропажу, однако не нашел ничего утешительного. Ворон, скорее всего, отнес часы в свое гнездо, которое находится на вершине дерева в парке. А поскольку поблизости обитает много ворон, найти требуемое гнездо так же невозможно, как иголку в стогу сена. Разве что повезет. А может, это более надежный тайник, чем любой другой? «Это к лучшему, – в конце концов решил Тимош. – Ни я, ни кто-то другой не найдет эти часы – они пропали! Сама судьба не дала мне держать рядом с собой эту улику!»
За завтраком царило бы уныние, если бы не вернувшийся от бабушки сын Альбины и Петра Игнатьевича – непоседливый белобрысый мальчуган лет двенадцати по имени Бодя – Богдан. За короткое время он успел уронить вилку, тарелку, бутерброд с маслом на платье мамы, вылить какао себе на шорты, после чего с чувством исполненного долга, после оплеухи, полученной от Петра Игнатьевича, удалился из банкетной. Вслед за ним ушел Ефим Натанович, как обычно, погруженный в свои мысли.
– Бодя славный мальчик, в нем много энергии, которая требует выхода, поэтому он шалит, – с нежностью произнесла Альбина, рассматривая пятно на платье.
– После бабули он становится неуправляемым, – раздраженно заметил Петр Игнатьевич. – Она души в нем не чает и позволяет ему садиться себе на голову, а воспитывать приходится другим. Она хорошая, а я – узурпатор.
– Деспот! – поправила его Альбина. – Мальчика нельзя ограничивать – он должен вырасти свободолюбивой личностью!
[33].
– специально по-французски произнес Тимош, обращаясь к Петру Игнатьевичу.
Тот недоуменно заморгал. Альбина ему перевела, но по-своему:
– Закон – что дышло, куда повернул, туда и вышло.
– Браво, Альбина! Вы знаете французский? – удивился Тимош.
– А еще итальянский и немного английский, – улыбнулась Альбина.
– Моя жена по специальности военный переводчик. И она мастер спорта по спортивной гимнастике, и… – гордо произнес Петр Игнатьевич, но запнулся под взглядом жены.
«Выходит, не такая уж она простушка! – поразился Тимош. – Военных переводчиков готовят как потенциальных разведчиков, и наивная девица, какую она из себя строит, вряд ли могла бы им стать. Альбина выбрала для себя эту роль, но для чего? И что она не позволила досказать Петру Игнатьевичу?»
– Спасибо за компанию. – Альбина поднялась и скомандовала: – Петя, пошли!
Управляющий, не допив чай, поспешил за ней. Озабоченный отец Георгий тоже покинул банкетную, поскольку собирался уехать из замка. Судя по всему, священник о ночном происшествии с Тимошем умолчал.
За столом остались Тимош, мама Вилкаса, смакующая заварное пирожное, – она отрывала от него небольшие кусочки, вымазывая пальцы кремом, – и ее сиделка Маша, которая, как всегда, доедала вторую или третью порцию пасты с острым соусом. Тимош снова задался вопросом: неужели малопривлекательная и мужеподобная Маша заинтересовала Виктора как женщина? Или их связывало что-то другое? Маша очень сильная женщина – Тимош не раз видел, как она, словно пушинку, пересаживала маму Вилкаса с коляски на стул и обратно. Силы у нее не меньше, чем у мужчины… Его пронзила мысль: «Почему следователь так уверен, что роковой удар статуэткой нанес Вилкасу мужчина? Судя по всему, Маше это тоже под силу! Ей даже проще было это сделать – Вилкас вряд ли ее опасался».
– Ты и в самом деле кудесник! – прервал его размышления хрипловатый и на этот раз миролюбивый голос Маши. – На следующий день мне выплатили все деньги.
– Рад был вам помочь.
Тимош раздумывал, как осторожно расспросить Машу, особу экзальтированную и резкую, чтобы ее не насторожить. Ему вспомнился вычитанный где-то совет: чтобы ненавязчиво выпытать у человека информацию, лучше всего втянуть его в обсуждение третьей особы, тогда тот станет менее настороженным. Тимош решился:
– Какая странная парочка Петр Игнатьевич и Альбина, полные противоположности другу друга, но у них уже достаточно взрослый сын.
– Заметил? Только ты ошибаешься – вместе они всего два года, Бодя – сын Альбины. У Петра двое от первой жены, один студент, второй окончил вуз и уже работает, но денежки из папы оба сосут.
– Выходит, они почти молодожены. За время моего отсутствия людей за завтраком поубавилось. Виктора не вижу. Он получил расчет и уехал?
Маша нахмурилась:
– Какой расчет?! Исчез он, как и наш хозяин. Может, они лежат рядышком под одной березой!
– Что вы говорите?! Виктор исчез? Удивительно! – Тимош изобразил недоумение. – Что может быть общего между исчезновением Вилкаса и Виктора?
Мама Вилкаса словно очнулась и жалобным голосом, хныкая, попросила:
– Маша, поедем отсюда – мне холодно!
– Нам пора. – Маша больше не была настроена откровенничать.
– Эмма Александровна, вы помните меня? – Тимош встал и подошел к маме Вилкаса, которую Маша уже пересадила со стула в коляску. – Я несколько дней назад был у вас. Меня зовут Тимош Вакуленко. Вы помните?
Но старушка уже была на своей волне, выстроив между собой и окружающим миром стену. Она повторяла бесконечное: «Один человек… один человек… один человек…»
Тимошу не захотелось ни возвращаться в свою комнату, ни идти в библиотеку, он решил пойти в парк, походить там, подумать. Он представил, что сложившаяся ситуация – это недочитанный детективный роман и ему надо угадать, кто главный злодей. Он перебрал всех, так или иначе связанных с Вилкасом. В очередной раз задал себе вопрос: кому могла быть выгодна его смерть?
Из приятелей Вилкаса только нотариус Иван Терентьевич не был заинтересован в его смерти. Аграрию Пилипчуку теперь не нужно было возвращать долг, банкир Зотов вполне мог присвоить древнюю корону. Прохоренко получил возможность манипулировать средствами фонда и мог бы их преумножить, если бы было в силе первоначальное завещание. А Юште теперь ничто не мешало проворачивать финансовые аферы.
Из обитателей замка, за исключением Тимоша, наследника Вилкаса, никто выгоды от его смерти не поимел, а Виктор и Марта даже лишились работы. А с Петром Игнатьевичем, мажордомом Иваном Ивановичем, архивариусом Ефимом Натановичем, ихтиологом Валентиной Сергеевной это могло случиться в самом ближайшем будущем. С другой стороны, у кого-то из них мог быть свой тайный интерес. Известно, что убийца физически очень сильный человек, и под эту характеристику подпадают Виктор, Петр Игнатьевич, как бывший тяжелоатлет, и даже Маша.
Мотив у киллера мог быть только один – получить денежное вознаграждение. Если следовать методу Агаты Кристи, преступником должен оказаться человек, на которого не падали подозрения. Ефим Натанович физически слаб и не смог бы управиться с громоздкой статуэткой. Священника Георгия Тимош решил даже не рассматривать, а ночные события посчитал просто курьезным случаем. Управляющий Петр Игнатьевич теоретически мотив имел: жена, Альбина, – дамочка с запросами, да и первой семье надо помогать, одной зарплаты на все не хватит. Но Тимошу было трудно представить деликатного Петра Игнатьевича в роли убийцы, скорее всего, он мог быть сообщником.
Марта вызывала больше всего подозрений – всегда в курсе событий, с ее подачи он оказался замешанным в историю с убийством Вилкаса. Но ведь это он сам, по собственной глупости, сунул руку в бассейн, а она, наоборот, спасла его, спрятав часы. Марта обеспечила ему алиби на время убийства Вилкаса. Выходит, если бы не ее помощь, его сделали бы уже козлом отпущения и он находился бы в СИЗО. Если она имела отношение к убийству Григория Вилкаса и Лаймы, то наверняка не упустила бы возможности подставить Тимоша. Для этого ей ничего не требовалось бы делать – лишь не помогать ему. И тем не менее с ней надо быть настороже – неизвестно, какую цель она преследует.
На роль убийцы больше всех годился врач Виктор, он все время был рядом с Вилкасом и мог выбрать для этого подходящий момент. Только зачем ему в качестве орудия убийства использовать столь неудобный предмет, как статуэтка, если он все спланировал заранее? Это наталкивало на мысль, что если убийство и планировалось, то все пошло не по плану. У Виктора была масса других возможностей отправить на тот свет Вилкаса, и зачем бы ему выбирать для этого такой неподходящий момент, когда в замок приехали приятели хозяина? Разве что он получил установку, как и когда совершить убийство, подобно убийце Троцкого[34]. И самый главный для Тимоша вопрос: кому было выгодно, чтобы тело Вилкаса не нашли, и куда его могли спрятать? Юште на руку, чтобы наследник как можно дольше не мог получить право на наследование.
По всему выходило, что подозреваемых в убийстве Вилкаса предостаточно.
Тимош направился к замку и натолкнулся на управляющего.
– Вам что-нибудь нужно в городе? Я собираюсь туда ехать и могу вас прихватить… – предложил Петр Игнатьевич.
– С огромным удовольствием поеду с вами! – обрадовался Тимош. Ему было как-то не по себе в замке, и он решил воспользоваться возможностью выбраться отсюда. – Когда выезжаем?
– Через полчаса.
Тимош поспешил в библиотеку. Архивариус был погружен в чтение очередного старинного фолианта.
– Ау, Ефим Натанович! Вы здесь или путешествуете в Средних веках?
– Наше время таково, что возвращаться сюда не хочется.
– Мне трудно сравнивать – во времена Средневековья я не попадал.
– Похоже на то, что рисовать… писать портреты вы больше не намерены.
– Как сказал один гений, писать картины либо легко, либо невозможно[35]. В таком настроении, как у меня, лучше кисть в руки не брать.
– Тогда, раз вы пришли в библиотеку, вам или захотелось пообщаться, или что-то от меня нужно. Так в чем причина?
– Общение с вами – это всегда удовольствие. – Тимош замялся.
– Выходит, вам что-то нужно. Я готов помочь, если это в моих силах.
Тимош решил не играть в кошки-мышки и сказал прямо:
– Меня интересует план подземелий замка, желательно самый подробный.
– Зачем он вам нужен? – Взгляд Ефима Натановича стал настороженным, что было для него нехарактерно.
– Мне нечем тут заниматься, вот решил исполнить мечту детства – побродить по древнему подземелью.
– Считайте, что я поверил. Но такое путешествие – это не увеселительная прогулка, оно очень опасно.
– Грозит нападение крыс-мутантов или летучих мышей-вампиров?
– Возможны обвалы, да мало ли что там может случиться! – У Ефима Натановича бегали глаза, видно, он что-то недоговаривал.
– Так вы дадите мне карту?
– Почему вы решили, что она у меня имеется?
– У кого она может быть, как не у вас?
– Подробная карта подземелья была только у господина Вилкаса. К ее составлению я не имел отношения. Не с моим здоровьем лазить по подземным ходам.
– Так вы не хотите или не можете мне помочь? – раздраженно спросил Тимош. Этого он не ожидал от архивариуса, отношения с которым, как он считал, были доверительными.
– При всем моем желании… – Архивариус опустил голову, явно чтобы не встретиться взглядом с Тимошем.
– Я человек упрямый, так что, с картой или без нее, в подземелье спущусь.
– Это глупо и опасно!
– В чем опасность? Что вы скрываете от меня?!
– Я предупредил… Могу дать лишь старую карту, по которой археологи начали обследование подземелья.
– Разве полиция не интересовалась подземельем?
– Со мной на эту тему они не говорили.
– Я сейчас поеду в город, а после ужина зайду за картой. Не возражаете?
– Хорошо, я подготовлю ее к вашему возвращению.
Когда Тимош вышел из замка, Петр Игнатьевич нервно ходил возле своей «тойоты», то и дело посматривая на часы.
– Простите меня, похоже, я вас задержал.
– В пределах допустимого, – буркнул Петр Игнатьевич.
Когда автомобиль тронулся, Тимош поинтересовался:
– У вас какие-то дела в городе? Когда вы собираетесь обратно?
– Надо заехать в головной офис, как надолго там придется задержаться, не знаю. Когда освобожусь, позвоню на мобильный.
На выезде, возле домика охраны, было многолюдно, здесь стояло несколько автомобилей, в том числе полицейских. Вокруг стоявшего на обочине «бентли» была натянута желтая лента, какой ограждают место преступления. Управляющий притормозил, а потом остановился.
– Что-то случилось? – Тимош опустил боковое стекло и высунулся из окошка.
– Это автомобиль Зотова, банкира, – тихо проговорил Петр Игнатьевич.
– Вы не ошиблись? Автомобиль украли и тут бросили? – недоумевал Тимош.
Он заметил следователя, разговаривающего с двумя мужчинами. К «тойоте» подошел полицейский и потребовал, чтобы они уехали. На шум обернулся следователь и, увидев Тимоша, махнул ему рукой, подзывая к себе.
– Кто бы сомневался, что я вас здесь встречу! – съязвил следователь. – Где труп или похищение, там и вы со стопроцентным алиби. Какое алиби вы подготовили на этот раз?
– О чем вы?! Я даже не знаю, что здесь произошло!
– Неужели? Проезжали мимо и решили передохнуть?
– Остановились, потому что Петр Игнатьевич, управляющий, узнал автомобиль банкира.
– Хорошо, начну с наводящих вопросов. Начиная с одиннадцати часов вечера, где вы находились и что делали?
– Спал в своей комнате.
– Кто-нибудь может это подтвердить?
– Никого рядом со мной не было. Лег спать часов в десять вечера – вчера только выписался из больницы и не очень хорошо себя чувствую.
– Выходит, алиби у вас нет.
– Зато есть презумпция невиновности. Вы можете толком сказать, что произошло?
– Ночью здесь застрелили банкира Зотова и его телохранителя.
– Что они могли здесь делать среди ночи?!
– Это я тоже хотел бы знать. Убийца был не на автомобиле, пришел сюда со стороны болота, подстерег их и застрелил. Телохранитель даже не успел воспользоваться оружием. Затем убийца ушел в сторону болота и, скорее всего, вернулся в замок. Теперь вы понимаете, что отсутствие алиби автоматически делает вас одним из подозреваемых?
– У меня оружия нет, и, думаю, все остальные обитатели замка, за исключением женатого Петра Игнатьевича, также спали в одиночестве, и у них нет алиби.
– Это мне еще предстоит выяснить. Возвращайтесь в замок, скоро я приеду, и мы запротоколируем ваши показания.
– Хорошо, я передам Петру Игнатьевичу, но его вызвало руководство.
– Ничего, руководство потерпит несколько часов. Возвращайтесь!
Тимош вернулся к автомобилю и передал разговор со следователем красному как рак Петру Игнатьевичу.
– Вид у вас неважнецкий, – сказал Тимош. – Вы плохо себя чувствуете?
– Похоже, поднялось давление. Сейчас приму лекарство, и все будет в порядке.
– Может, мне сесть за руль?
– Не надо, мне уже лучше.
Вернувшись в замок, Тимош сразу же позвонил Марте и рассказал ей об убийстве банкира. Та пару минут молчала, будто лишилась дара речи.
– Что теперь скажешь? Мне что, ждать, когда дойдет очередь до меня?! – Тимош взвинчивал себя, ожидая реакции девушки на ужасную новость.
– Такое впечатление, что с каждым ходом исчезают фигурки с шахматной доски, где неведомые нам противники разыгрывают партию, – наконец сказала Марта. – Ужас нашего положения в том, что мы – «пешки» и кто-то уже решил, на каком ходу нами пожертвовать.
– Ты красиво и верно выразилась, но дело в том, что тебя нет на шахматной доске, а я есть! Смерть косит тех, кто близок к деньгам и имуществу Вилкаса. Так что живи и радуйся!
– Прекрати истерику! – прикрикнула на него Марта. – Неизвестно, кого еще запланировали убрать в этой партии. Пока убирали ключевые фигуры, и, судя по всему, ты в их число не входишь, хотя номинально наследник всего состояния Вилкаса. Или в отношении тебя у них особые планы? Что касается меня, к сожалению, ты тоже ошибаешься – я была слишком к нему близка, чтобы чувствовать себя в безопасности.
– Что нам делать?!
– Отрадно то, что под этим «нам» ты подразумеваешь и меня, но, хотя неприятности, если это можно так назвать, у нас общие, мы находимся на разных полюсах – ты в ожидании получения богатства, я – сохранения своего рабочего места. Ну хватит рассуждать, надо что-то делать. Если найдем тело Вилкаса, все проблемы будут решены. Ты примешь наследство, получишь мощный ресурс компании, благодаря этому станешь недосягаемым и, надеюсь, не забудешь обо мне.
– Или меня сразу же уберут, чтобы я не путался под ногами… Как думаешь, почему банкира убили недалеко от замка? И зачем он потащился сюда ночью всего с одним охранником, если до этого даже днем ездил в сопровождении джипа, набитого охранниками?
– Для этого должна быть очень веская причина. Наверно, дело было сугубо конфиденциальным. Не думаю, что у него здесь было назначено любовное свидание, а вот древняя корона вполне может быть тут замешана.
– Следователь считает, что убийство совершил кто-то из обитателей замка. К месту преступления убийца пришел пешком, как и ушел оттуда. Где бы он мог скрыться, если не в замке?
– Или в одном из домиков для обслуживающего персонала, – подсказала Марта. – Ну а ты говорил с Ефимом Натановичем о плане подземелья?
– Сегодня вечером он мне его даст, но старый, неполный. Когда начнем поиски?
– Нечего тянуть – вечером я приеду, и после ужина начнем. Я привезу с собой необходимое снаряжение.
– Откуда ты знаешь, что нам понадобится?
Марта рассмеялась:
– Я пока не знаю, но советы бывалых спелеологов, почерпнутые из интернета, мне помогут.
Войдя в библиотеку и не застав там архивариуса, Тимош удивился, потому что тот до этого там дневал и ночевал. Перед обедом приехал следователь и начал опрашивать всех находящихся в замке, включая обслуживающий персонал. Известие о новом убийстве разнеслось по замку, поднялась кутерьма. Альбина зловещим голосом вещала:
– Я предупреждала: Вилкас ищет новую жертву! И это не последняя! Пока не разыщем его тело, будем собирать урожай смертей!
Тимош напомнил ей, что банкира и его охранника застрелили, а огнестрельным оружием, как известно, потусторонние силы не пользуются.
– Много вы в этом понимаете! – Альбина недовольно хмыкнула и нашла благодарных слушателей из числа прислуги – молодых сельских девушек.
На этот раз следователь допрашивал Тимоша в числе первых. Ответив на все его вопросы, Тимош, в свою очередь, поинтересовался, взяла ли собака след убийцы.
– Вам об этом знать незачем. Это тайна следствия, – отрезал следователь, но по его кислой мине Тимош догадался, что и эта попытка выйти на след убийцы закончилась ничем.
На обед архивариус тоже не пришел, и Тимош не на шутку разволновался. В комнате Ефима Натановича тоже не оказалось или он предпочел не откликаться, когда Тимош стучал в дверь. Тимош уже хотел сообщить о новом исчезновении управляющему, но тут столкнулся с Ефимом Натановичем в вестибюле – тот как раз заходил в дом. У него был помятый, неприглядный вид, и был он каким-то потерянным.
– Где вы были?! Я уже стал волноваться! Вы знаете, что убили банкира Зотова и его телохранителя?
– Мне об этом сообщил Петр Игнатьевич, как только вы вернулись в замок. Я почувствовал себя неважно, поэтому пошел в парк погулять на свежем воздухе. Малоподвижный образ жизни когда-нибудь сведет меня в могилу.
– Наверное, не только я обыскался вас, но и следователь. Идите, явитесь пред его светлые очи – он хочет вычислить убийцу среди обитателей замка. Поспешите, иначе он решит, что это вы, – пошутил Тимош.
– Вы правы! Поспешу! – испуганно воскликнул архивариус и так быстро, как только мог, пошел в кабинет Вилкаса, который и в этот раз облюбовал следователь для допросов.
Сразу после ужина Тимош отправился к архивариусу, предчувствуя, что его не окажется на месте, но он сразу открыл дверь и предложил войти.
На столе лежал лист формата А4 – ксерокопия плана подземелья замка. Тимош, взглянув на переплетение ходов, часть которых была заштрихована, понял только одно: подземное путешествие будет непростым. Ефим Натанович видел, что Тимош озадачен.
– Устройство подземелья сложное, ходы расположены в двух уровнях. Если верхний уровень более-менее исследован и отмечен на этой карте, то нижний был обнаружен, только когда Вилкас вызвал археологов и те начали обследовать подземелье.
– Корона Витовта была найдена на нижнем уровне?
– Мне неизвестно, найдена ли корона, но тайник с ней вполне может там находиться. Рекомендую в одиночку туда не спускаться: ходы очень древние и возможны обрушения сводов. Помнится, когда археологи вели раскопки, один из членов их команды погиб под завалом.
– Археологическими изысканиями заниматься мы не будем, просто прогуляемся подземными галереями.
– С кем собираетесь идти?
– Пока я в поисках компаньона. Составите мне компанию?
– Упаси боже! Я слишком стар для таких приключений!
<< | >>
Источник: Сергей Пономаренко. Ловушка в Волчьем замке. 2016 {original}

Еще по теме 17:

  1. И. К. Беляевский. Коммерческая деятельность, 2008
  2. Введение
  3. Коммерческая деятельность в бизнесе
  4. Понятие и сущность коммерции и коммерческой деятельности
  5. Продавцы и покупатели на рынке товаров
  6. Маркетинг в коммерческой деятельности
  7. Торговля как коммерческий процесс
  8. Роль научно-технического прогресса в коммерции
  9. Социальные аспекты коммерции
  10. Организация хозяйственных и договорных связей в коммерческой деятельности
  11. Понятие хозяйственных связей в коммерческой деятельности
  12. Понятие договора (контракта) и его роль в коммерческих отношениях
  13. Процесс заключения договора: этапы и оформление