<<
>>

14


Марта не стала разговаривать с Тимошем по телефону, сославшись на занятость, зато вечером сама позвонила ему и оторвала от партии в шашки с Ефимом Натановичем. Архивариус, с грустью посмотрев на Тимоша, заметил, что, когда пьешь ликер в одиночестве, он имеет совсем другой вкус.
Тимош пообещал, что вернется, как только освободится.
– Мой друг, скажите, неужели мир перевернулся вверх ногами? Когда это приятную встречу с красивой девушкой меняли на скучный вечер со старым евреем?
– С чего вы взяли, что у меня встреча с девушкой?
– Я слепой, но не глухой, или женское имя мне только послышалось?
– Это деловая встреча.
– Если имя, которое я услышал, принадлежит той девушке, которую я знаю, то пусть ваши отношения остаются только деловыми.
Придя в свою комнату, Тимош стал с нетерпением ожидать Марту, но та появилась только через сорок минут.
– У тебя снова не заперта дверь, – пожурила его Марта, появившись на пороге.
– Я же тебя ждал!
Тимош рассказал ей о ночном посещении, событиях дня и татуировке врача.
– Тебе следует быть очень осторожным. Возможно, безопаснее перебраться в город. Думаю, ты прав. После смерти Лаймы Юшта, скорее всего, потерял к тебе интерес и вряд ли выделит охрану. Однако не думаю, что Прохоренко или кто-то другой, о ком мы не догадываемся, решится на убийство. Скорее всего, последуют угрозы, возможно, даже применят физическое воздействие.
– Я бы тоже спокойно рассуждал о физическом воздействии, если бы это меня не касалось! – взорвался Тимош. – Мне могут переломать кости, ребра, сделать инвалидом, и ты так спокойно об этом рассуждаешь!
– Если я буду говорить все то же, только с дрожью в голосе, и рвать на себе волосы, тебе станет легче?
– Извини, я нервничаю! Не знаю, что мне делать, не понимаю, что происходит вокруг. Смерть Вилкаса и исчезновение тела, теперь убийство Лаймы. Мне кажется, что эти события между собой не связаны, так как в выигрыше разные люди.
– Я тоже об этом думала. Смотри. – Марта достала из сумочки записную книжку, вырвала из нее листок и написала на нем «Вилкас». – В его смерти заинтересованы банкир Зотов, Юшта, Пилипчук, Прохоренко.
– А какой интерес у Прохоренко? – не понял Тимош.
– Вилкас был человеком непредсказуемым, и между ними возникали трения, так что Прохоренко не крепко сидел на своем стуле, к тому же решения по всем финансовым вопросам принимал только Вилкас. Сейчас Прохоренко полновластный хозяин фонда. Но что такое фонд по сравнению с компанией «Алатырь»? Поэтому Прохоренко сделает все, чтобы последнее завещание было аннулировано и фонд получил активы и имущество компании. Но он также знает Юшту, и после смерти Лаймы никто не может быть уверен в том, что через полгода «Алатырь» будет стоить столько же, сколько сейчас.
– Выходит, назревает конфликт между Юштой и Прохоренко?
– Скорее всего, война! Так что, пока они будут вести боевые действия, о тебе на время забудут.
– Юшта – единственный, кто заинтересован в смерти Вилкаса и Лаймы. Не он ли стоит за этими убийствами?
– Не знаю. Он человек авантюрного склада, но мне трудно допустить, что он хладнокровно задумал эти убийства. Теоретически он мог нанять кого-то из тех, кто находился здесь и ожидал приказа или подходящей ситуации.

– Юшта, конечно Юшта! – взволнованно произнес Тимош. – Убийца спрятал тело Вилкаса, чтобы наследник – а Юшта знал, что по предыдущему завещанию это фонд в лице Прохоренко, – не наложил руку на все, что принадлежит компании. А так у него имеется минимум полгода, чтобы провернуть аферу с переводом средств в офшор. Но тут вмешалась Лайма и с помощью управляющего банком стала вставлять ему палки в колеса. Вот он и приказал ее убрать. А наемный убийца – врач Виктор, который знает, как убрать человека с помощью подручных средств, и умеет обращаться со взрывчаткой. Как давно Виктор стал врачом Вилкаса?
Марта, подумав, сказала:
– Месяцев девять назад. Прежний врач неожиданно уволился, хотя вполне удовлетворял Вилкаса, и предложил на свое место этого Виктора. Так что вполне возможно, что он и есть убийца. Становится понятно, как стрелявший в Вилкаса киллер пробрался через непроходимое болото – он туда только зашел и сразу вышел, вернулся в замок.
– Версия у нас есть, но что с этим делать? Идти к следователю или ждать неизвестно чего?
– Ничего не делать и ждать – глупо. Но не меньшая глупость – бессмысленная активность, без конкретной цели. Я попробую вложить эту версию следователю в уши, если он сам до нее не додумался.
– В очередной раз спрашиваю: что мне делать?
– В очередной раз отвечаю: поезжай к нотариусу и напиши заявление о принятии наследства.
– Это будет третья попытка. Надеюсь, на этот раз мне ничто не помешает.
– Не накручивай себя, и все будет в порядке. – Марта прислушалась – за стеной, где жила престарелая мать Вилкаса, как обычно, ближе к ночи начиналась «дискотека». – Весело у тебя, как ты спишь при таком шуме?
– Это не шум, а музыка.
– Не люблю шансон.
– Я тоже… Машину попросить у Юшты?
– Конечно. Заодно по голосу поймешь, как он к тебе теперь относится. С автомобилем на этот раз, я думаю, он тебе поможет, а в дальнейшем будет игнорировать твои просьбы. Впрочем, я могу ошибаться. Позвони мне после того, как поговоришь с Юштой, – мне интересно, как он себя поведет.
– Хорошо. Будем прощаться?
Тимошу не хотелось оставаться одному, и не только потому, что ему было страшно. Ему хотелось как-то отвлечься от дурных мыслей и забыть об угрожающей ситуации, в которой он находился, и об измене Моник. Сейчас ему нужна была рядом женщина, которую он мог бы обнимать, целовать, ласкать и чтобы она отвечала ему тем же. Тимош подошел сзади к Марте, которая, поставив сумочку на стол, что-то в ней искала, и, обняв ее, нежно поцеловал в шею. Его руки скользнули к ее грудям, он ощутил их упругость и жар. Неистовое желание овладело им, он резко развернул Марту к себе лицом, собираясь слиться с ней в поцелуе, но она отвернула голову.
– Это лишнее, – холодно произнесла она.
Тимош попытался завести ее, резким движением поднял юбку, и его пальцы проникли в трусики, ощутив шелк волосков лобка и теплую влажность. Марта внезапно рассмеялась:
– Ты такой смешной!
Тимоша будто окатили ледяной водой из ведра. Он резко отпрянул от девушки, продолжавшей смеяться, не делая попыток привести в порядок свою одежду. «Что же это ее так рассмешило?» – со злостью подумал Тимош, понимая, что ситуация дурацкая.
– Извини, – раздраженно бросил он. – Что-то на меня нашло.
– Прости меня, – сказала Марта, еще не полностью справившись со смехом. – Ты мне друг, с тобой я могу быть откровенной и мне не надо играть на публику. Мне тут пришло в голову…
– Что именно? – хриплым голосом поинтересовался Тимош.
– Ничего. Хочешь, я останусь с тобой на ночь?
– Нет, уже не хочу.
– Правильно, мы же только компаньоны! – Марта быстро привела себя в порядок и вышла.
Тимошу в ее словах послышалась горечь. Что она этим хотела сказать? Сначала оттолкнула, а затем чуть ли не призналась в своих чувствах. Эти постоянные недомолвки, намеки. Когда она искренняя, а когда играет?
Раздевшись, Тимош лег на кровать, понимая, что не скоро уснет. Вдруг за окном раздалось протяжное и тоскливое «у-у-гу-у!» – раз, другой, третий. Пугающий крик филина! Тимош вскочил и, подбежав к окну, стал вглядываться в темноту. Подойдя к двери, он зафиксировал защелку замка и прислушался. Тишина давила, вызывала беспокойство, пугала неизвестностью. Нервы были на пределе, слух у него обострился, и ему даже периодически слышались шаги в коридоре. Тимош оделся, сел на кровати, опираясь на подушки, и застыл в ожидании. Он был уверен, что незнакомец этой ночью снова придет к нему, а он безоружен! Разве что использовать для защиты стул? Но для этого надо быть Джеки Чаном.
Время шло, никто не приходил, лишь изредка возникали фантомные звуки. Тимош окунулся в полудрему.
Вдруг он услышал, как кто-то копается в замке, и не успел он вскочить с кровати, как дверь открылась. На пороге стоял врач Виктор и целился в него из пистолета с глушителем.
Тимош хотел крикнуть, но голос пропал, к тому же у него не было сил даже пошевелиться. Он ощущал свою беспомощность перед убийцей. Только сейчас он осознал, насколько страшна смерть, ведь потом уже НИЧЕГО не будет! Тимош как зачарованный смотрел на выделывающее непонятные пируэты дуло пистолета, откуда в любой момент могла вылететь смерть. И тут он понял, что Виктор показывает, что он должен встать и выйти из комнаты. Парализованный страхом Тимош при всем желании не смог бы сдвинуться с места. Дуло пистолета приблизилось и уперлось ему в лоб, холодя его. Тимош почувствовал, что ему не хватает воздуха, а он не в силах сделать вдох, и… проснулся.
Он лежал, уткнувшись лицом в подушку, а лоб упирался в холодную перекладину спинки кровати. Было уже светло – ночь отступила вместе с кошмарными сновидениями, но день мог принести куда более ужасный, реальный кошмар, который не рассеется, как сон. Жуткий, очень реалистичный сон не выходил из головы Тимоша. Приведя себя в порядок, он позвонил Юште, и, как ни странно, тот охотно согласился прислать автомобиль.
Тимош только собрался позвонить Марте, как в дверь постучали, и это была она. Очень бледная, насколько можно быть бледной при ее загаре, и чем-то расстроенная. Тимош хотел было сказать, что не совсем разумно в это время приходить к нему, что ее могут увидеть, но промолчал. Вообще-то в этом крыле дома находились лишь он и мама Вилкаса с сиделкой, но они выходили только для того, чтобы отправиться в банкетную. Тимош рассказал Марте о своем разговоре с Юштой.
– Выходит, у него есть к тебе какой-то интерес. Пока даже не догадываюсь, какой именно. Думаю, что он настоит на встрече и ты все узнаешь.
– Возможно. Марта, мне такой кошмар приснился, что я чуть инфаркт не получил!
Марта встрепенулась и как-то странно на него посмотрела.
– Тебе снилось… Вчера поздним вечером в коридоре я мельком увидела человека, которого приняла бы за Вилкаса, если бы ты мне не рассказал, что видел его мертвым! – Марта пристально посмотрела Тимошу в глаза. – Может, Вилкас был не совсем мертв? Или тот человек в бассейне был не он?
– Это был Вилкас! Если у него имелись жабры, тогда он мог дышать в воде!
Тимош вспомнил стеклянный взгляд мертвеца, его приоткрытый рот, полный воды.
– Помнишь, я тебе рассказывал, что тоже видел человека, похожего на Вилкаса, и Альбина тоже, и не раз, хотя этого не может быть! Разве что Вилкас и в самом деле превратился в упыря и скрывается где-то в тайных помещениях замка.
– Все можно подстроить, даже сделать так, чтобы мертвый «ожил», но чтобы инвалид, который столько времени не покидал коляску, вдруг пошел на своих двоих – это невозможно! Кто-то хочет нас уверить, что Вилкас жив и более-менее здоров, но он перегибает палку.
– Чего он хочет этим добиться?
– Не знаю. Дешевый постановочный спектакль, но для чего? Чтобы напугать? Кого? Тебя? Меня? Смешно!
– Мне кажется, что я догадываюсь, какова их цель… – Тимош наморщил лоб. – Если предположить, что Вилкаса убили из-за короны, а вот ее достать из сейфа сразу не смогли? Вот кто-то и является ночами, пытаясь вскрыть сейф, маскируясь под живого Вилкаса или его призрак.
– Ты считаешь, что корону сразу не похитили и она находится в сейфе?
– Это только предположение. – Раздался звонок айфона Тимоша, он ответил и сказал Марте: – Извини, Коля уже приехал за мной.
– Вечером встретимся – договорим. Надеюсь, сегодня тебе ничто не помешает подать заявление. Сейф Вилкаса на третий день после его смерти по настоянию следователя вскрыли в присутствии понятых, и если бы там оказалась корона, то это стало бы всем известно. Так что корону похитил убийца или кто-то другой.
Нотариуса не оказалось на месте. Секретарша встретила Тимоша любезно, представилась – ее звали Наташей – и посоветовала ему подождать, так как нотариус звонил и обещал вскоре приехать. Не успел Тимош допить кофе и до конца выслушать рассказ Наташи об однообразных скучных вечерах и ее впечатлениях от последней поездки во Львов, как вернулся нотариус. И на этот раз он был не один, с ним вальяжно вышагивал низенький квадратный мужчина в сером костюме, но без галстука, шумно дыша. Он на ходу успел ущипнуть за попку Наташу, вытянувшуюся у дверей кабинета, словно солдат почетного караула. На вольность «квадратного» она отреагировала приподнятой бровью и округленными глазами.
– И не надоело вам, Антон Валерьянович? Разве так ухаживают за девушкой?
– Это серьезное приглашение на ужин!
– А вы бываете серьезным?
Увидев Тимоша, нотариус нахмурился:
– Здравствуйте, Вакуленко! Надеюсь, на этот раз обойдетесь без хулиганских выходок?
«Квадратный» сразу перестал заигрывать с секретаршей.
– О! Молодой наследник Вилкаса! Рад познакомиться! Зотов Антон Валерьянович собственной персоной!
– Председатель правления банка… – начал нотариус, но банкир его прервал:
– Как будто я и банк сиамские близнецы! У нас неформальное общение, так что обойдемся без регалий.
Тимош назвал себя, банкир, схватив за запястье рукой, оказавшейся на удивление очень сильной, потащил его за собой в кабинет нотариуса. Иван Терентьевич явно был этим очень недоволен.
– Что у вас? – официальным тоном обратился он к Тимошу, видимо, желая поскорее от него избавиться.
– Вроде как заявление на принятие наследства надо написать…
– Кто вам это сказал? Пока Григория Вилкаса официально не признают мертвым, а это может случиться только после обнаружения тела или по решению суда, о принятии наследства не может быть и речи. Во втором случае это может затянуться на неопределенное время.

– Ваня, не пугай молодого человека! – воскликнул банкир. – Через полгода, даже если тело не найдут, суд рассмотрит этот вопрос и вынесет свой вердикт. Так что привыкайте к нашей провинциальной жизни, а в положенное время примете наследство. Вот моя визитка – обращайтесь, если что будет нужно, поможем по мере сил. – Он протянул картонный прямоугольник с золотым вензелем и завитушками.
– Не смею вас больше задерживать, – ледяным тоном произнес нотариус, а банкир подмигнул Тимошу и пальцами возле уха изобразил телефонную трубку – мол, звони!
Тимош вышел из офиса нотариуса озадаченным – уж слишком был любезным с ним банкир Зотов, как будто чего-то от него хотел. Возле входа стоял черный «бентли», а за ним джип «сузуки», к которому прислонился двухметровый детина, бросавший по сторонам цепкие взгляды. Тимош вспомнил телохранителя Лаймы, мужчину приблизительно такой же комплекции, и как он выглядел после взрыва автомобиля. Сразу к горлу подступила тошнота, и ему едва удалось ее перебороть. Уже находясь в салоне автомобиля, он подумал, что Вилкаса мог убить банкир. Судя по хватке, он очень сильный человек и для него не составило бы труда размозжить статуэткой голову Вилкасу.
Тимошу очень не хотелось ехать к Юште, но, чтобы и впредь иметь возможность пользоваться автомобилем, ему пришлось это сделать. У него было тяжело на сердце, ведь придется общаться с возможным заказчиком двух убийств. «Марта считает, что у Юшты и после смерти Лаймы есть интерес ко мне. Но что ему от меня надо? Может, ее подозрения беспочвенны и Юшта не готовит финансовую аферу, а хочет заручиться моей поддержкой как будущего наследника состояния Вилкаса и сохранить за собой руководство компанией? Или Юшта не исключает оба эти варианта?»
Сексапильная секретарша Юшты была чем-то встревожена.
– Извините, но вам придется немного подождать. Чай, кофе не желаете?
– Если Олег Семенович занят, я могу приехать в другой раз.
– Нет, что вы! Олег Семенович вас ждал, уже несколько раз спрашивал. Прошу вас, подождите! – У нее был такой умоляющий взгляд, словно от этой встречи зависела вся ее дальнейшая жизнь.
– В таком случае не откажусь от кофе.
Тимош присел на мягкий диван и стал листать глянцевый журнал, ломая голову над тем, почему Юшта так жаждет с ним встречи.
Ожидать пришлось довольно долго. Наконец дверь кабинета открылась, оттуда вышли трое мужчин с важным видом, какой бывает только у представителей органов власти и налоговых инспекторов. Их провожал еще более встревоженный, чем его секретарша, Юшта.
Дождавшись, когда за ними закроется дверь приемной, словно опасаясь, что они вернутся, Юшта наконец обратил внимание на Тимоша и коротко ему бросил:
– Заходите!
Не допив вторую чашку кофе, Тимош вошел в кабинет. Там уже суетилась секретарша, ставя на поднос грязные чашки и рюмки.
– Незваные гости? – Тимош кивком указал на дверь.
– Из областной налоговой прислали проверяющих. По их настрою заметно, что им дали команду «фас». Когда Вилкас был жив, они себя по-другому вели.
– Вам есть чего бояться?
– Когда роют, то обязательно что-нибудь нароют. Прошу меня извинить, но, поскольку мои планы нарушились, нам придется перенести встречу. Завтра вечером вас устроит?
– У меня полно свободного времени – я человек незанятой, удерживаемый здесь лишь подпиской о невыезде. О чем вы хотели со мной поговорить?
– Давайте завтра, а то у меня голова идет кругом.
– Хорошо, тогда до завтра.
– Коля приедет за вами часикам к шести вечера. Это не нарушит ваши планы?
– Если планов нет, то нарушить их невозможно.
Вернувшись в замок, Тимош решил пойти прогуляться по парку. Подходя к кряжистому старому дубу в два обхвата, он неожиданно увидел там врача Виктора в одних плавках за странным занятием – тот, стоя на руках и касаясь ногами дуба, отжимался. Увидев Тимоша, он сразу принял нормальное положение и стал поспешно одеваться.
– Здравствуйте, Виктор. Извините, похоже, я вам помешал. – Тимош специально произнес эти фразы на французском.
Виктор прищурился, бросил на него быстрый взгляд и не стал скрывать своего знания французского языка.
– Я уже закончил.
– Вижу, вы любите спорт?
– Я лишь стараюсь поддерживать себя в форме. Любить спорт можно и у телевизора.
– Вы прекрасно говорите на французском!
– Уже стал забывать.
– Вы бывали во Франции?
– Не лукавьте, Тимош. Вы увидели тату и поняли, где я был и чем занимался. Когда срок контракта закончился, я понял, что это не мое, и вернулся на родину. На заработанные там деньги я здесь выучился на спортивного врача. Вы удовлетворены?
– Вы словно отчитываетесь передо мной. Меня и в самом деле заинтересовало ваше тату, но это обычное любопытство.
– Надеюсь, я вполне его удовлетворил.
Тимош решил сменить тему:
– Тогда хочу обратиться к вам за советом как к врачу, пусть и спортивному. Вы знаете, не только Альбина, жена нашего управляющего, наблюдала в замке странные явления. Я сам видел, правда, со спины, как по коридору шел человек, очень похожий на Вилкаса. Это были галлюцинации?
– Вы сами сказали, что видели его со спины. Скорее всего, у вас очень развито воображение.
– У Вилкаса был шанс когда-нибудь встать на ноги?
– Шанс был, и неплохой. Он уже стал чувствовать свои ноги, но пока еще не мог на них даже стоять. Вас интересует, мог ли Вилкас внезапно встать на ноги? Это один шанс из ста, но он был. В медицине известны случаи, когда человек вследствие перенесенного стресса неожиданно выздоравливал.
– Вы думаете, что я и Альбина и в самом деле могли видеть Вилкаса? – Тимош был ошарашен.
– Я этого не говорил. Насколько мне известно, как, впрочем, и вам, есть записи с камер видеонаблюдения в бассейне, где четко видно, что Вилкас мертв. Вы видели только похожего на него человека.
– И все же…
– На эту тему вам лучше поговорить с Ефимом Натановичем. Я слышал, как они с Альбиной беседовали о вурдалаках и другой нечисти. А мне пора принять душ. Прошу меня извинить. – И Виктор бодрым шагом направился к замку.
Вечером после ужина Тимош услышал за стеной вместо веселой дискотечной музыки женский плач, затем раздался грохот, словно что-то обрушилось. Он вспомнил, что уже несколько дней в банкетной не появлялась мама Вилкаса со своей сиделкой. Предположив, что там происходит что-то нехорошее, Тимош сорвался с места и подбежал к соседней двери. Вначале он постучал в дверь, а затем повернул ручку – дверь оказалась не заперта. Внутренний голос настойчиво уговаривал: «Остановись! Не лезь туда – тебе мало собственных неприятностей? Как только переступишь порог, приобщишься к чужим проблемам. Тебе это надо?!»
Но Тимош, игнорируя доводы рассудка, открыл дверь и вошел внутрь. Небольшой коридорчик, санузел побольше, чем у него, напротив – открытая дверь в комнату. Он заглянул туда – пусто, никого нет. Обстановка, как у него: кровать, два стула, платяной шкаф и зеркало на стене. По аккуратно разложенным по своим местам предметам сразу можно догадаться, что тут живет женщина. Тимош вышел в коридорчик и открыл дверь в другую комнату. Старушку, мать Вилкаса, он увидел сразу. Она стояла на коленях в центре комнаты, упираясь руками в пол. Рядом валялись перевернутые стул и столик, по комнате были разбросаны разноцветные квадратики. Тимош оглянулся, увидел коляску в углу и подвез ее к старушке, которая продолжала плакать, но уже тихо, не навзрыд.
– Не плачьте, я вам сейчас помогу! – Тимош, наклонившись, осторожно подхватил старушку, почти невесомую, и усадил ее в коляску.
– Гриша, ты? – радостно воскликнула старушка и, горестно вздохнув, добавила: – А Машка сказала, что ты исчез и тебя больше нет! Только не ругай Машку – она глупая!
Тимош догадался, что Машей зовут сиделку, ухаживающую за старушкой.
– Я не Григорий Вилкас, а ваш сосед. А где ваша помощница?
– Ты не Гриша?! А кто ты?
– Я – Тимош. Конечно, вы этого не помните, но моя мать очень давно привозила меня к вам, чтобы нас познакомить. Вы меня еще конфетами угощали.
– Конфеты вкусные, я люблю конфеты! У тебя есть конфеты?
– Пока нет, но завтра я вам их принесу.
– Правда?! Гриша всегда приносит мне конфеты, мягенькие, кисленькие.
– Постараюсь принести вам точно такие же. Где Маша?
– Она часто уходит и оставляет меня на стуле, чтобы я никуда не уехала. Прячет коляску. Мне стул не нравится – от него ноги болят и он не двигается.
– Но вы же не собираетесь куда-нибудь ехать?
Тимош испугался: Маша неизвестно когда придет, а старушка и в самом деле может выехать в коридор, а потом добраться до лестницы и свалиться с нее. Внутренний голос был прав – теперь ему придется присматривать за старушкой, если ключа от двери ее комнаты он не найдет. А то может случиться беда.
– Ты кто? – снова спросила старушка. – Не Гриша?!
– Я Тимош Вакуленко. Мою маму зовут… звали Мария Вакуленко.
– Вакуленко? Маша? Нет, ты – Вилкас!
– Что вы здесь делаете?! – раздался сзади грубый женский голос.
– Помог старушке подняться. – Тимош от волнения забыл, как зовут маму Вилкаса. – Она, видите ли, упала, пока вы бог знает где были.
– Это не ваше дело! Если завтра не получу причитающиеся мне за месяц деньги, то соберу чемодан и уеду!
– Я поговорю завтра с Юштой, думаю, с оплатой проблем не будет.
– Ты такой крутой? – ехидно усмехнулась Маша.
– По крайней мере попытаюсь решить этот вопрос. Ну ладно, я пойду к себе.
– Заходи по-соседски! – Маша ему подмигнула. – Мог бы и не спешить.
– Спокойной ночи!
Тимош вернулся к себе растерянным. Старуха назвала его Вилкасом. Впрочем, она полоумная и могла его принять за кого угодно. Но у него возникло предчувствие, что эти слова старуха произнесла неспроста. Тимош позвонил по мобильному Марте, желая рассказать ей о событиях дня, но она была вне зоны действия сети. «Вот кошка! Появляется, только когда сама захочет!» – И он беззлобно ругнулся про себя.
<< | >>
Источник: Сергей Пономаренко. Ловушка в Волчьем замке. 2016 {original}

Еще по теме 14:

  1. И. К. Беляевский. Коммерческая деятельность, 2008
  2. Введение
  3. Коммерческая деятельность в бизнесе
  4. Понятие и сущность коммерции и коммерческой деятельности
  5. Продавцы и покупатели на рынке товаров
  6. Маркетинг в коммерческой деятельности
  7. Торговля как коммерческий процесс
  8. Роль научно-технического прогресса в коммерции
  9. Социальные аспекты коммерции
  10. Организация хозяйственных и договорных связей в коммерческой деятельности
  11. Понятие хозяйственных связей в коммерческой деятельности
  12. Понятие договора (контракта) и его роль в коммерческих отношениях
  13. Процесс заключения договора: этапы и оформление