6


Последний разговор с Моник выбил Тимоша из колеи. Хотя он храбрился перед Мартой, француженка глубоко засела в его сердце, и он был бессилен перед ее чарами, действовавшими и за тысячи километров.
Марта, видя его состояние, предположила, что дело тут не в муках любви, а в уязвленном самолюбии брошенного любовника. Марта не права, он безумно любит Моник! Что бы он ни делал, в голове у него мысли только о Моник, болезненно радостные воспоминания в ностальгической дымке. Он вспоминал ее тело, запах кожи и волос, тембр голоса, ее непосредственность и наивность в житейских вопросах. Все размышления сводились к одному: «Почему она так быстро меня забыла?» Ответ был удивительно простой и без всяких вариаций – не надо было уезжать, гнаться за миражом богатства. Два дня без связи, без общения с Моник показались вечностью, но и на третий день все его попытки дозвониться были тщетными. Тимош обратился за советом к своему «наставнику» и нашел у него описание своего состояния, что его не порадовало.
«Дали все называет своими именами, без сюсюканья. В самом деле, еще немного – и я буду вести себя как полный кретин. Надо взять себя в руки, я же мужчина!» Молчание Моник было выше всяких разумных доводов, и Тимош лишился сна и покоя. Он даже решил больше не открывать книги Дали в поисках ответов на мучившие его вопросы.
Этим вечером Тимош работал в библиотеке над портретом сына Рыжего Волка, но никак не мог «увидеть» его. Он то и дело замазывал начатое, и поэтому вместо лица получилось подобие призрачной маски для Хэллоуина. Звонок айфона болью отозвался в сердце, и это была она – его Моник!
– Бонжур, Тими! – Ее мелодичный голос вознес его на вершину Монблана, да что там Монблан – на Джомолунгму! – Как ты? У тебя все хорошо?
– Ты так долго молчала, Моник! Я переживал!
– Зачем? Я же тебя предупредила, что уезжаю.
– Давай свяжусь с тобой по вайберу – соскучился, хочу тебя увидеть!
– Я недолго, Тими! Хочу сказать, что мы с тобой, Тими, теперь только друзья, и ничего больше!
– Это Жерар?! – У Тимоша перехватило дыхание. – Ему заплатили, чтобы он увел тебя у меня!
– Это моя жизнь, Тими! Оревуар! – И Моник отключилась.
Тимош попытался ей дозвониться, но все время было занято.
«Надо немедленно ехать в Париж! По телефону я ничего не добьюсь!» Тимош стал лихорадочно собирать со стола кисти, краски. «Что я делаю? Зачем это?»
На его плечо опустилась чья-то рука, и он от неожиданности вздрогнул. Это оказался улыбающийся Ефим Натанович.
– Мой друг, вы прекрасно говорите по-французски! Правда, я ничего не понял, мне ближе немецкий и идиш.
– Чего вы хотите?!
– Того же, чего и вы, – идти ужинать. Уже пора.
– У меня нет аппетита, я не пойду!
– Вы взволнованы, мой друг. – Ефим Натанович посмотрел на замазанное лицо на холсте. – Я так понял, вы разговаривали с девушкой, которая вам нравится, и есть проблемы? Не относитесь к этому серьезно. Как говорят в Одессе, откуда я родом, женщина – это всегда алмаз, а вот бриллиант из нее получится или алмазное сверло – это зависит от мастерства огранщика. От себя добавлю: огранка алмаза весьма трудоемкое и хлопотливое занятие, и, прежде чем к нему приступить, подумайте, стоит ли тратить на это свою жизнь? Идемте, Тимош, покушаем, и мир предстанет перед вами совсем в ином свете. Сегодня я позволю себе пару рюмочек чего-нибудь покрепче, к примеру коньячку. Составите компанию?
Архивариус, несмотря на возражения Тимоша, мягко уговаривая, отвел его в банкетную. В замке Вилкаса все было подчинено жесткому распорядку, установленному самим хозяином. Время завтрака, обеда и ужина было строго регламентировано, никто не смел опаздывать или пропускать их, за исключением самого Вилкаса. Хозяин замка редко участвовал в трапезах, обычно его присутствие вызывало у всех нервозность и скованность, словно присутствующим предстояло сдать некий экзамен. Во время обеда и ужина допускалось употребление алкогольных напитков, которые развозил в передвижном баре бармен Дмитрий, прозванный остряком начальником службы безопасности Демоном за его умение жонглировать бутылками и даже горящими предметами. В обед в передвижном баре были исключительно сухие вина. За ужином в качестве аперитива допускались крепкие алкогольные напитки.
Как ни странно, разговор с архивариусом немного успокоил Тимоша, и он попытался собраться с мыслями. Возвратиться в Париж – дело непростое. Из замка до Коростеня два десятка километров, на попутный транспорт рассчитывать нечего. Обратиться за помощью к управляющему замком? О его предстоящем отъезде сразу доложат Вилкасу, и неизвестно, как тот на это отреагирует. Допустим, доберется Тимош до Киева. Где возьмет деньги на билет до Парижа? Но, даже если он сможет улететь в Париж, на что будет жить во Франции, пока не найдет работу? И какую? Мыть посуду или работать официантом в бистро? Перспективы не радужные. Нужны деньги, и немалые, где их взять? Рассказать все честно Вилкасу и попросить помочь? Это не тот человек, на чье сочувствие можно рассчитывать! Обзвонить друзей по школе, институту? На них надежды мало, да и номера телефонов у многих поменялись. Близкий друг Федя, бывший одноклассник, помог бы, но он еле дотягивает от зарплаты до зарплаты. Попросить Лену, у нее родители богатые: «Позолоти ручку, моя прежняя любовь, чтобы я смог вернуть любовь нынешнюю»? Куда я качусь?! Марта намекнула о каком-то плане – надо поговорить с ней!
За ужином Марта вела себя как обычно, и Тимошу не верилось, что два дня тому назад она лежала в его объятиях, страстная и сладостная. Он пытался поймать ее взгляд, подать знак, что хочет с ней поговорить, но она не обращала на него внимания, любезничала со своим постоянным ухажером-коротышкой, начальником службы безопасности.
Тимош, третий раз выпив коньяка с архивариусом, заметил, что Марта ушла. Попросив у Демона еще плеснуть ему коньяка в бокал, Тимош отправился в свою комнату и позвонил Марте по мобильному.
– Хорошо, ожидай, – сразу согласилась Марта, когда он попросил ее прийти.
Тимош попытался связаться по вайберу с Моник, но та не отвечала.
– Дверь надо запирать. – Марта неожиданно, без стука, появилась на пороге. – Соскучился? – игривым тоном спросила она, близко подошла к нему, и он ощутил ее жаркое дыхание. – За ужином все время пялился на меня, – с укором сказала она, но, увидев огорченное лицо Тимоша, сочувственно произнесла: – Как я поняла, в Париже все происходит по сценарию, озвученному мною?
Тимош кивнул:
– Мне необходимо срочно вернуться в Париж. Ты можешь мне одолжить денег? Я верну – у меня в Париже масса заказов на портреты.
– Считай, что я тебе поверила, но деньги мне самой нужны, как и свобода от Вилкаса.
– Что ты предлагаешь?
– Есть план, вернее, имеется заказ на одну вещицу, за которую отвалят кучу денег.
– Говори понятнее, без тумана.
– Ты был прав – во время раскопок в подземелье была обнаружена корона, предназначавшаяся князю Витовту, – та самая. По закону находку, имеющую историческую и культурную ценность, необходимо сдать государству, за что получить часть ее стоимости, определенной экспертами. Если учесть, что корону нашли на территории, которую Вилкас арендует и на которой не имел права производить раскопки без согласия арендодателя, то он и в этом случае нарушил закон. Корону нашли давно, несколько лет назад, следовательно, Вилкас утаил историческую ценность, проще говоря, украл ее у государства и тем самым совершил уголовное преступление. И ему светит тюрьма.
– Что-то я не слышал, чтобы в тюрьму посадили хоть одного миллионера уровня Вилкаса.
– По крайней мере, такова юридическая сторона дела.
– И что с того? Предлагаешь донести на Вилкаса и получить за это вознаграждение?
– Имеется заказчик на корону, он платит большие деньги.
– Корона стоит десятки миллионов долларов.
– Если на нее иметь необходимые документы и продать на международном аукционе типа Сотбис. Нам предлагают по сто тысяч евро, если мы передадим ее заинтересованному лицу.
– Заманчивое предложение! – с сарказмом воскликнул Тимош. – Мы не знаем, где корона, а если бы и знали, то как ее взять? А вот в том, что Вилкас нас за это сотрет в порошок, можно не сомневаться!
– Испугался? Тогда мне не стоит продолжать.
– Раз начала – договаривай.
– У меня есть план как, и я знаю где.
– Даже если мы это провернем, что дальше? Ждать, пока Вилкас закатает нас в асфальт?
– Когда Вилкас узнает о пропаже, ты с моей помощью уже будешь в Париже, имея кругленькую сумму наличными и на банковском счету.
Тимош замотал головой, словно до него только что дошло, о чем речь.
– Что мы обсуждаем? Ты предлагаешь мне обворовать Григория Вилкаса? Мне, его племяннику, пусть и по жене?! После того как он сделал меня своим наследником? Украсть то, что рано или поздно будет принадлежать мне?!
– Да ты поседеешь, ожидая этого момента, ну разве что исполнится древнее проклятие. – Марта ехидно добавила: – С Моник нескоро увидишься, если будешь просто сидеть сложа руки. Украл у государства Григорий Вилкас, и не в его интересах придавать пропажу огласке. В первую очередь это ударит по нему. Впрочем, забудь об этом разговоре, если тебя останавливают родственные чувства.
У Тимоша все внутри похолодело. «Что я делаю? Это же выход из ситуации – вернуться в Париж не с пустыми руками! Марта правильно говорит: украсть у вора – это не кража. Это лучше, чем находиться здесь в ожидании неизвестно чего».
– Расскажи подробнее.
– Так дело не делается. Решайся. – Марта подошла к двери и насмешливо посмотрела на Тимоша. – Или не решайся.
– Я согласен! – У Тимоша неожиданно охрип голос.
Марта подошла ближе и, глядя ему прямо в глаза, посвятила в свой план:
– Через три дня здесь соберутся приятели Григория Вилкаса на традиционную игру в преферанс или покер. Недавнее покушение встревожило Вилкаса, и он подозревает всех и каждого, и в первую очередь банкира, Зотова Антона Валерьяновича.
В тот день Вилкас пошлет единственного человека, которому доверяет, мажордома Ивана Ивановича, с ключом от ячейки в депозитарий банка, и тот привезет корону в замок. Все это держится в строжайшей тайне, знают об этом лишь Вилкас и мажордом. Даже начальнику службы безопасности сообщат, только когда надо будет обеспечить охрану груза, но и он не будет знать какого.
– Откуда тебе об этом известно?
– Свои способы получения информации, – усмехнулась Марта, и Тимош решил, что, скорее всего, она установила прослушивающие устройства в кабинете Вилкаса.
«Ну и авантюристка же Марта! Видимо, к этому она готовилась задолго до того, как я оказался здесь. Возможно, и к покушению она имеет отношение… Хотя вряд ли – смерть Вилкаса ей не выгодна».
– Корону временно поместят в сейф в кабинете Вилкаса, мне известен код замка. Вилкас не будет ее долго хранить у себя – это очень рискованно. План такой. Карточная игра проходит в специальном игровом зале, так называемой сигарной, обычно начинается часов в семь вечера и затягивается до глубокой ночи. В апартаментах Вилкаса останется лишь его верный пес – Иван Иванович. Я выманю его оттуда на 15–20 минут – этого будет достаточно. И я дам тебе дубликат электронного ключа от апартаментов Вилкаса. Зайдешь туда из помещения с бассейном с рыбками. Тебе Вилкас показывал их при первой встрече. Пройдешь в кабинет. Сейф вмонтирован за стеклянным шкафом с образцами гранита, он легко сдвигается в сторону. На все у тебя будет десять-двенадцать минут, за это время ты все успеешь, если не будешь психовать.
– Я уже волнуюсь, – признался Тимош. – Я никогда в криминале не участвовал!
– Изнасилование беззащитной девушки тремя парнями – не криминал?! – ехидно поинтересовалась Марта.
– Я спал и ни сном ни духом не знал о происходящем! – вырвалось у Тимоша.
– Слушай дальше! Как только возьмешь корону, каждая минута будет на счету. Немедленно покинешь замок, встретимся у беседки с восточной стороны замка – ориентируешься, где это?
– Рядом находится копия скульптуры Венеры Милосской. Довольно неплохая.
– Неужели тебя безрукие девки интересуют? – не смогла не съехидничать Марта. – Не кипятись. Да, именно там. Мой Дима будет тебя там ожидать. Выведет с территории через тайный лаз. Он отвезет тебя на автомобиле в Киев, где вы произведете обмен короны на деньги. Ты получишь пятьдесят тысяч евро в кейсе, и на пятьдесят тысяч тебе откроют счет в любом банке, который ты мне назовешь заранее. У тебя есть кому поручить купить билет до Парижа? Шенген у тебя открыт.
– Да, есть кому.
Тимош подумал о Леночке. Сегодня же он ей позвонит и попросит об одолжении. В груди стало тепло – через три дня он снова окажется в Париже! Пусть не с миллионами, но с приличной суммой. На такие деньги он сможет открыть свою студию, дать рекламу и еще много чего. Но вначале поедет с Моник отдохнуть к морю, на Корсику или лучше на Кипр. Тимош почувствовал необычайное спокойствие и легкость, словно камень с души свалился.
– Хорошо. Узнай, когда ближайший рейс, лети куда угодно, лишь бы подальше отсюда. Потом встретишься со своей подружкой. Вроде я тебе все разжевала. За тобой – название банка, билеты на самолет. Запомни: у тебя фора до двух часов ночи, то есть у тебя будет четыре-пять часов, чтобы доехать до Киева и сесть на самолет. Хотя, скорее всего, больше – не будет же ночью Вилкас открывать сейф, чтобы посмотреть на свое сокровище?
– Хорошо.
Тимош был на удивление спокоен, а ведь он собирается участвовать в ограблении, как бы ни убеждала его Марта в том, что украсть у вора не считается преступлением. Он подвергнет свою жизнь смертельной опасности, и неизвестно, как Вилкас отнесется к пропаже короны, стоящей безумных денег, из-за которой проклят весь его род. Вилкас – сумасшедший, от него можно ожидать чего угодно!
– Спокойной ночи и хороших снов! – Марта хотела поцеловать Тимоша, но он отстранился.
Она с усмешкой исчезла за дверью.
Тимош еще долго бездумно смотрел на закрытую дверь. Марта издевается над ним? Какие там спокойная ночь и хорошие сны? В голове ералаш какой-то! Так круто изменилась его жизнь, причем не в лучшую сторону, и всего лишь за считаные дни!
Казалось, еще вчера он беззаботно гулял по Монмартру, мечтал о карьере художника, любил и был любим красавицей Моник. Будущее представлялось ясным. И вот пришлось все бросить и помчаться к дяде, а здесь – забыть о Моник и мечте стать свободным художником. Чтобы вырваться из капкана Волчьего замка, он согласился на безумное предложение Марты!
В голове у него шумело, и он подумал, что хорошо бы выйти на свежий воздух. Но позже – вначале надо поговорить с Моник. Ведь он идет на все это ради нее!
Тимош набрал по вайберу Моник, но связи не было. И он обратился за советом к своему наставнику – Сальвадору Дали. «Любовь – это нечто неведомое, входящее через глаз и утекающее с кончика полового члена в виде капелек, срывающихся с него более или менее обильно. Любовь – это самая оглупляющая сила из всех, что только существуют в жизни человеческих существ. Оглупляющая до такой степени, что влюбленный впадает в трясучку и начинает пускать слюни. Пускать слюни, словно кретин».
– Пора прекратить пускать слюни, надо действовать! План Марты – это путь к свободе и возможность вернуть Моник!
Тимош теперь относился к своему участию в будущем похищении гораздо спокойнее, чем раньше. Снова и снова он прокручивал в памяти разговор с Мартой. Спать не хотелось, да и было еще не поздно. В замке, как в селе, с наступлением темноты замирала жизнь и все звуки, за исключением изматывающего шансона за стенкой.
Тимош зашел на сайт аэропорта «Борисполь». Из ночных рейсов по времени ему подходил берлинский – в три ночи. Он взглянул на часы: половина десятого – поздновато звонить. Он все же решился, набрал номер мобильного телефона Леночки.
– Алло! – приглушенным голосом отозвалась Леночка.
– Кто это тебя? – послышался недовольный мужской голос, и сердце Тимоша упало – она с кем-то живет?! Хотя какая ему разница? Их пути разошлись несколько лет назад – навсегда.
– По работе, – ответила Лена и сказала в трубку: – Минутку!
Слышно было, что Лена куда-то идет. Звук вечерней улицы – она вышла на балкон.
– Это Тимош.
– Я узнала.
– Извини, я, наверно, не вовремя. Может, позвоню завтра?
– Сейчас с утра до ночи не вовремя – я замужем, родила дочку. Как ты?
– Все прекрасно – учусь во Франции.
– Я знаю. Ты в прошлый раз сказал, что приехал оттуда.
– Нарисовался родственник – дядя-миллионер, он души во мне не чает, сделал своим наследником, но это долгая история, не по телефону. При встрече расскажу. Извини, но мне не к кому обратиться – все старые номера телефонов остались в прошлом.
– В тот раз ты позвонил мне на квартиру родителей…
– Твой телефон… в моей памяти остался и не хочет покидать ее. – Тимош чуть не добавил «как и ты».
– Тебе нужна помощь?
– Я сейчас нахожусь за пределами Киева, и мне нужно купить билет на транзитный ночной рейс до Берлина, самолет летит через два дня. Я понимаю, ты вряд ли сможешь помочь. Подскажешь номер телефона кого-нибудь из наших? Я обратился бы к Феде, но у него вряд ли найдутся деньги на билет.
– Если с билетами на этот рейс нет проблем, я тебе куплю. О результате сообщу эсэмэской.
– О-о! Не знаю, как тебя благодарить!
– Как тебе передать билет?
– Я приеду в Киев ночью, буквально перед рейсом, – сказал Тимош как-то неуверенно.
– Хорошо, я в тот день пойду ночевать с ребенком к родителям. Позвонишь – я вынесу билет. Извини, больше я не могу говорить, при встрече поболтаем.
Тимош вздохнул с облегчением. Леночка не подведет, сделает, что сможет, – главное, чтобы были билеты на этот рейс. В противном случае придется ехать через Польшу, на автобусе, поезде, самолете – на чем угодно, лишь бы поскорее оказаться как можно дальше отсюда.
В голове по-прежнему шумело: за ужином переусердствовал с коньяком. Он вышел из комнаты и спустился вниз, решив прогуляться по парку.
Дежурный охранник сидел в вестибюле в кресле. Он не удивился, когда Тимош сказал, что хочет выйти в парк, и открыл ему ключом входную дверь.
Побродив в одиночестве по темным аллеям и уже возвращаясь в дом, Тимош заметил вспыхивающий сигаретный огонек. Пошел на него. Оказалось, это бармен Дмитрий вышел покурить.
– Не спится? – сочувственно произнес Тимош.
– Рано еще ложиться. Я день отработал, теперь отдыхаю.
– Как тебе тут? Разве не лучше работать барменом в каком-нибудь престижном заведении, где всегда полно людей? Там веселее! Да и заработки, наверное, побольше…
Парень посмотрел на него со снисходительной улыбочкой:
– Как сказать… У меня здесь зарплата, как у директора ресторана в Коростене, и я не перетруждаюсь. В «большую жизнь» я всегда успею.
– А не жаль потраченных в этой глуши лет, даже с учетом хорошей зарплаты? Время беспощадно – ни одна минута жизни никогда не вернется. Не думаю, что заработанные здесь деньги помогут тебе в будущем коренным образом изменить свою жизнь к лучшему. Тогда зачем? Кусок мяса в молодости значительно вкуснее, чем в обеспеченной старости. Зачем тогда деньги? На лекарства и клизмы?
– Пару лет поработаю здесь, этого будет достаточно. Прошу меня извинить, пойду в дом. Завтра рано вставать – приходится время от времени помогать на кухне. Намечается большой сбор, приедут приятели хозяина, а они люди привередливые, надо будет помочь повару Джузеппе – я в этом кое-что смыслю.
В одиночестве ходить по аллеям парка Тимошу расхотелось, и через пару минут он также вернулся в дом. «Задал бармену вопросы, которые волнуют меня самого. Его золотая клетка устроила бы, а меня? Как бармен поступил бы на моем месте: надеялся бы, что в отдаленном будущем получит миллионы по завещанию, или удовлетворился бы малым, как я, решившись на кражу?»
<< | >>
Источник: Сергей Пономаренко. Ловушка в Волчьем замке. 2016

Еще по теме 6:

  1. И. К. Беляевский. Коммерческая деятельность, 2008
  2. Введение
  3. Коммерческая деятельность в бизнесе
  4. Понятие и сущность коммерции и коммерческой деятельности
  5. Продавцы и покупатели на рынке товаров
  6. Маркетинг в коммерческой деятельности
  7. Торговля как коммерческий процесс
  8. Роль научно-технического прогресса в коммерции
  9. Социальные аспекты коммерции
  10. Организация хозяйственных и договорных связей в коммерческой деятельности
  11. Понятие хозяйственных связей в коммерческой деятельности
  12. Понятие договора (контракта) и его роль в коммерческих отношениях
  13. Процесс заключения договора: этапы и оформление
  14. Поиск партнера в процессе заключения сделки
  15. Основные экономические и финансовые категории и показатели коммерции
  16. Понятие и формы коммерческого капитала
  17. Финансы в коммерческой деятельности
  18. Оборот товаров, товарные запасы и товарооборачиваемость. Понятие и виды товара