<<
>>

Глава 12

Скрипнули, открываясь, двери, и во мраке зажглись два желтых кошачьих глаза, которые по мере приближения к ней увеличивались в размерах.

«Откуда здесь кошка? Неужели тетя завела?» — подумала Оксана.

Черная кошка, почти сливающаяся с темнотой, запрыгнула на постель и, убаюкивающе мурлыча, устроилась у нее на груди, приблизив мордочку к ее лицу. Оксана вытащила руку из-под одеяла, чтобы погладить кошку, но та внезапно грозно зарычала, норовя впиться ей в шею.

От испуга Оксана проснулась, сердце тревожно стучало в груди, никак не могло успокоиться из-за пережитого страха. За окном стояла непроглядная тьма — власть ночи продолжалась. Сон покинул Оксану, и она знала, что он уже не вернется, сколько бы времени она ни лежала с закрытыми глазами. Она встала, набросила на плечи платок — в комнате было прохладно — и села за ноутбук. Невольно подумала: «Что в таких случаях делали наши предки, когда еще не изобрели Интернет, а электричество было только в больших городах?» Зажигали лучину или керосиновую лампу и при колеблющемся свете читали припасенную для такого случая книгу? Хотелось бы знать свою родословную, а она знает только до уровня дедушек и бабушек, родившихся в середине двадцатого столетия. А кем были ее предки, каков их социальный статус хотя бы в начале прошлого века, не имеет ни малейшего понятия.

Вспомнила слова Кротенко о том, что Алмазов пишет новую книгу о ведьме, которую сожгли в селе Бортничи. Задала поиск на эту тему в разных интерпретациях, но получила лишь информацию о казнях, происходивших в Западной Европе и Америке, и то последние относились к началу девятнадцатого века. Как это происходило в Украине, в Интернете ничего не нашла. Расширила поиск с учетом того, что тогда часть Украины находилась под властью Речи Посполитой, а другая — в составе Российской империи, и поиск дал результаты. Казни ведьм происходили в Украине в обеих ее частях, но не так массово, как в Европе, и закончились в середине восемнадцатого столетия. Однако были одинокие случаи расправ над ведьмами и после, но уже как самосуд, а не по решению суда. Видимо, тот случай, который решил описать Алмазов, скорее всего, был вызван эксцессами гражданской войны. Оксана поняла, что Интернет ей больше не поможет. Дальше в этом направлении нужно искать в библиотеках или у краеведов.

«И почему я прицепилась к ведьме из Бортничей, ведь после ее смерти прошло почти сто лет? И что это может дать для моего расследования пропажи девушек?» — Здравый смысл подсказывал, что она зря тратит время на поиски в этом направлении, однако интуиция настаивала на их продолжении. — «Неспроста реальные происшествия переплетаются с событиями из романа Алмазова. Пусть это хоть иллюзорная ниточка, но за нее стоит потянуть».

За поисками в Интернете она не заметила, как на смену ночи пришло утро, и с ним начались поручения тети. Поэтому сразу после завтрака Оксана заявила, что отправляется на работу. На самом деле, сев в автомобиль, она перезвонила Вете.

— Здравствуйте. Простите, что тревожу вас, хотела узнать — Вениамин Игнатьевич не выходил на связь?

— Нет, Оксаночка, ни от него, ни о нем нет никаких известий. Я чувствую, что мои нервы на исходе. Эту ночь я не сомкнула глаз — все казалось, что откроется дверь и зайдет Веня.

Больницы, морги уже обзвонили — слава Богу, Вени там нет. Но его молчание очень тревожит. Мы живем вместе уже четыре с половиной года, и за это время ничего подобного не случалось. Он человек творческий, ему нужна смена «картинок», я это понимаю, но почему он так долго молчит? — Голос у Веты был взволнованный, чувствовалось, что она извелась в ожидании известий от гражданского мужа.

— Причины могут быть разные, постарайтесь успокоиться. Было очень много случаев, когда человек исчезал надолго, потом возвращался, а причина оказывалась до смешного прозаической.

— Лишь бы он вернулся скорее, — тяжело вздохнула Вета.

— Мне известно, что Вениамин Игнатьевич работал над новым романом. Я могла бы на него взглянуть? — И для убедительности Оксана добавила: — Вдруг это поможет в поисках вашего мужа.

— Увы, Оксана, это невозможно. Вениамин работает на компьютере, вход в который защищен паролем, мне неизвестным.

— Жаль, знакомых хакеров у меня нет, — вздохнула Оксана и попрощалась.

Зато через Интернет она довольно быстро нашла краеведа Киевщины Овсиенко Никодима Павловича, согласившегося встретиться с ней в Бортничах.

В час пик движение по Южному мосту в сторону правого берега оказалось затрудненным и почти свободным — в левую, поэтому Оксана быстро переехала мост, прокатила по проспекту Бажана до Харьковской площади и, сделав правый поворот, вскоре въехала в Бортничи, бывший поселок, ныне входящий в состав Дарницкого района Киева. На первом светофоре повернула влево, остановилась у торгового ряда павильонов, где ее должен был ожидать краевед. Здесь было довольно оживленно, и Оксана вышла из автомобиля, «нацелившись» выпить чашечку эспрессо в расположенном рядом магазинчике.

— Здравствуйте, вы меня ожидаете? — Ей навстречу шагнул невысокий худощавый седой мужчина лет шестидесяти.

— Никодим Павлович?

— Он самый.

— Как вы относитесь к кофе?

— Спасибо, не пью — сердечко пошаливает.

— Тогда прошу в автомобиль. — Оксана с сожалением вдохнула ароматный запах кофе, доносящийся из открытых дверей.

— Итак, я вас слушаю — что вас интересует? — Краевед пытливо взглянул на нее.

— Я узнала, что во время гражданской войны в Бортничах сожгли ведьму. Вам что-нибудь об этом известно?

— Очень интересно, откуда вы об этом случае знаете? О нем сами жители села того времени старались не распространяться, не рассказывать чужим. Мой покойный дед, будучи в ту пору подростком, был непосредственным участником тех событий.

— Случайно. Один писатель мимолетно упомянул о нем в разговоре.

— Алмазов?

— Верно. Выходит, это он у вас о нем узнал?

— Нет. Он встречался со мной, чтобы уточнить некоторые бытовые детали того времени, спрашивал, как выглядело тогда село и его жители. Эту историю он знал досконально, даже, думаю, значительно лучше, чем я.

— Почему вы так думаете?

— Судя по его вопросам.

— Расскажи?те, в чем суть этой истории и что именно заинтересовало Алмазова?

— Как понятно из названия села, в незапамятные времена его первые жители занимались бортничеством, а лишь потом перешли на земледелие. В 1911 году Бортничи было совсем небольшим селом и леса вокруг еще хватало. Киевский богач Харлампий Кутовой купил себе большой лесной участок, примыкающий почти к самому селу, и начал там строительство. Вначале жители села были довольны таким соседством — богач пожертвовал на нужды села значительные суммы, но затем, когда увидели, что возводится рядом с ними, в лесной чаще, встревожились. Мрачный, окруженный глухим каменным забором дом богача жители села окрестили Черным замком, когда его достроили в 1913 году. Вся прислуга в том замке была не местная и практически не покидала его. Мало кому из селян удалось побывать в замке, и отсюда поползли страшные рассказы, что там делается. Из них следовало, что богач Харлампий и его жена Анастасия, к тому времени перезрелая красавица, занимались колдовством. Вскоре после окончания строительства Харлампий умер, замок и его богатства унаследовала Анастасия, уехавшая за границу. В Черном замке находилась немногочисленная прислуга, и селяне успокоились. Началась Первая мировая война, и где-то в конце 1915 года Анастасия вернулась в замок и поменяла в нем прислугу. Из замка она редко выезжала, но зато к ней часто приезжали закрытые экипажи, и бывало, что даже летом из труб дома валил черный дым. Вновь поползли слухи о том, что она занимается колдовством, и атмосфера в селе стала все больше накаляться. После падения царизма правительство пообещало селянам землю, и начались самозахваты и передел помещичьей земли. Неизвестно, что конкретно послужило тому причиной, но селяне направили делегацию к барыне-колдунье Анастасии и потребовали, чтобы она покинула замок. Их ультиматум прозвучал приблизительно так: «Забирай что хочешь и дуй отсюда немедленно подобру-поздорову, иначе худо будет!» Анастасия делегацию приказала выпороть и отправить из замка без портов. Это вызвало гнев селян, они пошли штурмовать замок и подожгли его. Анастасия со своими немногочисленными слугами отстреливалась до последнего, так и не сдавшись. Найденные обугленные тела были захоронены тут же, на территории разрушенного и разграбленного замка, без отпевания. Но на этом история не закончилась. Через какое-то время стали пропадать дети селян, которые активно вели себя при штурме замка, и появился слух, что ведьму убили не до конца, надо было осиновый кол ей вбить в грудь. Тела погибших вновь выкопали, среди них оказались два женских, но кто знает — барыни или ее прислуги? Всем мертвым отрубили головы, вбили осиновые колья в грудь, затем по-новому сожгли, а пепел вывезли аж до Днепра и бросили в воду. Но дети продолжали пропадать. Селяне решили, что ведьма после смерти стала вурдалаком, и верили в это, пока не удалось разведать берлогу Анастасии — она со своими прислужниками пряталась в подземном ходе, который начинался в подвале. Схватив ее, напуганные жители провели весь комплекс известных казней колдунов, чтобы она не смогла ожить после смерти. Отрубили голову, вбили в сердце осиновый кол, тело сожгли, а пепел развеяли. Вот такая история произошла здесь.

— Вроде на том самом месте построили Черный замок уже в наше время?

— К сожалению, сейчас нельзя установить, где стоял тот Черный замок и какой он имел вид, — уже не осталось никого из очевидцев тех событий, а я в свое время как-то упустил возможность расспросить об этом деда. Из его рассказов запомнилось только то, что над воротами в черной стене, опоясывающей замок, находились две химеры. В начале 2000-х годов на месте бывшего Дома быта построили Черный замок по подобию тамплиеровских. Мы можем проехать метров триста, и вы воочию увидите его.

— Давайте так и сделаем.

В самом деле, после крутого поворота дороги, с левой стороны, за торговым комплексом «АТБ» виднелось темно-серое здание, напоминавшее средневековый замок-крепость. Оксана на перекрестке завернула к нему. Они вышли из автомобиля, и краевед продолжил рассказ:

— В первое время весь этот комплекс был черного цвета, сюда съезжалось много иномарок. Висели черно-красные знамена, ночами горели факелы на банях, и было непонятно, чем тут занимаются. После возмущенных требований местных жителей, проверок, пристального внимания прессы замок «отмыли» и он стал серый. Рядом построили церковь. Больше нет знамен, ночами не горят факелы, убрали ряд статуй и сбили некоторые надписи. Дело в том, что наряду с известными тамплиеровскими лозунгами тут были и выдержки из сатанинской библии Антона Шандора Ла-Вея.[10]

Если раньше местные жители называли его «Замком Сатаны», а некоторые СМИ сообщали, что его владелец имеет фамилию Сатановский, то сейчас это развлекательный комплекс, который официально носит название «Мистик Шато» и принадлежит двум частным компаниям.

— Отлично! Давайте что-нибудь выпьем здесь — я умираю от жажды кофе.

— Я разве что минеральную или сок, — согласился краевед. — Попробуем попасть внутрь — там очень любопытно.

Они подошли к решетчатым металлическим воротам, которые давали хороший обзор двора, но оказались закрытыми. Оксана увидела приземистое мрачное сооружение с колоннами и широкими лестницами — копию средневековых крепостей с картинок.

— Для предприятия, которое должно приносить доход своим владельцам, этот комплекс очень странно работает — очень редко и неизвестно когда, — огорченно заявил краевед. — Раза два здесь проводились дискотеки, была как-то выставка художника, очень короткое время он работал как ресторан, но в основном закрыт. Я там был несколько раз, на первом этаже и в подвале, хотя людская молва приписывает ему два этажа наверху и три внизу.

Оксане пришлось удовлетворить любопытство чтением таблички возле ворот: «Не мне, Господи, не мне, а ради вящей славы твоей».

Краевед, наблюдая за ней, пояснил:

— Это лозунг тамплиеров. В оригинале на латыни он звучит так: «Non nobis Domine». Возле входа в центральное здание с обеих сторон имеются таблички: «Благословенны сильные, ибо они будут вершить судьбы мира. Прокляты слабые, ибо наследство им рабство!» и «Благословенны победители, ибо победа — основа права. Прокляты покорившиеся, ибо будут они вассалами навек!».

— А тот первый замок тоже относился к тамплиерским?

Краевед усмехнулся:

— На этот счет ничего не сохранилось, но, вспоминая рассказы деда, думаю, что вряд ли. Этот замок тоже нельзя назвать в чистом виде тамплиерским, хотя тут отчасти присутствует их атрибутика. Внутри есть зал, где имеется фигура старика, перед которым склонились две женщины. Люди почему-то ассоциируют его с сатаной. Что на самом деле символизирует фигура старика, мне неизвестно.

Раздалась мелодия мобильного телефона, и краеведу пришлось прервать рассказ. Звонил Семен Кротенко.

Услышав его голос, Оксана напряглась и отошла в сторонку.

— Извини, вчера я был не совсем в адеквате — так на меня подействовала смерть Риты. Признаюсь, одно время нас связывали не только рабочие и дружеские отношения.

— Конечно, это был повод, чтобы попытаться затянуть меня в койку — так называется спальное место на яхте?

— Это была глупость с моей стороны, но звоню я тебе не только из-за этого — нашелся Алмазов!

Оксану поразило не столько сообщение о том, что нашелся писатель, сколько то, что Кротенко в первый раз за все время назвал его по фамилии, а не как обычно — Веня.

— Где же он был все это время?

— Думаю, что это будет очень сложно узнать. Он — мертв! Этой ночью врезался в дерево на арендованной машине.

— Где это произошло? — машинально спросила Оксана, пораженная известием.

— За Бортничами, не доезжая поворота на Гнедин.

Оксана вздрогнула. «Бортничи — это совпадение или у него что-то связано с этой местностью, кроме нового романа?»

— Мне позвонила Вета, ее вызвали на опознание в центральный морг, она боится идти и попросила меня пойти с ней. Позавчера Рита, сегодня Алмазов… Ужасно!

— В котором часу опознание? Я хочу присутствовать на опознании.

— В два часа.

— Успеваю, встретимся возле входа.

Закончив разговор, Оксана повернулась к краеведу, и по выражению ее лица тот догадался, что экскурсия закончена.

— Будет у вас желание — приезжайте, возможно, тогда вам удастся попасть внутрь этого замка, — предложил краевед.

— Спасибо! Куда вас подвезти?

— О нет! У меня тут поблизости дела, так что не беспокойтесь.

Оксана узнала у краеведа дорогу на Гнедин — все время по главной до поворота с указателем названия села. Времени у нее было достаточно, чтобы съездить на место аварии. Как только домa микрорайона закончились, дорога резко пошла на подъем и с обеих сторон потянулся густой лес. Далеко ехать ей не пришлось, километров через пять она заметила перед поворотом с правой стороны место аварии — помятую траву, изломанные кусты, треснутый, почерневший, со следами недавнего пожара ствол дерева — виновника гибели Алмазова. Тут же валялись куски пластикового бампера автомобиля. Свернув и остановившись на обочине, Оксана вышла и не спеша прошла к месту аварии.

У нее сразу возникли вопросы: куда мог ехать Алмазов? почему он оказался в арендованном автомобиле? Дорога тут неширокая, но достаточная для четырех полос, а интенсивность движения даже в дневное время была слабой. Причиной аварии могло быть то, что кто-то выехал ему в лоб со встречной полосы и, уклоняясь от удара, Алмазов ушел на обочину. В таком случае Алмазов должен был резко затормозить, и тогда остались бы следы на асфальте, а этого нет. Его ослепили фары встречного автомобиля, он растерялся и потерял ориентацию? Хаотическое движение автомобиля тоже оставило бы следы. По всему выходит, что он специально направил свой автомобиль в дерево? Решил свести счеты с жизнью, но зачем так сложно — специально брать в аренду автомобиль, имея собственный?

Оксане вспомнилось нервное состояние Алмазова при их встрече, как он выхватил пистолет, — а ведь перед ним была на вид слабая и безоружная женщина. Она решила не ломать голову над этим, — наверное, у следственной группы возникли те же вопросы, и у них было больше возможностей, чтобы найти на них ответы.

К моргу Оксана приехала раньше режиссера и с полчаса прогуливалась у входа. Кротенко привез Вету на своем джипе «сузуки». У женщины была заметна синева под глазами от бессонной ночи, и вела она себя заторможенно, видимо перебрав с успокоительными таблетками. Следователем, который вел расследование гибели Алмазова, оказался все тот же Якимчук. Он недовольно посмотрел на Оксану:

— Куда ни повернусь, везде натыкаюсь на тебя. Каким ты здесь боком? Не родственница, не сослуживица, шапочно знакомая!

— Могла бы те же вопросы задать вам. Кроме вас, в прокуратуре нет следователей?

— Дело случая. У нас как в рулетке — смотря кому что выпадет на дежурстве. — Якимчук улыбнулся. — Разговаривал с твоим шефом — Олегом. Он уверен, что ты греешься на солнышке на морях, а ты тут развила деятельность. Я тебя ему сдал, и он обрадовался — твои рабочие будни начнутся очень скоро.

— Не стыдно вам ябедничать?

— Не сгущай краски. Идем с нами, раз уж ты здесь.

На каталке под простыней оказалось полностью почерневшее тело, без носа, ушей, с искаженными чертами лица. На вопрос Якимчука, узнает ли она своего гражданского мужа, Алмазова Вениамина Игнатьевича, Вета отрицательно замотала головой и зарыдала, уткнувшись в грудь Кротенко. Режиссер тоже пожал плечами.

— Вроде он… А может, и не он: от лица ничего не осталось.

— Однозначно опознать тело вы не можете? — полувопросительно-полуутвердительно произнес Якимчук. — Так и запишем в протоколе опознания.

Попрощавшись, режиссер отвел совсем сникшую Вету в автомобиль, а Якимчук и Оксана устроились в кабинете судебного патологоанатома, на спиртовке заварив себе натуральный кофе хозяина кабинета.

— Где находился Алмазов после своего исчезновения, неизвестно, — сказал Якимчук. — То ли он сам, то ли по его документам вчера в аэропорту Борисполь, ориентировочно в 14 часов, был арендован автомобиль марки «сеат». В разбитом арендованном автомобиле за это время зарегистрирован пробег в 46 километров. Где он колесил — неизвестно. Во время аварии возник пожар, ты сама видела, тело сильно обгорело, как и автомобиль. Сумочку с документами нашли рядом с авто — могла вылететь из машины во время столкновения с деревом, а могли и подбросить.

— Предполагаете, что это инсценировка несчастного случая, чтобы скрыть убийство?

— Не исключено, слишком много «белых пятен».

— Неужели в аэропорту не запомнили внешность того, кто арендовал автомобиль? Я видела, как они скучают за стойкой, — очереди к ним нет.

— Как раз в тот день у них был ажиотаж. По фотографии вроде опознают Алмазова, но неуверенно.

Двери кабинета открылись, и вошел высокий, худой мужчина в салатовом хирургическом костюме и шапочке.

— Кто тут хозяйничает без спроса?

— Уже пожалел две ложки кофе! — улыбнулся Якимчук.

— Четыре, — уточнила Оксана.

— Моя коллега из конкурирующей организации, — представил ее Якимчук. — Мастер путаться под ногами и создавать проблемы.

— Это когда же? — обиделась Оксана.

— Я вижу прекрасную девушку, а все остальное по барабану, за исключением ее имени, — галантно произнес патологоанатом и поцеловал Оксане руку. Затем он тоже заварил себе кофе.

— Рассказывай! — поторопил его Якимчук.

— Не гони лошадей, заключение получишь завтра!

— Хорошо, завтра увижу, а пока хотел бы услышать твои мысли относительно покойника.

— Истинную причину смерти установить сложно — труп очень сильно обгорел, больше, чем что-либо в машине. Похоже, ему в этом помогли.

— Облили бензином… — начал Якимчук.

— Горючей смесью, — поправил его патологоанатом.

— Спрашивается, для чего это было нужно?

— Кем, вы говорите, был покойник? — Наслаждаясь кофе, патологоанатом блаженно улыбался.

— Писателем, и довольно известным.

— Не бедствовал?

— Скорее очень состоятельный, — вставила Оксана, вспомнив дом Алмазова и обстановку в нем.

— У покойника в очень плохом состоянии зубы — у стоматолога он лет двадцать не был. Некоторые сгнили и остались только корешки. У состоятельного человека могут быть такие зубы?

— Выходит, кого-то подставили вместо Алмазова, чтобы решили, что он умер. Для чего? — вырвалось у Оксаны.

Якимчук недовольно посмотрел на нее.

— Кому-то хочется уверить всех в смерти Алмазова. С какой целью? — стал размышлять вслух следователь. — Чтобы прекратились его поиски? А тем временем хотят от него чего-то добиться… Что их интересует: деньги, вклады, кубышка? Собственно, тело лже-Алмазова им ничего не дает. Не скажу, чтобы Алмазова так активно искали, чтобы злоумышленникам это сильно мешало. Деньги по вкладам им проще было бы получить, когда Алмазов был живой, а не мертвый, — в последнем случае вклады блокируются, пока наследники не вступят в свои права. Возможно, имеется кубышка с деньгами или драгоценностями, которую Алмазов где-то спрятал, поскольку не доверяет банковской системе, и о которой не хочет рассказать злодеям. Возможно, но маловероятно. Что же тогда?

— Алмазов нужен похитителям живой, и они хотят убедить писателя в том, что его уже не будут искать, так как он «мертвый»… Ему известны какие-то специальные знания, для передачи которых потребуется много времени… — Оксана ощутила радостное возбуждение от возникшей у нее версии, много объясняющей.

— Что же это за знания такие у писателя? — насмешливо поинтересовался Якимчук. — Другое дело, если бы речь шла об ученом. А тут еще к тому же фантаст. Прочитал аннотацию на его последнюю книгу — выдумка чистой воды, — убежденно добавил следователь. — Высосано из пальца!

— В написанной Алмазовым книге и в фильме по его сценарию акцент делается на том, что они созданы на основе реальных событий. Со слов режиссера Кротенко, книгу Алмазов написал, используя старую рукопись, которую предоставил ему его соавтор — Николай Чудов. Возможно, в рукописи есть нечто ценное, о чем узнал Алмазов. Необходимо разыскать Чудова.

— Снова ты за свое, Оксана! Лже-Алмазову помогли умереть, правда, обставили несчастный случай уж очень неуклюже. Поэтому искать Чудова и Алмазова необходимо, только очень мало зацепок. Относительно тайного знания в романе или рукописи — это просто смешно! Там что, в иносказательной форме зашифрованы указания о древнем кладе?

— Почему именно о кладе? Алмазов увлекался эзотерикой, в его романе упоминается о древнем секрете эликсира и обряде, позволяющем продлить жизнь. Если предположить, пусть это и выдумка, что есть человек, поверивший в это серьезно и желающий заполучить эти тайные знания? Мы же не знаем, что было в рукописи, на основании которой был написан роман. — Интуиция подсказывала ей, что она на верном пути и пазлы начали складываться.

— А если это правда?[11] — сымитировал голос Леонида Броневого патологоанатом, и мужчины весело заржали.

Оксана расстроенно посмотрела на них и почувствовала, что в их глазах она выглядит дурочкой.

— Я не утверждаю, что есть вечная жизнь, а лишь то, что, возможно, есть человек, который в это поверил, и у него психические отклонения.

— Богу — Богово, писателю — писательское, а следователю — реальные факты и доказательства. — Якимчук иронично улыбнулся. — Оксана, у нас фантазии не проходят, мы занимаемся серьезными делами и очень ценим время. Поэтому вынужден покинуть вас. — Следователь поднялся.

— Спиритус виниус на дорожку — не-а? — заволновался патологоанатом, понимая, что компания разваливается.

— В следующий раз, сегодня не получится, — развел руками следователь.

— В следующий раз… — передразнил его патологоанатом. — Ты, Петя, просто так к нам не заходишь, а всегда по работе и с новым «клиентом». Ладно, не хочешь — не надо! Мне тоже есть чем заняться. У меня не только твой «клиент». В день двойную-тройную норму делаем — неспокойно стало в городе!

Во дворе морга Оксана и Якимчук расстались, каждый направился к своему автомобилю. На прощание следователь напутствовал ее:

— Ксана, ты не обижайся, но преступления против личности происходят просто и без фантазий. Если не бытовуха, то корыстные намерения. Ревность, месть, психи — это эксклюзив. Я же понимаю, к чему ты ведешь. Хочешь подтолкнуть меня объединить пропавших девчонок, Риту Новикову, лже-Алмазова в одно дело.

— Пока явной связи между ними нет, но… — начала Оксана, однако следователь прервал ее:

— Когда возникнет «но», тогда и поговорим!

Оксана решила поехать домой и еще раз, но более внимательно прочитать роман Алмазова. Может, она что-то упустила между строк? Якимчук, конечно, прав относительно фантастичности ее версии, но если в ней что-то есть? И она не легковерная фантазерка. Ведь когда она столкнулась с мистикой, которой буквально были напичканы события жизни Дмитрия Погодина,[12] ей удалось вскрыть реальное Зло. И она при этом не пошла консультироваться к шаманам и оккультистам.

Дома Оксану ожидал сюрприз.

— Не ждала? — улыбаясь, спросил Олег, ее шеф.

— Здесь — нет, хотя после разговора с Якимчуком не удивлена. Он тебе нажаловался на меня?

— Какие жалобы? Он не понимает, да и я тоже, почему ты прицепилась к поискам пропавших девчонок. Они приезжие, нашли себе кавалеров и укатили на отдых. Сколько таких случаев было и будет!

— Здесь другое. — И Оксана рассказала все недавние события, вплоть до возникшей у нее версии. — Что ты на этот счет думаешь?

— Ты обидишься, если я отвечу честно.

— Понятно.

— Поэтому просто скажу — в агентстве полно работы и ты нужна. Завтра, прямо с утреца, ожидаю тебя там.

— Ты мне дал две недели.

— Отзываю в связи с производственной необходимостью, имею право.

— Олег, ты извини, но завтра я не выйду. Я чувствую свою вину. Если бы я более серьезно отнеслась к словам Вероники, реально помогла ей, она бы не пропала. Боюсь, что с ней и Леной произошло непоправимое, как и с Ритой. И это могут быть не последние жертвы.

— Ты хочешь сказать, что в городе действует маньяк?

— Боюсь, что да!

— Расскажи об этом Якимчуку. Это его дело — вести подобные расследования.

— На Якимчука нападет нервный тик, если он услышит от меня слово «серийный убийца». Я пыталась его к этому подвести, но он упрямится и не хочет в это верить. Ты знаешь его характер! Пока не всплывут реальные тела и эксперты не заявят о едином почерке убийцы, он не будет этим заниматься. Вероника и Лена бесследно исчезли, маньяк — пока так его назовем — был уверен, что их длительное время никто не спохватится, поскольку девушки из неблагополучных семей и тут у них никого нет. Предполагаю, что в качестве других жертв он искал бы подобных им. Убийство Риты не вписывается в эту картину, поэтому, думаю, его вынудили к этому непредвиденные обстоятельства. Возможно, она что-то узнала или заподозрила. Выходит, маньяк был в составе киносъемочной группы или весьма близок к ней. А еще странный соавтор Алмазова — Николай Чудов, которого никто не знал. Со слов Кротенко, его привела к писателю помреж Рита Новикова. С ее смертью и исчезновением Алмазова усложняется возможность выйти на него. Якимчук же верит в то, что убийцей может быть ее бойфренд, так как Новикова беременна, а они незадолго до ее гибели расстались.

— При чем тогда Алмазов или тот, кого убили вместо него?

— Маньяк, как и любой убийца, имеет мотив. Только у психа он может быть абстрактный — голоса в голове или другие побудительные мотивы, порой фантастические. А если предположить, что кто-то — психически нездоровый — вбил себе в голову, что с помощью убийств он сможет продлить до бесконечности жизнь? Поэтому я допускаю тесную связь сюжета романа, фильма с мотивами убийства и исчезновением девушек и Алмазова.

— Это лишь твои умозрительные версии, ничем не подкрепленные. Риту могли убить совсем по иной причине, а что с девушками, живы ли они, пока неизвестно.

— Видишь, в тебе заговорил бывший работник правоохранительных органов. Нет тела — нет дела! Олег, я прошу тебя, дай мне разобраться в этом деле. Или тебе сразу написать заявление об уходе?

— Ксана, не дави на меня! И без ультиматумов! Хорошо, даю тебе неделю отдыха до конца, и, заметь, не под твоим нажимом, а после того, как выслушал твои доводы. В них есть своя логика.

— Спасибо, Олежек! — расчувствовалась Оксана.

После его ухода, сказав тете, что ей предстоит очень важная работа и она просит не отвлекать ее, Оксана закрылась в комнате и приступила к чтению романа. Читала лишь те части, где, по ее мнению, могла найти что-то спрятанное между строк. Закончила чтение глубокой ночью, разочарованная, что ничего не обнаружила. Хотела набрать номер Антона, но, взглянув на часы, легла спать.

<< | >>
Источник: Сергей Пономаренко. Формула бессмертия. 2017

Еще по теме Глава 12:

  1. Глава 11
  2. Глава 6
  3. Глава 3
  4. Глава 1
  5. Глава 2
  6. Глава 4
  7. Глава 5
  8. Глава 7
  9. Глава 8
  10. Глава 9
  11. Глава 10
  12. Глава 12