<<
>>

44

Когда Глеб и Галя, войдя в номер, сняли верхнюю одежду, они вдруг одновременно подумали о том, что должно было произойти между ними, и ощутили неловкость. Это был однокомнатный номер полулюкс с большой двуспальной кроватью, занимавшей полкомнаты, допотопным сервантом с «разнокалиберной» посудой, небольшим поцарапанным столиком, провалившимся креслом и двумя неустойчивыми стульями.

Мебель, за исключением кровати, была старая и ветхая, как и сама гостиница, живо напоминая о недавнем прошлом.

– К сожалению, это единственный номер, который был свободен, – сочла нужным объяснить Галя, хотя на самом деле остановила свой выбор на этом номере именно из-за новой широкой кровати, такой, как в фильмах про любовь. У нее начиналась новая жизнь, и она хотела испробовать все, о чем раньше только мечтала. Эту встречу она представляла совсем по-иному. Изголодавшийся по женщине за без малого год, проведенный в застенках, Глеб должен был сгорать от страсти и испытываемого желания, и ей достаточно было бы лишь намекнуть… Дальше все должно было произойти как в иностранных любовных фильмах, со вздохами и ахами на огромной кровати. Но Глеб, присев на стул, который стоял дальше от кровати, смущенно молчал, словно застенчивый девятиклассник, а не мужчина, которому уже за тридцать. Да и сама она чувствовала себя скованно. «Ну и что мне делать?» Впрочем, Галя, несмотря на свой небольшой сексуальный опыт, знала, чем и как завлечь мужчину.

– Сейчас поужинаем чем Бог послал – до отхода поезда еще целых семь часов.

И она стала выкладывать на стол привезенную с собой провизию. Кроме ветчины, сыра и оливок, купленных в супермаркете, она привезла домашние блинчики с творогом, котлеты, жаренную курицу и баночку крошечных соленых огурчиков – корнишонов. Она понимала, что эта снедь не очень сочетается с «секретным оружием» – бутылками импортного шампанского и коньяка – и что водка больше бы подошла.

Но очень ей хотелось, чтобы на столе было шампанское.

– Как ты это все дотащила? – удивился Глеб, оживившийся при виде накрытого стола.

«Он очень заботливый!» – обрадовалась Галя.

– Тебе надо хорошо питаться – ты исхудал. – Она протянула руку, чтобы погладить его по плохо выбритой щеке, но Глеб непроизвольно дернул головой, отклоняясь.

Галя так и застыла с протянутой рукой, но не подала виду, что такая реакция Глеба ее задела. Встала, подошла к серванту и достала оттуда продолговатые фужеры и пузатые бокалы.

– Я хочу, чтобы мы выпили за твое освобождение чего-нибудь покрепче – налей нам коньяка! – потребовала она, поняв, что нужно брать инициативу в свои руки.

А Глеб удивлялся тому, что эта невзрачная, угловатая девушка, на которую он раньше обращал внимание не больше, чем на забор соседей, уверенно входит в его жизнь. Ему невольно вспомнилась красавица Ольга, которой больше не было на этом свете. Узнав о смерти жены, Глеб затосковал, он не ощущал эйфории от свободы, как рассчитывал. Где-то в глубине его сознания засела мысль, что он был бы рад отсидеть свой срок от звонка до звонка, только чтобы вернуться к любимой Оле.

Галя произнесла длинный и витиеватый тост, который заранее подготовила и в котором то и дело звучало «нам», «нами», «для нас», «вместе». Глеб ее не слушал, пребывая в задумчивости, и лишь когда Галя, закончив, протянула бокал с коньяком, чокнулся с ней. Он выпил, и приятное тепло разлилось по телу.

– А теперь выпьем за нас! Налей нам шампанского! – не закусывая, вновь потребовала Галя.

Она торопилась, и тому была причина. Ситуация напоминала ей вылавливание леща – сильной, крупной рыбы. Вроде он уже и сидит на крючке, и подсечку она сделала, как учил брат, но теперь надо подтянуть его к подсаку, из которого он уже никуда не денется. Необходимо выдерживать постоянное натяжение лески, действуя быстро и осторожно, помня о слабых губах рыбы. При излишней напористости они могут порваться и лещ уйдет. Так и Глеб – образ Ольги будет еще долго стоять между ними, даже после своей смерти она оставалась для Гали проблемой.

«Нужно будет найти способ изгнать Ольгу из его памяти, а это дело непростое!» – подумала Галя.

Шампанское Глеб открыл неумело – пенистая жидкость изверглась фонтаном, окатив его и Галю, намочив ее новое платье. Он невольно сжался – Ольга в таком случае учинила бы ему разнос. Галя же радостно рассмеялась:

– Это к счастью! Я читала, что, когда спускают на воду новые корабли, об их корпус разбивают бутылку шампанского. А мы команда одного корабля, отправляющегося в дальнее плавание!

Оставшегося шампанского едва хватило, чтобы наполнить фужеры.

– Пьем до дна, чтобы думка у нас была одна! – Галя заливисто рассмеялась, и, не отрываясь, выпила все шампанское.

Из-за неловкости Глеба у нее словно открылось второе дыхание – теперь она точно знала, что все у нее получится.

Глеб смотрел на нее другими глазами. Вот она, веселая и беззаботная, – его будущая жена. Когда она смеется, то буквально преображается – ее лицо становится живым и интересным, а как маняще блестят ее глаза!

– Помнишь, как ты удивился, когда я сказала, что прочитала твою книжку? – посмеиваясь, вспомнила Галя, хотя обстоятельства и события той их встречи были далеко не радостными.

Глеб заразился ее весельем.

– Смотрел я тогда на тебя и думал: совсем еще девчонка, может, даже школьница, наверное, приврала, что читала, чтобы придать себе значимости.

– А вот и читала! Хочешь, устрой мне экзамен по прочитанному!

– Этого еще не хватало! – совсем развеселился Глеб. – Выйдя из зоны, обсуждать мою статью, которую я уже толком не помню!

– Тогда… – Галя посмотрела по сторонам, словно не зная, о чем еще его спросить. – Тогда поцелуй меня!

В жизни девятнадцатилетней Гали до Глеба было лишь двое мужчин. Первым у нее был одноклассник Паша, по которому она «сохла» два последних года в школе и который ухаживал за первой красавицей школы Люськой, на год ее старше. Через год Люська благополучно вышла замуж и укатила в город. Когда Галя на берегу речки утешала горевавшего и вдрызг пьяного Пашу, у них все это и произошло. Но уже на следующий день Паша стал ее избегать и вскоре тоже укатил в город. Галя и сама бы за ним последовала, но из-за брата отказалась от этой мысли. Вторым был тридцатилетний тракторист Коля, женатик, имевший беременную жену и ребенка. Коля, изрядно набравшись во время застолья с друзьями, возвращался домой, и на его пути встретилась Галя. Он стал приставать к ней, много и красиво говорил, читал стихи, а затем затащил в укромное местечко, и Галя не особенно сопротивлялась. После этого они еще пару раз встречались, Коля при этом всегда был «под градусом», но стихов больше не читал. Особенного удовольствия от секса, как с Пашей, так и Колей, она не испытала и удивлялась тому, что люди так много значения этому придают.

Село есть село, там ничего не утаишь. Ее брату доброжелатели донесли и про то, что видели, и чего не видели, и он поговорил с Колей по-мужски, с мордобоем. После «разговора» Коля стал от Гали бегать как черт от ладана. Зная взрывной характер Галиного брата, другие парни тоже остерегались заводить с ней интрижки.

Вот так у Гали и создалось впечатление, что мужчина при этом всегда пьяный и думает только о собственном удовольствии, а после этого спешит расстаться. Ну а о том, что произошло на злосчастной пати, Галя и вспоминать не хотела. Поставив себе цель – стать женой психолога Глеба, Галя и сама стала почитывать книги по психологии. На основании прочитанного сделала вывод, что об истинных намерениях человека надо судить не по словам, а по поступкам. Иногда его даже следует провоцировать на поступки. Так что она решила устроить Глебу своеобразный тест. Захочет ли он ее, не полностью одурманенный алкоголем?

Глеб смотрел в ее черные и блестящие, как антрацит, глаза, надежно скрывающие истинные мысли своей хозяйки. И тут до Глеба дошло: эта пацанка из села насмехается над ним, видя его нерешительность! Она считает, что их договор дал ей полную власть над ним. Он резко встал, подошел к ней, сгреб в объятия и присосался губами к ее губам. Она отвечала на поцелуй как-то несмело, по-девичьи, не как взрослая женщина. Ощутив под руками упругое женское тело, Глеб распалился.

Не выпуская ее из объятий, он сделал пару шагов, и они вместе упали на кровать. Оказавшись сверху, он молча стал задирать на ней платье, Галя инстинктивно сопротивлялась. Ей стало горько – она ожидала совсем другого, может, не стихов и не красивых жестов, не восторженного взгляда мужчины, когда он снимает туфельки с ног желанной женщины, и даже не благодарности (а ведь она жизнь ему спасла и подарила свободу!), но нежности… Да, нежности она ждала. Пусть пока еще не страсть, но нежность она заслужила! А вот этот нахрап она уже испытала, и ей это не понравилось. Да, она не идеальна. А кто идеален? Да, не красавица. Но красота преходяща. Да, она разрушила его прошлую жизнь, но сколько настоящего и стоящего было в той его жизни? И, может, сейчас, чувствуя себя виноватым в смерти Ольги (человеку свойственно испытывать вину даже тогда, когда он не так уж и виноват), Глеб не видит этого, но ведь он умен, и он ее оценит. Должен…

– Подожди, – Гале удалось немного отстраниться, – платье изомнешь, а нам… в поезде ехать. Отпусти – сама разденусь.

Глеб замер, словно зверь в раздумьях, догрызть попавшуюся ему в лапы жертву или пуститься на поиски другой, более аппетитной. Затем он отпустил Галю и сел на кровати, по-прежнему не говоря ни слова. Галя торопливо встала, чувствуя себя глупо, не испытывая ни возбуждения, ни желания отдаться мужчине. Эта сцена (именно сцена, она ведь готовилась!) казалась нелепой, и на мгновение ей захотелось расплакаться. Нет. Не сейчас! Слишком многое поставлено на кон. Слишком много приложено усилий. Она давно прошла точку невозврата. Она быстро сняла платье, колготки, белье. На короткий миг застыла, обнаженная, посреди комнаты. Глеб, все также молча, сидел к ней спиной, не раздеваясь, словно недавний порыв, улетучившись, забрал с собой всю его энергию и желания.

«Пани ляглы и просють!»[14] – вспомнилась Гале крылатая фраза, когда она легла на кровать. Горькая усмешка искривила ей губы. По идее, теперь у нее было все, чего она хотела. Но то ли это, чего она хотела на самом деле? Рядом с ней усталый мужчина, снедаемый чувством вины, а может, все еще желавший ее соперницу? Весьма грозную соперницу! Соперницу, которую, если действовать неумело, нельзя будет превзойти. Ибо она мертва, а значит, недосягаемо идеальна… Но Галя решила не сдаваться. Прижалась к спине Глеба так, чтобы он почувствовал упругость ее девичьих грудей. Потом немного отстранилась, чтобы маленькие острые соски могли едва прикасаться ко все еще опущенным плечам мужчины. Глубоко вздохнула, чувствуя, как соски наливаются, твердеют. И, повинуясь чему-то древнему и могущественному, начала ласкать и нежно целовать Глеба, чуть дотрагиваясь губами до его затылка, ушей, все еще поникших плеч, создавая у него ощущение касаний легкого ветерка. Галя почувствовала, как он напрягся, это успокоило ее, она ощутила нарастающий жар внизу живота и – на секунду – легкое головокружительное томление. Она стала действовать увереннее. Стянула с Глеба пиджак, пахнущий шампанским, и принялась расстегивать рубашку. Глеб, сидевший до этого, словно статуя, начал ей помогать, однако она молча, жестами, попросила его довериться ей. Глеб покорился, откинулся на спину, а она продолжала неторопливо его раздевать, при этом покрывая поцелуями открывающееся тело. Когда дошла до низа живота, задержалась, с интересом рассматривая пенис. Ее удивило то, что она испытывала желание (кажущееся теперь таким естественным, хотя раньше считала это просто невообразимым) ласкать его, то прикасаясь легонько язычком или затвердевшими до боли сосками, то жадно втягивая в рот, то нежно скользя губами по стволу, то пытаясь забраться язычком в миниатюрный глазок головки, чувствуя, как он обретает твердость железа. Когда Глеб оказался полностью обнаженным, он нетерпеливо обхватил ее ягодицы, собираясь насадить ее на возбужденную плоть, словно бабочку на булавку. Она же, с манящей полуулыбкой на влажных алых губах, выставила вперед руки, словно барьер, в ее глазах он прочел восторг и мольбу продолжить любовную игру. Галя возбуждалась все больше и больше, испытывала эйфорию в вихре новых ощущений. Она делала все это, руководствуясь интуицией, женским чутьем, забыв о том, что читала об этом. Ей открылась суть любовных игр – получить максимум удовольствия можно, лишь доставляя его любовнику.

Бешеное возбуждение и удовольствие накрыло и Глеба – подобной остроты чувств он никогда не ощущал с Ольгой, хотя ему с ней всегда было очень хорошо. Черноволосая девушка творила чудеса с его телом, и он отрешился от всего на свете, прогнал прочь глупые мысли и печаль. Когда тело девушки стало содрогаться в оргазме и она хрипло и громко закричала, вцепившись ногтями в его грудь, он стал вторить ей и у них получился дуэт, двухголосие.

Глеб пришел в себя раньше, он нежно прижимал ее к себе и поглаживал ее, все еще пребывавшую в экстазе.

– Мне было с тобой невероятно хорошо! – Это было первое, что услышала от него Галя, придя в себя.

И она поняла, что и этот бой с Ольгой она выиграла – на их кровати было место только для них двоих. Галя ощутила совершеннейшее спокойствие и заснула в объятиях Глеба. Им казалось, что все плохое осталось в прошлом, что будущее безоблачно и впереди их ожидает новая жизнь. Гале приснилось, что у них с Глебом будет трое чудесных малышей, Глебу – что он, став профессором и доктором наук, возглавит родной институт и выгонит всех бездарей и приспособленцев, начав с бывшего заместителя директора Варавы.

Приятно, когда наши мечты исполняются хотя бы во сне, ведь просыпаясь, всегда сталкиваешься с реальностью… Но это уже совсем другая история.

В Киеве, на улице Богдана Хмельницкого, Глеба и Галю ожидала уютная трехкомнатная квартира, во всех комнатах которой в укромных местах были спрятаны серебристые шарики ртути. Прощальный привет от Ольги, результат ее стараний в то злополучное утро.

<< | >>
Источник: Сергей Пономаренко. Седьмая свеча. 2016

Еще по теме 44:

  1. И. К. Беляевский. Коммерческая деятельность, 2008
  2. Введение
  3. Коммерческая деятельность в бизнесе
  4. Понятие и сущность коммерции и коммерческой деятельности
  5. Продавцы и покупатели на рынке товаров
  6. Маркетинг в коммерческой деятельности
  7. Торговля как коммерческий процесс
  8. Роль научно-технического прогресса в коммерции
  9. Социальные аспекты коммерции
  10. Организация хозяйственных и договорных связей в коммерческой деятельности
  11. Понятие хозяйственных связей в коммерческой деятельности
  12. Понятие договора (контракта) и его роль в коммерческих отношениях
  13. Процесс заключения договора: этапы и оформление
  14. Поиск партнера в процессе заключения сделки
  15. Основные экономические и финансовые категории и показатели коммерции
  16. Понятие и формы коммерческого капитала
  17. Финансы в коммерческой деятельности
  18. Оборот товаров, товарные запасы и товарооборачиваемость. Понятие и виды товара
  19. Товарооборот как форма продажи товара покупателю