<<
>>

43

Зима была очень теплой, и надежды на то, что к Новому году выпадет снег, не осталось. Телевидение, газеты, журналы были полны трогательных воспоминаний о событиях уходящих столетия и тысячелетия и, как обычно, радужных надежд на будущее и вынуждали все население включить в свой словарный запас диковинное слово – миллениум.

Правда, иногда проскальзывали пророчества отдельных чудаков о грядущих природных катаклизмах, катастрофах, войнах, других потрясениях для общества на рубеже эпох, но в это большинство людей не хотели верить. Во все времена было много тех, кто боится будущего, как и тех, кто надеется на лучшее, но впереди всех ждет и плохое, и хорошее. Смена эпох и связанные с ней политические потрясения одних низвергали с гранитных пьедесталов, другие же при этом получали возможность из ветхих хижин перебраться во дворцы.

Изучая историю философии, Галя с удивлением узнала, что еще древние греки три тысячи лет тому назад предсказали ход общественного развития и формы правления, которые менялись с неумолимой последовательностью на протяжении всей истории человечества: тирания – демократия – олигархия и снова тирания, и для простого человека особой разницы между ними не было. Даже при тирании существовала в видоизмененной форме демократия, и власть тирана была ограничена определенными рамками, которые без ущерба для себя он не мог переступить, а при демократии (власть народа, большинства) фактически власть и свободы принадлежат меньшинству, и нередко в это время главенствующую роль играет отдельная личность, строя демократию по своему разумению; развитие же олигархии ввиду множества неудовлетворенных, все растущих потребностей в итоге создает почву для возникновения тирании, и круг замыкается. Поэтому Галина сделала для себя вывод: важна не форма правления, а то, что это дает рядовому члену общества, ибо нерядовые сами возьмут.

Это была ее последняя поездка к Глебу, точнее, она приехала за ним.

Ее свидетельские показания сыграли свою роль при пересмотре его дела, активная работа адвоката ускорила рассмотрение апелляции, и Глеба оправдали. Сегодня она в последний раз приехала в этот городок горняков и химиков на Луганщине, где снег зимой серо-буро-малинового цвета, а ночное небо разноцветное, что не имеет никакого отношения к радуге – это результат жизнедеятельности химического комбината.

«Радуга, спектр света, имеет свою формулу, зашифрованную в присказке, известной еще со школы: каждый охотник желает знать, где сидит фазан. Красный, оранжевый, желтый, зеленый, голубой, синий, фиолетовый. Гамма из семи цветов, – неожиданно вспомнила она. – Каждый охотник желает знать, является он охотником или же он уже, возможно, дичь».

«Галина» в переводе с испанского означает «курица». Ей больше нравится древнегреческий перевод имени Галина – тишина, спокойствие. Спокойствие, которое в любой момент может обернуться смертью для того, кто на него посягнул. Мертвая тишина. Галина – курица, дичь – это не она! Теперь она умела постоять за себя и дичью себя не ощущала.

«Уродина, образина, пошла вон!» Гневные слова Мани ее уже не так задевали, как в тот далекий день. Сейчас они мертвы для нее, как мертва и сама Маня.

Она вошла тогда в дом вслед за братом и увидела лежащего на полу в луже крови Глеба. Василий пинал неподвижное тело, а Маня вцепилась ему в волосы, пытаясь оттащить от Глеба. Вмешательство Гали успокоило Василия и привело его в чувство. Он очень любил сестру, как и она его. Поэтому послушно покинул дом Мани.

Тогда, не разобравшись в возникшей ситуации, Галя совершила ошибку. Она знала, что Василий и Маня то сходились, то расходились. Поэтому посчитала, что из ревности он избил Глеба, не предполагая, что за спиной Василия маячит силуэт Ольги и он мстит мужчине, которому теперь принадлежит его возлюбленная.

Галя тогда сказала Мане, что она себя неправильно ведет, спит с кем попало, а Василий страдает из-за нее. Вот если бы она себя нормально вела, то Василий, может быть, на ней бы и женился.

От этих слов Маня пришла в ярость. Она кричала, что Галин брат придурок, что он ей не нужен, дети от него могут быть только олигофренами, дебилами, уродцами вроде нее, Гали. И пусть она лучше следит за собой, так как готова бежать куда угодно за любыми штанами и делать что угодно. Ее удел – быть сельской старой девой или подстилкой для любого желающего. Галя схватила нож, лежащий на полу, и Маня еще успела выкрикнуть: «Уродина, образина, пошла вон!», прежде чем Галя проткнула им ей живот.

– Больно, ой, мамочки, как больно! – со стоном произнесла Маня, сползая по стене на пол.

Не выдержав этого зрелища, Галя выскочила из дома. Она бродила какое-то время поблизости, не в силах покинуть это ужасное место. Она не испытывала раскаяния, ее мучил лишь страх наказания за содеянное. Вскоре Галя поняла: если она ничего не предпримет, то тем самым подпишет себе приговор и сядет в тюрьму. В ее распоряжении оставались считаные минуты, чтобы не позволить обстоятельствам окончательно исковеркать свою жизнь. «Надо смыть отпечатки пальцев с ножа! – решила она и вернулась в дом Мани. – Преступника тянет на место преступления, но я не преступница, а жертва обстоятельств. Маня сама вынудила меня сделать это!»

Галя с замирающим от страха сердцем подошла к дому, но не могла заставить себя переступить порог, пока не вспомнила слова Мани: «Уродина, образина, пошла вон!» С тех пор эти слова подстегивали ее, помогали преодолеть страх в критических ситуациях.

Войдя в дом и убедившись, что Маня мертва, Галя обмыла водой и вытерла рукоятку ножа, уничтожив свои отпечатки пальцев, протерла тряпкой ручку двери. Она удивлялась своему спокойствию, хладнокровию, переступая то через труп Мани, то через тело Глеба, все еще пребывающего в беспамятстве, вкладывая орудие убийства в его руку. То, что Глеб должен исполнить роль убийцы, для нее было само собой разумеющимся.

Покинув дом, она просчитала наперед действия Глеба – что тот в окровавленной одежде не решится выйти на улицу, где уже было много людей, – они сбежались на пожар. У него был единственный путь – через огород и кладбище. Найдя подходящее место для наблюдения, она стала ждать. Увидев Глеба, испуганно оглядывающего, она поспешила вслед за ним и вскоре подошла к нему, вступила в разговор. Получив ключи от машины, она с домашнего телефона Мани позвонила в районное управление милиции и от ее имени сообщила, что ее хотят убить. Затем вернулась к Глебу, рассудив, что после ее сигнала его должны перехватить по дороге в Киев, так как его машину многие видели во время пожара. Только она просчиталась, переоценила оперативность милиционеров.

Галя не испытывала угрызений совести. Да, она засадила Глеба за решетку, но она же и спасла его от Ольги, сумела наказать ее и вызволила его из тюрьмы. Неизвестно, как бы сложилась в дальнейшем его судьба, если бы не она. Скорее всего, он бы сейчас гнил на кладбище, а Ольга торжествовала бы, так как все ее черные планы исполнились бы.

Она принесла ему меньшее зло, чем то, что ему было уготовано. Она верила в Бога, но не была согласна с тем, что Он может быть добрым или злым, ибо не подвластен добру и злу, Он – высшая сила. Поэтому нет резкой границы между добром и злом: зло во имя добра – это уже добро, а добро, приводящее в конечном итоге к злу, – это уже зло.

После заключения договора с Глебом она сделала так, чтобы в результате свершилось добро по отношению к ее еще не родившемуся, долгожданному ребенку, которого она уже чувствовала в себе постоянно. Пусть она не знает, кто его отец, это не важно, главное – кто его вырастит.

Галя перерыла горы справочной литературы, по крохам собирая информацию, как уничтожить ведьму и самой остаться безнаказанной. В Средневековье это было проще простого – достаточно было указать на ведьму! Ведь тогда ведьмы и колдуны были изгоями, общество их не принимало. В наше просвещенное время это сделать гораздо сложнее. Софья извела старую ведьму с помощью мышьяка, но Гале такой способ не подходил. Средство должно быть доступным, медленно действующим, и при этом Ольга ничего не должна была заподозрить. Галя самостоятельно рассчитала дозу и период действия яда. Днем, когда Ольга была на работе, она, воспользовавшись ключами Глеба, пробиралась в ее квартиру и, отмерив нужное количество миллилитров тяжелой темно-красной жидкости, добавляла ее в любимый напиток Ольги – пепси. Для отвода глаз она подбросила в разные места сушеных жаб и летучих мышей. Сколько ей потребовалось изобретательности и терпения, чтобы самой их изготовить! Казалось, ужасный запах насквозь пропитал ее комнату, провоцируя и усиливая токсикоз. Ее усилия увенчались успехом – Ольга пошла по ложному пути, как ягненок на заклание. Но Гале никак не удавалось найти в квартире Ольги Книгу духов.

Ее внимание привлекла третья комната, постоянно закрытая на ключ. По всей видимости, именно там Ольга хранила Книгу духов и совершала тайные обряды. Взламывать дверь Галя боялась: а вдруг книга не там? Тогда Ольга насторожится и, конечно, поменяет замки на входной двери. Наконец она решилась, с большим трудом достала сильнодействующее снотворное и «заправила» им бутылку пепси. Чтобы обезопасить себя от неожиданностей, выпросила у знакомой на один вечер мобильный телефон.

Наблюдая за окнами квартиры Ольги, она увидела, что погас свет, хотя еще не было и девяти часов. Не зная, как быстро подействует снотворное, Галя решила не делать контрольный звонок с мобильного, чтобы случайно не разбудить ее. В час ночи, окоченевшая из-за длительного ожидания на улице, она проникла в квартиру и не стала запирать за собой дверь. Мертвая тишина, царящая в квартире, ее успокоила. Как она и предполагала, маленькая комната оказалась открытой. Книгу она нашла быстро, в тумбочке, но тут послышался слабый шум в комнате, где спала Ольга. Чтобы выиграть время, она набрала на мобильном номер телефона Ольги, надеясь таким образом ее задержать, чтобы самой ускользнуть из квартиры. План ее удачно сработал, книга теперь была у нее, и Ольга лишилась своего страшного оружия.

Неожиданно полученный гостинец – безобидные овощи – вызвал подозрения у Ольги. Она решила, что это происки Софьи. Шантажируя попадью-отравительницу, Галя заставила ту каждую ночь молиться и каяться в убийстве Ульяны в ее доме, а сама вынудила Ольгу приехать в село и убедиться, что в смерти матери виновата Софья, рассчитывая, что она отомстит убийце. Сама Галя вновь позвонила в районный отдел милиции и от имени Софьи сообщила, что ее хотят убить.

Все получилось почти так, как она задумывала, за небольшим исключением, но главная цель была достигнута. Она не желала Ольге смерти, хотела только, чтобы та попала в тюрьму, испытала то, что пришлось пережить Глебу. Неожиданно вмешалось Провидение – произошла авария, и Ольги теперь уже нет в живых. Цель оправдывает средства – она добилась своего!

Галя не чувствовала себя виноватой. Ольга была злом, она несла в себе смерть, а зло должно быть покарано. И в результате она сделала добро сразу троим: Глебу, себе самой и еще не родившемуся ребенку.

Пострадала Софья? Она не невинная овечка, а отравительница. Надеялась поклонами вымолить прощение! Высшие силы отмерили ей наказание, исходя из степени ее вины, Галя тут ни при чем.

Плохо, что из-за своего любопытства пострадал сосед, стал инвалидом, но и он, наверное, вел не безгрешную жизнь, имел свой скелет в шкафу. Само Провидение решило его таким образом наказать. Даже если он просто «щепка» из пословицы «лес рубят – щепки летят», вина в том, что с ним произошло, полностью лежит на Ольге.

Галя считала, что Глеб для нее – заслуженный приз, и достался он ей в результате приложенных ею усилий, преодоления множества опасностей, значит, по праву.

Дверь в высоких металлических воротах дрогнула, открылась и пропустила чуть сгорбленную фигуру мужчины в сером пальто, с коротким ежиком волос и без шапки. Это был Глеб.

«Какая я дура! Надо было захватить с собой шапку, а то, не ровен час, простудится. Слава богу, нет мороза. Но этот противный ветер!» – подумала она и поспешила ему навстречу.

Глеб вышел под пронизывающий ветер, и в первый момент даже не почувствовал его ледяного дыхания. Он был свободен! В зоне он узнал истинную цену времени. Этот год заключения заставил его сжаться, подобно пружине, и теперь он был уверен, что этого завода ему хватит на многие годы, к тому же он сможет теперь без труда отделять важное от второстепенного или вообще ненужного.

Навстречу ему шла Галя, девушка, которая спасла его, вдохнула в него жизнь, не дала погибнуть на зоне, восстановила чистоту его имени и вернула к прежней жизни. Да, она не красавица, но это также означает, что она не будет путаться с его знакомыми, друзьями, а он наконец сможет закончить свою докторскую диссертацию, напишет еще не одну монографию, сделает имя в большой науке. А еще Галя чертовски молода, он старше ее на четырнадцать лет!

Он выполнит обещание и женится на ней, а она родит ему ребенка, мальчика или девочку, все равно, уже от него. У них будет двое детей, продолжателей его рода, который чуть было на нем не прервался.

Они обнялись.

– Поезд будет только в пять часов вечера, – прошептала она, – я сняла номер в гостинице, чтобы не мерзнуть на улице. Возьми и обмотай голову. – Она протянула ему свой шерстяной шарфик.

– Зачем?

– Холодно, а у тебя такая прическа…

– Не надо.

– Не думай о том, что люди скажут, они на тебя не обратят внимания, и ты больше их никогда не увидишь, а вот менингит можешь заработать. – И, несмотря на его легкое сопротивление, она обмотала его голову шарфиком так, что стало похоже на тюрбан.

Они оба рассмеялись, и Глеб поймал себя на мысли, что так весело смеялся очень давно, в прошлой жизни. А теперь начинается новая жизнь, и хорошо, что она начинается со смеха.

– Хорошо, – повторил он вслух и почувствовал, какое это всеобъемлющее слово. – Хорошо, – еще раз сказал он.

– Завтра Новый год. Миллениум. Встретим новое тысячелетие. Ты не возражаешь, если мы его встретим вместе у тебя?

– Да, вместе. Обязательно вместе.

– Мы сможем пойти на Крещатик, посмотрим фейерверк, увидим мост, связывающий тысячелетия, празднично украшенную елку. В газетах пишут, что она самая высокая в Европе.

– Да, так и будет. Мы будем гулять по Крещатику. Я соскучился по оживленным улицам, толпам людей, улыбающимся лицам.

– А когда мы заберем мои вещи из квартиры, которую я снимаю?

– Мы это сможем сделать еще до празднования Нового года, сразу по приезде. – Помолчал. – Ты знаешь, где похоронена Ольга?

– На новом кладбище в Боярке. Я была на похоронах. Если захочешь, вместе съездим на ее могилу.

– Да, я захочу, но позже. Ты можешь мне рассказать, как все это произошло? Я знаю об этом лишь в общих чертах. Зона не то место, где все узнаешь в подробностях.

Галя спокойно встретила его изучающий и настороженный взгляд. Она его поняла. Ему нужна успокоительная «правда», и он ее услышит. Выдержав его взгляд, она стала рассказывать:

– Увлечение магией истощило нервную систему Ольги, ведь чтобы иметь дело с темными силами, психика должна быть очень устойчивой. Возможно, я в какой-то мере спровоцировала у нее нервный срыв, когда, воспользовавшись твоими ключами от квартиры, забрала Книгу духов. Но другого выхода у нас, – она сделала ударение на последнем слове, – не было. Ее надо было лишить главного оружия.

Как бы то ни было, но вечером, в крайне болезненном состоянии, вооружившись револьвером, неизвестно где приобретенным, она поехала в Ольшанку. То, что произошло в тот вечер, весьма запутано, многое непонятно до сих пор. Каким-то образом она заманила в дом своей покойной матери Софью, жену отца Никодима. О чем они говорили – неизвестно.

Ты помнишь, я продала свой дом, который стоит напротив Ольгиного. Новый владелец, Федор, увидев в окне свет и зная, что там никто не живет, решил, что туда забрались воры, и когда Ольга выходила, бросился на нее. Она выстрелила в него из револьвера и повредила ему челюсть. Федор после этого две недели лежал в больнице, не мог говорить, да и сейчас у него речь не совсем разборчивая. Матушка Софья, воспользовавшись моментом, попыталась убежать, но тут Ольга выстрелила второй раз, и тяжело ранила матушку Софью в голову. Рана на голове зажила, но у нее от всего этого расстроилась психика, другими словами, она умом тронулась. Теперь она в психиатрической клинике. Впрочем, отец Никодим, скорее всего, заберет ее домой, так как она тихая и никакой опасности для окружающих не представляет. На время у нее «поехала крыша» или навсегда, никто не может сказать.

После всего этого Ольга приехала домой. Утром ей позвонил следователь и пригласил к себе для беседы. Оба потерпевшие не могли дать показания, и Ольгу приглашали как хозяйку дома, возле которого все это произошло.

Когда она ехала к следователю, попала в аварию. В больнице скончалась от полученных травм. Вот и все.

– Галя, ответь мне, только честно, ты… мы не имеем к этому никакого отношения?

– Нет, никакого, – твердо сказала Галя, и Глеб вздохнул с облегчением.

– Я так и думал, – обрадованно произнес он. – А где книга, которую ты взяла у Ольги?

– Я ее уничтожила, – солгала Галя.

В книге имелось заклинание на приворот любимого. «Если любви нет, то ее можно внушить, и никто от этого не пострадает», – решила она, надеясь с помощью бабы Анисьи и этой книги совершить задуманное в ближайшее время.

Обнявшись и оживленно разговаривая, они пошли к гостинице, где намеревались скоротать время, оставшееся до поезда.

<< | >>
Источник: Сергей Пономаренко. Седьмая свеча. 2016

Еще по теме 43:

  1. И. К. Беляевский. Коммерческая деятельность, 2008
  2. Введение
  3. Коммерческая деятельность в бизнесе
  4. Понятие и сущность коммерции и коммерческой деятельности
  5. Продавцы и покупатели на рынке товаров
  6. Маркетинг в коммерческой деятельности
  7. Торговля как коммерческий процесс
  8. Роль научно-технического прогресса в коммерции
  9. Социальные аспекты коммерции
  10. Организация хозяйственных и договорных связей в коммерческой деятельности
  11. Понятие хозяйственных связей в коммерческой деятельности
  12. Понятие договора (контракта) и его роль в коммерческих отношениях