<<
>>

34

После неожиданной смерти Степана Ольга никак не могла выбрать достойный объект. С кем переспать – вариантов было предостаточно, но все это было несерьезно. Неожиданно для себя она сблизилась с бывшим врагом ее мужа – заместителем директора института Иваном Степановичем Варавой, человеком могущественным и склочным, постоянно плетущим паутину интриг, так что даже директор института боялся с ним связываться.

Неизвестно, что толкнуло ее на эту связь, какое желание преобладало – сделать могущественного врага другом для решения личных вопросов или отомстить Глебу из-за его отказа встречаться с ней и принимать передачи? Скорее всего, и то и другое. С подачи Ивана Степановича ее включили в список участников конференции, которая должна была проходить через год во Франции, хотя ее научные достижения явно не дотягивали до такого уровня. Но кто захочет портить отношения с всесильным мастером интриг?

Чтобы приручить этого человека, грозу института, Ольге даже не потребовалась магия, хватило женской смекалки и интуиции, и теперь он был у нее «под каблуком».

В минуты откровения Иван Степанович признался Ольге, что никогда до нее не изменял жене. Она ему поверила, потому что не встречала в жизни более закомплексованного и законспирированного человека. Того обуревали неведомые ранее чувства, на которые он не считал себя способным. Он всегда был рациональным прагматиком, и вот такая незадача. Он боялся признаться себе, что влюблен первый раз в жизни и, скорее всего, последний… Разум ему говорил, что Ольга использует его в своих корыстных целях, но он уже ничего не мог с собой поделать и соглашался на любые условия, только бы быть с нею. Иногда его даже посещали крамольные мысли о разводе, но он их сразу гнал прочь, с каждым разом менее энергично.

Предположения Маргариты Львовны его встревожили, а разговор с Ольгой, ее нервозное состояние еще больше укрепили его во мнении, что ее надо госпитализировать.

Но как это сделать?! Не издавать же по этому поводу приказ по институту – развеселятся все сотрудники. Здоровье Ольги его очень обеспокоило, как ничье и никогда. В свои сорок девять лет он имел двух взрослых дочерей, которые выросли незаметно для него, не причиняя особых хлопот. Это произошло благодаря усилиям жены, создававшей все условия для его карьерного роста. Он никогда ни с кем не был откровенен, оставался Штирлицем и на работе, и дома. Домочадцы ему платили тем же, поддерживая официоз в отношениях, наказывая безразличием. Находясь рядом с Ольгой, он с удивлением отметил, что ему безудержно хочется говорить, особенно о тех вещах, о которых, собственно, не рассказывают чужим. Вскоре не осталось ничего, чем бы он не поделился с Ольгой.

Несколько взволнованный, он забежал в профком и договорился о двух путевках в Сваляву через месяц, без указания фамилий. Он предполагал, что Ольга не откажется поехать вместе с ним, конечно, соблюдая строжайшую конспирацию. Горы, лыжи, вода и любимая женщина – для него это было пределом мечтаний. Горя желанием поделиться с ней этой новостью и надеясь уговорить ее лечь в больницу, он отправился после работы к Ольге домой. Предварительно звонить не стал, зная, что в плохом настроении она может отказаться встретиться с ним.

Войдя во двор дома, где она жила, Иван Степанович с удовлетворением отметил, что слабый свет пробивается сквозь занавески на окнах одной из комнат ее квартиры. Набравшись храбрости, с букетом гвоздик, спрятанных в бесформенный пакет из пяти газет, он позвонил в дверь. Раз, другой. Она не спешила открывать. Через двадцать минут топтания под дверью и безрезультатного насилования звонка, в течение которых старушка-соседка из квартиры напротив успела выгулять болонку со слезящимися глазами, он понял, что ему не откроют.

Он вышел на улицу, с трудом доплелся до скамейки возле соседнего подъезда и буквально рухнул на нее, даже не подумав, что скамейка холодная, а это опасно для его предстательной железы. Ему не хватало воздуха, сердце выделывало антраша.

Причина, по которой ему не открыли дверь, могла быть только одна – там был мужчина! Его соперник! Ивану Степановичу никогда не приходило в голову, что Ольга может еще с кем-нибудь иметь интимную связь, кроме него самого. Теперь, допустив это, он оказался в плену у ревности.

Это была не бешеная ревность, толкающая на преступления, наоборот, она делала из него мазохиста, заставляла искать подтверждение домыслам, все больше копаться в этом дерьме, растравляя до изнеможения душу.

Он сидел на скамейке, а его мысли, словно скакуны Газманова, галопом неслись в бедной голове, на которую свалилось такое приключение на закате жизни. Кто этот негодяй, который скрывается в ее квартире, занимается адюльтером? Неужели из его института?! Этого негодяя необходимо дождаться, вывести его на чистую воду. Он не терпел соперников в карьере, а в любви – тем более. И тут он понял, что первый раз в жизни, пусть мысленно, произнес запретное слово – «любовь». Несмотря на все еще учащенное сердцебиение, ему тут же стало гораздо лучше, ибо он понял, какие чувства привязывают его к Ольге. Да, это не грязный адюльтер, а чистая, непорочная любовь! Он дождется соперника во что бы то ни стало, посмотрит на этого подлеца! И если он из его института… Необходимо только позвонить домой жене и сообщить, что он задерживается. Первый раз в жизни он пожалел, что не имеет мобильного телефона из-за своего принципа: кому надо – сам позвонит, и ему не хотелось, чтобы его беспокоили по пустякам в самый неподходящий момент. Теперь он решил завести мобильный телефон, номер которого будет знать только Ольга.

Но как покинуть пост? Ведь, чтобы добраться до ближайшего таксофона, необходимо выйти на улицу, а тем временем мерзавец может попросту улизнуть. Нет, он будет здесь сидеть до победного конца. До сих пор он никогда долго не задерживался на работе, лишь по крайне уважительной причине, и на этот раз жена поверит, что так было необходимо!

Прошло не менее двух часов ожидания. Он уже давно не морозил свою предстательную железу на ледяной скамейке, а топтался у соседнего дома, избрав удобное место для наблюдения, когда увидел, что дверь подъезда открылась. Из него вышла его Оленька в наброшенном на плечи кожаном пальто и с мусорным ведром в руке. Она быстро скрылась за углом дома – там стояли мусорные баки.

Впервые в жизни не раздумывая о возможных последствиях, Иван Степанович бросился в подъезд и взбежал на третий этаж. Вот ее дверь. Проклятая одышка! Воздух вырывается изо рта, словно пар из трубы паровоза. Дверь была лишь прикрыта, и, затаив дыхание, он проник в квартиру.

Где прячется его соперник? В какой из трех комнат они занимались прелюбодеянием? В квартире стояла мертвая тишина. Похоже, никого здесь не было. Или он спит? Сквозь полуоткрытые двери он бросал в комнаты осторожные взгляды и ничего подозрительного не обнаруживал. Уже слышались Олины шаги на лестнице. Сейчас она войдет в квартиру, обнаружит его и – какой пассаж! Необходимо спрятаться! Куда? Какого черта он проник сюда тайком?!

По предыдущим посещениям Иван Степанович помнил, что из трех комнат Оля пользовалась только двумя – третья была постоянно закрыта. «Она у меня вместо кладовки, забита ненужными вещами», – пояснила Оля. Длинный коридор в форме буквы «г» упирался дальним своим концом в эту комнату. На его счастье, она оказалась открытой, и он проскользнул туда, пока Оля запирала входную дверь.

Тут только он стал осматриваться, изучать обстановку этой комнаты. Она не была завалена старыми ненужными вещами – наоборот, все указывало на то, что ею постоянно пользуются и она служит для совершения каких-то таинственных обрядов, явно колдовских и имеющих языческие корни. По периметру комнаты стояло множество зажженных свечей, обильно насыщая воздух запахом расплавленного стеарина. На полу был очерчен магический круг с пентаграммой, на потолке была прикреплена золотая звезда Давида, на вершинах лучей которой были что-то написано, пожалуй, по-древнегречески. Трюмо с высокими прямоугольными зеркалами, наполовину прикрытыми черной материей, явно служило своеобразным алтарем. На нем находился жертвенник, рядом лежал большой нож с наборной цветной ручкой и стояла глиняная мисочка. Словно завороженный, Иван Степанович подошел ближе и обмакнул палец в темную жидкость на дне мисочки. Это явно была кровь, здесь, очевидно, недавно совершили жертвоприношение!

Оля не прятала в своей квартире мужчину, она занималась магией! Он в этом не сомневался, ведь в свое время прочитал об этом массу популярной литературы. Он обернулся и вздрогнул – в дверях комнаты стояла Оля и изучающе смотрела на него. На ней была длинная белая полотняная рубашка с завязками на груди и рукавах.

У него пересохло в горле, он ничего не мог выговорить, впрочем, он и не знал, что сказать. Оля, также молча, подошла к нему, взяла его за левую руку и заставила выпустить сверток с цветами. Они упали, почти не произведя шума. Он пытался что-то сказать, протягивая направления на анализы, но Оля отрицательно мотнула головой.

– Мельхидаэль, Барехас! – произнесла она, и его руку полоснула боль. Только сейчас он заметил в ее руке нож, которым она сделала надрез на его руке. – Заклинаю тебя именем Князя духов, ангелами-истребителями, низвергнутыми в тартарары с небес, покорись мне, отдай свою душу, плоть и кости, чтобы ни к кому не привязывался в этом мире или в ином, кроме меня. Клянись и целуй Книгу духов. – Кровь с его руки стекала в глиняную чашу. Она нарисовала этой кровью крест на его губах. – Запечатываю твои уста, запрещаю говорить непотребное, могущее принести мне вред, или производить действие, направленное против меня.

Достала, как ему показалось в полумраке, черную книгу и заставила ее поцеловать и трижды произнести: «Клянусь и повинуюсь!» Иван Степанович покорно все исполнял, чувствуя, как холодный пот стекает по спине.

– Теперь ты никуда от меня не денешься! – заявила явно довольная Ольга. – А сейчас возьми меня, прямо здесь. – И она одним движением сбросила рубашку, под которой ничего не оказалось, кроме ее тела, изнемогающего от страсти.

В час ночи она буквально вытолкала Ивана Степановича из квартиры, на прощание сказав:

– Помни, теперь ты мой! Не забывай этого, иначе тебя ожидает нечто ужасное. Сегодня ночью ты в этом убедишься.

Эти слова не давали ему покоя по пути домой, куда он добирался на такси. Жена не спала и явно была встревожена. «Задержался у друзей», – брякнул он первое, что пришло в голову, и замер. Она ведь знает, что у него нет друзей, и объяснить опоздание можно было чем угодно, но только не этим! Но жену, похоже, удовлетворило такое объяснение, и она, ни о чем его не расспрашивая, легла спать. Вскоре заснул и Иван Степанович.

Ему приснилось, будто он не спит, а гуляет ночью по кладбищу среди множества гранитных памятников. Останавливается возле одного. На нем фотография круглолицего темноволосого мужчины со шрамом на щеке в виде буквы «х», одетого в строгий костюм с галстуком. Тут он с ужасом замечает, что не один, – рядом стоит мужчина с фотографии и пристально смотрит ему в глаза, только одет он теперь в белую полотняную рубашку, подобную той, которая была на Ольге. Тогда он вспомнил, что эта рубашка называется саван, и в нее в незапамятные времена обряжали покойников. Тут он проснулся.

Было очень темно, и Иван Степанович понял, что все еще ночь. Он проспал, может, час, а то и меньше. Ему очень захотелось сходить в туалет. Он вышел в коридор и вдруг заледенел в предчувствии чего-то ужасного. Щелкнул выключателем в коридоре – лампочка, на мгновение вспыхнув, погасла.

«Как некстати перегорела!» – со страхом подумал он и в темноте прошел в туалет. Там свет зажегся, и это его немного успокоило. Но тут он вдруг каким-то образом понял, что, выходя отсюда, когда его рука потянется к выключателю, а взгляд скользнет вглубь темной кухни, он увидит там фигуру мужчины в странной белой погребальной сорочке. Оцепенев от ужаса, он, выходя, закрыл глаза и на ощупь погасил свет, чтобы не смотреть в сторону кухни. С разрывающимся от страха сердцем он возвратился в спальню, чувствуя спиной ледяной взгляд из могилы. Только теперь Иван Степанович понял, что сегодня он столкнулся не с чудачествами сумасбродной барышни, а приобщился к страшному таинству черной магии, с которой он теперь навечно связан. К своему удивлению, он об этом не сожалел. Больше ему в ту ночь ничего не снилось.

<< | >>
Источник: Сергей Пономаренко. Седьмая свеча. 2016

Еще по теме 34:

  1. И. К. Беляевский. Коммерческая деятельность, 2008
  2. Введение
  3. Коммерческая деятельность в бизнесе
  4. Понятие и сущность коммерции и коммерческой деятельности
  5. Продавцы и покупатели на рынке товаров
  6. Маркетинг в коммерческой деятельности
  7. Торговля как коммерческий процесс
  8. Роль научно-технического прогресса в коммерции
  9. Социальные аспекты коммерции
  10. Организация хозяйственных и договорных связей в коммерческой деятельности