<<
>>

39

– Любопытная история, – Глеб вежливо кивнул, отдавая дань экспрессии и эмоциональности рассказчика.

Врач импонировал Роману своей внешностью, спокойствием сильного человека. Уже тем, что внимательно выслушал его историю, ни разу не перебив, он располагал к себе.

– Уверен на все сто, что это и в самом деле происходило со мной, не было игрой больного воображения, как думают родители и прочие! – Роман упрямо наклонил голову, готовясь броситься в бой, услышав возражения психоаналитика.

Оставаясь наедине с собой, он сомневался в реальности тех событий, но если кто-то высказывал свои сомнения, то с пеной у рта пытался убедить собеседника в обратном.

– Я к «прочим» не отношусь, – улыбнулся Глеб. – Ничего фантастического я не услышал. Ты провел ночь на горе, пользующейся дурной славой. Побывал «в гостях» у сатанистов, развлекся на шабаше. Познакомился с журналисткой, выполнявшей редакционное задание. Получил сотрясение мозга средней тяжести и бронхит. Что тут невероятного? Сочувствую, но ничему не удивляюсь.

– А мандрагора, вырастающая из семени висельника? – Роман ехидно улыбнулся.

– Корень которой ты держал в руках? Мандрагорой это растение назвал вожак сатанистов, а что это было на самом деле, неизвестно. Примитивный фокус, его механизм доходчиво разъяснила журналистка. А что касается ощущений… Думаю, это последствия приема значительной дозы психотропного препарата, которым тебя попотчевали.

– Хорошо, а если я вам скажу, что та девушка, которая мне помогла, была вовсе не журналистка? – Романа раздражало показное равнодушие врача, и он не обратил внимания на то, что поменялся ролями с оппонентом: если раньше он доказывал реальность произошедших с ним событий, то теперь – их исключительность и фантастичность.

– Не важно, какова ее настоящая профессия, – с усмешкой произнес Глеб.

– Дело не в профессии, – нервничая, сказал Роман. – Не обнаружив среди столичных изданий газету с названием «Курьезе», я засел в Исторической библиотеке. Меня заинтересовала история девушки, которая была повешена в Лысогорском форте в 1913 году. Роясь в архивных материалах того времени, я нигде не нашел упоминания о данном факте. За время существования Лысогорского форта там было казнено более двухсот человек, и все они мужчины. Еще я выяснил, что в то время издавалась газета «Курьезе», которая выходила до 1916 года.

– Что ты этим хочешь сказать? – Психоаналитик лучезарно улыбнулся.

– Я искал, и моя настойчивость была вознаграждена – нашел подшивку газеты «Курьезе» в хранилище Исторической библиотеки, и в ней в 1912 году было напечатано стихотворение, подписанное «А. Мозенз». Продолжил искать, и в подшивке газеты «Киевские ведомости» за 1912–1913 годы нашел упоминание о громком деле двадцатидвухлетней отравительницы Анны Мозенз, обвиняющейся в смерти своего дяди, его жены и двух кузин. Вел это дело следователь по фамилии Брюквин. А также я нашел сообщение о том, что Анна Мозенз была казнена в ночь на 1 мая 1913 года.

– Ничего удивительного, значит, журналистке эта газета попалась раньше, чем тебе, – пожал плечами Глеб.

– Этих газет никто не касался лет двадцать, а то и больше, если судить по толщине слоя пыли. В библиотеке все так формализовано, там ведется строгий учет движения хранящихся изданий.

Я проверил – эти газеты давно никем не были востребованы!

– Возможно, такие же газеты есть в хранилище другой библиотеки, где более популярны. А может, она случайно их нашла на чердаке дома своей бабушки. И потом, нет гарантии, что ты правильно запомнил название газеты, где она работает, – реально оценил ситуацию Глеб.

– На следующую ночь после посещения Лысой горы мне приснился странный сон, из которого я узнал фамилию следователя – Брюквин, это он вел дело этой несчастной девушки. А это было задолго до того, как я обнаружил стопку старых газет в хранилище библиотеки.

– Бывает, увлеченные какой-то идеей, мы подсознательно выстраиваем цепочку доказательств, подтверждая ее право на жизнь. Лжеидеи увлекают нас в мир иллюзий, и мы готовы искусственно создавать подтверждение их реальности, подтасовывая конечный результат, к которому мы изначально стремимся. – Глеб сделал паузу и внимательно посмотрел на пациента. – Наверняка у тебя есть свое объяснение тех событий и участия в них действующих лиц.

Роман согласно кивнул:

– Я думаю, что девушка, встреченная мною на Лысой горе, и есть корень мандрагоры, который обрел на некоторое время осязаемый образ. Одним словом, она – фантом Аники Мозенз, казненной в 1913 году! – Роман посмотрел на психоаналитика, ожидая его реакции на подобное заявление.

– Возможно, – к его удивлению, тот не стал отметать это сумасбродное предположение. – Но все призраки-фантомы имеют свойство развеиваться с утренним туманом. Был фантом – и сплыл. Забудь и живи своей жизнью. Закончишь учебу, получишь диплом и сделаешь свой вклад в историческую науку.

– Это не совсем так. Мне приснился сон-откровение. Он меня так потряс, что утром я сразу его записал, пока ничего не забылось. Хотите, я вам это прочту?

– С удовольствием тебя послушаю, – сказал Глеб, про себя делая выводы.

Случай явно был запущенный. Скорее всего, по классификации психопатий пациента можно было отнести к эмотивно-лабильному типу[20], у него возникают навязчивые представления, и эта патология прогрессирует.

Глубокая серая ночь. В грязном беззвездном небе светит одинокая желтая луна, периодически стыдливо прячущаяся за полноватыми тучами. Больно впиваются в лицо осколки-льдинки предательского дождика, капли которого замерзают на лету. Повышенная влажность, перепад температур создали ядовито-тяжелый туман, стелющийся ковром по траве. Возле входа в потерну № 6 стоит мрачная фигура в странном головном уборе с большими рогами, напоминающая своим видом скорпиона с поднятым над головой хвостом, и такая же грозно-опасная. Ночной владыка этих мест.

Неслышно скользя над травой, словно плывя на волнах густого тумана, тонкая, стройная светловолосая девушка в легком развевающемся светлом платьице приближается к страшной рогатой фигуре. Рогатый не видит ее, погруженный в мрачные думы. Лунный свет освещает лицо девушки – это журналистка из ночного бреда. Ее личико, тогда такое нежное и доброе, сейчас резко очерчено и выражает решительность, глаза яростно сверкают, а пухленькие губки искривлены в зловещей ухмылке. Длинные, густые волосы теребит ветерок, предвестник приближающегося утра.

– Доброй первой майской ночи, господин Брюквин! Со свиданьицем! – в голосе девушки слышна издевка.

Фигура от неожиданности вздрагивает и сразу теряет надменный вид. Сейчас видно, что это мужчина лет пятидесяти, маленького роста, хилого телосложения, в нелепой клоунской шапке с рогами и длинном неудобном плаще красного цвета. Шут на призрачной сцене театра ночи.

– Ты кто такая? Что ты городишь? Какой Брюквин? – Мужчина тщетно старается продемонстрировать невозмутимость и спокойствие, но голос предательски дрожит.

– Что это вы, господин Брюквин, открещиваетесь от своего имени? Или оно имеет отношение к чему-то нехорошему, а то и ужасному? Уж позвольте также полюбопытствовать, каков секрет вашего активного долголетия? Ведь когда мы последний раз встречались, вы были зрелым мужчиной, коллежским асессором, следователем губернской прокуратуры по уголовным делам. Девяносто годков прошло, а вы не изменились ни внешне, ни внутренне – все такой же гадкий, подлый двурушник! – Ее лицо исказила презрительная гримаса. – Сектой теперь ведаете сатанинской? – проникновенно спросила она. – Оно и понятно, двух зайцев за один раз убиваете – постоянный приток молодых девушек для удовольствия, а главное, коллективными усилиями корень мандрагоры проще сыскать! А корень этот вам нужен, ой как нужен, и непременно каждый год! Для продления активной жизни, ведь так, господин Брюквин? Вам давно уже далеко за сто лет, а выглядите замечательно! Да вы не дрожите так, ведь уже весна и скоро будет совсем тепло! – голос ее сделался вкрадчиво-деликатным. – Секретик ваш знаю, и откуда он, тоже – натолкнулись на него, когда в контрразведке у Деникина трудились по специальности: помогали отправлять людей в места весьма отдаленные без обратного билета. К генералу Духонину – так у вас это называлось? А тут старец попался, а ля Гришка Распутин, от всех болезней лечил… совокуплением.

Очередь к нему стояла громадная, но он справлялся. И тут вы узнаёте, что этому старцу около ста двадцати лет – он и сам не знает, сколько точно! А жизненной энергии через край! Применив все возможные и невозможные методы, превратив его в инвалида, вы все-таки узнали секрет эликсира долголетия, основным компонентом которого является корень мандрагоры.

Cтарца отправили к генералу Духонину, а позднее облюбовали себе местечко на Лысой горе, полицейский архив разыскали, а там все есть – кого и когда казнили. Начали собирать каждый год урожай корня мандрагоры! Когда запахло жареным, поменяли имя, судьбу, и стал сотрудник контрразведки Деникина… чекистом.

В тридцатые годы, в период репрессий хорошо проявили себя, вот только не удалось вам внедрить процедуру повешения – не та система, не те масштабы. Повешение много подготовительной работы требует, это на поток не поставишь. Молодой советской республике требовались грандиозность и масштабы, недосуг было панькаться с отдельными личностями. А вам необходимо было повешение, чтобы материалец был для корней мандрагоры, для вашего бессмертия!

Падение Ежова с «Олимпа» вызвало волны, под которыми оказались многие бывшие хозяева судеб и бытия людей. Снова запахло жареным, и вы вовремя успели сменить обличье. Даже к уголовному миру примыкали, а во время оккупации стали полицаем. Бывший царский следователь и чекист!

Ведь без корня мандрагоры вы давно бы сгнили в сырой земле, а сейчас вы играете с молодыми девчонками и мальчишками в сатанинские игры, устраиваете оргии. Днем вы мирный старичок, козочек пасете, а ночью шабаши устраиваете! Секту организовали, процедуру принятия эликсира соединили с черной мессой! Чтобы с кровью, мистически!

В вас погиб великий драматический артист, ваше призвание – театральные подмостки! Ближайшим помощникам время от времени подбрасываете фактики из своей биографии, которые может знать только очевидец тех событий и о которых не узнаешь из книжек, и они смотрят на вас как на бога – нет, как на сатану!

– Вы меня с кем-то путаете. – Мужчина обрел спокойствие обреченного, которому нечего терять, поэтому он готов бороться до последнего. – Наплели здесь бог знает что! Если вам есть что сказать, то говорите и уходите. Вы мне неинтересны! У меня мало времени, чтобы его на вас тратить!

– Вот сейчас вы сказали правду, господин Брюквин, – засмеялась девушка. – Времени у вас совсем нет, точнее, есть только сорок дней, как у покойника… Не удалась сегодняшняя ночь, не добыли корень мандрагоры! Теперь расскажу, что вас ожидает на протяжении этих сорока дней. Прогрессирующая старость! При этом тело будет увядать, а вас еще будут одолевать желания, и удовлетворить их вы не сможете! Боль будет терзать вас днем и ночью, в ясную и дождливую погоду. Хуже этой всепроникающей боли будет только запах гниения собственного тела. Маленькие белые червячки будут копошиться в теле, размножаясь и питаясь гнилой плотью. Будете гнить заживо и видеть и чувствовать это! Когда на сороковой день придет смерть, встретите ее как избавление!

– Ты кто? Я тебя знаю? – хрипло пролаял Брюквин.

– Не узнал, господин следователь? – кокетливо спросила девушка. – Ведь я та, которую ты девяносто лет тому назад без вины отправил на виселицу. Вспомнил, господин следователь, – мерзкая отравительница своих родных и благодетелей?

– Ты – Анна Мозенз? Не может быть! Ведь тебя тогда повесили, и, наверное, уже и косточек не осталось. А тут ты, как и тогда, молодая и красивая…

– Может, господин Брюквин! Ведь предупреждал старец: не опускай корень мандрагоры на землю до наступления рассвета, а то войдет он в образ и заживет своей жизнью! – Она в восторге закружилась на месте, длинные волосы развеялись. – Даже волосы такие, какими были до того, как их остригли после суда. Почему этот парень не отдал вам корень? Не знаете и не догадываетесь? Сами ведь вы боялись его выкапывать – кабы чего не вышло, вдруг корень заберет кровь и жизнь не собаки, а того, кто выкапывает.

Давайте вернемся на девяносто лет назад. Жандармского поручика, командира конвоя, который сопроводил меня в последний путь на виселицу, помните? Прекрасный молодой человек с хорошей репутацией, только вот по судьбе выпало ему быть жандармом. Так вот, когда меня казнили, – как странно это произносить! – она горько усмехнулась, – невиновного человека, девушку, будущую мать, он морально сломался, запил и вскоре закусил напиток совести свинцом из своего револьвера. Осадок того, что был причастен к гибели невиновного человека, остался в его душе, а она – бессмертна!

Понятие реинкарнации душ вам, надеюсь, знакомо? Реинкарнация – это вечный путь души через смерть и возрождение в другом теле. Душа его возродилась уже в это время, в облике юноши, которого вы чуть не вовлекли в свою секту. Теперь его зовут Роман. Когда он выкопал корень, его душа узнала мою, и он меня спас, как не смог спасти в той, прошлой жизни. А я спасла его от вашей шайки. Вот так я обрела вторую жизнь.

Те несколько часов, которые остались до рассвета, когда мой образ развеется и я исчезну навсегда, проведу в городе, в котором когда-то жила, любила и была любима. Но моей душе уже уготовано место в теле девушки, которая сейчас находится в тяжелом состоянии в больнице.

С рассветом я обрету ее тело, и девушка выздоровеет. Они познакомятся, Роман и эта девушка. Между ними вспыхнет любовь, как пожар. Он будет ласково называть ее «моя Аника»! Аника-воин! Это имя он возьмет из своего странного сна. Прощайте, господин Брюквин! Медленной вам смерти! Я не буду больше тратить на вас драгоценное время. Мне хочется так много увидеть в этом городе и многое вспомнить!

Когда обессиленный Роман замолчал, заговорил Глеб:

– Фрейд, Юнг были бы в восторге от твоего сна, но при этом убедили бы тебя, что это лишь отражение в аллегорической форме реальных событий, проблем, имеющих место в твоей жизни. Мы можем проанализировать его по современным методикам и…

– Никакая это не аллегория! – взорвался Роман. – Девушка, следующая в цепи реинкарнаций Аники Мозенз, существует, и я должен ее найти!

Психоаналитик посмотрел на часы и кивнул:

– Хорошо. Ищи. Придешь послезавтра, в пятнадцать часов. Ты свободен, пригласи родителей, они уже заждались. Всего хорошего!

– Особенно я ничем вас не обрадую, – не ожидая расспросов, сразу сказал Глеб родителям Романа, когда они вошли в кабинет. – Девятнадцать лет – это возраст, когда все чувства обострены до предела, а тут еще сердечная драма, заставившая потащиться ночью черт знает куда и в итоге заработать сотрясение мозга. Возможно, что не все события, о которых он рассказывал, – игра его воображения, некоторые, по-видимому, все же имели место. Однако, когда он начинает говорить о вещах совершенно фантастических… У него просматривается симптом метафизической интоксикации, что характерно для его возраста, но на фоне навязчивых представлений может привести к неприятным последствиям и даже заболеваниям. Психическое заболевание, если вовремя не принять меры, может стать причиной целого букета заболеваний иного рода. В данном случае требуется сложное медикаментозное лечение в психоневрологическом диспансере. Выписать направление?

– Глеб Леонидович, нам сказали, что вы применяете не совсем традиционные методы лечения, – осторожно начала женщина. – Рома – наш единственный сын, а навязчивые идеи преследуют его уже почти месяц. Пожалуйста, помогите нам!

– Лекарства принимать – только здоровье гробить, – как бы подтверждая ее слова, буркнул мужчина. – Плюс еще лежать в психушке.

– Метод не новый. – Психоаналитик явно был доволен таким поворотом дела. – Не всегда его применишь, но в данном случае можно попробовать. Однако предупреждаю: потребуются большие расходы – придется привлекать массу ассистентов.

– Мы заплатим! Ведь это невозможно – Роман носится с этими фантасмагориями уже долгое время, а мы ничего не можем с этим поделать, – оживилась женщина. – Сколько это будет стоить?

Глеб посмотрел на часы – у него еще было время до встречи с одноклассниками.

– Для начала я сейчас проведу с ним сеанс гипноза, попробуем узнать, что на самом деле с ним произошло той ночью, а после поговорим о лечении и гонораре. Позовите сына, а сами подождите в коридоре. Во время сеанса вам здесь находиться нельзя.

* * *

Когда Глеб вышел из диспансера, небо, хмурившееся с утра, разверзлось, словно ему подали условный знак, и крупные капли дождя забарабанили по асфальту.

– Еще этого не хватало! – расстроился Глеб, вспомнив, что зонтик не взял.

Возвращаться домой не было желания, тем более вызванивать кого-либо из знакомых женщин, помогающих после развода скрашивать одиночество. Хотелось новизны впечатлений, почувствовать азарт охотника, загоняющего дичь. Охотника, который мог сам превратиться в дичь для женщин-хищниц, а таких он тоже достаточно повидал на своем веку.

«А почему бы и в самом деле не отправиться на вечеринку? Может, там меня ожидает судьба в виде длинноногой выпускницы позапрошлогоднего выпуска? Или по дороге встретится застенчивая девушка со жгучей тоской в глазах, краснеющая под пристальным взглядом?» Глебу нравились молоденькие девушки с печатью одиночества на лицах. Их непросто приручить, но, сдавшись, они дарят массу положительных эмоций. Насладившись властью над такой девушкой, он без причины расставался с нею, когда она была уверена, что он целиком и полностью принадлежит ей, и строила далеко идущие планы. После двух неудачных браков он боялся привязанностей и, смеясь, говорил приятелям, что уже получил прививку от любви на всю жизнь. Предательство Ольги, корысть и расчетливость Гали сделали его циником, и таким образом он подсознательно мстил за свои предыдущие неудачные браки. То, что его жертвами становились женщины и девушки, ничего плохого ему не сделавшие, его не трогало.

<< | >>
Источник: Сергей Пономаренко. Лысая гора, или Я буду любить тебя вечно. 2017

Еще по теме 39:

  1. И. К. Беляевский. Коммерческая деятельность, 2008
  2. Введение
  3. Коммерческая деятельность в бизнесе
  4. Понятие и сущность коммерции и коммерческой деятельности
  5. Продавцы и покупатели на рынке товаров
  6. Маркетинг в коммерческой деятельности
  7. Торговля как коммерческий процесс
  8. Роль научно-технического прогресса в коммерции
  9. Социальные аспекты коммерции
  10. Организация хозяйственных и договорных связей в коммерческой деятельности
  11. Понятие хозяйственных связей в коммерческой деятельности