<<
>>

36

Ранний телефонный звонок заставил Глеба вскочить с кровати – вдруг это звонит клиент? Как только он поднял трубку и «алокнул», услышал сигналы отбоя. Глеб чертыхнулся, постоял возле телефона пару минут и, так и не дождавшись повторного звонка, вернулся в кровать.

Посмотрел на часы – до запланированного подъема оставалось целых сорок минут. Сон не хотел возвращаться, и после пятнадцатиминутного ворочания на кровати Глеб решил встать. Три дня тому назад он поклялся себе по утрам заниматься зарядкой. Для поддержания физической формы он определил себе комплекс упражнений: пятьдесят отжиманий от пола, сто приседаний, пятьдесят качков для пресса, уперев ступни в жесткие ребра батареи.

«Вроде и не пьяный был, а придумал себе такие мучения! – недовольно подумал Глеб, рассматривая себя обнаженного в зеркале. – Бицепсы, трицепсы вроде еще просматриваются. Мышцы живота подплыли, но они и раньше рельефными не были, а с каждым годом возраст дает о себе знать».

«Мои года – мое богатство», – пришли в голову слова известного в прошлом шлягера, и Глеб разозлился: «Какая дурость! Прошедшие года – богатство? Прошлое – ничто! Имеет ценность только настоящее! Ностальгируют лишь полные кретины, ничего не добившиеся в жизни. Важны только настоящее и будущее. Особенно настоящее, а я им, в общем-то, доволен, грех жаловаться». В прошлом осталось то, что он не хотел вспоминать: безденежье, тюрьма, смерть Ольги, женитьба на Гале.

С Галей он на удивление безболезненно расстался полгода тому назад. Они разменяли квартиру на две однокомнатные. Хотя сейчас он ютился в крохотной гостинке, зато жил здесь один. От одиночества он не страдал. Слава Богу, теперь у него была солидная частная практика, постоянные клиенты и неплохие заработки. Осталось еще немного скопить деньжат, и он купит квартиру в доме улучшенной планировки, в новостройке. И вниманием женского пола он не обойден.

В последнее время вдруг стали названивать бывшие коллеги по институту, пытаясь наладить с ним отношения. Вскоре он получил этому объяснение – в институте сменился директор, и новый руководитель объявил конкурс на замещение должностей начальников отделов и лабораторий. На этой неделе ему позвонила начальница отдела кадров и передала пожелание нового директора института поучаствовать в конкурсе, поскольку тот считал Глеба наиболее подходящей кандидатурой. Предложение застало Глеба врасплох: с одной стороны, он сейчас благодаря частной практике был материально устроен и даже вернулся к написанию докторской диссертации, с другой – вновь заняться научной деятельностью было очень заманчиво. И для докторской диссертации ему требовалось пополнить объем печатных работ, заявить о себе после долгого молчания, а этому способствовала бы работа в научно-исследовательском институте. Доброжелатели из института нашептали Глебу на ухо: новый директор Варавой крайне недоволен, ищет ему замену. Сопоставив этот слух и звонок начальницы отдела кадров, ранее верной прислужницы Варавы, он понял, кого новый директор хочет видеть своим заместителем. Такая должность была для него весьма заманчивой, да и задетое самолюбие было бы удовлетворено. Не так давно маленький диктатор Варава, словно подачку, предлагал ему всего лишь должность младшего научного сотрудника.

Так что Глеб стал собирать документы для участия в конкурсе.

Прошлой ночью он почти не спал, работал над статьей для журнала «Вопросы психологии», должной стать трамплином для издания монографии на эту же тему. Поэтому ранний звонок, разбудивший его, был некстати – ему надо быть свежим, выспавшимся.

«Зарядка подождет, вначале просмотрю то, что написал накануне», – решил Глеб, глядя на коврик, который ждал его для занятий физкультурой.

Ночные бдения были не напрасны – написанное претерпело лишь небольшую правку. Ему осталось еще немного: поработает сегодня вечером – и статья будет готова. Глеб был «совой», самые толковые мысли ему обычно приходили в ночное время, и он отложил статью в сторону. Глеб, взглянув на стенные часы, понял, что время еще есть и от зарядки не отвертеться. Со вздохом он подошел к коврику.

Телефонный звонок застал его на тринадцатом отжимании. Вскочив на ноги, он помчался к телефону, словно тот был его спасением от мучений, которые он сам себе придумал.

– Говорите! – крикнул он в трубку, в которой что-то шумело, скрипело, хрипело, – пора было менять аппарат.

Сквозь эту какофонию прорвался женский голос, он сразу его узнал. Это была школьная староста Маруся, сокращенно Муся.

– Глеб, ты поросенок! – прокричала Муся в трубку. – Ты до сих пор дома?! Ты что – склеротик?

– Где же я должен быть? – раздраженно спросил он.

– Я так и знала, что ты забудешь! Две недели тому назад я тебя предупреждала, и ты обещал! Какое сегодня число?

– Бедняжка Муся, у тебя нет календаря, и теперь по утрам ты по телефону узнаёшь, какой сегодня день? Если тебе это поможет, то сегодня двадцать второе июня, – зевая, сообщил он.

– Что ты мне обещал, помнишь? – продолжала допрос неугомонная Муся.

– Я готов выполнить все свои обещания, но я вроде не собирался на тебе жениться? – мрачно ответил он.

– Да нет же! – рассмеявшись, воскликнула Муся. – По голосу я понимаю, что ты только встал и ничего не помнишь. Быстро приведи себя в порядок и дуй сюда.

– Это куда же? – поинтересовался он.

– На кудыкину гору! – разозлилась она. – Двойной юбилей у нас. Двадцать лет тому назад мы окончили школу, которой сегодня исполняется пятьдесят лет! Не придешь – зарежу! – пригрозила она. – В твоем распоряжении максимум час. Пока. Буду звонить остальным придуркам с короткой памятью. Почему я должна за всех все помнить?! – тоскливо поинтересовалась она.

– У тебя тоже должны быть в жизни маленькие радости – это моменты, когда ты чувствуешь себя умнее других, – брякнул Глеб и бросил трубку.

Муся, мужеподобная девица громадного роста, обладательница хамских манер, зычного голоса и умения выдавать непреложные истины, всегда раздражала его. В школе она была старостой класса, ей предрекали карьеру руководителя крупного предприятия, но выше частного предпринимателя, владельца двух микроскопических киосков возле метро «Берестейская», она не смогла подняться. Само собой, она не преуспела и в личной жизни, хотя ребенка родила. По прошествии стольких лет после окончания школы у нее остался школьный синдром: она помнила дни рождения всех учителей, тогда как Глеб даже позабыл имена многих из них. А еще она всегда была в курсе событий жизни одноклассников и терроризировала их, устраивая встречи по всевозможным поводам. Общение с ней не доставляло радости Глебу, но зато он имел возможность все знать о жизни бывшей одноклассницы Светки, которая когда-то с ним не совсем красиво поступила, и он долгие годы жаждал сатисфакции. Глеб длительное время не общался с одноклассниками: то ему было не до того из-за подготовки докторской диссертации, то он находился в местах не столь отдаленных, то не хотел этих встреч из-за своего бедственного положения. Теперь ситуация в его жизни поменялась в лучшую сторону: он был вновь «на коне», и ему не стыдно было поведать о своих успехах. Кроме того, он снова был свободен от брачных уз и хотел бы увидеться со Светкой.

Светка, натуральная блондинка с длинными волосами и едва заметной грудью, к окончанию школы ставшая кандидатом в мастера спорта по художественной гимнастике, была его тайной любовью с третьего класса. Она отличалась яркой внешностью, прекрасной фигурой и непостоянством. В девятом классе ему удалось завязать с ней дружеско-любовные отношения. Во время зимних каникул из-за болезни он не смог поехать на школьную экскурсию в Закарпатье и потерял Светку. Его место прочно занял Федя-баскетболист из выпускного класса. Обидевшись на всех и вся, а больше всего на Светку, Глеб записался в секцию шотокан карате-до и увлекся индийской философией.

На школьном выпускном вечере, стоя на корме теплохода «Андрей Малышко», бороздящего днепровские воды, и кутаясь в пиджак Глеба, Светка неожиданно сама призналась ему в любви, взяв с него слово, что после поступления в вуз они каждый вечер будут проводить вместе. Через две недели она уехала поступать в Харьковский мединститут, где работала ее дальняя родня, и сразу перестала с ним общаться. Он несколько раз писал ей, заказывал телефонные переговоры, но всякий раз наталкивался на ее безразличие. Так у него появилась цель в жизни – утереть ей нос, чтобы она пожалела, что прошла мимо такого парня, как он. Хотя с тех пор прошло немало времени, вполне подходило известное выражение «пепел Клааса стучал в его сердце». Когда была жива Ольга, он жаждал удобного случая, чтобы продемонстрировать Светке свою красавицу жену, но случай, к сожалению, так и не представился. Затем была Галя, ее внешности было далеко до Светкиной, поэтому он избегал встреч с одноклассниками.

Сегодняшняя школьная встреча позволяла «на законных основаниях» проигнорировать утренний изнуряющий комплекс физических упражнений. Глеб стал быстро одеваться, чтобы поскорее выйти из дома, пока внутренний голос не заставил его вернуться на спортивный коврик. До двенадцати дня у него было свободное время, а затем предстояла встреча с новым пациентом.

<< | >>
Источник: Сергей Пономаренко. Лысая гора, или Я буду любить тебя вечно. 2017

Еще по теме 36:

  1. И. К. Беляевский. Коммерческая деятельность, 2008
  2. Введение
  3. Коммерческая деятельность в бизнесе
  4. Понятие и сущность коммерции и коммерческой деятельности
  5. Продавцы и покупатели на рынке товаров
  6. Маркетинг в коммерческой деятельности
  7. Торговля как коммерческий процесс
  8. Роль научно-технического прогресса в коммерции
  9. Социальные аспекты коммерции
  10. Организация хозяйственных и договорных связей в коммерческой деятельности
  11. Понятие хозяйственных связей в коммерческой деятельности
  12. Понятие договора (контракта) и его роль в коммерческих отношениях
  13. Процесс заключения договора: этапы и оформление
  14. Поиск партнера в процессе заключения сделки
  15. Основные экономические и финансовые категории и показатели коммерции
  16. Понятие и формы коммерческого капитала
  17. Финансы в коммерческой деятельности
  18. Оборот товаров, товарные запасы и товарооборачиваемость. Понятие и виды товара
  19. Товарооборот как форма продажи товара покупателю