<<
>>

19

Глеб мрачно смотрел в окно. За окном торжествовала зима: крыши домов, тротуары были покрыты снегом. Раньше он любил такую погоду, с нетерпением ожидая выходных, чтобы с лыжами отправиться в Голосеевский лес.

Сейчас его погода и снег не волновали, забытые лыжи стояли в кладовке. С недавних пор он начал ощущать необычайную слабость, быстро уставал даже от незначительных усилий. Единственным его желанием было вернуться в постель, укрыться с головой одеялом и погрузиться в сновидения, более интересные, чем окружающая действительность. Во снах он видел незнакомые города, местности, знакомых и незнакомых людей. Он пытался анализировать свои сны, вычленяя и сопоставляя эпизоды, при этом используя современный инструментарий, который не так уж и отличался от подаренного миру Зигмундом Фрейдом. «Смысл психоанализа как раз в том, чтобы самосознание пришло к больному изнутри, чтобы переживание было изжито», – гениально заметил Стефан Цвейг, рисуя литературный портрет Зигмунда Фрейда. «Есть ли смысл в том, чтобы копаться в „кармашках“ своего подсознания, изыскивать и изживать переживания?» – как-то задался вопросом Глеб, не смог найти ответ и пришел к выводу: психоанализ – удел богатых чудаков. Когда человеку нечего есть, то ему не до поисков в «сумерках сознания». Статистика психических заболеваний показывает, что им больше подвержены люди среднего и выше среднего достатка, представители интеллигенции.

Оценивая свое положение, Глеб видел неутешительную картину. Нет работы и стабильного заработка, и окружающие не могли не замечать, что он погружается в бездну, катастрофически теряя свой социальный статус. Лакмусовая бумажка – отношение соседей. Еще недавно он был для них Глебом Леонидовичем, Глебушкой – для старушек-старожилок, Глебом – для близких и хорошо знакомых. Сейчас при встрече ему в лучшем случае кивали и старались держаться от него подальше, как от чумного.

«В силу разных причин я оказался заложником неблагоприятных обстоятельств. Что я сделал, чтобы их перебороть? Ничего! Они имеют непреодолимую силу? Никак нет! – размышлял он. – В институт не устроился из-за гордости, а как же: не так давно без пяти минут доктор наук теперь должен согласиться на должность эмэнэса?! Месяц назад, когда Галя лежала в больнице после выкидыша, пообещал заняться частной практикой, принимать пациентов как психоаналитик, но даже не удосужился узнать, что для этого нужно. Перед Галей постоянно играю спектакль. Каждое утро с озабоченным видом выхожу из дома за пятнадцать минут до того, как она должна уйти, а потом бесцельно шатаюсь по улицам в ожидании, когда уйдет она. Затем возвращаюсь домой, отключаю телефон и ложусь спать.

В полвторого вновь сбегаю, так как Галя может после занятий, перед работой, забежать домой. Обычно иду на Владимирскую горку, бездумно вышагиваю по аллеям, разглядывая прохожих. В три часа возвращаюсь домой, поскольку Галя в это время уже должна находиться на рабочем месте в парикмахерской, и вновь ложусь спать, сновидениями скрашиваю свою жизнь. Сны разные, часто снится Ольга, Степан, но никогда не снится тюремная зона, недавнее прошлое.

Проснувшись вечером, иду к Гале на работу. Молчанием отвечаю на расспросы, чем занимался.

Получаю от нее деньги на продукты – кроме зарплаты, ей каждый парикмахер доплачивает за то, чтобы возле его рабочего места всегда было чисто, и за другие мелкие услуги. Скупившись, иду домой и готовлю ужин. После одиннадцати приходит уставшая Галя, ужинает, потом, закрывшись в дальней комнате, готовится к занятиям, а я смотрю телевизор. Ложусь спать поздно, иногда занимаемся с Галей сексом. Любовью можно заниматься только с любимым человеком. А секс – это как аппетит, он есть или его нет, а бывает, что он и есть, но хочется чего-то другого. Темнота сближает нас на широкой кровати, но сексом мы занимаемся все реже. Похоже, и Галя ко мне остыла – раньше она чаще проявляла инициативу. Иногда во время секса мне кажется, что подо мной стонет в изнеможении Ольга! Словно вернулось то счастливое время, когда у меня была зеленоглазая красавица жена, верный, надежный друг Степан, перспективная, интересная работа, намечалась защита докторской диссертации. С рассветом наступает отрезвление и понимание, что всего этого больше нет и не будет!»

Глеб вышел из дома и пешком отправился к месту работы жены. Он любил центральный район, в котором вырос, здесь ощущался ритм большого города, его пульсация, словно именно тут пересекались тысячелетняя история и новое время, образуя невероятную ауру. Перемены, происходящие в жизни целой нации, динамичнее и нагляднее происходили именно здесь.

«Куда мы на самом деле идем после „победного“ шествия через социализм к коммунизму, а затем – к капитализму? Политологи всех мастей твердят, что надо сделать ВОТ ЭТО, тогда мы, может, получим ЭТО или ТО, а скорее всего, неизвестно что. Занятые челночным бизнесом в 90-е годы, мы не заметили, как перешагнули через период стихийного капитализма и первоначального накопления капитала. Новое тысячелетие охарактеризовалось созданием монополий и финансовых кланов, другими словами, монополистическим капитализмом. Совсем как по учебнику политэкономии».

Раздумывая над судьбами нации, по улице Владимирской шел человек, который не мог определиться со своим жизненным путем.

– Заключенный номер 2043 на прогулке и без конвоя?! – гаркнул над ухом чей-то бас.

Опешив, Глеб обернулся. Перед ним стоял худощавый мужчина, хорошо одетый, с ежиком коротко остриженных волос. Глебу вспомнились нары, барак, промышленная зона, огороженная колючей проволокой. На зоне с ним мало кто общался, тем более дружил, поэтому имя мужчины он не мог вспомнить. Понятие дружбы на зоне чисто условное и означает принадлежность к тому или иному тюремному сословию. Первый год – «малолетка», потом «ситцевый», определяющий, к кому потом примкнешь, – к «мужикам», «приблатненным», «шнырям» или к нечисти – «чертям».

– Что, братан, не признал? Вишь, загордился, небось думаешь: баланда, вертухаи, хозяин, мужики, суки, черти – все в прошлом? Нет, это как печать в паспорт – на всю жизнь. Я вот три дня как откинулся, оттрубил на зоне два года, семь месяцев и одиннадцать дней. Ладно, – он хлопнул Глеба по плечу, – пошли, братан, накатим по маленькой. А там видно будет.

Первым желанием Глеба было вежливо отказаться, но потом он решил: Галя раньше одиннадцати вечера не освободится, так что в запасе есть целых пять часов. «Может, водка, мужская беседа – это та психотерапия, которая мне нужна? Он чужой для меня человек, вряд ли его еще раз встречу на своем жизненном пути, так что можно излить душу. Давно не было с кем поговорить по-простецки, без оглядки», – подумал Глеб. И они направились в ближайшее кафе.

Домой Глеб попал в третьем часу ночи, мертвецки пьяным после череды забегаловок, кафе, ресторанов. Первую часть вечера еще кое-как помнил, но дальше – смутно. Утром проснулся разбитым, с головной болью и ощущением вины перед Галей. Ее уже не было дома. В сковородке ожидал традиционный завтрак: яичница с салом и жареная картошка. Он набрал горячей воды в ванную и залез в нее. Постепенно самочувствие нормализовалось. Припомнил детали вечера, и его обожгли слова Коли, знакомого по зоне, резко ответившего на его откровения:

– Братан, ты сидишь на шее у телки – это не по понятиям! Ты же не баба в штанах, а мужик! Не можешь заработать – укради, что-нибудь сделай, но не прячься за ее юбку!

Глеб стал рассказывать, что хочет заняться частной практикой, но требуются деньги, а их у него нет.

– Если ты будешь сиднем сидеть дома, они не появятся, – резонно заметил приятель, налив по очередной рюмке водки. – Вот тебе две сотки баксов, знаю, мало, но больше дать не могу. Пусти их в дело. Не получится у тебя – вот тебе телефон чмары, она мне передаст, что ты звонил. Пристрою тебя к делу – работа специфическая, – и Коля хитро подмигнул левым глазом. – В кодле наперсточника будешь завлекать простофиль. Работа непыльная, интеллигентная, денежная, связанная с командировками. – Он достал две сотки, на салфетке написал телефон и придвинул к Глебу. Тот был уже изрядно пьян и сразу сунул и деньги, и салфетку себе в карман, лишь проблеяв:

– С возвратом беру!

– Конечно, братан! С возвратом и с процентами в виде стопарика, – и Коля снова разлил по рюмкам водку.

Глеб, выйдя из ванной комнаты, обнаружил в кармане куртки две новенькие зеленые «сотки» и смятую салфетку, на которой было написано «Колюня Пыж» и номер телефона. «Неужели я так низко пал, что мне только и остается, что работать на наперсточника? – с отвращением подумал он, бросил салфетку в унитаз и спустил воду. – Если судьба сведет нас, верну ему долг. Нет – он не обеднеет». О происхождении этих денег Глеб не задумывался. Сел за компьютер и через десять минут подготовил объявление в газету. Еще час потратил на то, чтобы определиться, в каких газетах напечатать объявление и где находятся их редакции. Хождение по редакциям и оформление заказов заняло много времени, но домой Глеб вернулся довольный – это был его первый рабочий день! Осталось лишь ждать пятницы – дня выхода рекламы.

Он составил примерный психологический портрет своего потенциального клиента. Это будет женщина лет пятидесяти, жена бывшего чиновника средней руки, а теперь преуспевающего бизнесмена. В ней будет смешение высокомерия с хамством, а весьма ограниченный кругозор будет сочетаться с твердым убеждением, что весь мир обязан крутиться вокруг нее. И в то же время она очень ранима и ее мучат подозрения о наличии тайной соперницы, которая хочет увести ее мужа, доверчивого дуралея.

Вечером, после работы, Галя решительно сказала Глебу:

– Нам надо поговорить!

Появление мужа ночью в пьяном виде было последней каплей, переполнившей чашу ее терпения. Ее бесило, что она, недолечившись, выписалась из больницы, а живут они только на ее заработки и стипендию. Она совмещает учебу с работой в парикмахерской, а этот дармоед еще и пьянствует с дружками! Хорошо хоть оставил в покое ненавистный саксофон – тот теперь пылится под кроватью.

– Хорошо, – весело согласился Глеб, – но вначале прочитай это. – Он протянул ей листок бумаги с распечатанным объявлением.

Галя прочитала вслух:

– Профессиональный психолог-психоаналитик, кандидат наук, стажировавшийся в США и Германии, консультирует по поводу психических заболеваний, неврозов, вредных привычек, а также научным методом снимает заговоры, заклятия, порчу. Обязательна предварительная запись. Прием пациентов проводится по адресу: улица Богдана Хмельницкого…. Что это? – хмуро спросила она.

– Моя работа. Завтра пятница, утром выйдет газета с этим объявлением, и я уже не буду безработным.

– Думаешь, кто-нибудь откликнется? – недоверчиво спросила Галя. – С каких это пор ты стал специалистом по магии и снимаешь заговоры, заклятия и тому подобное?

– Я психолог высочайшего класса. Неужели я не смогу сделать то, что делает неграмотная деревенская старушка, а именно: заставить пациента поверить в собственные силы и в то, что ему ничто не угрожает? От всех этих порч поможет плацебо! Вера помогает излечиться, но бывает и наоборот.

– Ты хороший специалист, – не без иронии произнесла Галя, – но спасла тебя, сняв порчу, неграмотная бабка Анисья. Надо будет ее как-нибудь навестить.

– У меня был психологический надлом, и я нуждался в помощи извне. А что касается магии, не забывай, что у меня теща была ведьмой, первая жена тоже была… специалистом по магии, считай, я кое-чему у них научился, – шутливо закончил Глеб.

– Если у тебя возникнут трудности, тебе поможет вторая жена! – Галя невесело рассмеялась.

Она не поверила в затею Глеба, но решила, что это лучше, чем бездействие.

– Спасибо. Кстати, Книга заклинаний, которую, по твоим словам, ты уничтожила, цела и невредима, – он укоризненно посмотрел на Галю. – Я ее случайно обнаружил на антресолях.

– Я как-то… – Галя растерялась и не знала, что на это сказать.

– Впрочем, она еще может пригодиться, – помог ей Глеб выйти из затруднительного положения. – Хотя я ее просмотрел и ничего не понял – сплошная тарабарщина.

– Не знаю, зачем нам эта Книга, а вот поужинать не помешало бы, я голодная как волк, – сказала Галя и выдавила подобие улыбки.

– Скорее как волчица, – поправил ее Глеб.

<< | >>
Источник: Сергей Пономаренко. Лысая гора, или Я буду любить тебя вечно. 2017

Еще по теме 19:

  1. И. К. Беляевский. Коммерческая деятельность, 2008
  2. Введение
  3. Коммерческая деятельность в бизнесе
  4. Понятие и сущность коммерции и коммерческой деятельности
  5. Продавцы и покупатели на рынке товаров
  6. Маркетинг в коммерческой деятельности
  7. Торговля как коммерческий процесс
  8. Роль научно-технического прогресса в коммерции
  9. Социальные аспекты коммерции
  10. Организация хозяйственных и договорных связей в коммерческой деятельности
  11. Понятие хозяйственных связей в коммерческой деятельности
  12. Понятие договора (контракта) и его роль в коммерческих отношениях
  13. Процесс заключения договора: этапы и оформление
  14. Поиск партнера в процессе заключения сделки
  15. Основные экономические и финансовые категории и показатели коммерции
  16. Понятие и формы коммерческого капитала
  17. Финансы в коммерческой деятельности
  18. Оборот товаров, товарные запасы и товарооборачиваемость. Понятие и виды товара