<<
>>

16

Галя пришла в себя на больничной койке. На ней была простая белая ночная рубашка, пропахшая больницей. В палате находились еще три молодые женщины. Одна из них стояла лицом к окну, приложив к стеклу лист бумаги, на котором было что-то написано.

Свет, падающий из окна, делал полупрозрачной ночную рубашку в горошек, которая была на ней, обрисовывая некрасивый плоский зад и фигуру без талии, с выпирающим животом. Две другие женщины, тоже с большими животами, сидели на кроватях и о чем-то вполголоса беседовали. Лица их расплывались, смысл слов не доходил до Галиного сознания. Она села на кровати, попыталась свесить ноги, намереваясь встать, но низ живота обожгло огнем.

– Смотри, сомнамбуле не лежится, опять потянуло на подвиги, – услышала она и осознала, что теперь со слухом все в порядке и зрение нормализовалось.

Молодая женщина лет двадцати пяти, со слегка расплывшимся лицом, встала и медленно, осторожно подошла к ней, видно, с намерением опять уложить ее в постель. Галя пристально посмотрела ей в глаза, и та непроизвольно вздрогнула.

– Ой! Похоже, наша соседка пришла в себя! – повернувшись, сообщила она второй женщине, которая продолжала сидеть на кровати.

– Как ты? В порядке? – спросила она Галю.

Та не ответила, какие-то смутные воспоминания роились в мозгу, никак не желая приобретать черты реальных событий. Незнакомые лица, голоса, обрывки фраз и растревоженная боль внизу живота.

– Может, тебе врача вызвать? Ты понимаешь, о чем мы говорим? – спросила третья женщина, которая, закончив манипуляции возле окна, подошла к ним. У нее тоже был большой живот.

– Я в родильном отделении? – спросила Галя. – Как я сюда попала?

– По «скорой». Вроде как подобрали на улице в бессознательном состоянии. Ты вот только очухалась, а ведь пошли уже вторые сутки, как ты здесь, – сказала первая женщина. – Давай знакомиться. Меня зовут Валя. А тебя Оля, да?

Галю передернуло, как от удара электрическим током.

– Нет, меня зовут Галя, – хрипло ответила она. – Почему вы хотели назвать меня Олей?

– В бреду ты несколько раз четко произнесла: «Меня зовут Ольга», – разъяснила вторая женщина. – Поэтому мы так решили… А я Маша. У двери расположилась Владислава.

– У меня есть язык, чтобы самой представиться, – ядовито бросила Владислава. – В переводчиках не нуждаюсь.

– Молодая, а язва ужасная. Как ее только муж терпит?! – произнесла в пространство, ни к кому не обращаясь, Маша.

Похоже, она была самая старшая в палате, лет тридцати пяти, никак не меньше. Владислава зашипела и бросилась в словесную перепалку. Галя, не обращая внимания на их дуэль, взяла за руку Валю и усадила рядом с собой на кровать.

– Я много в бреду говорила? – спросила она встревоженно.

– Трудно сказать, много или мало. Все вспоминала каких-то женщин, вроде как Ульяна, Маня, Софья. Да, еще произнесла непонятно к чему «тетраэтилсвинец». Ой! – вскрикнула она и схватилась за живот. – Похоже, что скоро… Молю Бога, только бы не ночью, днем как-то спокойнее. У меня это первый раз, – пояснила она.

Галя инстинктивно погладила свой живот, но он был не такой, как раньше, не округлый, плотный «арбузик». Теперь он опал, и она нащупала складки растянувшейся кожи.

Страшное подозрение кольнуло сердце, она побледнела. Валя мгновенно уловила ее жест и нежно погладила по плечу.

– В жизни все случается… У тебя был выкидыш… Хорошо, что не кесарево или внематочная беременность. У тебя там все в порядке, еще народишь кучу ребятишек, – успокаивала она девушку со странными глазами. Непонятная она – не нарваться бы на сглаз, и она незаметно скрестила пальцы правой руки, как учила в детстве в деревне бабушка.

Галя удивилась, что так спокойно отреагировала на это известие. Шесть месяцев назад, когда поняла, что беременна, и осознавая, что так и не узнает, кто отец ребенка, не допускала мысли об аборте. Потеряв ребенка, она не почувствовала особого сожаления, даже испытала облегчение: «Это к лучшему. Рожу ребенка от Глеба, и будет у нас нормальная семья». Почувствовав тошноту, она встала и, слегка пошатываясь, направилась к двери, намереваясь пойти в туалет. Ее окликнула Владислава, разгоряченная перепалкой с Машей.

– Эй, подруга! У тебя анализы крови неважнецкие. В твоих интересах, пока тебя не турнули отсюда, сдай все анализы. Мочу и все прочее. Рули к медсестре, она тебе это организует.

Дежурная медсестра подтвердила, что анализы крови оставляют желать лучшего. У нее сильная интоксикация организма, спровоцировавшая выкидыш. Потребуются клинические исследования, из этой больницы ей придется перейти в другую, специализированную.

Медсестра разрешила Гале воспользоваться телефоном, и она позвонила Глебу. Тот не сразу поднял трубку, но, когда услышал ее голос, очень обрадовался. Сообщил, что с ног сбился, разыскивая ее, что звонил куда только можно, разве что не в ее родное село Ольшанку. Гале было радостно слышать, что Глеб волновался о ней, но она также поняла, что тот сейчас пьян. Похоже, тюрьма сильно его подкосила и он никак не может вернуться в прежнее русло. Галя сообщила адрес больницы и продиктовала список вещей, которые тот должен будет принести. Под конец разговора Глеб поделился новостью:

– Вчера позвонили из института и попросили срочно прийти в отдел кадров по вопросу восстановления на работе. Прихожу, а мне предлагают должность младшего научного сотрудника. Представляешь, это мне! Мол, моя должность начальника отдела занята, вакантной должности старшего научного сотрудника тоже нет – словом, бери, что дают, пока добренькие.

Сердце у Гали радостно трепыхнулось. «Испугался Варава-толстячок. А уж как пыжился! Не зря с ним поговорила. Ничего, теперь Глебу надо только устроиться туда, и вскоре он займет достойное место под солнцем».

– Выслушал я кадровичку, Валентину Семеновну, у той глаза бегают по сторонам. Ясно стало, унизить меня хочет Варава, чтобы я в эмэнэсах побегал, в ножки ему поклонился, свою докторскую на полку положил. Наглядный пример для других! Словом, я отказался от должности, попросил, чтобы они не беспокоились, – у меня другие планы.

Сердце у Гали оборвалось, и ее захлестнула злость. «Неужели он не понимает, что это не его поражение, а ее победа, и это только начало! Если нет сил ломиться в закрытую дверь, можно просочиться сквозь замочную скважину, хотя на это потребуется больше времени и усилий!»

– Глеб, завтра… нет, сегодня, ты опять пойдешь в институт и скажешь, что передумал и принимаешь их предложение, – категоричным тоном сказала Галя.

– Я уже принял решение, – недовольно отозвался Глеб. – В институт не вернусь ни завтра, ни потом. По крайней мере на этих условиях.

– Глеб! Ты должен это сделать, потому что… – взвилась Галя.

– Я никому ничего не должен – все долги заплачены! – прервал ее Глеб.

Галя прикусила губу от злости. «Прозрачный намек на то, что он выполнил условия нашего соглашения, женился на мне за то, что я вытащила его из тюрьмы. Похоже, мне придется это выслушивать не один раз на протяжении нашей совместной жизни. Думала, вытащила золотую рыбку и все будет прекрасно, а рыбка оказалась колючим ершиком, руки колет».

– А что касается работы, у тебя есть другой вариант? – Галя взяла себя в руки. – Нам надо на что-то жить, есть, одеваться, платить за квартиру. Кстати, за нее уже несколько месяцев не плачено. Еще с тех пор.

Ольга не отличалась пунктуальностью при оплате счетов за коммунальные услуги, но по молчаливой договоренности ее имя в разговорах они не упоминали.

– Я займусь частной практикой: психоаналитик, врачеватель людских душ – то, что разрабатывал как ученый, буду внедрять как практик. Не переживай, голодать не будешь. Как и твой ребенок, – в голосе Глеба прозвучала неприкрытая ирония.

– Ребенка не будет, – сухо сообщила Галя. – А я не так много ем и смогу параллельно с учебой подрабатывать. Мой тебе совет: вернись в институт, пусть даже младшим научным сотрудником. Им ты будешь недолго – это я тебе обещаю!

– Запомни, в нашей семье решаю, что да как, только я, – Глеб говорил раздраженно. – Тебе свое решение я озвучил, другого не будет. У тебя все?

– Пока все! – Галя, не дав злости выплеснуться наружу, положила трубку.

Разговор с Глебом забрал у нее все силы, и она, пошатываясь, вернулась в палату, боясь упасть по дороге. Глеб высказался о том, что лежит в основе их отношений. Соглашение, сделка, купля-продажа. Он не поинтересовался, как она потеряла ребенка, потому что это было ему безразлично. Основа их совместной жизни хлипкая – он не любит ее и не скрывает этого. Возможно, он даже рад, что так случилось, – это ведь не его ребенок. За то время, что они жили вместе, это была их первая стычка. А до этого момента спокойствие было штилем перед бурей, которая неумолимо надвигалась.

Что их объединяет? Постель? С той безумной ночи после его выхода из тюрьмы страсть стала остывать. Общие интересы? Какие? Основа их отношений – его благодарность за то, что вытащила из тюрьмы и спасла ему жизнь. Но разве этого мало?! Если бы он знал, через что ей пришлось пройти! Но она тут же опомнилась и решила: «Лучше ему всей правды не знать! Призраков прошлого не стоит тревожить!»

Она обратила внимание на то, что Маша постоянно что-то записывает в толстую тетрадку, и поинтересовалась, зачем она это делает. Маша охотно пояснила:

– Записываю все, что происходит в моей жизни, чтобы в конце года пролистать и определить, насколько она у меня полноценная. Бывает, проходят целые недели, а событий нет, словно и не живешь вообще. Дышишь, ешь, пьешь, занимаешься любовью с мужем, ходишь на работу, а все серо, буднично. Словно это один никак не заканчивающийся день. А бывает, окунаешься в водоворот событий, и тогда чувствуешь, что ЖИВЕШЬ! Эти записи очень полезны – я сюда записываю и все лекарства, которые принимаю. Хочешь, тоже будешь записывать, я тебе дам тетрадку, только очень тонкую?

Галя согласно кивнула.

Ночью она проснулась и почувствовала, что сон безвозвратно убежал. Взяла тетрадку, ручку и вышла в коридор. За столиком, ярко освещенным настольной лампой, положив голову на сложенные руки, спала дежурная медсестра. Галя прошла мимо нее и направилась к столу для пеленания новорожденных, стоявшему возле окна. В окно заглядывала громадная апельсиново-пятнистая полная луна. Ее дивный свет освещал не хуже, чем светильник. Открыла тетрадку и облокотилась на стол.

«С чего начать? – задумалась она. – Для чего, для кого я собираюсь писать? О чем? Напишу расплывчато, чтобы подходило для любой ситуации».

«Мой так называемый дневник – это разговор наедине с собой, и то, что ты его прочел, – случайность, как и все, что в этом мире происходит. Всегда самое трудное – начало. Начну с точки отсчета, а она у каждого своя. У меня она тоже есть, но я ее еще не определила, потому что прошлого нет. Есть только настоящее и будущее. И все. Меня той уже нет, можно смело сказать, умерла. Такова жизнь… А раз я живу, то я другая. Такова жизнь…

Мир, который вижу, окутан паутиной лжи, вражды, недоверия. Паук может превратиться в красивую синюю бабочку? Видела такую в коллекции, приколотую булавкой, неживую. Их там было много…

Тоска – это желание вернуть то, чего никогда не имел.

Счастье?

Приторно-избитое слово-понятие.

Счастье?

Скользкое, как прибрежные камни, непостоянное, как волна, – пенясь, обволакивает и мгновенно убегает обратно.

Счастье?

Свободный полет белой чайки в небе и теплый ветер навстречу…»

Прочитала написанное. Слова и знакомые, и чужие: то ли где-то их когда-то вычитала, и они прятались в уголках подсознания, а сейчас пришли на ум, то ли их выстрадала, и они теперь – ее собственное творчество.

Галя закрыла тетрадку. Спать. Хотелось не писать, а лишь любоваться вечной луной, подсматривающей в окно. «Завтра попрошу, чтобы меня выписали, – Глеба нельзя оставлять без присмотра».

<< | >>
Источник: Сергей Пономаренко. Лысая гора, или Я буду любить тебя вечно. 2017

Еще по теме 16:

  1. И. К. Беляевский. Коммерческая деятельность, 2008
  2. Введение
  3. Коммерческая деятельность в бизнесе
  4. Понятие и сущность коммерции и коммерческой деятельности
  5. Продавцы и покупатели на рынке товаров
  6. Маркетинг в коммерческой деятельности
  7. Торговля как коммерческий процесс
  8. Роль научно-технического прогресса в коммерции
  9. Социальные аспекты коммерции
  10. Организация хозяйственных и договорных связей в коммерческой деятельности
  11. Понятие хозяйственных связей в коммерческой деятельности
  12. Понятие договора (контракта) и его роль в коммерческих отношениях
  13. Процесс заключения договора: этапы и оформление
  14. Поиск партнера в процессе заключения сделки
  15. Основные экономические и финансовые категории и показатели коммерции
  16. Понятие и формы коммерческого капитала
  17. Финансы в коммерческой деятельности
  18. Оборот товаров, товарные запасы и товарооборачиваемость. Понятие и виды товара
  19. Товарооборот как форма продажи товара покупателю