<<
>>

Установление требований к внутреннему контролю в кредитной организации и противодействие легализации преступных доходов

Наряду с рассмотренными выше правилами осуществления кредитными организациями банковских операций, составления и представления бухгалтерской и статистической отчетности и иной информации, ст.
57 Закона о Банке России также определяет правомочия Банка России по установлению обязательных для кредитных организаций правил организации внутреннего контроля. В то же время правовое регулирование организации внутреннего контроля в кредитных организациях, подобно обязательным экономическим нормативам, осуществляется не только нормами гл. X указанного Закона, но и ст. 10, а также ст. 24 гл. III Закона о банках и банковской деятельности, посвященной обеспечению финансовой надежности кредитных организаций, где закреплено, что кредитная организация обязана организовать внутренний контроль, обеспечивающий надлежащий уровень надежности, соответствующий характеру и масштабам проводимых операций.

Необходимо отметить, что появление такого средства банковского регулирования, как внутренний контроль, связано с последствиями активного развития банковской деятельности в России.

Как отмечается в литературе, "непростая экономическая обстановка, сложившаяся в России к концу 90-х годов, потребовала от коммерческих банков и Банка России определенных действий, направленных на защиту интересов клиентов, и, разумеется, самих банков от происходящих неблагоприятных событий в банковской сфере страны". Таким образом, институт внутреннего контроля банков как инструмент минимизации банковских рисков, "обеспечения такого порядка проведения банковских операций и сделок, который способствует достижению поставленных целей при соблюдении требований законодательства, нормативных актов Банка России, внутренних процедур, стандартов и правил", безусловно, должен выполнять в банке важнейшую защитную функцию.

Правовое регулирование организации внутреннего контроля в кредитных организациях осуществляется на сегодняшний день Положением Банка России N 242-П, согласно которому внутренний контроль представляет собой деятельность, осуществляемую кредитной организацией в целях обеспечения эффективности и результативности финансово-хозяйственной деятельности при совершении банковских операций и других сделок, эффективности управления активами и пассивами и управления банковскими рисками; достоверности, полноты, объективности и своевременности составления и представления финансовой, бухгалтерской, статистической и иной отчетности, а также информационной безопасности; соблюдения нормативных актов, стандартов саморегулируемых организаций и внутренних документов, а также исключения вовлечения кредитной организации и участия ее служащих в противоправную деятельность, в том числе в деятельность по легализации преступных доходов.

Для достижения указанных целей в каждой кредитной организации создается система внутреннего контроля, представляющая собой совокупность системы органов и направлений внутреннего контроля.

Таким образом, служба внутреннего контроля, имеющая в соответствии с Положением Банка России N 242-П широкие полномочия в различных областях деятельности кредитной организации, гарантируемые ее независимостью от органов управления банка, создается в целом для обеспечения эффективного и стабильного функционирования всей кредитной организации.

Внутренний контроль, по сути, представляет собой инструмент банковского саморегулирования, так как контроль в данном случае осуществляется самой кредитной организацией, которая остается ответственной за его надлежащее качество. Банк России, в свою очередь, осуществляет надзор за надлежащим осуществлением внутреннего контроля в кредитных организациях. Однако по тем же причинам, что и другие средства банковского регулирования, в основе которых лежит саморегулирование, внутренний контроль на сегодняшний день также не смог стать подлинно эффективным инструментом банковского регулирования российского рынка банковских услуг.

Вместе с тем значимость указанного инструмента переоценить сложно, ведь эффективность и добросовестность службы внутреннего контроля банка свидетельствует о надежности и эффективности деятельности самой кредитной организации, и наоборот, неудовлетворительное качество деятельности указанной службы, выражающееся в основном в низком показателе обнаруживаемых правонарушений, практически всегда дает регулятору законные основания полагать, что в деятельности банка присутствуют существенные недостатки.

Необходимо также отметить неразрывную связь института внутреннего контроля и такого инструмента банковского регулирования, как противодействие легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем, и финансированию терроризма.

В ст. 3 Закона о противодействии легализации преступных доходов внутренний контроль определяется как деятельность организаций, осуществляющих операции с денежными средствами или иным имуществом, по выявлению операций, подлежащих обязательному контролю, и иных операций с денежными средствами или иным имуществом, связанных с легализацией (отмыванием) доходов, полученных преступным путем, и финансированием терроризма.

Таким образом, деятельность по противодействию легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем, и финансированию терроризма осуществляется в том числе в рамках внутреннего контроля.

Вместе с тем как внутренний контроль в кредитной организации не исчерпывается указанной деятельностью по противодействию легализации преступных доходов, так и наоборот, участие кредитной организации в противодействии легализации таких доходов осуществляется не только в рамках внутреннего контроля. Так, согласно ст. 4 Закона о противодействии легализации преступных доходов к мерам, направленным на противодействие легализации преступных доходов, кроме обязательных процедур внутреннего контроля, относятся, в частности, меры обязательного контроля. Если в рамках внутреннего контроля кредитная организация выявляет операции, подлежащие обязательному контролю, то в рамках обязательного контроля кредитная организация представляет в уполномоченный орган информацию об операциях с денежными средствами или иным имуществом, подлежащих обязательному контролю, перечень которых установлен в ст. 6 Закона о противодействии легализации преступных доходов. При этом, хотя уполномоченным органом на сегодняшний день является Федеральная служба по финансовому мониторингу, согласно рассматриваемому федеральному закону порядок представления информации в уполномоченный орган в отношении кредитных организаций устанавливается Банком России. Учитывая изложенное, полагаем, что требования к кредитным организациям по противодействию легализации преступных доходов и финансирования терроризма представляют собой самостоятельный инструмент пруденциального регулирования в части установления таких требований и пруденциального надзора в части наблюдения за их выполнением кредитными организациями и применения к ним мер воздействия. Одной из основных обязанностей организаций, осуществляющих операции с денежными средствами или иным имуществом, является разработка правил внутреннего контроля и программы его осуществления. Правила внутреннего контроля согласно п. 2 ст. 7 Закона о противодействии легализации преступных доходов должны включать порядок документального фиксирования необходимой информации, порядок обеспечения конфиденциальности информации, квалификационные требования к подготовке и обучению кадров, а также критерии выявления и признаки необычных сделок.
При этом правила внутреннего контроля для кредитных организаций разрабатываются с учетом рекомендаций, утверждаемых Банком России. Правовое регулирование работы кредитных организаций по выявлению и документальному фиксированию сомнительных операций представляет безусловный интерес, и не только в силу особого внимания регулятора к надлежащей организации такой работы при выборе оснований применения к кредитной организации мер воздействия.

Как отмечается в письме Банка России от 26 декабря 2005 г. N 161-Т "Об усилении работы по предотвращению сомнительных операций кредитных организаций", совершение кредитными организациями сомнительных операций может создавать ситуации, угрожающие законным интересам вкладчиков и кредиторов кредитных организаций, и в конечном итоге стабильности банковской системы Российской Федерации.

Вместе с тем представляется, что правовое регулирование рассматриваемого средства банковского регулирования, так же как и рассмотренное выше правовое регулирование порядка классификации кредитными организациями соответствующих активов в различные категории качества, не адекватно существующему низкому уровню развития российского рынка банковских услуг и рыночной дисциплины на этом рынке. Регулирование данного средства осуществляется не только нормативными актами Банка России, но и, как было отмечено, при помощи документов Банка России, носящих рекомендательный характер. Кредитные организации зачастую не склонны выполнять рекомендации Банка России при разработке правил внутреннего контроля и особенно в отношении критериев и признаков необычных сделок (сомнительных операций) и последствий их выявления. Документы рекомендательного характера не могут быть эффективными в условиях формального подхода банков к организации внутреннего контроля, к организации работы по выявлению операций клиентов, несущих повышенную степень риска, и применению к таким клиентам соответствующих мер. Например, одним из основных элементов управления банковскими рисками является предусмотренный Базелем I (принцип 15) и другими Базельскими документами принцип "знай своего клиента" (know your customer), который необходимо выполнять кредитной организации в том числе для эффективного противодействия легализации преступных доходов.

Вместе с тем порядок выполнения указанного принципа предусмотрен письмом Банка России от 30 июня 2005 г. N 92-Т "Об организации управления правовым риском и риском потери деловой репутации в кредитных организациях и банковских группах", носящим рекомендательный характер. Реализация принципа "знай своего клиента", согласно письму Банка России N 92-Т, в кредитной организации предусматривает: тщательную проверку достоверности сведений, предоставляемых клиентами и контрагентами, учредителями (участниками); анализ документов, определяющих правовой статус клиента и контрагента, а также полномочий лиц, заключающих договоры; определение сферы деятельности клиентов и контрагентов, анализ информации об их деловой репутации, анализ изменения показателей отчетности, изменение сферы деятельности постоянных клиентов и контрагентов.

Однако, исходя из отсутствия в нормативных актах императивных требований, банками зачастую, например, не анализируется представляемая клиентами отчетность на предмет ее соответствия масштабам их деятельности для выявления операций, несущих повышенную степень риска (сомнительных операций). При этом банки мотивируют свой отказ от такого содержательного анализа деятельности клиента нежеланием нарушать нормы гражданского законодательства при открытии клиентам банковских счетов и совершении ими операций по счету, а также отсутствием согласно абз. 2 ст. 58 Закона о Банке России у него права устанавливать прямо или косвенно не предусмотренные федеральными законами ограничения на проведение операций клиентами кредитных организаций и обязывать кредитные организации требовать от их клиентов документы, не предусмотренные федеральными законами.

Получается, что банки предпочитают иметь дело с недостоверными документами, сопровождающими в большинстве случаев сделки, связанные с обналичиванием. Следует отметить, что в целом более полной реализации принципа "знай своего клиента" должен способствовать правовой механизм, предусмотренный Федеральным законом от 30 декабря 2004 г.

N 218-ФЗ "О кредитных историях" (далее — Закон о кредитных историях). Однако в отсутствие реально функционирующей, всеобъемлющей системы информирования о кредитных историях заемщиков, стимулов для ее создания полагаем, что на сегодняшний день роль механизма, предусмотренного названным Законом для обеспечения стабильности рынка банковских услуг, пока невелика.

Негативные последствия принятия Банком России по вопросам обеспечения стабильности рынка банковских услуг документов рекомендательного характера достаточно четко просматриваются из текста разъяснения Департамента валютного регулирования и валютного контроля Банка России (письмо от 6 мая 2005 г. N 12-47/1119 "О порядке применения актов Банка России"). Так, в указанном письме отмечается, что положения рекомендаций Банка России (например, писем Банка России от 21 января 2005 г. N 12-Т и от 26 января 2005 г. N 17-Т) не являются нормативными актами Банка России, обязательными для исполнения кредитными организациями, а содержащиеся в данных актах положения представляют собой рекомендации по выявлению подозрительных операций в деятельности клиентов кредитных организаций. При этом право принимать окончательное решение о необходимости классификации той или иной операции с денежными средствами или иным имуществом в качестве подозрительной операции входит исключительно в компетенцию кредитной организации.

Таким образом, в ходе организации внутреннего контроля в целях противодействия легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем, и финансированию терроризма кредитная организация вправе самостоятельно определять, в каком объеме использовать в своей деятельности рекомендации Банка России, что, как было отмечено, при формальном подходе к требованиям Банка России по изучению банками операций, осуществляемых клиентами, неизбежно приводит к увеличению рисков в их деятельности, в частности, правового риска и риска потери деловой репутации.

Вместе с тем необходимо иметь в виду, что уполномоченные представители Банка России, проводящие проверку кредитной организации, на основании документов (информации), полученных от кредитной организации, вправе составить профессиональное мотивированное суждение и дать оценку степени соответствия ее деятельности по противодействию легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем, и финансированию терроризма рекомендациям Банка России. Кроме того, исходя из результатов проверки и особенностей деятельности проверяемой кредитной организации, в целях повышения эффективности внутреннего "противолегализационного контроля" уполномоченные представители Банка России могут обратить дополнительное внимание руководства кредитной организации на изложенные в актах Банка России, в частности, письмах N 12-Т и N 17-Т, рекомендации. Такое мотивированное суждение, основанное на различного рода рекомендациях в отсутствие четких нормативных критериев, также способно привести к необоснованному вмешательству в оперативную деятельность кредитных организаций со стороны регулятора.

Такое положение вещей не приближает российскую нормативную базу к выполнению второго компонента Базеля II — необходимости осуществления эффективного надзорного процесса за внутренними системами оценки рисков, принимаемых банками.

Безусловно, в настоящей главе были проанализированы лишь некоторые проблемы правового регулирования основных инструментов пруденциального банковского регулирования, которые Банк России применяет в целях обеспечения стабильности рынка банковских услуг.

Однако автор постарался обозначить основные направления, тенденции развития банковского регулирования, а также проблемы, возникающие при применении Банком России некоторых средств пруденциального регулирования, таких, например, как отдельные обязательные экономические нормативы, а также наиболее перспективные инструменты, развивающиеся в русле требований международного банковского регулирования и надзора. Следует еще раз отметить, что рассмотренные инструменты пруденциального регулирования банковской деятельности направлены на минимизацию так называемых банковских рисков. Новые тенденции в банковском регулировании и надзоре, связанные с настоятельной потребностью самого банковского и в первую очередь кредитного рынка, выражаются в расстановке новых акцентов направленности рассмотренных средств регулирования. Проблемы, угрожающие стабильности рынка банковских услуг, не могут быть идентичными в динамически меняющейся экономической и социальной реальности. С момента появления в России рассматриваемого рынка прошло немногим больше 15 лет, по меркам развитых стран, срок ничтожно малый. За эти 15 лет российским банкам удалось пройти в своем развитии такой путь, который зарубежные коллеги постигали столетиями. С учетом этого проблемы и кризисы, с которыми успела столкнуться российская банковская система, представлены в наиболее концентрированном виде, а средства, применяемые регулятором для устранения таких разнообразных проблем, а также их направленность не могут и не должны оставаться одинаковыми. Если кризис 1998 г. был следствием чрезмерного доверия к государству и отсутствия диверсификации банковских инвестиций, то причинами кризиса доверия 2004 г. стали уже совершенно иные факторы. Указанный кризис нашел свое выражение в отказе ряда крупных кредитных организаций в предоставлении кредитов на межбанковском рынке своим контрагентам, являющимся не менее известными и крупными банками. Данная ситуация была вызвана взаимными подозрениями в осуществлении контрагентами деятельности, связанной с легализацией (отмыванием) доходов, полученных преступным путем, и финансированием терроризма и, как следствие, опасением возникновения к ним претензий со стороны Банка России. Такой признак банковской деятельности, как недостаточная открытость банковской информации и отсутствие доверия контрагентов друг к другу, сыграли свою решающую негативную роль

Сегодня рынок банковских услуг столкнулся с новой проблемой, способной в обозримой перспективе перерасти в следующий банковский кризис: стремительное увеличение кредитных рисков у банков, осуществляющих операции по предоставлению, в первую очередь, потребительских кредитов. Однако банковское сообщество в целом не разделяет опасений регулятора, так как считает, что такой кризис может носить исключительно локальный характер, ведь рынок потребительского кредитования отличается высокой концентрацией: около 70% выданных потребительских кредитов приходится на долю десяти ведущих банков в данной области. Следует не согласиться с последним утверждением, ведь как показывает практика, в силу наличия высокой степени взаимозависимости на рынке банковских услуг крах одного или нескольких достаточно крупных банков в состоянии стать причиной системного банковского кризиса. Указанное утверждение в очередной раз подтвердилось в ситуации мирового ипотечного банковского кризиса, произошедшего в августе 2007 г.

Банковское регулирование, основной целью которого является обеспечение стабильности банковской системы, в первую очередь и направлено на предупреждение возникновения кризисных явлений. В целях минимизации банковских рисков, а также защиты прав и законных интересов потребителей банковских услуг Банком России совместно с Федеральной антимонопольной службой еще в 2005 г. было принято письмо "О рекомендациях по стандартам раскрытия информации при предоставлении потребительских кредитов" (далее — письмо N 77Т). В целом необходимо отметить положительную роль указанного документа в обеспечении стабильности в рассматриваемой области. К его достоинствам, по нашему мнению, относится достаточно широкая сфера применения, учитывая, что понятие потребительского кредита сформулировано в письме достаточно широко, по существу устанавливая единственный критерий отнесения физического лица к потребителю (и как следствие, необходимость раскрытия ему банком информации о кредите) — характеристику цели получения им кредита, как не связанной с осуществлением физическим лицом предпринимательской деятельности. Кроме того, данное письмо устанавливает не только порядок раскрытия информации, доступной неограниченному кругу потенциальных потребителей, но и порядок закрепления соответствующих условий в кредитном договоре с конкретными физическими лицами — потребителями и раскрытие им информации о таких условиях. Вместе с тем данный документ имеет рекомендательный характер, а следовательно, в условиях российского рынка банковских услуг не исполняется. Кредитные организации в большинстве случаев даже не считают нужным исполнять рекомендации п. 7 письма N 77-Т, согласно которому в случае, если кредитным договором предусмотрена возможность изменения кредитной организацией в одностороннем порядке условий договора, рекомендуется информировать потребителя о предполагаемых изменениях не менее чем за 30 календарных дней до даты таких изменений. Как и в отмеченных выше случаях, данные требования, безусловно, должны быть закреплены в нормативном акте. Более того, представляется необходимым принятие соответствующего федерального закона, который бы урегулировал всю совокупность отношений при предоставлении потребительских кредитов. Примечательно в этой связи, что запланированное Стратегией развития банковского сектора принятие такого федерального закона в 2005 г. пока не состоялось, хотя разработаны несколько проектов соответствующего федерального закона. Следует заметить, что Банком России в стремлении повысить информированность потребителей о предоставляемых банками кредитных продуктах с целью уменьшения кредитных рисков в целом еще в декабре 2006 г. был принят нормативный акт, вносящий изменения в Положение Банка России N 254-П и связанный с расчетом и раскрытием эффективной процентной ставки. Согласно данным изменениям, которые вступили в силу с 1 июля 2007 г., ссуду, выданную физическому лицу после 1 июля 2007 г., либо ссуду, заемщиком по которой является физическое лицо, в отношении которой изменены существенные условия договора после 1 июля 2007 г., кредитная организация вправе включить в портфель однородных ссуд только при условии доведения до сведения заемщика в условиях договора или иным образом информации о размере эффективной процентной ставки на момент выдачи и (или) реструктуризации кредита, определяемом исходя из установленной формулы.

В развитие данного нормативного документа Банком России был издан документ рекомендательного характера: письмо Банка России от 1 июня 2007 г. N 78-Т "О применении пункта 5.1 Положения Банка России от 26 марта 2004 г. N 254-П "О порядке формирования кредитными организациями резервов на возможные потери по ссудам, по ссудной и приравненной к ней задолженности" (далее — письмо Банка России N 78-Т), которое, к сожалению, не было однозначно воспринято банковским сообществом. Как отмечается в письме Ассоциации российских банков от 20 июня 2007 г. N А-02/5-328 "О применении письма ЦБ РФ от 01.06.2007 N 78Т", необходимо признать факт недостаточной эффективности сотрудничества при подготовке письма Банка России N 78-Т поскольку многие предложения ведущих розничных банков из числа направленных АРБ в адрес Банка России оказались необоснованно отклоненными. В частности, недовольство кредитных организаций вызвали как сокращенный период введения определенной в письме Банка России N 78-Т методики расчета эффективной процентной ставки, так и включение в расчет эффективной процентной ставки некоторых платежей и комиссий. В целом же необходимо отметить положительную роль введения обязанности банков по доведению до заемщика информации об эффективной процентной ставке даже в условиях отсутствия единого понимания данного термина. Согласно письму Банка России N 78-Т информация об эффективной процентной ставке может доводиться до заемщика различными способами, например, фиксироваться в самом договоре на предоставление кредита, дополнительном соглашении, приложении к договору на предоставление кредита, на отдельном листе, в том числе по форме, предусмотренной в отмеченном выше письме N 77-Т. При этом свидетельством доведения до заемщика информации об эффективной процентной ставке может являться как наличие его подписи на документе, в котором указана эффективная процентная ставка, так и расписка заемщика.

Кроме того, в связи с вступлением в силу Федерального закона от 25 октября 2007 г. N 234ФЗ "О внесении изменений в Закон Российской Федерации "О защите прав потребителей" и часть вторую Гражданского кодекса Российской Федерации" Банком России было издано письмо от 29 декабря 2007 г. N 228-Т "По вопросу осуществления потребительского кредитования". В указанном письме было дополнительно отмечено, что требования ст. 10 Закона РФ от 7 февраля 1992 г. N 2300-1 "О защите прав потребителей", согласно которым потребителю должна быть представлена необходимая и достоверная информация о кредите: его размер, полная сумма, подлежащая выплате, и график погашения, — распространяются на отношения кредитных организаций с гражданами при предоставлении последним денежных средств по кредитным договорам, в том числе в случаях кредитования счета (ст. 850 ГК РФ), т.е. при овердрафте.

Наконец, в апреле 2008 г. были внесены изменения в ст. 30 Закона о банках и банковской деятельности, которые на законодательном уровне обязали банки раскрывать заемщикам — физическим лицам до заключения кредитного договора информацию о полной стоимости кредита (понятие полной стоимости кредита заменило собой активно критикуемую эффективную процентную ставку). Кроме того, Банк России получил право нормативно определять порядок расчета полной стоимости кредита и доведения ее до заемщика. В связи с этим Банком России было принято указание от 13 мая 2008 г. N 2008-У "О порядке расчета и доведения до заемщика — физического лица полной стоимости кредита", обязавшее все банки раскрывать полную стоимость предоставляемых физическим лицам кредитов. Одновременно отпала необходимость в особых требованиях к кредитным организациям при формировании портфеля однородных ссуд согласно Положению Банка России N 254-П. Соответствующие изменения внесены в данное Положение Банка России указанием от 14 мая 2008 г. Кроме того, Банком России было выпущено письмо от 5 мая 2008 г. N 52-Т "О памятке заемщика по потребительскому кредиту, в котором сделана очередная попытка решить проблему, связанную с определением времени предоставления кредитной организацией соответствующей информации заемщику. Банком России специально уточняется право потребителя на получение своевременной, до заключения кредитного договора, необходимой и достоверной информации.

Очевидно, что непредставление кредитными организациями полной и достоверной информации об условиях потребительского кредитования не только нарушает права и законные интересы отдельных потребителей, но и влечет связанное с невозвратом кредитов стремительное увеличение банковских рисков, а в конечном счете, угрожает стабильности всего рынка.

С учетом изложенного, целью банковского регулирования и надзора наряду с основной целью обеспечения стабильности банковской системы и защиты интересов вкладчиков должна быть законодательно закреплена цель минимизации банковских рисков. Как было отмечено, признание приоритетным направлением банковского регулирования и надзора минимизации банковских рисков неизбежно повлекло за собой и изменение самого подхода к регулированию банковской деятельности — от соответствия кредитных организаций формальным критериям к рискориентированному регулированию, основанному на понимании регулятора, что только сама кредитная организация может адекватно оценивать свои риски, а Банк России — устанавливать правила и методики их оценки (в рамках банковского регулирования) и проверять достоверность и качество сделанных оценок (в рамках банковского надзора).

Однако для увеличения эффективности средств пруденциального банковского регулирования, в основе которых лежит содержательный подход, необходимо действительно последовательное и постепенное его внедрение в российскую правовую систему, начиная с закрепления на законодательном уровне минимизации банковских рисков как цели банковского регулирования и надзора и заканчивая максимальной нормативной детализацией правил и требований, по которым должны создаваться индивидуальные методики по оценке всех возможных видов банковских рисков, возникающих в деятельности кредитных организаций, с установлением на переходный период в соответствующих нормативных актах широких полномочий Банка России по применению к кредитным организациям предупредительных и принудительных мер воздействия за их невыполнение, в том числе основанных на мотивированном суждении регулятора. Даже в международных документах, ориентированных на банковский рынок совершенно другого уровня развития, можно увидеть дифференцированный подход к установлению требований по управлению рисками в кредитных организациях "разного уровня развития". Так, согласно требованиям Базеля II подход к мониторингу и управлению операционным риском меняется от подхода на основе базовых показателей к стандартизированному, а затем к усовершенствованному типу. Чем крупнее банк, сложнее и разнообразнее комплекс предоставляемых им банковских услуг, тем и метод измерения рисков для подсчета требований к капиталу будет сложнее: либо банком будет разрабатываться собственная методика, основывающаяся на учете качественных показателей (при усовершенствованном подходе), либо банк должен будет соответствовать разной степени определенности формализованным ориентирам (при базовом или стандартизированном подходе).

Вместе с тем наиболее пристальное внимание в настоящей книге предполагается уделить именно рассмотрению проблем правового регулирования средств денежно-кредитной политики или, другими словами, средствам денежно-кредитного регулирования как совокупности инструментов, применяемых регулятором наряду с рассмотренным пруденциальным регулированием в целях обеспечения стабильности в данной области.

<< | >>
Источник: Е. Б. Лаутс. Рынок банковских услуг: правовое обеспечение стабильности. 2008

Еще по теме Установление требований к внутреннему контролю в кредитной организации и противодействие легализации преступных доходов:

  1. ПОЛОЖЕНИЕ ОБ ИДЕНТИФИКАЦИИ КРЕДИТНЫМИ ОРГАНИЗАЦИЯМИ КЛИЕНТОВ И ВЫГОДОПРИОБРЕТАТЕЛЕЙ В ЦЕЛЯХ ПРОТИВОДЕЙСТВИЯ ЛЕГАЛИЗАЦИИ (ОТМЫВАНИЮ) ДОХОДОВ, ПОЛУЧЕННЫХ ПРЕСТУПНЫМ ПУТЕМ, И ФИНАНСИРОВАНИЮ ТЕРРОРИЗМА
  2. Противодействне легализации доходов, полученных преступным путем
  3. Установление экономических нормативов, регулирующих деятельность кредитных организаций
  4. Организация внутреннего контроля: версия Центрального банка
  5. Кредитный договор и организация контроля за его соблюдением.
  6. Контроль за соблюденнем кассовой дисциплины клнентами кредитной организации
  7. Организация внутреннего контроля
  8. Проблемы перехода кредитных организаций на составленне отчетности с учетом требований МСФО
  9. Деятельность коммерческого банка по борьбе с легализацией незаконно полученных доходов
  10. Выявление доходов от преступной деятельности: опыт Ирландии
  11. Развитие кредитных отношений. Организация кредитной системы
  12. Модели установления кредитной ставки, используемые в зарубежной банковской практике
  13. Доходы страховых организаций Виды доходов
  14. Требования Базельского комитета при расчете кредитного риска
  15. Минимальные резервные требования как инструмент денежно-кредитного регулирования
  16. Основные требования к содержанию и форме кредитного договора, предъявляемые российскими банками
  17. Требования к правилам ведения и документы внутреннего учета