<<
>>

Свойства микропроцессорной карты, позволяющие повысить безопасность операци

Важнейшим свойством микропроцессорной карты (МПК) является поддержка операционной системой карты криптографических функций. Использование этих функций приложением карты позволяет существенным образом повысить безопасность платежных операций.

Ниже перечислены задачи, решаемые приложением МПК для повышения безопасности операций по пластиковым картам.

1.

Важнейшая базовая задача, решаемая приложением карты с помощью криптографических методов, состоит в обеспечении надежной аутентификации приложения карты (чаще говорят, и мы будем поддерживать эту терминологию, аутентификации карты, хотя правильнее говорить об аутентификации приложения). Под аутентификацией карты в данном случае понимается процесс доказательства того факта, что данная карта (приложение) была эмитирована банком, авторизованным на это соответствующей платежной системой. Успешность аутентификации карты означает, что был доказан факт эмиссии рассматриваемой карты банком X, являющимся участником платежной системы Y, которая разрешила банку X эмиссию карт платежной системы Y.
Надежность доказательства факта эмиссии конкретной карты авторизованным эмитентом зависит от метода аутентификации карты.

Кратко напомним общие сведения о методах аутентификации карты. Методы аутентификации карты делятся на оффлайновые и онлайновые. Последняя версия стандарта EMV (v. 4.1) различает три метода оффлайновой аутентификации карты:

• SDA (Static Data Authentication)

• DDA (Dynamic Data Authentication)

• CDA (Combined Dynamic Data Authentication/AC Generation).

Первый в списке способ аутентификации относится к классу статических методов аутентификации, в то время как два последних, — к динамическим методам аутентификации.

Метод SDA обеспечивает целостность критичных для приложения карты данных, а также невозможность создания карты с «белого листа».

По своей сути метод является аналогом CVV/CVC для микропроцессорной карты.

Методы динамической аутентификация карты состоят в проверке терминалом подписанных картой данных, формируемых терминалом (с обязательным использованием случайного числа, сгенерированного терминалом). Аутентификация карты в этом случае гарантирует на уровне криптостойкости алгоритма RSA факт того, что карта содержит чип, персонализированный эмитентом, авторизованным платежной системой на выпуск карт. Для реализации динамических методов аутентификации карты требуется поддержка микросхемой карты алгоритма RSA.

Метод CDA помимо динамической аутентификации карты дополнительно обеспечивает целостность наиболее критичных данных информационного обмена в диалоге «карта-терминал» (CID и реквизитов транзакции). Это достигается совмещением процедуры аутентификации карты с выполнением команды Generate AC, в ходе которой между картой и терминалом осуществляется обмен наиболее важными данными.

Методы динамической аутентификации автоматически включают в себя статическую аутентификацию, которая выполняется в рамках процедуры верификации сертификата открытого ключа карты.

Из сказанного выше следует, что с точки зрения обеспечения безопасности карточной операции самым надежным методом оффлайновой аутентификации является CDA. Далее идут методы DDA и SDA. При этом, метод SDA даже не защищает микропоцессорную карту (далее — МПК) от ее клонирования для использования в оффлайновых операциях.

Выбор метода оффлайновой аутентификации производится терминалом на основе данных AIP и возможностей терминала, определяемых значением третьего байта объекта данных Terminal Capabilities (Tag ‘9F33’).

В соответствии с правилами платежных систем все карты (за исключением так называемых «ATM only»-карт) должны поддерживать метод SDA, терминалы — SDA и DDA (за исключением «Online only»-терминалов). Кроме того, общая тенденция такова, что терминалы и карты начинают движение в сторону поддержки CDA и DDA соответственно.

Весьма вероятно, что в следующем десятилетии для всех терминалов и карт с оффлайновым режимом работы (offline capable), поддержка CDA станет обязательной. Пока планы системы MasterCard состоят в том, чтобы уже с января 2011 г. сделать обязательной поддержку метода CDA для всех новых offline capable терминалов и метода DDA — для всех новых offline capable карт.

Поскольку аутентификация карты является важным элементом принятия эмитентом решения по результату авторизации транзакции, эмитент должен иметь возможность проверки факта выполнения терминалом аутентификации карты. Это требуется для того, чтобы избежать обмана со стороны недобросовестного торгового предприятия или обслуживающего банка, утверждающих, что аутентификация карты была выполнена, хотя это действительности не соответствует. Причиной для обмана может быть экономия средств торгового предприятия или обслуживающего банка на поддержку функции аутентификации карты на POS-терминале. Механизм проверки факта выполнения терминалом аутентификации карты в стандарте EMV существует (Data Authentication Code для случая статической аутентификации и ICC Dynamic Number для случая динамической аутентификации карты).

Очевидно, МПК является микрокомпьютером, способным обрабатывать входные данные, полученные от терминала и (или) эмитента карты. Обработка данных сводится к выполнению ряда проверок, по результатам которых карта принимает решение о результате обработки транзакции. Иногда карта просто «озвучивает» решение, полученное от эмитента. В некоторых случаях карта самостоятельно принимает решение, делегированное ей эмитентом с помощью соответствующей конфигурации приложения карты.

Примерами выполняемых картой проверок являются проверка картой PIN-кода держателя карты, проверки, связанные с управлением рисками (card risk management ), аутентификация эмитента карты, проверки, подтверждающие целостность полученной от эмитента информации.

В случае оффлайновой транзакции эмитент полностью делегирует карте функцию принятия решения по результату выполнения операции.

Очевидно, что только решениям карты, подлинность которой доказана, можно доверять. Поэтому так важна ее надежная аутентификация.

Аутентификация карты осуществляется терминалом и (или) эмитентом карты. В оффлайновых операциях аутентификация карты осуществляется только терминалом. В случае онлайновой транзакции аутентификация карты может осуществляться и терминалом и эмитентом (для терминалов, работающих только в режиме реального времени, так называемого online only terminal, разрешается, чтобы аутентификация карты проводилась только ее эмитентом).

Очевидно, аутентификация карты является эффективным средством борьбы с поддельными картами (counterfeit). Именно поэтому платежные системы ввели сдвиг ответственности chip liability shift, формулируемый следующим образом. Если мошенничество вида «поддельная карта» случилось в терминале, поддерживающем только карты с магнитной полосой, по МПК, то ответственность за мошенничество несет обслуживающий терминал банк. Сдвиг ответственности имеет пока внутрирегиональный характер (он действует в случае, когда обслуживающий банк и эмитент карты — резиденты одного региона платежной системы). Однако движение в сторону глобализации сдвига ответственности в крупнейших платежных системах уже началось.

2. В процессе выполнения онлайновой транзакции МПК взаимодействует со своим эмитентом. Эмитент сообщает карте свое окончательное решение по авторизации операции (отклонить или одобрить операцию). Кроме того, эмитент может направить карте команды, с помощью которых будут модифицированы отдельные данные приложения карты либо будет заблокировано приложение карты или даже вся карта. Команды эмитента, модифицирующие данные карты, очевидно, используются не только во время выполнения транзакции, но и на этапе персонализации карты.

Для того, чтобы повысить доверие к решениям эмитента (избежать подлога решения эмитента третьей стороной), требуется предусмотреть выполнение картой аутентификации ее эмитента. Аутентификация эмитента обеспечивается проверкой картой специального элемента данных (ARPC), получаемого картой из авторизационного ответа эмитента, а также проверкой картой величин message authentication code (MAC), содержащихся в командах, поступающих на карту от эмитента.

3.

МПК гарантирует эмитенту невозможность держателю его карты отказаться от результата выполненной операции (non-repudiation). Это обеспечивается тем, что по каждой операции эмитент получает в свое распоряжение специальную прикладную криптограмму, представляющую собой подпись наиболее критичных данных транзакции, сделанную с использованием ключа карты. Соответствие прикладной криптограммы данным транзакции и ключу карты подтверждает факт ее выполнения с использованием карты эмитента.

4. МПК позволяет обеспечить проверку целостности обмена данными между картой и эмитентом, а также картой и терминалом. Обеспечение целостности информационного обмена между эмитентом и картой осуществляется за счет использования величины MAC, содержащейся в командах, направляемых эмитентом карте. Целостность обмена данными между картой и терминалом обеспечивается с помощью процедуры комбинированной генерации прикладной криптограммы и динамической аутентификации карты (combined dynamic data authentication, application cryptogram generation ). Благодаря этой процедуре появляется возможность электронным образом подписывать наиболее критичные данные информационного обмена карты с терминалом.

5. МПК позволяет обеспечить конфиденциальность данных в информационном обмене между картой и эмитентом, картой и терминалом. Конфиденциальность данных, циркулирующих между картой и эмитентом, обеспечивается шифрованием секретных данных, содержащихся в командах эмитента, с помощью симметричного алгоритма шифрования (3DES). Конфиденциальность значения PIN-кода при его проверке картой в режиме offline обеспечивается с помощью асимметричного алгоритма шифрования (RSA).

Реальная безопасность микропроцессорных карт

В настоящем разделе мы попытаемся дать оценку реальной безопасности операций, выполненных с использованием МПК. Эта оценка будет получена с учетом того факта, что сегодня в мире значительная часть терминального оборудования для обслуживания карт (73 % POS-терминалов и 84 % банкоматов по данным на II квартал 2007 г.) принимает только карты с магнитной полосой и большая часть эмитированных карт является картами только с магнитной полосой (около 83 % по данным на 2-й квартал 2007 г.).

Этот факт оказывает значительное влияние на безопасность карточных операций хотя бы потому, что многие операции, по-прежнему, обрабатываются с использованием уязвимой с точки зрения безопасности технологии магнитной полосы.

Действительно, если обозначить через A долю микропроцессорных карт, а через B — долю терминалов, способных обслуживать МПК, то в качестве грубой оценки количества операций, выполненных с использованием чипа, можно использовать величину AB. Например, если A = B = 70 % (значения A и B демонстрируют достаточно зрелую стадию миграции на чип), то только для примерно половины операций будут ощущаться преимущества технологии микропроцессорных карт с точки зрения повышения их безопасности.

Ниже будет рассказано и о других формах влияния «смешанного» характера сегодняшнего карточного мира, в котором присутствуют карты и терминалы, поддерживающие только магнитную полосу, на безопасность карточных операций.

Анализ будет проводиться в виде оценки безопасности операций в разрезе упомянутых ранее основных видов мошенничества.

Поддельные микропроцессорные карты

Начнем с самого распространенного вида мошенничества — поддельных карт. Уже говорилось о том, что методы динамической аутентификации карты (онлайновые и оффлайновые) наносят сокрушительный удар по этому виду фрода. Не зная соответствующего ключа карты или эмитента или системы, на уровне криптостойкости алгоритма RSA в случае оффлайновой динамической аутентификации карты и алгоритма 3DES для онлайновой аутентификации чиповую карту подделать невозможно.

В то же время, при неправильной персонализации карт или выборе слабого метода ее аутентификации мошенничества вида «поддельная карта» возможны. Ниже мы попытаемся систематизировать возможные способы подделки карты.

Итак, представим, что в левой руке у нас имеется реальная гибридная карта, эмитированная банком — участником некоторой платежной системы, а в правой руке — «чистая» заготовка для гибридной карты или карты с магнитной полосой. Кроме того, как у всякого уважающего себя мошенника, у нас имеются программатор для используемого на заготовке карты чипа, средства персонализации магнитной полосы карты, а также машина для персонализации пластика (печать, эмбоссирование и т. п.).

В зависимости от того, какая карта находится в нашей левой руке, мы предложим различные способы мошенничества вида «Поддельная карта», при которых на основе данных карты левой руки в правой руке у нас появится карта, которую при определенных обстоятельствах можно будет успешно использовать в платежной сети.

В первую очередь все возможные способы мошенничества разобьем на два класса: подделка чипа и подделка магнитной полосы карты.

Подделка магнитной полосы. Возможные схемы подделки магнитной полосы гибридной карты показаны на рис. 3.

Случай 1, вариант 1. Service code 2xx. В правой руке у нас карта только с магнитной полосой, на которую перенесена информация с магнитной полосы карты, расположенной в левой руке. Мы пытаемся использовать карту в гибридном терминале, принимающем микропроцессорные карты и карты с магнитной полосой. Терминал должен проверить значение кода обслуживания (service code) на магнитной полосе, и если оно равно 2XX, он должен требовать выполнения транзакции с использованием чипа.

Терминал не должен допускать операции по магнитной полосе, если значение кода обслуживания равно 2XX и терминал не принимал решения о переходе в режим Fallback после попытки использовать для выполнения операции чип карты. Необходимо иметь ясную инструкцию для кассира и четкое сообщение на дисплее терминала о том, что транзакция должна быть обязательно выполнена с использованием чипа или быть отвергнута.

В некоторых реализациях приложения терминала, несмотря на предупреждения, продавец все-таки имеет возможность обойти сформулированное выше правило и провести операцию с использованием магнитной полосы. В этом случае ответственность за возможное мошенничество с точки зрения платежной системы лежит на обслуживающем банке.

Несмотря на то, что ответственность в рассматриваемом случае лежит на обслуживающем банке, эмитенту все-таки рекомендуется отвергать транзакции, в которых в терминах MasterCard элемент данных POS data (DE 061) указывает на то, что терминал может выполнить операцию по чипу, но проводит ее по магнитной полосе и при этом POS Entry mode (DE022) не равен 80X (случай fallback), а равен, например, 90Х (магнитная полоса) или 05Х (чип).

Рассмотрим теперь «Случай 1. Вариант 1. Магнитный терминал». В правой руке у нас та же карта, что и в предыдущем случае. На карте в этом случае для большей убедительности может дополнительно находиться неперсонализированный чип. Мы пытаемся использовать эту карту в терминале, принимающем только карты с магнитной полосой.

Если транзакция была авторизована эмитентом, то случится мошенничество, и отвечать за него будет:

• обслуживающий банк, если этот банк и эмитент поддельной карты расположены в зоне принятого в платежной системе сдвига ответственности chip liability shift;

• эмитент — во всех остальных случаях.

Для защиты от мошенничества, когда на поддельной карте нет чипа, на дисплее магнитных терминалов в случае появления карты с service code=2XX должно появиться сообщение о необходимости проверки кассиром торгового предприятия наличия на карте чипа. Если чипа нет, кассир должен отклонить прием карты.

Случай 1, вариант 2. Service code 1xx. На карту только с магнитной полосой копируются данные первой и второй дорожек гибридной кредитной карты с изменением значения кода обслуживания на 1XX. Карта используется в оффлайновом режиме для выполнения подлимитных операций (размер операции меньше значения (terminal floor limit). Использование карты в режиме реального времени имеет мало шансов на успех, поскольку при изменении кода обслуживания нарушается целостность записи второй дорожки магнитной карты, и проверка значения CVV/CVC в процессинговом центре эмитента этот факт обнаружит. В этом случае есть все возможности успешно использовать поддельную карту независимо от того, является ли терминал гибридным или принимает только карты с магнитной полосой.

Если поддельная карта используется в гибридном терминале, то вся ответственность за мошенничество лежит на эмитенте карты. Это на сегодняшний день самая серьезная брешь в концепции миграции на чип.

Действительно, и карта и терминал поддерживают новую технологию, и все-таки подделка карты возможна без каких-либо нарушений правил приема карты со стороны торгового предприятия. Чтобы избежать этого вида мошенничества, платежные системы ввели правило, в соответствии с которым все транзакции по картам с магнитной полосой в терминалах, поддерживающих онлайновый режим работы, должны направляться на авторизацию к эмитенту.

Если поддельная карта используется в терминале, принимающем только карты с магнитной полосой, то за мошенничество отвечает:

• обслуживающий банк, если этот банк и эмитент карты, которая был поддельна расположены в зоне принятого в платежной системе сдвига ответственности;

• эмитент — во всех остальных случаях.

Случай 2. Гибридная карта с «кривым» чипом (инициализация Fallback на поддельную магнитную полосу). Используется заготовка гибридной карты с «кривым» (например, сожженным или неправильно персонализированным) чипом. В этом случае заготовка будет стоить дороже (примерно на 50 центов), но на магнитную полосу можно наносить информацию, скопированную с магнитной дорожки реальной гибридной карты, и использовать ее как в магнитном, так и в гибридном терминале.

Если поддельная карта используется в гибридном терминале, то вся ответственность за мошенничество лежит на эмитенте карты.

Если терминал принимает только карты с магнитной полосой, то за мошенничество отвечает:

• обслуживающий банк, если этот банк и эмитент карты которая была поддельна, расположены в зоне принятого в платежной системе сдвига ответственности;

• эмитент — во всех остальных случаях.

Единственная контрмера для борьбы с этим видом мошенничества — организация в процессинговом центре эмитента мониторинга количества fallback-транзакций, выполненных по каждой карте эмитента. Если число fallback-операций для некоторой карты оказалось выше порогового значения, то это является сигналом эмитенту провести расследование для того, чтобы убедиться в том, что операции были выполнены законным держателем карты.

Платежные системы также предпринимают меры по ограничению использования режима Fallback в странах, где уровень соответствия терминалов и карт стандарту EMV, достаточно высокий. В частности, в Европе уже сегодня от этого режима отказались при обработке банкоматных транзакций. В ближайшем будущем сегодня обязательное требование по поддержке fallback в POS-терминалах станет опциональным и на страновом уровне будет определяться, считать ли резервную авторизацию по магнитной полосе обязательной, или нет.

Подделка чипа. Клонированная карта — это карта, выпущенная неавторизованным лицом от имени авторизованного эмитента платежной системы. При этом факт того, что карта является клонированной, терминал в случае обработки транзакции в оффлайновом режиме определить не может.

Для клонирования SDA-карты всего лишь требуется иметь микропроцессорную карту с программатором к ней и общее знание стандарта EMV. В качестве карты может рассматриваться, например, широкодоступная карта с микропроцессором PIC16F84.

Далее на «чистую» микропроцессорную карту «переносятся» данные с реальной SDA-карты, включая данные FCI template, AIP, AFL и записи из файлов, определенные в AFL. Среди данных линейных файлов имеется объект signed static application data, представляющий собой подписанные эмитентом критичные данные карты.

Карта стандартным образом поддерживает команды SELECT, GET PROCESSING OPTIONS, READ RECORD. В ответ на команду VERIFY карта всегда отвечает подтверждением правильности введенного PIN-кода.

В ответ на команду GENERATE AC карта отвечает следующим образом:

• если терминал просит ARQC или AAC, карта отвечает криптограммой AAC, в качестве которой берется произвольное шестнадцатеричное 16-ти разрядное число;

• если терминал просит TC, карта отвечает ТС и в качестве криптограммы использует произвольное шестнадцатеричное 16-ти разрядное число.

Таким образом, если терминал считает, что транзакция может быть одобрена в оффлайновом режиме, транзакция клонированной картой будет одобрена. Во всех остальных случаях клонированная карта будет настаивать на отклонении транзакции в оффлайновом режиме. Отсюда следует, что клонированная карта не может быть заблокирована эмитентом через процедуру script processing.

Стоимость клонирования одной карты составляет несколько долларов (необходимо приобрести заготовки и программатор к выбранной для клонирования микросхеме). Данные реальных карт, необходимые для клонирования, могут собираться на POS-терминалах ровно тем же способом, каким они собираются сегодня для карт с магнитной полосой.

Отметим следующее. Предположим, что карта клонирована с реальной карты, поддерживающей оффлайновую динамическую аутентификацию.

В этом случае на клонированную карту переносятся те же данные, что используются при клонировании SDA-карты. Очевидно, что если такая клонированная карта используется в терминале, поддерживающем только метод SDA, то у нее имеется 100 % шанс на успех при условии одобрения терминалом транзакции в оффлайновом режиме. Именно поэтому платежные системы сделали поддержку метода DDA на POS-терминалах обязательной (исключение составляют «Online Only»-терминалы, для которых поддержка оффлайновой аутентификации карты необязательна).

Аналогичным образом, если DDA/CDA-карта клонирована на SDA-карту и терминал вообще не поддерживает оффлайновую аутентификацию карты, то в случае отсутствия поддержки картой механизма проверки факта ее аутентификации эмитентом терминал может обмануть эмитента, заявив о проведении оффлайновой динамической аутентификации карты, в действительности не выполнив ее. При этом обман со стороны торгового предприятия совершается не с целью мошенничества, а для того, чтобы подтвердить выполнение требования платежной системы. Этим обманом могут воспользоваться мошенники, успешно используя в таких терминалах клонированные карты.

Тогда возникает другой вопрос: «Возможно ли клонирование DDA/CDA-карты на карту со статической аутентификацией при использовании клонированной карты в терминале, поддерживающем методы динамической аутентификации DDA/CDA?» Ответ на этот вопрос в общем случае отрицательный, поскольку для клонирования DDA/CDA-карты при условии ее использования в упомянутых условиях необходимо знать секретный ключ карты.

В то же время в некоторых случаях клонирование DDA/CDA-карты возможно. Если, например, DDA/CDA-карта напрямую (через AIP) поддерживает метод SDA и не поддерживает (не содержит в своей файловой структуре) объекта данных SDA tag list, то такая карта может быть клонирована. Действительно, имея в своем распоряжении открытые данные карты, на клонированной карте легко модифицировать объект AIP, указав в нем, что карта поддерживает только метод SDA. В этом случае клонированная карта будет успешно использоваться при оффлайновой обработке транзакции. Заметим, что модификация объекта AIP пройдет для терминала незамеченной, поскольку объект AIP не попадает в список подписываемых данных, целостность которых проверяется в рамках процедуры аутентификации карты по методу SDA. Напомним читателю, что объект данных AIP (‘82’) может попасть в список подписываемых данных только через объект SDA tag list.

Заметим, что во избежание клонирования DDA-карты, лучше, когда такая карта напрямую не поддерживает метод SDA (косвенно SDA поддерживается в процессе проверки сертификата ключа карты), т. е. в частности не содержит объекта signed static application data! В этом случае даже если карта не содержит элемент SDA tag list, клонировать ее на SDA-карту невозможно, поскольку для этого отсутствуют необходимые данные (signed static application data).

Следует отметить, что отсутствие прямой поддержки картой метода SDA не скажется на ее распространнености, поскольку все терминалы поддерживает DDA.

Несмотря на то, что DDA-карты при правильной персонализации не допускают клонирования, они не обеспечивают целостности информационного обмена между картой и терминалом. Возможны атаки, получившие название «атаки двумя чипами» и состоящие в следующем. Используется печатная плата, содержащая два чипа: один чип — банковский, а другой — чип-эмулятор. Банковский чип является микросхемой, персонализированной банком для DDA-карты. Чип-эмулятор контролирует обмен данными между банковским чипом и терминалом, при необходимости модифицируя диалог карты с терминалом. Именно этот чип вставляется в карт-ридер терминала и обменивается с терминалом информацией. Он анализирует данные команд, полученных от терминала, и при необходимости модифицирует их выгодным для мошенника образом.

Приведем самые простые примеры возможной модификации данных. Если терминал в команде GENERATE AC запросил криптограмму TC, а карта в лице банковского чипа принимает решение транзакцию обработать в онлайновом режиме или отвергнуть в оффлайновом режиме, то чип-эмулятор меняет незащищенные данные cryptogram information data таким образом, что карта отвечает терминалу криптограммой TC. Таким образом, транзакция одобряется притом, что решением эмитента она должна быть либо отвергнута, либо передана эмитенту на авторизацию.

Другой пример. Чип-эмулятор, получив от терминала значение размера транзакции, меняет его на меньшую величину, при которой карта готова одобрить транзакцию в оффлайновом режиме авторизации.

Такой чип-эмулятор в литературе получил название wedge device. Нужно сказать, что устройство wedge device может быть внедрено не только в печатной схеме карты, но и на POS-терминале. Главное, чтобы оно выполняло функцию посредника информационного обмена между картой и терминалом.

Проблема обеспечения целостности информационного обмена карты с терминалом решается с помощью использования CDA-карт. Такие карты поддерживают целостность наиболее важной информации, циркулирующей между картой и терминалом в ходе обработки транзакции. Поэтому модифицировать информационный обмен незаметным для терминала способом нельзя.

Кроме того, CDA-карты демонстрируют более высокую производительность (меньшее время выполнения транзакции) в сравнении с DDA-картами. Это объясняется тем, что для оффлайновой аутентификации карты не используется команда INERNAL AUTHENTICATE, что сокращает обмен данными терминала с картой.

Обеспечение целостности информационного обмена с терминалом и более высокая производительность делает CDA-карты привлекательными для бесконтактных платежей. В частности, в стандарте MasterCard PayPass в качестве способа динамической аутентификации рассматривается только метод CDA.

В то же время у CDA-карт отмечается ряд слабостей. Во-первых, размер модуля ключа CDA-карты может не превышать 205 байтов. На сегодняшний день это ограничение не является обременительным, поскольку в основном используются ключи карты меньшего размера. Однако в будущем отмеченное ограничение может стать чувствительным. Платежные системы уже распространяют свои ключи размером 248 байтов (максимальный размер ключа в соответствии со стандартом EMV), давая возможность эмитентам и картам использовать ключи сравнимых размеров.

Во-вторых, при неаккуратном со стороны обслуживающего банка (платежной системы) управлении загрузкой ключей системы на терминалы может случиться так, что обслуживающий банк не загрузил (точнее, не загрузил вовремя) на своих терминалах какой-то из ключей системы. В этом случае все CDA-карты эмитентов, ключи которых сертифицированы на отсутствующем в терминале ключе системы, просто не смогут на таком терминале обслуживаться.

Действительно, получив от карты ответ на команду GENERATE AC терминал не сможет восстановить данные из signed dynamic application data и вынужден будет отклонить транзакцию. Это произойдет, даже если карта в ответе на команду GENERATE AC направит терминалу криптограмму ARQC для обработки транзакции в режиме реального времени. Без знания ключа системы невозможно восстановить криптограмму ARQC из объекта signed dynamic application data, и транзакцию придется отклонить.

Заметим, что в случае DDA-карты транзакция при отсутствии на терминале соответствующего ключа системы могла бы быть выполнена в онлайновом режиме. Метод CDA в случае провала аутентификации карты в отличие от других методов аутентификации лишает ее возможности обращаться за авторизацией к эмитенту.

Обобщая сказанное выше, перечислим ниже способы клонирования гибридной карты для ее использования в оффлайновом режиме авторизации транзакции:

1) если гибридная карта является SDA-картой, то она легко клонируется в SDA-карту;

2) если мы имеем дело с DDA/CDA-картой, поддерживающей также напрямую метод SDA (на карте присутствует объект данных signed static application data), то такую карту можно клонировать на SDA-карту:

• изменив профиль карты (объект application interchange profile), что останется незаметным для терминала, при условии отсутствия на ней объекта SDA tag list таким образом, что профиль карты будет указывать на поддержку картой только метода SDA;

• при использовании клонированной карты в терминалах, поддерживающих в нарушение правил платежных систем только метод аутентификации карты SDA или не поддерживающих никакого метода оффлайновой аутентификации;

• при использовании карты эмитированной с использованием ложного ключа системы в терминале, на который ложный ключ системы был предварительно загружен;

3) DDA-карту можно «модернизировать», создав на ее основе печатную плату, использующую наряду с чипом реальной карты второй чип-симулятор, действующий по схеме атаки двумя чипами.

Еще раз заметим, что подделка чипа практически возможна только с помощью его клонирования — переноса данных реального чипа на чип, используемый для производства мошеннической карты. Действительно, для того, чтобы изменить данные на уже персонализированном чипе можно воспользоваться двумя способами: попытаться это сделать средствами процедуры script processing или в режиме персонализации карты.

В процедуре script processing для изменения записей и отдельных объектов данных используются команды PUT DATA и UPDATE RECORD. Эти команды применяются с использованием кодов MAC и при необходимости — шифрования данных. Кроме того, эти команды чаще всего выполняются после аутентификации картой эмитента.

Поэтому во время выполнения процедуры script processing мошенничества возможны только при компрометации секретных ключей карты/эмитента, используемых для формирования криптограммы и обеспечения целостности обмена данных (формирования кодов MAC).

Ключи, используемые на этапе персонализации и в процедуре Script Processing, разные.

Подделка данных чипа в режиме персонализации карты также возможна только в результате компрометации ключей карты (эмитента) производителя карты.

Производитель чипов присваивает каждой микросхеме ее серийный номер (chip serial number) и заводит в чип секретный ключ поставщика карт, который выводится из ключа поставщика карт с использованием серийного номера чипа и идентификатора ключа в качестве диверсификационной моды.

Далее поставщик карт после имплементации чипа в пластик карты выполняет процедуру предперсонализации карты. В начале процедуры карта должна аутентифицировать поставщика карты с использованием заведенного ранее производителем чипа секретного ключа карты, известного только карте и ее поставщику. Только после успешной аутентификации поставщика карты он имеет возможность выполнить ее предперсонализацию.

В проекции на безопасность карты процедура предперсонализации состоит в том, что на карту заводятся ключи, которые выводятся из секретного ключа эмитента карты и элемента KEY DATA, включающего в себя серийный номер чипа и идентификатор ключа эмитента. Эти ключи предназначены для вывода сессионных ключей карты, используемых на этапе ее персонализации для взаимной динамической аутентификации карты и машины персонализации карт, а также для обеспечения конфиденциальности и целостности данных, передаваемых с машины персонализации на карту.

Таким образом, на этапе персонализации используется отдельный комплект ключей, отличающийся от аналогичных ключей, применяемых при выполнении транзакции.

Из сказанного выше следует, что на этапе персонализации карты возможны мошенничества только при компрометации секретных ключей карты (эмитента).

Недавно в печати появилась информация о схеме виртуального клонирования карты в режиме реального времени. Схема применима к любым картам (SDA, DDA, CDA), в том числе поддерживающим проверку защищенного PIN-кода. Идея заключается в том, что у мошенников имеется контролируемый ими терминал, расположенный, скажем, в ресторане, а также карта с приложением, работающим по контактному интерфейсу (ISO 7816) и бесконтактному радиоинтерфейсу (vicinity-интерфейс, например, в соответствии с ISO 15 693, ISO 18 000). Назначение приложения мошеннической карты состоит в том, чтобы поддерживать обмен данными с реальным POS-терминалом и оборудованием мошенника в режиме ретрансляции данных.

Схема выглядит следующим образом. Мошенник с рюкзаком за плечами приходит, например, в ювелирный магазин, выбирает украшение за 2000 евро и ждет звонка от сообщника в ресторане. В это время ничего неподозревающий посетитель ресторана решает расплатиться по карточке за обед стоимостью 20 евро. Сообщник мошенника с рюкзаком звонит последнему и тот направляется в кассу ювелирного магазина, чтобы заплатить за украшение с помощью своей мошеннической карты.

Далее мошенническая карта вставляется в ридер реального POS-терминала, и карта начинает транслировать через радиоинтерфейс в оборудование мошенника, расположенное в рюкзаке, команды, получаемые от реального терминала. Оборудование мошенника в свою очередь перетранслирует эти команды на контролируемый мошенниками POS-терминал, который доставляет команды на карту ни о чем неподозревающего клиента ресторана. Ответы карты клиента ресторана передаются на реальный терминал ювелирного магазина в обратной последовательности. Схема мошенничества показана на рис. 4.

Очевидно, что мошенническая транзакция может производиться как в режиме реального времени, так и в оффлайновом режиме. Более того, по завершении транзакции клиент ресторана получит чек с реквизитами своей карты на 20 евро. Единственная проблема будет состоять в том, что в общем случае реальный терминал распечатает чек с реквизитами карты пострадавшего посетителя терминала. Но и здесь не все потеряно. Во-первых, не каждый кассир сверяет данные чека с данными, напечатанными (эмбоссированными) на поверхности карты. Во-вторых, в ресторане имеются и завсегдатаи, реквизиты карт которых можно заранее нанести на мошенническую карту.

Украденные (потерянные, неполученные) микропроцессорные карты (lost, stolen, NRI)

Микропроцессорная карта является также и мощным инструментом в борьбе с таким видом мошенничества, как украденные (потерянные, неполученные) карты. Использование подхода Chip&PIN, принятого сегодня в Великобритании и рассматриваемого международными платежными системами в качестве наиболее предпочтительного метода аутентификации держателя карты, позволяет существенным образом сократить перечисленные виды мошенничества. Метод DDA/CDA + PIN Offline — наиболее надежный из всех известных способов защиты от карточных мошенничеств.

Здесь важно отметить, что внедрение подхода Chip&PIN должно осуществляться с двух сторон — как со стороны эмитента, так и со стороны обслуживающего банка. Для стимулирования обслуживающего банка к установке терминалов, поддерживающих PIN offline, платежные системы вводят сдвиг ответственности Chip&PIN liability shift, а также другие правила, вносящие элемент экономической привлекательности использования таких терминалов.

Чтобы сформулировать сдвиг ответственности Chip&PIN liability shift введем следующие определения. Будем называть микропроцессорную карту Chip&PIN-картой, если метод проверки PIN-кода PIN offline (независимо от способа передачи PIN-кода — в защищенном или незащищенном виде) является самым приоритетным в списке CVM list в условиях выполнения данной операции. Будем также говорить, что терминал поддерживает метод PIN Offline, если он поддерживает защищенную и открытую передачу PIN-кода на карту.

Тогда сдвиг ответственности Chip&PIN Liability Shift формулируется следующим образом: если Chip&PIN-карта используется в терминале, не поддерживающем PIN Offline, то вся ответственность за потерянные (украденные) (lost, stolen) карты и неполученные карты (NRI) переносится на обслуживающий банк.

Мошенничество в области CNP-транзакций

С миграцией на чип (особенно в версии Chip&PIN) будет наблюдаться уменьшение мошенничеств типа «Поддельная карта», «украденные (потерянные, неполученные) карты» и увеличение мошенничеств видов CNP и ID Theft. К сожалению, использование микропроцессорных карт пока мало что дает для борьбы с этими видами мошенничества, если не считать предоставления удобной возможности аутентификации держателя карты в транзакции, выполненной по протоколу 3D Secure, сервером эмитента access control server (технология chip authentication program/dynamic passcode authentication). Технология CAP позволяет генерировать одноразовые пароли, которые являются также средством борьбы с кражей идентификационных данных держателя карты.

Мошенничество со стороны недобросовестного торгового предприятия

Одной из серьезных «дыр» в модели безопасности операций, выполненных с использованием МПК, является практическая возможность заведения мошенником ложного открытого ключа системы. Изготовив под ложным ключом сертификаты ключа эмитента, можно выпустить поддельные карты, которые будут успешно работать в терминалах с загруженным ложным ключом.

Естественным способом борьбы с такого рода мошенничеством является создание подписи вводимых в терминал ключей системы на ключе обслуживающего банка (возможно симметричном ключе). Такая подпись обеспечивает целостность ключевой информации системы на терминале. В этом случае, не обладая ключом обслуживающего банка, невозможно успешно завести (использовать) ложный открытый ключ системы.

К сожалению, чтобы обойти упомянутую защиту открытых ключей системы мошенник может и не идти по пути компрометации секретного ключа обслуживающего банка. Для совершения мошенничества, ему достаточно загрузить на терминал фальшивый исполняемый модуль, который, в отличие от приложения обслуживающего банка, не станет проверять подпись используемого ключа. В этом случае описанная выше защита не работает.

Чтобы лишить мошенника возможности замены приложения терминала, требуется подключить ресурсы операционной системы и криптопроцессора терминала. Мы не будем здесь останавливаться на проблеме обеспечения целостности приложения терминала. Отметим только, что для терминалов, принимающих микропроцессорные карты, эта проблема решается с использованием специальной микропроцессорной карты, выполняющей функцию контроля доступа к операциям, например, удаления/загрузки исполняемых файлов.

В то же время заметим, что проблема обеспечения целостности приложения терминала не является надуманной. По мнению экспертов в области безопасности карточных операций по мере повышения защищенности карт, внимание мошенников во все возрастающей степени будет обращаться на среду их обслуживания. Терминал является близким окружением карты, и потому, несомненно, станет мишенью для атак. Поскольку терминал сегодня фактически представляет собой персональный компьютер, то для атак будут использоваться те же методы. В частности, применение специальных программ (аналог программ spyware, Trojan horse, keyboard (screen) logger, вирусов) позволит мошеннику получать интересующую его информацию о карте (например, запись второй дорожки магнитной полосы карты, значение случайной последовательности терминала и случайного числа карты, используемых для шифрования PIN-блока, значение зашифрованного PIN-блока и т. п.).

Важна также и проблема подмены настоящего POS-терминала банка терминалом, установленным мошенниками. Стоимость терминала невелика — 400–600 долл. Поэтому подобная подмена является весьма правдоподобной при сговоре мошенника с кассиром торгового предприятия (известны случаи установки даже ложных банкоматов!). Возможны также случаи, когда торговое предприятие использует POS-терминал только с целью сбора информации о картах.

В случае применения ложного терминала может записываться не только содержимое магнитной дорожки карты, но и значение PIN-кода держателя карты. С учетом использования на практике гибридных карт, имеющих магнитную полосу, получив информацию о магнитной дорожке карты и значение его PIN-кода, мошенник может изготовить «белые» карты для их употребления в банкомате.

Для решения проблемы ложного терминала при обработке операций в онлайновом режиме необходимо повсеместно внедрять коды MAC для сообщений, циркулирующих между терминалом и хостом обслуживающего банка. Это обеспечит целостность информационного обмена и аутентификацию POS-терминала.

Между тем использование кодов MAC позволяет эффективно решить проблему только для онлайновых операций. Информация об оффлайновых транзакциях, выполненных на терминале, также может подписываться для передачи в обслуживающий банк. Однако мошеннический терминал может и не передавать эту информацию в банк достаточно долго или вообще никогда. В случае, когда терминал действует в оффлайновом режиме, к сожалению, кроме организационных мер для борьбы с подобного рода мошенничествами, предложить пока нечего.

Достаточно эффективным способом борьбы с заменой терминалов стало бы введение в стандарт EMV процедуры взаимной аутентификации карты и терминала. Заведение на терминал пары секретного и открытого асимметричных ключей обслуживающего банка и сертификата этого ключа на ключе системы, а также поддержка картой процедуры аутентификации терминала и хранение на карте хэш-функций открытых ключей системы позволит исключить подмену терминала. Хранение на карте хэш-функций открытых ключей системы необходимо для того, чтобы избежать ситуации, когда мошенник сам придумывает ложный ключ системы и генерирует для заведения в терминал пару ключей обслуживающего банка с сертификатом, вычисленным на ложном ключе системы.

Конечно, хранение хэш-функций ключей системы (очевидно, что придется хранить информацию о ключах, сгенерированных впрок, чтобы не получилось так, что во время жизненного цикла карты на терминалах появятся ключи системы, неизвестные карте) накладывает ограничения на размер памяти EEPROM. Терминал должен хранить до 6 ключей системы. Поэтому с учетом ключей, заводимых впрок, и размера значения хэш-функции SHA-1, равного 20 байтам, потребуется зарезервировать около 200 байтов памяти EEPROM для одной платежной системы.

Остановимся еще на одном виде мошенничества, возможного со стороны недобросовестного торгового предприятия. В упрощенном виде мошенничество выглядит следующим образом.

Когда в торговое предприятие за покупкой обращается держатель микропроцессорной карты, торговое предприятие любое решение терминала (карты) завершает отклонением транзакции. При этом держатель карты либо уходит из торгового предприятия ни с чем, либо расплачивается за товар наличными.

Далее мошенническое торговое предприятие отправляет обслуживающему банку данные по неуспешной транзакции, как об операции, успешно выполненной в оффлайновом режиме. При этом обслуживающему банку предъявляются все доказательства того, что транзакция была выполнена успешно: подделанное значение cryptogram information data, указывающее на завершение операции генерацией картой криптограммы TC, значение криптограммы, которое не зависит от своего типа (TC, ARQC, AAC), значение ICC dynamic number. Все эти данные за исключением cryptogram information data могли быть сформированы только реальной микропроцессорной картой.

Обслуживающий банк на основе полученных данных формирует презентменты, которые отправляет в платежную систему, и возмещает торговому предприятию средства по «выполненным» в нем операциям.

Через некоторое время некоторые держатели карт инициируют чар-джбэки по мошенническим операциям, выполненным с использованием их карт. Однако эмитенту будет сложно их инициировать, поскольку обслуживающий банк предъявил в презентменте или по запросу эмитента (сообщение retrieval request) криптограмму TC.

В данном случае разобраться в ситуации сможет платежная система, которая через некоторое время обнаружит, что возникшая странная ситуация, когда клиенты жалуются, клиринговые сообщения, переданные обслуживающим банком, выглядят убедительно, необыкновенно часто случается в одной торговой точке. Чтобы разобраться в такой ситуации, платежной системе потребуется время. За это время мошенники успеют скрыться.

Другой способ борьбы с описанным выше мошенничеством — использование для оффлайновой аутентификации карты метода CDA и требования к торговому предприятию, которое состоит в том, что предприятие предоставляет в распоряжение обслуживающего банка элемент signed dynamic application data, а не просто криптограмму. В этом случае обслуживающий банк извлекает из элемента signed dynamic application data правильное значение cryptogram information data и описанная ранее схема совершения мошенничества не работает.

Борьба с банкоматным мошенничеством

При использовании микропроцессорной карты в онлайновом режиме знание PIN-кода и любых других данных карты, доступных терминалу, недостаточно для успешного выполнения операции мошенником. Необходимым условием в этом случае является знание недоступного мошеннику секретного ключа карты, который используется для генерации криптограммы. Ключ необходим для взаимной аутентификации карты и эмитента, без успешного выполнения которой транзакция будет отклонена (мы не рассматриваем достаточно редкий на сегодня случай, когда эмитент не поддерживает обработку «чиповых» данных карты).

Таким образом, в мире, в котором все карты являются микропроцессорными, а терминалы поддерживают EMV, скимминг через банкоматы ничего мошенникам не дает.

<< | >>
Источник: А. Бабаева. Платежные карты: Бизнес-энциклопедия. 2008

Еще по теме Свойства микропроцессорной карты, позволяющие повысить безопасность операци:

  1. Анализ реальной безопасности операций по микропроцессорным картам
  2. Рекомендации по порядку учета операций по счету карты и закрытию таможенной карты
  3. Аутентификации лиц, совершающих операции как основа безопасности карточных операций
  4. Операции с использованием банковской карты
  5. Меры безопасности при использовании банковской карты в сети Интернет
  6. Проблема безопасности карточных операций
  7. Обеспечение безопасности операций
  8. Безопасность операций с платежными картами. Анатомия карточного мошенничества
  9. Платежные программы для микропроцессорных карт
  10. Безопасность операций с платежными картами. Оценка рисков и мониторинг транзакций в платежной системе
  11. Влияние микропроцессорных карт на банкоматное мошенничество
  12. Технология производства бесконтактных микропроцессорных карт
  13. Случайное блуждание, свойство маркова, мартингальное свойство
  14. Технология производства микропроцессорных карт (смарт-карт)
  15. Промежуточные операции коммерческих банков. Операции с валютой и валютными ценностями
  16. Депозитные операции и операции по вкладам физических лиц
  17. Расчетно-кассовые операции как одна из важнейших операций коммерческого банка
  18. Бартерные операции. Старейшая форма товарообменных операций — бартер.
  19. Пассивные операции коммерческого банка. Общая характеристика пассивных операций банков