<<
>>

Прогрессистское движение

Принятый 12 декабря 1913 г. закон о Федеральном резерве был неотъемлемой частью прогрессистской законодательной программы, которая» начиная примерно с 1900 г., последовательно осуществлялась на всех уровнях власти — местном, штатов и федеральном.
Прогрессизм, представлявший собой двухпартийное движение, за два первых десятилетия XX в. радикально перекроил экономическое и социальное устройство Америки, заменив политику, в целом близкую к laissez faire, на политику централизованного этатизма.

До 1960-х гг. господствовал созданный историками миф, что прогрессивизм стал результатом буквально восстания рабочих и фермеров, которые под руководством интеллектуалов и экспертов нового поколения преодолели ожесточенное сопротивление большого бизнеса, чтобы обуздать, подчинить контролю и регулированию процессы монополизации, нараставшие с конца XIX в. С тех пор усилия целого поколения ученых и исследователей развеяли этот миф и показали, что все было ровно наоборот. На самом деле, в конце XIX в.

элементы конкуренции в деловой жизни нарастали, а группировки крупнейших компаний во главе с могущественной «Джи Пи Морган энд компани» отчаянно боролись за картелирование свободного рынка. Железные дороги первыми испытали на себе натиск волны картелирования. Но все старания увеличить прибыль за счет сокращения объема операций и повышения цен или тарифов проваливались из-за конкуренции между членами картеля или пришельцев со стороны. В 1890-х гг. были предприняты попытки путем слияний крупных корпораций добиться ограничения объема производства и повышения цен, но из-за давления конкурентов извне все эти затеи также ни к чему не привели. Обе волны картелирования были организованы группой Моргана, и оба раза рынок, несмотря на защиту высоких таможенных пошлин, сводил на нет все усилия.

Большой бизнес понял, что обеспечить картелирование эко-номики, закрепить за собой доминирующие позиции и высокий уровень прибыльности можно только при поддержке государства, иными словами, нужно осуществить переход от экономики свободного рынка к централизованному и координируемому этатизму.

Но как добиться, чтобы народ Америки, воспитанный в традиции неприятия режима государственных монополий, поддержал эту программу? Как обеспечить общественную поддержку Новому порядку?

Решения долго искать не пришлось. Можно установить монополию во имя борьбы с монополизмом! Можно использовать привычную американцам риторику и сохранить форму, но полностью изменить содержание. Ученые, да и публика в целом, всегда понимали монополию как «предоставление правительством исключительных привилегий». А что если подменить определение. Пусть теперь это будет большой бизнес или используемые им приемы конкуренции, такие, как снижение цен, и пусть во имя обуздания «монополизма большого бизнеса» на свободном рынке представители большого бизнеса обращаются с прошениями во всевозможные регулирующие комиссии — от Комиссии по межштатной торговле до Федеральной торговой комиссии, во всякие комиссии государственного страхования, штаты которых укомплектованы бывшими работниками регулируемых отраслей, т.е. выходцами из того же самого большого бизнеса. Тогда регулирующие комитеты и комиссии смогут раздавать субсидии, ограничивать и проводить картелирование во имя «противодействия монополизации», во имя общественного благосостояния и национальной безопасности. Повторим еще раз, первыми на этот путь ступили железнодорожные монополии.

Для такой хитроумной аферы нужны была поддержка ин-теллектуалов, профессиональных творцов общественного

мнения. Моргану и его группе нужна было дымовая завеса идеологии, которая могла бы обосновать и оправдать установление Нового порядка. К счастью для них, интеллектуалы были наготове и сами стремились к новому союзу. Конец XIX в. отмечен взрывным ростом численности интеллектуалов, ученых, социальных исследователей, технократов, инженеров, врачей, и всевозможные профессиональные «гильдии» устремились в борьбу за больший куска пирога, чем тот, на который они могли рассчитывать на свободном, рынке. Интеллектуалы нуждались в государстве, в его способности лицензировать и ограничивать доступ к профессии, чтобы повысить доход тех счастливчиков, которые уже успели оказаться внутри.

Взамен на их службу в качестве апологетов нового этатизма государство могло предложить им не только защиту от чрезмерной конкуренции, но и растущие возможности занятости в недрах бюрократического механизма, который нуждался в специалистах по планированию и пропаганде нового огосударствленного общества. А интеллектуалы были готовы к выполнению этой задачи. 13 университетах Германии им вложили в головы принципы этатизма и органического социализма, научили ценить гармонию «среднего пути», избегающего крайностей неограниченной конкуренции свободного рынка, с одной стороны, и пролетарского марксизма — с другой. Вместо этого сотрудничество в движении к всеобщему благу должно быть навязано большим правительством, состоящим из интеллектуалов и технократов, которое направляется большим бизнесом и поддерживается профсоюзами, обеспечивающими лояльность рабочего люда.
<< | >>
Источник: Мюррей Ротбард. История денежного обращения и банковского дела в США: от колониального периода до Второй мировой войны. 2009

Еще по теме Прогрессистское движение:

  1. Баланс движения капиталов (счет движения капитала)
  2. Прогнозирование движения цен
  3. Стимулирование карьерного движения
  4. Анализ движения и обеспеченности основными средствами
  5. Взаимосвязь международной торговли и движения факторов
  6. Модели инерции движения
  7. Движение цен
  8. Сдвиги инерции движения (когда вы продаете?)
  9. План движения наличности
  10. Анализ движения материальных ценностей и изменения их остатков
  11. Фиксация. Часть I: вхождение в резонанс с движением денежных потоков
  12. Анализ движения денежных средств
  13. Либерализация международного движения капитала, или «Все на продажу!»
  14. Учет формирования и движения уставного капитала
  15. Движение через принуждение
  16. Международное движение капитала