<<
>>

Эпилог: возвращение Морганов

Однако не стоит оплакивать Морганов. Новый курс лишил их власти, но в конце 1930-х гг. они сумели вернуться. Натиск экономического национализма ослабел, и Морганы смогли возобновить работу по стабилизации валютных курсов.
В конце 1936 г. США заключили трехстороннее соглашение с Вели-кобританией и Францией, в соответствии с которым страныучастницы договорились не о фиксации обменных курсов в полном смысле слова, а о том, чтобы принятие решения о поддержке валютных курсов других страи-участниц договора занимало не более 24 часов. Вскоре к этому договору, который действовал до Второй мировой войны» присоединились Бельгия, Голландия и Швейцария.

По мере приближения Второй мировой войны роль Морганов, издавна имевших тесные связи с Британией и Францией, в американской внешней политике усиливалась, тогда как Рокфеллеры, слабо связанные с этими странами, но зато имевшие лицензионные соглашения с немецкой «ИГ Фарбен», относительно утратили значение. Государственный секретарь Корделл Халл, давний близкий друг Нормана Дэвиса, посла Рузвельта для особых поручений и человека Моргана, начал выступать против двусторонних торговых соглашений с Германией и политики валютного контроля, способствовавшей хроническому завышению курса марки99,10°.

В ходе подготовки США ко Второй мировой войне эконо-мические цели войны радикально упростились: покончить с экономическим и денежным национализмом 1930-х гг.

и сделать основой нового мирового экономического порядка не фунт, а доллар. В сфере внешней торговли это означало решительное продвижение американского экспорта, снижение пошлин и отмену квот, препятствующих сбыту американских товаров (так называемая политика «открытых дверей» для американских товаров и инвестиций), а в сфере денежного обращения это означало разрушение валютных блоков и восстановление многосторонних соглашений с фиксированными валютными курсами» основанными на долларе.
Даже когда США уже решились вступить в войну ради спасения Британии, остался неразрешенным конфликт, порожденный склонностью Британии к валютному контролю и сохранению имперских преференций во внешней торговле.

Решение проблемы было найдено в ходе продолжительных переговоров, длившихся в течение всей войны и завершившихся подписанием Брсттон-Вудского соглашения в июле 1944 г. По существу, соглашение было компромиссным, хотя Соединенным Штатам удалось выиграть в главном пункте: в основу новой многосторонней системы фиксированных валютных курсов был положен доллар. Правда, американцам пришлось принять кейнсианскую позицию британцев, настаивавших на согласованной инфляционной политике в целях обеспечения «полной занятости», США достигли цели, сформулированной министром Моргентау: «перенести мировой финансовый центр из Лондона в министерство финансов США». Не удивительно, что уже в январе 1945 г. Ламар Флеминг-мл., президент «Андерсон, Клейтон энд компани», круп-нейшей в мире фирмы по торговле хлопком, мог написать своему давнему партнеру и боссу Уильяму Клейтону, что «Британская империя и мировое влияние Британии — это уже миф». Совсем скоро, пророчил Флеминг, США придется защищать Британию от расправляющего плечи русского континента, а это будет означать, что «Американская империя поглотит те части Британской империи, которые мы соизволим принять».

В переговорах, которые привели к Бреттон-Будским соглашениям, главную роль играл не государственный департамент, а тайный Совет по внешней политике, представлявший собой чрезвычайно влиятельную организацию бизнесменов и экспертов, созданную Морганом после Первой мировой войны для продвижения интернационалистских тенденций во внешней политике и в международных экономических отношениях. Созданная Советом частная исследовательская группа буквально диктовала необходимые решения параллельной исследовательской группе, созданной пассивно сопротивлявшимся государственным департаментом. С 1936 по 1945 г. президентом Совета по внешней политике и руководителем этого проекта был не кто иной, как Норман Дэвис, давнишний подопечный Моргана и ученик его компаньона Генри Дэвисона.

За всем этим, разумеется, стояли Морганы, Во время войны многие представители круга Моргана, противившиеся наступлению экономического национализма в первые годы Нового курса, вернулись в политику, чтобы помочь выиграть войну и разработать схему послевоенного мира: Льюис Дуглас; Дин Ачесон, разошедшийся с Новым курсом из-за радикальности его преобразований в сфере денежной политики, вернулся в качестве помощника государственного секретаря по валютным вопросам; наставник Ачесона, Генри Стимсон, был мини-стром обороны; другой ученик Стимсона, Джон Макклой, по существу руководил министерством в качестве заместителя министра. А когда Корделл Халл в конце 1944 г. вышел в отставку, на посту госсекретаря его заменил Эдвард Стеттиниус, сын компаньона Моргана и бывший президент подчиненной Моргану корпорации «Юнайтед Стейтс стил».

После Второй мировой войны Морганы постепенно при-способились к новой роли младших партнеров Рокфеллеров. Усиление экономической роли нефти сделало Рокфеллеров господствующей силой в политических и финансовых кругах восточных штатов. Рокфеллеры приняли на себя контроль над Советом по внешней политике, и символом этого измеиения

стало возвышение Джона Макклоя, который занял посты председателя Совета по внешней политике, руководителя фонда Рокфеллера и рокфеллеровского флагманского банка, «Чейз нэшнл бэнк». Существовавшие до Второй мировой войны конфликты и пристрастия исчезли. В новую эпоху все стало по-иному.

<< | >>
Источник: Мюррей Ротбард. История денежного обращения и банковского дела в США: от колониального периода до Второй мировой войны. 2009

Еще по теме Эпилог: возвращение Морганов:

  1. Возвращение активов
  2. Эпилог
  3. Возвращение к «норме»
  4. Возвращение активов и международное сотрудничество
  5. Глава 47 Возвращение в Венецию
  6. Возвращение долгов
  7. Возвращение к истокам
  8. Возвращение риска
  9. Возвращенное имущество
  10. Возвращение к Райану и Ральфу
  11. Возвращение к закону Гласса—Стиголла?
  12. Возвращение активов и международное сотрудничество
  13. Эпилог
  14. Эпилог Полгода спустя