Задать вопрос юристу

Джейкоб Шифф возбуждает стремление к центральному банку

Поражение в 1902 г. законопроекта Фоулера о расширении эмиссии банкнот, не имеющих специального обеспечения [asset-currency], и разрешении открывать банковские филиалы, а затем еще и провал в 1903-1905 гг.
попытки министра финансов Шоу использовать свое министерство в качестве центрального банка, подтолкнули крупных банкиров и дружественных им экономистов к принятию нового решения: просто навязать стране центральный банк.
Кампания за создание центрального банка началась с рокового выступления главы уолл-стритского инвестиционного банка «Кун, Лёб знд ко.» влиятельного Джейкоба Шиффа перед Торговой палатой Нью-Йорка в январе 1906 г. Шифф выразил недовольство тем, что летом 1905 г., когда «страна нуждалась в деньгах», министерство финансов вместо того, чтобы увеличить денежную массу, урезало объем правительственных средств на счетах национальных банков и таким образом спровоцировало «постыдный» финансовый кризис, когда ньюйоркские клиринговые банки были вынуждены резко снизить объем кредитов, что отозвалось взлетом процентных ставок. Создание «эластичной денежной системы» стало велением времени, и Шифф призвал финансовый комитет нью-йоркской торговой палаты выработать всеобъемлющий план создания современной банковской системы, которая смогла бы обеспечить достаточную эластичность кредитно-денежной системы. Кулуарную агитацию за такой план вел партнер Шиффа Пол Мориц Варбург, который и посвятил его в свои замыслы уже в 1903 г. Варбург эмигрировал в США в 1897 г. из Германии, где работал в инвестиционной фирме «М. М. Варбург энд ко.», и в очень скором времени его главной функцией в банке «Кун, Лёб» стала агитация за учреждение в США чуда европейской банковской жизни — центрального банка.
Финансовому комитету Торговой палаты Нью-Йорка по-требовалось меньше месяца для подготовки доклада, но банковских реформаторов он привел в ярость, и они отвергли его как совершенно некомпетентный. Когда Фрэнк Вандерлип из флагманского рокфеллеровского банка «Нэшнл сити бэнк оф Нью-Йорк» доложил об этой ситуации своему боссу Джеймсу Стиллмену, тот предложил создать при торговой палате специальный комитет из пяти человек и поручить ему разработку плана денежной реформы.
Вандерлип рекомендовал включить в состав комитета себя, Шиффа, Дж. П. Моргана, Джорджа Бейкера из «Фёрст нэшнл бэнк оф Нью-Йорк», самого давнего и близкого компаньона Моргана, и Лимана Гейджа, бывшего министра финансов, а теперь президента контролируемой Рокфеллером компании «Ю Эс Траст». Таким образом, комитет предполагалось создать из двух людей Рокфеллера (Вандерлип и Гейдж), двух людей Моргана (Морган и Бейкер) и представителя «Кун, Лёб». Однако состав комитета пришлось перекроить, потому что участвовать в нем согласился только один Вандерлип. В марте 1906 г. в него вместо Шиффа вошел его близкий друг Исидор Страус, директор «Ар Эйч Мейси энд компани». Вместо Моргана и Бейкера вошли два других человека из этого клана: Дю-мон Кларк, президент «Америкэн иксчейндж нэшнл бэнк» и личный советник Дж. П. Моргана, и Чарльз Конант, казначей банка «Мортон энд компани». Пятым стал ветеран Конвента по денежной реформе Индианаполиса Джон Клафлин из «Эйч Би Клафлин энд компани», большого интегрированного концерна оптовой торговли. Секретарем нового комитета по кредитно-денежной реформе стал старый друг Вандерлипа Джозеф Френч Джонсон из Нью-йоркского университета, который еще в ] 900 г. агитировал за создание центрального банка.
Комитет использовал технологию, с успехом опробованную еще в Индианаполисе: разослал детальную анкету по проблемам кредитно-денежного хозяйства ряду лидеров финансового мира. Пока Джонсон занимался сортировкой полученных ответов, сам Конант отправился в Европу, чтобы встретиться с руководителями центральных банков.
В октябре 1906 г. особый комитет представил нью-йоркской торговой палате доклад о проделанной работе. Для устранения
нестабильности и повышения эластичности денежной системы комитет рекомендовал создать «под контролем правительства центральный эмиссионный банк». Вслед за другими банковскими реформаторами, такими, как профессор Абрам Пьятт Эндрю и Томас Никсон Карвер из Гарвардского университета и Алберт Страус, партнер в «Джи Пи Морган энд ко.», Комитет презрительно отозвался о попытке министра Шоу использовать министерство финансов как центральный банк. Особенно Шоу вызывал раздражение тем> что в последнем годовом отчете за 1906 г. продолжал настаивать, что под его руководством министерство финансов действовало как «отличный центральный банк». Комитет вместе с другими реформаторами осудил министерство финансов за излишнюю эмиссию, из-за которой процент был чрезмерно низок, а вот центральный банк, напротив, имел бы больше капиталов и неоспоримый контроль над рынком денег, а это дало бы ему возможность эффективно манипулировать величиной учетной ставки и держать экономику под надлежащим контролем. Чрезвычайно важно, заявил комитет, «централизовать финансовую ответственность». А пока центральный банк отсутствует, настаивал комитет, нужно, по крайней мере, расширить эмиссионные возможности национальных банков, включив в базу эмиссии наравне с правительственными облигациями и другие активы56.
После публикации Доклада о денежном обращении реформаторы использовали его как инструмент агитации за создание центрального банка и расширение эмиссионных возможностей других корпоративных и финансовых учреждений. Следующий шаг сделала влиятельная Американская банковская ассоциация (АБА). В 1905 г. исполнительный комитет АБА создал комитет по денежному обращению, который на следующий год рекомендовал в экстренных случаях эмитировать банкноты, не имеющие специального обеспечения, а возложить это на федеральную комиссию, напоминающую эмбриональный центральный банк.
В октябре 1906 г. на бурной пленарной сессии АБА отвергла этот план, но договорилась создать комитет по денежному обращению в составе 15 человек и поручить ему совместно с аналогичным комитетом ньюйоркской торговой палаты выработать взаимоприемлемый проект законодательных предложений.
В банкирском комитете особенно примечательны следующие фигуры:
(1) Артур Рейнолдс, президент «Де-Мойн нэщнл бэнк», близкого к ориентированному на Моргана «Де-Мойн ридженси», и брат видного чикагского банкира Джорджа Рейнолдса, влиятельного председателя исполнительного комитета АБА, перебравшегося из Де-Мойна в Чикаго в качестве президента ориентированного на Моргана «Континентл нэшнл бэнк оф Чикаго»;
(2) Джеймс Форген, президент рокфеллеровского «Фёрст нэшнл бэнк оф Чикаго», близкий друг Джейкоба Шиффа (из «Кун, Лёб») и Вандерлипа;
(3) Джозеф Толберт, вице-президент подчиненного Рокфеллеру «Коммершиал нэшнл бэнк оф Чикаго», ставший в скором времени вице-президентом рокфеллеровского же «Нэшнл сити бэнк оф Нью-Йорк»;
(4) Майрон Херрик, один из самых заметных в стране политиков и бизнесменов из группы Рокфеллера. Херрик был главой «Кливленд сэсайти оф сейвингз» и член узкого круга деловых друзей Рокфеллера, в 1893 г. вместе с Марком Ханной спасший от банкротства губернатора Уильяма Мак-Кинли. Херрик до этого уже был президентом АБА, и только что завершился его двухлетний срок пребывания на посту губернатора Огайо, а позднее, при президентах Тафте и Гардинге (оба пользовались политической и финансовой поддержкой Херрика), стал послом США во Франции;
(5) председателем комиссии АБА стал Бартон Хепберн, президент одного из ведущих байков группы Моргана «Чейз нэшнл бэнк оф Нью-Йорк» и автор популярной и авторитетной «Истории чеканки монет и денежного обращения в Соединенных Штатах».
После встречи с Вандерлипом и Конантом, представлявшими комитет Торговой палаты, комитет АБА принял переходную программу реформ. В декабре 1906 г. программа, пре-дусматривавшая расширение эмиссии банкнот, не имеющих специального обеспечения, и определявшая условия экстренной эмиссии банкнот национальными банками, была представлена прессе, публике и Конгрессу.
Но когда идея расширения эмиссии банкнот, не имеющих специального обеспечения, стала набирать популярность, ре-форматоров вдруг встревожила перспектива неконтролируемой инфляции. Ведь если дать национальным банкам дополнительные возможности эмитировать банкноты и кредиты, в существовавшей тогда системе небольшие банки штатов получили бы возможность, используя банкноты национальных банков в качестве резервов, расширить собственные кредитные операции. Реформаторы хотели закрепить возможности инфляционного раздувания кредита только за крупными национальными банками, и они были категорически против того, чтобы неконтролируемое расширение кредитов национальными банками стало инструментом перекачивания ресурсов в пользу мелких предпринимателей и «спекулятивных» маржинальных производителей. Ситуацию усугубляло то, что после 1900 г. ускоренными темпами пошел процесс создания мелких банков штатов на юге и западе страны. Другим источником проблем было отличие американского вексельного рынка от европейского. В Европе коммерческие векселя, а значит и банковские активы, представляли собой бумаги с двумя именами, индоссируемые небольшой группой богатых акцептных банков. А в США, напротив, коммерческие векселя представляли собой неиндоссированные бумаги с одной подписью, эмитируемые банком в надежде только на кредитоспособность заемщика. Получалось, что в США децентрализованная банковская система не контролировалась крупными банками.
Обеспокоенность надежностью существующей системы, а значит и неконтролируемостью эмиссии банкнот под коммерческие векселя, прозвучала из уст ведущих банкиров, сторонников реформы. Так, Вандерлип высказал обеспокоенность тем, что «у нас слишком много банков штатов, которые могут числить в своих резервах банкноты национальных банков». Шифф предупредил, что «было бы неразумно, а пожалуй, и опасно наделить шесть тысяч банков или даже больше привилегией эмитировать чисто кредитные платежные инструменты». Сходные опасения выразил и Виктор Моравец из группы Моргана, влиятельный председатель совега директоров железной дороги «Атчисон, Топека энд Санта-Фе»,
Решение проблемы мелких банков и децентрализации кредита предложил Пол Мориц Варбург из «Кун, Лёб», незадолго до этого перенимавший опыт в Европе. В январе 1907 г. публикацией двух статей — «Недостатки и потребности нашей банковской системы» и «План видоизмененного центрального банка» — он начал многолетнюю неутомимую борьбу за создание центрального банка. Открыто призвав к созданию центрального банка, Варбург указал, что одной из его важных функций будет ограничение круга банковских активов, могущих использоваться для создания банковских депозитов. Центральный байк предположительно мог бы потребовать от банков использовать акцептованные векселя или попытаться создать в США рынок акцептованных векселей.
К лету 1907 г. журнал «Бэнкерз мэгэзин» сообщил о том, что крупные банкиры разочаровались в идее расширения круга активов, обеспечивающих банковскую эмиссию, и сплотились вокруг «проекта центрального банка». В качестве основного мотива журнал выделил тот факт, что расширение эмиссионной базы повысит возможности выдавать кредиты «мелким производителям и торговцам».
<< | >>
Источник: Мюррей Ротбард. История денежного обращения и банковского дела в США: от колониального периода до Второй мировой войны. 2009

Еще по теме Джейкоб Шифф возбуждает стремление к центральному банку:

  1. На пути к мировому центральному банку
  2. Североамериканские Соединенные Штаты: длинный путь к Центральному банку
  3. 11) Используют ли якутские шаманы возбуждающие средства?
  4. Центральный банк государства. Характеристика центральных банков
  5. Організація кредитної діяльності банку
  6. Власні ресурси банку та їх економічна характеристика
  7. Особливості побудови Плану рахунків бухгалтерського обліку Національного банку України
  8. Грошово-кредитна політика Національного банку України
  9. Управління валютною позицією банку
  10. Особливості обліку валютних операцій банку
  11. Організаційно-правові основи функціонування Національного банку України
  12. 3. Каковы самые мощные стремления?
  13. Кредиты банка россии коммерческому банку
  14. Правила відображення в обліку операцій із формування власних та залучених коштів банку
  15. Стремление к совершенству