<<
>>

Глава 16 Заклятие нелюбви

В небе багровел закат, а в сарае было уже почти темно, но куклы сосредоточенно работали: разбирали огромную кучу дров. Тахир, показав место, разбирал завал вместе со всеми. Куча, сперва казавшаяся бесконечной, становилась все меньше и меньше.

– Тахир, как ты мог?! – снова и снова повторяла Орбита. – Это же настоящее преступление!

– А оторвать у меня ноги и выкинуть – не преступление?

– Но ведь это не Марго придумала?

– Ну и что? Ноги-то отдали ей!

– Как ты ухитрился ее – ее! – заманить в ловушку? – пропыхтел Доминик, оттаскивая сучковатое березовое полено.

Тахир ничего не стал скрывать. Оказывается, Марго пришла к нему еще летом, рассказала о проклятии и попросила убежища для себя и всех кукол. Она хорошо подготовилась к побегу – почти всю обстановку в доме Тахира она притащила собственноручно. Она даже пообещала ему принести конструктор, чтобы он собрал себе новые ноги. Тахир охотно согласился помочь. Одна беда – Марго не подозревала, что он уже много лет вынашивает план мести.

– Через несколько дней я сказал Марго, что нашел в сарае загадочный подземный ход, – рассказывал Тахир. – На самом деле это была просто небольшая яма, которую я сам и выкопал в нужном месте – там, где поленница стояла неустойчиво. Когда Марго отправилась в «подземный ход» на разведку, даже поленницу толкать не пришлось. Она упала сама – именно там, где было надо.

– А что за шум мы слышали в новогоднюю ночь? – спросила Малышка.

– Я видел, что вы становитесь все смелее и рано или поздно доберетесь до сарая. И решил засыпать Марго понадежнее. Но не рассчитал и сам угодил под обвал…

– Какой же ты негодяй! – воскликнула Дженни. – И поделом тебе!

И вот наконец показалась яма. В этом месте пол прогнил и провалился вниз вместе с досками. Куклы раскидали последние поленья и увидели, что в куче мерзлой трухи лежит кукла в летнем платье.

Она была очень бледная и грязная – как и должна выглядеть кукла, пролежавшая в сарае под дровами много лет. Может быть, поэтому она казалась не спящей, а мертвой. Босая, со свалявшимися волосами, в легком платье, когда-то нежно-сиреневом, а теперь больше похожем на половую тряпку – уж не в том ли самом, в котором она сбежала с плантации?!

Из-под длинного подола торчали коротковатые ноги, не очень подходящие к остальному туловищу. Волосы цвета меди свалялись и поседели от инея, в шрамах на лбу и щеке чернела земля. Веки куклы были закрыты, но из-под слипшихся ресниц чуть-чуть виднелись ярко-синие глаза.

Да, это была она – Марго.

– Мама! – заверещала Дженни, прыгая в яму.

Вскоре неподвижную куклу вытащили наружу. Но сколько бы ее ни тормошили, сколько бы ни кричали в уши – Марго не просыпалась.

Куклы испуганно переглянулись. Такого они не ожидали! Почему-то все они были уверены – если уж они не спят, то Марго и подавно.

– Что же нам делать? – спросила Орбита растерянно.

– Это все колдунья, – сказала Дженни. – Та, от которой мама хотела сбежать. Она нарочно заколдовала ее, как Спящую красавицу. И теперь мама будет спать сто лет…

– При чем тут колдунья?! – воскликнул Доминик. – Не было никакой колдуньи! Вот вы помните какую-нибудь колдунью? Я – нет! А Марго хотела сбежать от Анюты, которая собиралась вырвать ей глаз, чтобы та выглядела настоящей пираткой.

– Но Ле говорила о ведьме… – протянула Орбита.

Малышка наморщила лоб. Что-то шевельнулось в ее памяти.

– Я вспомнила! – воскликнула она. – Только не перебивайте меня, пока я не расскажу все. Анюта и есть – ведьма!

– Что за чушь?!

– Вот послушайте…

* * *

– Здравствуйте, – вежливо сказала Анюта, когда на холодную кухню вошла незнакомая старушка. – Мама на работе, а бабушка ушла в магазин. Вы к кому?

– К тебе, деточка…

Старушка была худая, со сморщенным лицом, в темном платочке и непрерывно вертела головой, что-то бормоча себе под нос.

– Ко мне?!

– Когда-то давно этот дом был моим, – проскрипела старушка.

– Ты знаешь об этом?

– Нет, это дом моих родителей, – удивилась Анюта. – А до того был бабушкиным.

– А до бабушки?

– Не знаю…

– Это был мой дом, – надтреснутый голос старушки стал злым, – а потом меня из него прогнали. Пришли и сказали – зачем тебе одной целый дом, такой большой? А вон там по соседству, в развалюшке, целое семейство живет, ну-ка пусти их к себе, а сама убирайся!

– Не может быть! Разве так можно?

– В те времена все было можно.

– Это несправедливо!

– Вот и я тоже так думаю, деточка, – темная старушка заулыбалась, но у Анюты мурашки по спине побежали. – За все платить придется – и за добрые дела, и за злые. Вот ты, я вижу, хорошая девочка. Давай-ка я тебе подарочек сделаю. Хочешь волшебную вилочку?

– Вы хотите сказать – волшебную палочку? Как в сказках?!

– Нет, деточка, – старушка взяла с подоконника черную вилку, которую Анюта нашла в огороде. – Не как в сказках, а по-настоящему. Колдовство – это ведь не фокусы. Я силу свою тебе передам, и будет у тебя власть – над вещами, над землей, водой и ветром, над людьми…

– А что я смогу делать?

– Все, что хочешь. Все тебе можно будет.

– Мне это нравится!

– Никто тебе не станет больше указывать – ты сама сможешь заставлять других делать что тебе хочется… Все тебя будут бояться…

– Я не хочу, чтобы боялись. Я хочу, чтобы любили. Я буду доброй волшебницей!

– Конечно-конечно. Полюбят как миленькие. А кто любить не захочет – того ты проклянешь.

Анюта смеется. Она думает, что старушка шутит. Только глаза у гостьи – как две черные щелки в глухой стене.

– А взамен, – шепчет она в сторону, – я у тебя заберу одну вещь, совсем ненужную. Ну согласна?

Анюта хмурится. Уже не так уверенно, но все еще с любопытством в голосе отвечает:

– Согласна!

Темная бабушка протягивает ей вилку:

– Возьми.

Анюта доверчиво протягивает руку и берет вилку. Но что это? Чернота волной перетекает с вилки на руку, словно живая грязь. Анюта пугается. Она пытается отшвырнуть вилку, но та прилипла к ее руке.

– Фу, что это!

Глаза старушки блестят торжеством:

– Воткни ее скорее в стену!

* * *

– Этого не может быть, – изумленно пробормотала Орбита, когда Малышка окончила рассказ.

– Чушь! – воскликнули Доминик и Дженни. – Небылица!

– Я с вами спорить не буду. Просто постарайтесь мне поверить!

– А знаете что, – сказал вдруг Шикамару. – Я, кажется, придумал, как разбудить Марго.

– Как?! – воскликнули все хором.

– Надо выдернуть из стены вилку!

– Но ты же сам сказал: кто ее коснется, навлечет на себя проклятие, – напомнила Орбита.

– Я сказал – опасно, – уточнил Шикамару. – Но готов рискнуть. У тебя есть идея получше? Мы хотим спасти Марго или нет?

– Хотим! – подпрыгнула Дженни. – Я готова!

– А ты уверен… – начал Доминик.

– Я не знаю точно, что будет, – сказала Малышка. – Но мы должны попробовать.

* * *

Вскоре все они, включая Тахира, который плелся сзади, потихоньку прокрались на кухню, взобрались на стол и молча столпились в сумерках под стеной.

Вилка зловеще торчала из стены прямо у них над головами, отбрасывая на клеенку длинную черную тень. Казалось, эта тень перечеркивает всю их зимовку.

Куклы со страхом поглядывали в темный коридор и прислушивались – не раздастся ли во тьме стук когтей? Их дом – больше не их дом. Он захвачен безжалостным врагом. Врагом, который держит в плену Ле и, может, в этот самый миг отгрызает ей голову!..

– Ну что? – прошептала Орбита. – Кто это сделает?

– Давайте я, – сказала Малышка. – Это была моя идея – мне и расхлебывать кашу. И пусть на меня падет проклятие!..

Она вспомнила, как черная тень стекала с вилки на руки Анюты, и содрогнулась…

– Я помогу, – сказал Шикамару. – Ниндзя не должны бояться колдовства.

– И я, – тут же встряла Дженни. – Я ужасно хочу, чтобы мама проснулась!

– А я не буду, – сказал Тахир. – И не обязан. Самоубийца я, что ли? Вовсе не собираюсь превратиться в жабу или еще что-то похуже!

– Я тоже не хочу быть жабой! – всхлипнула Орбита.

– Но как я могу бездействовать, когда в сарае лежит Марго?!

Доминик мрачно посмотрел на них и шагнул вперед.

– Пусть я превращусь в кого угодно, – сказал он, – зато буду всю жизнь помнить, что оказался смелее Тахира! Лучше быть отважной жабой, чем трусливым красавчиком!

– Мы должны сделать это все вместе! – сказала Малышка.

Они дружно ухватились за черенок вилки и дернули на себя.

– Ну-ка, поднажали! – командовал Доминик. – Раз, два… Оп!

С третьим «оп» вилка вдруг легко вылетела из стены. Все попадали на стол. А когда поднялись, то увидели Тахира с вилкой в руке.

– Я тоже решил вам помочь, – сказал он.

– А проклятие? – Малышка вскочила, уставившись на вилку.

Вилка больше не была черной. Она стала обычной – только ржавой.

И тень, окружавшая ее, исчезла.

* * *

В это самое время, далеко-далеко от дачи, мама девочки Алисы стояла, опираясь на лыжные палки, на вершине самого высокого горнолыжного склона. Небо уже потемнело, внизу сияли огни, толпился народ в очередях на подъемники, и черные точки скользили по склонам, а тут только свистел ветер и поскрипывал снег. В свисте ветра чудились далекие голоса…

«Кто это меня зовет?» – удивилась мама. Она сняла шапку, чтобы лучше расслышать. Ветер взвыл вдвое громче прежнего и накидал ей снега в волосы. С вершины горы она видела десятки и сотни лыжников. Вот там, среди кочек и трамплинов, мелькает красная Алискина куртка. Она только что поехала вниз с этого, самого сложного, склона. Конечно, она боится, но и виду не показывает. Понимает, что мама все равно не пожалеет – только задразнит.

Мама сама прекрасно знает, что гора слишком опасна. Но чтобы стать сильным, надо стать бесстрашным. Ради этого и устраиваются самые жестокие испытания, пока ты весь – и характером, и душой, и сердцем – не станешь твердым, как камень. Без этого не прожить, не добиться успеха… Что важнее, чем стать круче всех?

Мама нахмурилась. Когда-то она знала ответ на этот вопрос. Но забыла.

Она нахлобучила шапку, но голос не замолк.

«Кто же зовет меня? И голос какой-то очень знакомый! Но откуда? Может, это Алиска? Нет, она слишком далеко… Ух как она несется! Как бы не переломала ноги… А новые уже не приставишь…»

Мама нахмурилась. Не приставишь ноги?

Марго!!!

И тут словно пробку выдернули из ее памяти – она вспомнила…

* * *

…как держит волшебную вилку, и чернота c нее течет прямо на руку, и никак от нее не избавиться!

– Фу, что это!

И, как наяву, раздается вкрадчивый шепот злой старушки:

– Это, деточка, плата. За волшебную вилку надо что-то отдать взамен.

– Что?!

– То, что настоящей ведьме только мешает.

Бабушка шепчет что-то Анюте на ухо.

– Не хочу! – со страхом восклицает Анюта.

Она бросает вилку, но та словно прилипла к ее руке.

– Ну так воткни ее в стену – и пусть то, что я у тебя забрала, хранится тут веки вечные, пока не рухнет мой старый дом! А теперь забудь! Забудь все!

Только теперь Анюта вспомнила, что прошептала ей злая бабушка.

«Ты научишься колдовать, – сказала она, – но потеряешь способность любить».

* * *

Ветер с воем взметнул снежинки в небо, пробудив маму от воспоминаний. Алиска благополучно съехала и радостно махала рукой снизу. Мама резко оттолкнулась палками и покатилась вниз по склону.

– Алиска, – крикнула она, – поехали скорее, нам нужно на дачу!

* * *

Все куклы уже перевели дыхание, одна Орбита так и стояла, зажмурившись.

– Ну как? – дрожащим голосом спросила она. – Я уже превратилась в ужасное чудовище?

– Ага, – сказал Доминик. – На голове у тебя рога, вместо носа поросячий пятачок, а сзади хвост.

– А кожа вся зеленая и покрыта чешуей, – поддержала Дженни.

Малышка ничего не добавила. Она тщательно вытирала руки о подол.

– А вместо ног у тебя теперь щупальца, как у осьминога… – продолжал Доминик с очень серьезным видом.

Тут уж Орбита не выдержала, открыла глаза и с ужасом посмотрела вниз.

– Ах вы!.. Со мной же ничего не случилось!!

– Кстати, вроде бы действительно ничего не изменилось, – сказал Тахир Малышке, пока Орбита гонялась за Домиником, чтобы надавать ему пинков. – Проклятие снято?

– Думаю, да. Что скажешь, Шикамару?

– По крайней мере на нас оно не пало.

– И что теперь?

Куклы еще не успели задуматься, как вдруг позади них раздалось покашливание:

– Кхе-кхе… Я вам не помешаю?

Все оглянулись и ахнули. На пороге крысиного лаза стояла кукла: в летнем платье, бледная, грязная, босая и лохматая, вся в снегу – настоящая Золушка. Только глаза у нее весело горели синим пиратским огнем.

– Какой приятный сюрприз! – сказала она. – Вся моя старая банда в сборе!

<< | >>
Источник: Анна Гурова. Кукольный домик. 2014

Еще по теме Глава 16 Заклятие нелюбви:

  1. Глава 11
  2. Глава 6
  3. Глава 3
  4. Глава 1
  5. Глава 2
  6. Глава 4
  7. Глава 5
  8. Глава 7
  9. Глава 8
  10. Глава 9
  11. Глава 10
  12. Глава 12
  13. Глава 13
  14. ГЛАВА 2.
  15. Глава восьмая, в которой анализируется соответствие трат и жизненных приоритетов
  16. ГЛАВА 1. ВВЕДЕНИЕ
  17. Глава 8 Расследование