<<
>>

Глава 9 Три желания

Малышку снегопад застал уже на остановке.

Она с удовольствием убедилась, что желтая табличка c расписанием автобусов на месте. И даже лучше – их там теперь было две. А рядом со столбом появилась железная скамейка.

Таблички покачивались и скрипели на ветру.

«Отлично, – кивнула она самой себе. – Можно возвращаться. Или подождать автобус, чтобы точно узнать, сколько минут он стоит, и успеем ли мы вскочить на нижнюю ступеньку? Как противно скрипят эти таблички! Ишь как ветер-то разгулялся!»

Малышка оглянулась и увидела, что разгулялся не только ветер. С неба падал снег. Остановку еще можно было разглядеть, а вот дальше – не видно ни зги.

«Пойти сейчас обратно – так я еще забреду куда-нибудь не туда, – рассудительно подумала Малышка. – Такой сильный снегопад, как и проливной дождь, долго продолжаться не может. Спрячусь-ка под эту скамейку на остановке и пережду его. А когда снегопад утихнет, пойду…»

Малышка забралась под скамейку и устроилась возле одной из ножек, с подветренной стороны.

С наветренной уже вырос небольшой сугроб. Малышка подтянула ворот куртки повыше, чтобы не дуло в уши, поджала ноги, свернулась клубочком. Сугроб укутывал ее словно теплой пуховой шубой, и ей становилось все теплее… Мир кружился вокруг нее, и вскоре она незаметно задремала.

Малышке снился сон. О чем? Конечно же, о Лете!

* * *

…Солнце сияет в небе, припекая, совсем как на юге. Зелеными горами громоздятся столетние березы. Высоко-высоко, едва слышно ворча в синеве, описывает круги белый самолетик.

Нет же, это не самолетик летает кругами! Это Анюта, запрокинув голову, кружится в борозде между грядками. Пальцы босых ног зарываются в сухую теплую землю, выгоревшие светлые волосы летят по воздуху. Руки Анюты раскинуты в стороны, глаза смотрят в синеву, губы шевелятся, произнося что-то странное и загадочное.

В правом кулачке крепко зажат магический шар.

– Анюта, хватит валять дурака! – слышен голос Бабушки. – Выполи грядку с морковкой!

– Там уже работают негры, – не переставая кружиться, отвечает Анюта.

– И убери с грядки своих кукол!

– Это не грядка, это плантация.

Анюта начинает кружиться все быстрее.

– Не беспокойся, бабушка, – говорит она. – Пока они ее не прополют, обед не получат. А я сейчас занята.

– Чем, интересно?

– Я колдую!

– Что-о?..

Куклы, назначенные сегодня неграми, вместо того чтобы полоть морковку, с любопытством смотрят на хозяйку. В последнее время Анюта стала какая-то чудная. Они уже не понимают – во что она играет?

Только Малышка знает, в чем дело. Она прекрасно помнит купальскую ночь, когда Анюта шла в ночной рубашке по улице в поисках цветка папоротника, а за ней крались невидимые тени зверей. И поэтому Малышке немного не по себе. Ведь то волшебство было не игрушечное, а настоящее!

Анюта ловит взгляд куколки.

– Смотри, я загадываю желание на магический шар, – говорит она и подносит шарик к губам. – Хочу встретить настоящую колдунью! Чтобы она научила меня колдовать!

Зажмуривается, раскручивается – и бросает стеклянный шарик в воздух, не глядя. Все куклы беззвучно ахают.

Шарик летит вбок, звонко стукается о стенку сарая, прокатывается по дорожке и замирает.

Анюта останавливается, склонив голову набок. Исполнилось ее желание или нет? Непонятно. Только на солнце набежала неизвестно откуда взявшаяся туча, да студеным ветерком потянуло с улицы…

А может, и это и не ветерок. Может, это пристальный взгляд худой пожилой женщины в темном платке, которая как раз проходила мимо и остановилась возле забора. Странная старушка стоит, положив руку на верхний край калитки, и внимательно наблюдает, как Анюта снова начинает кружиться на огороде.

– Ну тогда второе желание! Хочу найти волшебную палочку!

Шарик взмывает в небо разноцветной искоркой и падает на картофельное поле.

К счастью, Бабушка тщательно выполола там все сорняки.

На темных грядках ровными рядами зеленеют кустики картофельной ботвы, и шарик прекрасно видно.

– Ага! – верещит Анюта и бежит к сараю за лопатой. – Негры, все сюда! Начинаем поиски клада!

– Анюта! Брысь из картошки, клубни повредишь!

– Бабушка, ну не мешай! Я уже почти нашла…

Лопата легко входит в рыхлую комковатую землю, пересохшую от июльской жары. И вот она уже скрежетнула по чему-то твердому!

Анюта с торжествующим возгласом опускается на колени и начинает раскапывать ямку руками. Где же, где же…

– А где моя волшебная палочка?

У Анюты вытягивается лицо. Она выпрямляется и выуживает из ямы старую ржавую вилку.

Куклы хихикают, но потихоньку.

– Эх ты, колдунья малахольная! – доносится голос Бабушки с летней кухни.

Анюта очень разочарована. Она с кислым лицом вертит в руках находку, раздумывая, не зашвырнуть ли ее куда подальше.

– Тоже мне клад! Какая-то вилка, и та вся черная!

– Давай сюда, я потом почищу, – предлагает Бабушка. – Положи тут, на кухне…

Малышка смотрит на эту вилку – и вдруг ей становится очень страшно. Как будто Анюта нашла не вилку, а, например, старый невзорвавшийся снаряд, как случилось однажды, когда Папа копал компостную яму…

«Выкинь ее! – хочет крикнуть Малышка. – Избавься как можно скорее! Ты не случайно ее нашла, это непростая вилка, она очень опасна!»

Но Анюта уже отдала вилку Бабушке и снова кружится посреди огорода, держа в руке шарик.

– А вот мое третье желание. Хочу научиться летать!

Шарик взлетает к небо… И исчезает.

Нигде его не видно!

– Ну все теперь, – говорит Бабушка. – Добросалась? Наверно, упал в траву. Если теперь не найдется, то только осенью…

Анюта сердито сопит. Она обиделась на шарик, на Бабушку и на весь свет.

– Так! – возвращается она к куклам. – Не выпололи! Доленились? Да еще и Доминик сбежал! Ну вам сейчас и влетит!

– Это потому, что всякую ерунду загадываешь, – говорит Бабушка. – Загадала бы что полезное, например, чтобы сорняки на огороде не росли. А лучше бы делом занялась!

Пожилой женщины на улице уже нет.

Только на дорожке, где она стояла, выросли серые поганки. А где она коснулась рукой калитки, потрескалась краска, и осталось пятно плесени…

* * *

Проснулась Малышка от того, что ей почудились голоса.

«Кто-то зовет меня? Ой, точно! Меня же собирался догнать Доминик!»

Эта мысль прогнала остатки сна. Обеспокоенная Малышка, тут же выкинув странный сон из головы, стряхнула с себя снег и встала.

Ее окружали сумерки. Она поняла, что ошиблась, – снегопад и не думал ослабевать. Возле ножек скамейки намело уже настоящие сугробы. Асфальт засыпало снегом, и теперь стало везде бело – и в небе, и на земле. А голоса, скорее всего, ей послышались. Вокруг свистел и завывал только ветер.

– Эй! Доминик! – на всякий случай покричала Малышка. – Ребята!

Но даже сама себя не услышала.

«Неужели мне придется тут сидеть до утра? – с тревогой подумала она. – Да к утру меня завалит снегом вместе с этой скамейкой и остановкой! И кто знает, какие существа гуляют тут по ночам? Нет-нет, я не хочу остаться на улице!»

Похоже, ничего не оставалось, как отправиться назад прямо сейчас.

Малышка вышла из-под слабой защиты скамейки, и на нее всей мощью обрушился снегопад. Ветер тут же завертел ее, сбил с ног и закидал снегом. Снег тоже изменился – теперь он стал не пушистый и легкий, а сухой и жесткий, и было ясно, что выпал он надолго и не растает уже до самой весны. Снежинки свивались в вихри, пытаясь пробраться между пальцами и пролезть в глаза. Сквозь слипшиеся ресницы Малышка видела целые орды крошечных снежных парашютистов, которые отряд за отрядом десантировались из тучи на землю, собираясь завоевать ее и похоронить под собой всякого, кто попытается им сопротивляться. «В атаку! На абордаж! – волнами накатывал многоголосый писк. – Урррра!»

Ветер играючи поменял направление, потом еще раз, потом снова… Малышка, прикрывая глаза ладонью, кое-как поднялась на ноги. Она была ошеломлена. «Спокойно, – приказала она себе. – Главное, без паники…»

Она надвинула шапку ниже бровей и пошла сквозь буран – уже и сама не понимая куда.

«Какой злой ветер, – думала она, изо всех сил отгоняя страх. – Тащит меня куда-то, будто разбойник! Да, снежная буря сильнее меня – я и не спорю. Зато у меня есть кое-что, чего у нее нет, – воля. И я могу приказать себе – вперед! Даже если больше всего мне хочется упасть и лежать не шевелясь…»

Вдруг земля исчезла у нее под ногами. Малышка свалилась с какого-то уступа и, пока летела вниз, успела проститься с жизнью. Но уступ оказался совсем не высоким. Оказавшись внизу, Малышка обнаружила, что тут внизу и ветер чуть потише, и дорога гораздо лучше. «Кто хочет – тот добьется!» – радостно подумала она, прошла еще с десяток шагов вперед и увидела перед собой огни.

«Ага! Не вышла ли я к магазину?»

Она даже забыла про Крысу, что живет на помойке. Магазин – это свет, тепло и укрытие от бури…

Но огни приближались! Сквозь вой ветра послышался рев мотора. Он нарастал, нарастал – и вот огни превратились в слепящее пламя! Оно ударило Малышку по глазам, а рев по ушам. Ветер воспользовался этим и повалил ее на землю. В тот же миг над ней промчалось что-то огромное и стремительное, обдав запахом выхлопа.

На этот раз вставать Малышка не стала. Она наконец поняла, что случилось. Она перепутала направление и оказалась прямо на шоссе.

Прямо над ней с оглушительным ревом пронеслась еще одна машина. Малышка лежала, вжимаясь в землю, и ждала гибели. Каждая следующая машина могла оказаться последней – а она даже не знала, в какую сторону бежать…

Вдруг что-то сильно ударило ее по лбу.

«Конец», – подумала она и закрыла глаза.

И не увидела, что прямо перед ней покачивается вонзившаяся в укатанный снег стрела…

* * *

Заблудившись в снежном буране, Малышка даже не подозревала, что всего в паре метров от нее точно так же плутает Доминик. Он брел сквозь снегопад в колышущейся мгле и, не переставая, себя ругал.

«Зачем же я предложил кинуть кубик? – думал он в отчаянии. – Надо было не бояться и принимать решение самому! Теперь бы я по крайней мере не мучился, что погибаю из-за дурацкой случайности! Ах, зачем же я позволил девчонкам разбрестись в разные стороны?! Почему не заметил тучу раньше?»

Доминику было очень нелегко признаться в собственной беспомощности.

Он всегда уклонялся от сложных и опасных дел и больше всего любил валяться где-нибудь в одиночестве на траве, любуясь облаками. В глубине души он считал, что стоит только попытаться, как у него сразу все получится.

«Но ведь Марго именно меня отправила разведать путь с плантации! – напомнил он себе. – Она могла убежать сама или послать Дженни… Значит, она верила в меня? Или знала обо мне что-то такое, чего я не знаю сам?»

От этой мысли Доминик остановился, и ветер тут же намел вокруг него небольшой сугроб.

«Нет, – подумал он уныло. – Я ничего не могу. Вот если бы я был по-настоящему крутым парнем…»

Он стоял, а сугроб вокруг него рос прямо на глазах. Доминик уже не мерз. Ему было тепло и спокойно, только очень хотелось спать. Снежинки падали все тише, будто в замедленном показе… Вот и вой ветра умолкает… Мягкий, уютный снег манил к себе, как пуховая перина Матушки Зимы. Доминик сонно улыбнулся. Вот сейчас он уляжется на эту перину и уснет…

Но в этот миг в тишине, среди неспешно летящих снежинок, Доминик увидел перед собой… МИРАЖ!

«Я что, уже сплю?» – ошеломленно подумал он, хлопая глазами.

В нескольких шагах перед ним стоял воин – именно такой, каким Доминик всегда хотел стать. Воин был в кожаной куртке и мохнатой шапке, на ногах у него были лыжи, а в руках – лук и стрела. Он молча поманил Доминика к себе.

«Он зовет меня в Страну Вечной Охоты!» – догадался Доминик и, с трудом передвигая непослушные ноги, пошел за ним.

Через какой-то десяток шагов он наткнулся на уходящий в небо железный столб – ножку скамейки. Воин движением руки подозвал его ближе. Доминик разглядел, что к стреле в его руках привязана длинная веревка. Воин деловито примотал конец веревки к ножке скамейки, потом положил стрелу на тетиву, натянул лук, прицелился куда-то в снеговую кашу – и выстрелил.

– И что дальше? – робко спросил Доминик.

Воин указал Доминику на веревку и указал в буран. А потом лихо развернулся на лыжах и исчез в темноте.

* * *

Малышка не видела стрелы – она так и лежала, зажмурившись. И вдруг она почувствовала, что кто-то поднимает ее над землей и что-то кричит ей прямо в уши. Она с трудом разлепила обледеневшие ресницы и увидела перед собой черные глаза Доминика.

– Малышка, вставай! Ты что тут разлеглась?! Тут тебе не пляж!

– Доминик?! Уходи скорее! Пока тебя не раздавила машина…

– А ну-ка подъем!

– Это бесполезно. Мы погибнем! Мы не найдем тротуар!

– Найдем!

Доминик поднял руку, и Малышка увидела стрелу с ниткой.

– Другой конец привязан к ножке скамейки.

Малышка посмотрела на черную нитку, уводящую куда-то в снегопад, – и почувствовала, как внутри нее сразу потеплело!

Откуда только взялись силы? Малышка вскочила на ноги, и они оба быстро направились обратно. За спинами у них пронесся еще один грузовик, но они уже были в безопасности.

По той же нитке Доминик ловко взобрался на поребрик и затащил наверх Малышку. Она забились под скамейку и там упали, переводя дух.

– Снегопад-то кончается! – сказала Малышка, когда успокоилась. – А я, подумать только – чуть не сдалась! Откуда у тебя эта стрела?

– Из Земли Вечной Охоты, – сказал Доминик.

* * *

Доминик и Малышка посидели под скамейкой еще немного, пережидая снегопад, а потом отправились в обратный путь. Совсем стемнело, вдоль улиц загорелись фонари. Ветер утих. Снег падал с неба легкими, редкими хлопьями – такой красивый и загадочный в холодном свете фонарей. Словно не он только что бесновался, стремясь похоронить под собой все живое…

На перекрестке, где договаривались встретиться, конечно же, никого не было. Доминик с Малышкой постояли там и покричали, но больше для порядка. Рядом с камнем, где сидела Ле, Малышка нашла брошенные ягодные бусы и повесила их себе на шею – не пропадать же добру.

– Наверно, они все уже дома, – сказала она.

Дальше они шли молча. Вдруг Доминик воскликнул:

– Смотри!

В окне их Дома – одного на всей улице, а может, и во всем поселке – горел огонек.

<< | >>
Источник: Анна Гурова. Кукольный домик. 2014

Еще по теме Глава 9 Три желания:

  1. Три горы и три реки (Three mountains and three rivers)
  2. Сформулируйте свое желание
  3. Сергей Пономаренко. Сети желаний, 2017
  4. Желание непременно реализуется
  5. Согласование желаний с
  6. Три звезды (Tri star)
  7. Проговаривайте «формулу желания» и фиксируйте ее графически
  8. Упражнение «Желания и цели»
  9. Три черные вороны (Three black crows)
  10. Потребности и желания