<<
>>

Глава 6 Самый Темный День в Году

Все происходило именно так, как предсказала мышь. На улице становилось все темнее и холоднее с каждым днем. Солнце на небе не показывалось, потерявшись где-то за тучами. По ночам ветер выл в трубе, а деревья в саду стучали голыми ветками.

Дни стали совсем короткими – не успеешь проснуться, выпить чая с шиповником, поболтать о том о сем, а за окном уже снова темнеет.

– Неужели так будет всегда? – сокрушалась Дженни, глядя в окно. – Я уже не верю, что было лето! Наверно, оно осталось в каком-то другом мире. Или просто нам приснилось…

Все молча вздыхали, потому что чувствовали то же самое. А мышь все вещала:

– Самый Темный День уже скоро! Я чую Последнюю Бурю!

Хотя непонятно, как мышь могла что-то учуять из своего пыльного, набитого крошками и семечками гнезда за дымоходом.

Капли тающего снега ползли по стеклу, словно слезы, и куклам казалось, что бедный мир прощается с ними, перед тем как Последняя Буря растерзает его и унесет обрывки в темноту.

…А на самом деле все было совсем не так. Эта самая сильная буря уходящего ноября называлась Последней, потому что после нее долгая плаксивая Осень наконец заканчивалась и начиналась белоснежная морозная Зима.

* * *

И вот он наконец настал – Самый Темный День в Году. Его и «днем»-то называть было нельзя. Сплошные сумерки, растянувшиеся с утра и до вечера. На улицу даже и носа никто не высовывал. Запаслись дровами – чтобы точно хватило на всю ночь. Вечером всех удивила Ле, когда вынесла на порог своего жилища белую стеариновую свечку. Должно быть, эта свечка давно уже лежала в швейной коробке.

– Ле, ты молодчина, что нашла ее! – воскликнула Орбита. – Теперь у нас будет не только тепло, но и светло! А то мы уже все ящики обыскали, стараясь найти хотя бы спички…

– Имейте в виду – это моя личная свеча, – надменно сказала Ле.

– Так и быть, можете ее зажечь. Только ненадолго, она мне еще пригодится.

В общем, Ле оставалась верна себе. Дженни шепотом сказала Орбите, что Ле отдала свечку только потому, что побоялась зажечь ее сама и нечаянно устроить пожар в своей кружевной комнатке.

* * *

Тем временем Доминик и Малышка занимались очень важным делом: замуровывали кошачий лаз. Они заткнули его для тепла старым носком и перекрыли упавшей кастрюлей.

– Вот бы еще кирпич в эту кастрюлю положить, – пропыхтела Малышка. – Тогда точно никто не смог бы пролезть через эту дыру!

– В том числе и мы, – напомнил Доминик. – А от призраков старый носок уж точно не поможет!

Малышка покачала головой:

– Ох, Доминик, я боюсь вовсе не призраков. Или ты сам не видишь, что этот лаз сделала не кошка? Разве кошка может прогрызть дыру в деревянной стене?

Они молча переглянулись, одновременно подумав: «А кто тогда?» Но ответа у них не было…

* * *

Вечером, когда совсем стемнело и печка растопилась как следует, куклы зажгли свечу и уселись на ковре. На плоской коробке был накрыт стол, главным украшением которого стала большая чашка компота с корицей. А как только на столе появились дольки яблок и блюдце сушеного гороха, к компании присоединилась и мышка Машенька.

– В гнезде стало слишком жарко, – сказала она, ловко спускаясь откуда-то из-под потолка прямо по стенке. – Кроме того, ветер прибивает дым, и он попадает обратно в трубу. О, – облизнулась она, – у вас свечка!

– Свеча не для еды, – строго сказала Орбита.

– Да, я понимаю, – согласилась Машенька (хотя ей стало досадно, что она не нашла ее раньше сама). – Чем больше света, тем лучше. И еще – советую вооружиться.

– Зачем?

– Так, на всякий случай. Я вижу, ни когтей, ни зубов у вас нет…

– Надо было все-таки уехать в город, – проворчала Орбита, глядя, как Дженни, Доминик и Малышка отправились в кухню за вилками.

Наконец все уселись за стол и принялись за еду. Вилки куклы положили рядом с собой, словно рыцари – свои мечи, чтобы их можно было схватить в любой момент.

Шло время; на улице все так же завывал ветер, и стучал в окна ледяной дождь, а призраки все не появлялись. Но спать все равно никому не хотелось.

– А давайте рассказывать истории, – сказала Орбита. – Только не страшные, а какие-нибудь веселые.

– Пусть это будут Летние Истории, – сказала Малышка.

У Дженни заблестели глаза:

– Давайте! Ух, сейчас я расскажу вам такое, такое!..

– Только без ужасов, ловушек, лезвий, гвоздей и вилок, – быстро сказала Орбита.

Дженни задумалась:

– А можно страшное, но чтобы хорошо кончалось?

– Можно, – сказал Доминик. – Как раз то, что нам надо. Начинай, Дженни, ты первая.

– Ну слушайте! Однажды подружка подарила Анюте на все лето свою черепаху. Такую, знаете, огромную, размером с крышку от кастрюли и со спиной в клеточку, четырьмя ногами, головой и хвостом, которые убирались внутрь. Еще у этой черепахи были толстые тупые когти, которыми она рыла землю, и клюв, которым она щипалась, и у нее можно было ездить на спине хоть впятером, а ей хоть бы хны! А уж до чего она была упрямая и вредная! Ну просто как Ле!

Из шкафа донеслось обиженное:

– Сама такая!

– Черепаха питалась свежими листиками одуванчиков. Анюта каждый день пускала ее попастись в огород, и все куклы по очереди ее пасли. В тот день была наша очередь с Малышкой. Но не успели мы на минуточку отвернуться, как черепаха шмыгнула в сорняки и удрала!

Мы искали ее целый день! Облазали весь огород, и цветочные клумбы, и даже малинник, где крапива растет выше деревьев и водятся огромные пауки-крестовики, но черепаха пропала. «Наверно, она упала в пруд и утонула», – решили мы. Ух как нам было страшно говорить Анюте, что мы упустили черепаху! Она бы нас точно убила. Ну или перестала бы с нами играть. Но потом Малышка решила проверить, не уползла ли черепаха за калитку. И вот мы бежим к калитке, и тут справа, на муравейнике, видим какое-то шевеление! Подходим туда – мамочки! Прямо на муравейнике лежит наша черепаха! Муравьи облепили ее с ног до головы! Они ползали по ней, по спине, по лапам, по голове и глазам, залезали ей прямо под панцирь и кусали, кусали, кусали!!!

Дженни на миг перестала тараторить, сделала драматическую паузу и обвела глазами слушателей.

Те в шоке застыли на своих местах.

– Так и закусали до смерти? – потрясенно спросила Ле.

Малышка кашлянула.

– Ребята, можно я кое-что объясню? Дело в том, что муравьиный яд в небольших дозах очень полезен. Черепаха залезла на муравейник нарочно, чтобы полечиться. Она туда потом бегала каждый день, и мы даже перестали следить за ней – знали, где она и что она никуда оттуда не денется…

Все перевели дух.

– Да уж, Дженни, – проворчала Орбита. – Ну и Летняя История. Аж в животе похолодело! Малышка, лучше бы ты рассказала эту историю сама. Давайте я расскажу вам нормальную историю. Как-то раз Анюта смастерила из фанеры и пенопласта большой корабль, посадила в него меня, еще несколько кукол…

– Я тоже там была, – заметила Малышка.

– …и спустила корабль в пруд. Никогда не забуду этот день! Сияло солнце, дул легкий ветерок, раздувая паруса. Вода в пруду темная, но при этом прозрачная, поросшая островками ряски, и сквозь нее видно, как на дне снуют жуки-плавунцы и извиваются блестящие черные пиявки, а по воде бегают водомерки. У берега виднелись гроздья зеленой лягушачьей икры, иногда мимо проплывал тритон с серой спинкой и ярко-оранжевым брюхом…

– Но тут ветер дунул в другую сторону… – промурлыкала Малышка, вспоминая.

– Да – ветер внезапно подул от берега. Миг – и наш корабль отнесло на самую середину пруда! Анюта не растерялась и побежала за граблями. А ветер нес нас все дальше, пока не прибил к дальнему, необитаемому берегу, где мы и завязли в ряске. Корабль накренился, парус зачерпнул воду – еще минута, и мы бы точно перевернулись! Мы цеплялись за борта из последних сил и громко звали на помощь, а Анюта все не шла… И вдруг прямо над нами громко зашуршала прибрежная трава, и из нее высунулась длинная рыжая морда с огромными зубами!

– Все, хватит! – завопила Ле из шкафа. – Мне страшно!

– Это был дракон? – с надеждой спросила Дженни.

– Дайте досказать! Это был всего лишь Тим, Анютин щенок. Он схватил наш корабль и вытащил его на берег…

– И мы все были спасены! – закончила Малышка.

– Ну вот… А я-то надеялась, что на вас напал дракон и сжег корабль, – разочарованно протянула Дженни.

– Если вас интересует история про огонь, я могу кое-что рассказать, – раздался голос Доминика.

Все замолчали, и в тишине раздался его голос:

– Помните, когда-то давно Анюта играла в огороде в плантацию рабов? Той ночью рабы решили устроить побег. Первым должен был пойти самый смелый мятежник и разузнать дорогу для остальных. Все были уверены, что это будет Марго, но первым пошел я.

– Знаешь, как мы восхищались твоим мужеством! – воскликнула Орбита. – И кстати, мне всегда было интересно – как это ты решился сбежать? Ты ведь никогда не считался особенно ловким, смелым или решительным. Ты всегда был таким… как бы это сказать… задумчивым…

Доминик ухмыльнулся:

– Да уж говори прямо – мечтателем и трусишкой. Ну я, конечно, мог бы сказать, что это всего лишь маска, за которой скрывается моя поразительная отвага и несокрушимый дух… Ладно, признаюсь – мне приказала сбежать Марго. Просто той ночью я оказался к ней ближе всех, и она перегрызла веревки у меня на руках и ногах. Потом объяснила, куда и как идти, дала пинка на прощание… и я побежал.

Точнее, пополз в борозде. Была темная ночь – не такая, как сегодняшняя, а теплая, июльская. В небе светили звезды размером с вот эту сушеную смородину, над головой таинственно шумел укропный лес, а я полз вперед и вперед по распаханной земле, слушая, как рядом со мной пробегают жужелицы, пауки и другие ночные твари…

Утром оказалось, что я полз не в ту сторону. И вместо сарая, где нас ждала тайная укрепленная база, я забрался прямо в малинник.

О, вот где были настоящие джунгли! Непроходимые заросли, полные ползающей, летающей, жалящей и кусачей живности. Крапива до самого неба; вьюнок, лианами оплетавший колючие стволы; ловчая паутина хищных пауков-крестовиков; комары ростом с воробья…

– Ну уж с воробья, – проворчала Орбита. – Видала я тот малинник…

– А внутрь забиралась?

– Нет.

– Вот и не спорь.

Немногие сумели бы выйти оттуда сами…

– А разве ты вышел оттуда сам? – прищурилась Дженни.

Доминик смутился:

– Э… нет. Я побоялся. Спрятался там под крапивой и лежал тихо, пока меня не вытащила Анюта. И был приговорен за побег к прыжку через костер.

– Через настоящий костер?!

– Самый настоящий. Причем высоченный!

– И ты в него упал! – затаила дыхание Дженни.

Доминик молча кивнул.

– Так вот почему ты боишься огня! – воскликнула Малышка. – А я-то гадала, почему ты не хотел топить печку…

Доминик неохотно кивнул. Судя по его виду, он уже сам был не рад, что начал рассказывать эту историю.

– Ты же мог упасть в костер и сгореть! – неодобрительно произнесла Орбита. – О чем только думала Анюта?!

Доминик развел руками:

– Наверно, ее сердило, что я такой трусливый. Она сказала, мне надо стать храбрее. А стать храбрым можно только одним способом – идти навстречу страху. И преодолеть его. Например, перепрыгнуть через огонь, убежать с плантации…

– И зачем ей это было надо? – задумчиво протянула Орбита.

«А я, кажется, знаю зачем…» – подумала Малышка.

У Малышки тоже в запасе была Летняя История. Да такая, что другие истории показались бы рядом с ней малышовыми забавами. Но куколка не стала ее рассказывать.

«Могла бы, но не буду, – решила она. – Потому что это тайна. Я дала Анюте честное слово молчать о том, что случилось одной летней ночью, полной НАСТОЯЩЕГО волшебства!»

И перед Малышкой, как живое, возникло воспоминание…

* * *

…Анюта лежит, накрывшись одеялом до самых ушей, и прислушивается к мерному дыханию бабушки, спящей на соседней кровати. Под потолком тоненько пищит комар. В комнате сумрак, но за окном – призрачный свет белой ночи. В форточку сочится холодный воздух, тихонько колышет занавеску…

Убедившись, что бабушка спит, Анюта потихоньку вылезает из постели и крадется в сторону двери, ведущей на летнюю кухню. Куклы, рассаженные на диванчике, провожают ее озадаченными взглядами.

– Я знаю, что вы разговариваете и ходите, когда я отворачиваюсь, – сурово говорит куклам Анюта. – Не вздумайте поднять тревогу или пойти за мной!

Куклы опускают взгляды. Только Малышка продолжает смотреть на хозяйку немигающими глазками-пуговками.

– Ну ладно, ты можешь пойти! – милостиво соглашается Анюта. – А то мне одной как-то… немножко страшновато.

Темным, затхлым коридором девочка прокрадывается в летнюю кухню, откидывает дверной крючок и выходит на крыльцо.

Сад обволакивает ее холодом, сумраком, звоном комаров, сладкими запахами цветов. Шиповник, сирень, башмачки, люпины… Анюта жмурится и глубоко вдыхает ароматы ночи. Сырое от росы крыльцо холодит ее босые ноги. Издалека долетает гудок электрички, похожий на приглушенный рев доисторического чудовища.

– Небось и не знаешь, какая сегодня ночь? – шепотом спрашивает она у Малышки, прикрывая за собой дверь. – Ночь Ивана Купалы! Я прочитала, что этой ночью смелым людям показываются разные волшебные цветы, которые весь остальной год от них прячутся…

Ладонь, в которой зажата куколка, горячая и влажная – Анюта даже вспотела от страха. Сегодня она особенно боится русалок. В той книге написано, что в купальскую ночь русалки могут утащить человека в реку и утопить. А как раз на реку-то Анюта и собирается. Одна надежда, что русалки примут ее за свою. Она и сама в белой ночной рубашке до пят и с длинными распущенными волосами похожа на привидение.

– Знаешь что мы будем делать? – тихонько говорит она, пробираясь через сад к калитке. – В жизни не угадаешь! Ну ладно, скажу. Искать цветок папоротника!

Малышка смотрит на нее с удивлением.

– Думаешь, у папоротника не бывает цветов? Ха! А вот и бывают, просто они расцветают раз в году, ночью…

Анюта мечтательно смотрит в сумрак. Она легко может представить себе цветок папоротника. Он похож на лилию, только светится в темноте, как будто создан из мерцающего стекла, переливаясь всеми цветами радуги…

– Он волшебный, – объясняет она Малышке, проходя мимо колючих яблонь. – Он указывает клады! Смотри, тут растут аконит и зверобой. Аконит очень опасный, бабушка говорит, даже земля вокруг него ядовитая – вот он какой! А зверобой, наоборот, самая добрая трава, лекарство от ста болезней…

Со скрипом приоткрывается калитка, и Анюта выходит на улицу. Вдалеке горят фонари, асфальт блестит в ярком электрическом свете. Но в соседних домах все спят, вокруг ни души. Анюта, замирая от волнения, идет по тропинке в сторону моста через речушку, на берегу которой – она точно помнит – растет огромный куст папоротника.

За ней по следам, справа и слева, крадутся прозрачные тени. Одна, две, три… Анюта резко оборачивается – краем глаза она заметила рыжую собаку. Неужели Тим увязался за ней? Но нет, никакой собаки не видно. Наверно, показалось!

– Я вас не боюсь! – на всякий случай заявляет девочка и идет дальше.

Тени следуют за ней. Тень рыжей собаки – это была бабушка Тима, тень черно-белого кота и других домашних зверей, которые когда-то жили в этом доме. Они по прежнему сторожат дачу и охраняют Анюту от ночных призраков, чьи глазки поблескивают среди ветвей берез и в осоке на краю канавы. Вот из травяной кочки высовывается тонкая зеленая лапа с крючковатыми пальцами и пытается схватить Анюту за подол ночной рубашки. Но тень рыжей собаки оскаливается на нее, и лапа исчезает в траве.

Чем ближе к ручью, тем темнее становится вокруг. Деревья смыкают кроны, Анюта почти не видит тропинку и то и дело спотыкается. Надо было взять фонарик, сетует она. Что это за монстры столпились там впереди? Да это же большущие папоротники, которые растут у моста!

Она уже у самого ручья.

По спине у девочки пробегают мурашки. Тут уже можно запросто встретить русалку!

На той стороне ручья – большой дом, похожий на замок. Все на даче знают, что это дом колдуна. Бабушка говорит, он лечит людей травами. И конечно, в окне у него горит свет. Колдун не спит. «Наверняка тоже ищет цветок папоротника! – с досадой думает Анюта. – Вдруг нашел раньше меня? Мамочки, а если я на него наткнусь?!»

Она сажает куколку на замшелые каменные перила мостика.

– Малышка, смотри внимательно – если увидишь русалку или колдуна, кричи! А я пошла…

Анюта собирается с духом, перелезает через перила и делает шаг в темноту.

В тот же миг кто-то хватает ее за подол рубашки.

Кто это – кикимора с зелеными лапами, коварный конкурент-колдун или просто корень – ей не видно. Анюта вскрикивает, дергается, теряет равновесие и летит вверх тормашками в заросли папоротников. Малышка испуганно вскрикивает. На мосту мечутся тени зверей. Снизу доносится треск и возня – Анюта пытается выбраться из куста. И вдруг раздается ликующий голос:

– Я нашла! Малышка, я нашла!

Малышка с волнением наклоняется, пытаясь рассмотреть, что там внизу. Навстречу ей поднимается Анюта, протягивая на ладони таинственно мерцающий во тьме… цветок?

– Нет, не цветок! – радостно говорит Анюта: – Гораздо лучше!

На ладони у нее переливается полный лунного света стеклянный шарик.

Это же магический шар, исполняющий желания!..

* * *

– …Я вспомнила!

Внезапный вопль грубо вызвал Малышку из летних воспоминаний. Она моргнула и увидела перед собой Дженни, которая скакала и верещала:

– Вспомнила, вспомнила!

Все куклы с удивлением обернулись к ней.

– Что, Дженни? – спросила Орбита.

– Куда исчезла Марго!

– Не может быть, – недоверчиво сказала Малышка. – Ну и куда?

– Она тоже сбежала! – торжествующе заявила Дженни. – Как раз после той истории с плантацией – ну когда убежал Доминик. После побега оттуда мы начали играть в банду разбойников, а Марго выбрали атаманом. И тогда Анюта сказала, что атаман должен чем-то выделяться. «Татуировка у тебя уже есть, – сказала она. – А ног уже нет… О, точно – вожак разбойников должен быть одноглазым!»

Все дружно вздохнули от ужаса.

– Ее глаза! – прошептала Орбита. – Ее потрясающие сапфировые глаза! Неужели Анюта могла решиться…

– Анюта могла решиться на все! – буркнул Доминик. – Но Марго не стала дожидаться и скрылась в неизвестном направлении…

– Тихо! – воскликнула вдруг Орбита.

И что-то прозвучало в ее голосе такое, отчего все застыли на месте, не дыша.

– Вы слышите… на кухне?!

Куклы прислушались – и в полной тишине отчетливо прозвучал шорох и негромкий скрежет.

Кто-то отодвигал заслонку…

<< | >>
Источник: Анна Гурова. Кукольный домик. 2014

Еще по теме Глава 6 Самый Темный День в Году:

  1. Сергей Пономаренко. Темный ритуал, 2015
  2. Глава 33 День разочарований
  3. Акции, цены которых достигли 8 текущем году новых максимальных и минимальных значений
  4. Маша, три медведя и инфляция «в самый раз»
  5. Покупка «горячих» акций в самый неподходящий момент
  6. Самый одинокий человек в Сан-Диего
  7. Джулия Эндерс. Очаровательный кишечник. Как самый могущественный орган управляет нами, 2016
  8. Положение о порядке реструктуризации задолженности по обя-зательным перечислениям в Фонд социального страхования Россий-ской Федерации в 1999 году
  9. ПОСТАНОВЛЕНИЕ ФОНДА СОЦИАЛЬНОГО СТРАХОВА-НИЯ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ от 10 января 2000 г. № 2 О по-рядке предоставления в 2000 году отсрочек (рассрочек) погашения сумм задолженности по обязательным перечислениям в Фонд соци-ального страхования Российской Федерации
  10. ПОСТАНОВЛЕНИЕ ПРАВИТЕЛЬСТВА РОССИЙСКОЙ ФЕ-ДЕРАЦИИ от 2 октября 1998 г. № 1146 О порядке проведения в 1998 году реструктуризации задолженности сельскохозяйственных това-ропроизводителей, предприятий и организаций агропромышленно-го комплекса государственными внебюджетными фондами Россий-ской Федерации
  11. Приказы на день
  12. ПОСТАНОВЛЕНИЕ ФОНДА СОЦИАЛЬНОГО СТРАХОВА-НИЯ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ от 17 июня 1999 года № 29 О порядке реструктуризации задолженности по обязательным плате-жам в Фонд социального страхования Российской Федерации в 1999 году
  13. Резня в День святого Валентина
  14. Операционный день банка
  15. Генри Тодд. Умри но сделай: важные дела каждый день, 2015
  16. Глава 35 Флешбэк № 7
  17. Глава 26 Это он
  18. Глава 11