<<
>>

Глава 12 Новый год

Однажды ясным морозным вечером, едва стемнело, за окном раздался звук, больше всего похожий на далекий пушечный выстрел. Куклы бросились к окну и увидели, как в темно-синем небе пышно расцветает огненный цветок.

– Салют! – с изумлением и восторгом воскликнула Дженни. – Вот это да! Салют – зимой!

– А что тебя удивляет? – спросил Шикамару. – Ну да, где-то запустили одну жалкую петарду. Вот на прошлый Новый год у нас за окном творилось такое – словно стая драконов передралась!

Но куклы пропустили его слова о «жалкой петарде» мимо ушей – они, как зачарованные, смотрели в темноту, где догорал огненный цветок. Вдалеке еще раз грохнуло – и рядом с ним расцвел второй: белый, мерцающий серебряными вспышками.

– Какая красота! – прошептала Орбита.

– Вы что, ни разу не видели салют? – усмехнулся Шикамару. – Да, долго же вы просидели в своем сундуке…

– Ну почему «ни разу»? – обиделся Доминик. – В городе мы всегда смотрели салют из окна – на Первое мая, на Седьмое ноября… Вот только на Новый год салюта никогда не было.

– А теперь есть.

– Так это значит – сегодня канун Нового года! – встрепенулась Орбита. – Ребята, пора начинать праздновать!

* * *

Когда небо из синего стало бархатисто-черным, куклы вышли во двор. Впереди Доминик с Малышкой торжественно несли в стакане горящую свечку. За ними шли Орбита, Дженни и Ле, волоча целый ворох серебряных галунов и лент. Только Шикамару остался дома, под благовидным предлогом: караулить праздничный стол от поползновений мышки Машеньки. На самом деле ниндзя понимал, что слишком мал ростом и утонет с головой в первом же сугробе, а путешествовать на закорках у Доминика ему не позволяла гордость.

– Мысленно я с вами, – сказал он. – Буду смотреть на вас из окна.

Куклы обошли дом и вышли к пруду.

Обступившие его молодые деревца клонились к самому льду под тяжестью снега.

– Вот бы мне коньки! – Дженни жадно уставилась на идеально гладкую белую поверхность пруда. – Я пойду, попробую лед на прочность, а?

– Дженни, не сегодня, – попросила Малышка. – Настоящих морозов еще толком и не было. Прекрасное, знаешь ли, новогоднее развлечение – вылавливать тебя из полыньи!

Единственная на участке елка тоже росла у пруда, в густых зарослях пожухлой осоки и торчащих из снега ядовитых дудок. Зеленая макушка едва поднималась над сухими травами.

– Слушайте, что-то с этой елью неправильно, – хмурясь, сказал Доминик. – Я точно помню, что та елочка, которую Анюта привезла из леса, росла не здесь, а вон на той клумбе у забора…

– На той? – уточнила Дженни, показывая на заснеженный пригорок с торчащим посередине острым пеньком. – Вот именно что росла.

– Что же, ее срубили?! Но зачем? Да Анюта бы оторвала руки тому, кто покусился на ее любимое дерево!

– Смотрите, – проговорила Малышка, – эту маленькую елочку с трудом заметно в кустах. Она нарочно посажена так, чтобы ее не было видно с улицы. Какой из этого можно сделать вывод? Это другая елка! А первую – срубили воры! Вспомните хотя бы рассказ Виолетты!

Все решили, что это очень правдоподобно.

– Бедная елочка, – вздохнула Дженни.

– И бедная Анюта, – добавил Малышка. – Как она, наверно, переживала!

– А давайте… давайте не будем украшать елку! – предложила Орбита. – Она и так красивая – посмотрите, как горят снежинки на ветках! Как маленькие бриллианты! Если мы ее украсим, она привлечет внимание, и ее кто-нибудь срубит. И эта гибель будет на нашей совести.

И с этим тоже все согласились. Только Ле кисло протянула:

– Ну и зачем мы тащили сюда ленты?

– Можешь сама ими обмотаться, – посоветовал ей Доминик.

Ле презрительно фыркнула, но потом задумалась, взяла весь ворох и ушла с ними за ближайший куст.

Остальные собрались вокруг елочки и надолго замолчали, глядя, как в отблесках пламени свечки вспыхивает золотом снег.

Небо было полно ярких крупных звезд, каких не увидишь в городе. Снег пересекали длинные синие и голубые тени, в них мерцали серебряные искры. Воздух был такой неподвижный, словно сама ночь затаила дыхание, ожидая чего-то чудесного…

– О, кстати, – голос Орбиты прозвучал неожиданно громко в тишине, – мы забыли позвать Виолетту. Она там на своем чердаке небось и не знает, что тут праздник.

– Ох, не хочется сейчас снова в дом…

– Давайте покричим ей отсюда!

Все повернулись к железной башенке в серебристой снежной шапке и закричали:

– Виолетта! Иди к нам! Эгей! Ау!

Словно в ответ на их крики, вдалеке снова грохнуло. В небо взвилась огненная звезда и рассыпалась золотым дождем. Откуда-то издалека донеслись далекие, слабые крики «ура»!

– Ура!!! – подхватили куклы, стараясь перекричать друг друга. – С Новым годом!!!

– Ура! – подхватила Ле, торжественно появляясь из-за куста.

Все несколько метров сверкающих лент были завязаны в десятки бантов разной пышности. Ле так щедро украсила ими прическу и костюм, что теперь сама казалась огромным шагающим бантом.

От такого зрелища все на миг ошалели.

– Вот и Снегурочка! – захихикала Дженни. – А где твой Дед Мороз?

– Ах, вот вы как?! – начала заводиться Ле.

Орбита поспешно щелкнула Дженни по макушке.

– О, какая красота! Ты сегодня великолепна! Просто вся сияешь!

– Да, сейчас ослепну, – пробормотал Доминик. – Аж глаза слезятся.

– Он хочет сказать – ослепительное зрелище, и он вот-вот заплачет от восторга! – поправила его Малышка.

– Правда? – недоверчиво спросила Ле. – Он точно имел в виду именно это?

Девочки тут же принялись убеждать Ле в ее неземной красоте. Поразмыслив, к ним присоединился и Доминик. Кому хочется ссориться в новогоднюю ночь?

– Знаете, – сказал он, когда все угомонились, и возле елки снова стало тихо. – А мне тут нравится! Пожалуй, первый раз с тех пор, как мы проснулись в сундуке, я могу сказать, что мне тут нравится все-все-все. И наш Дом… и улица… и даже Зима.

Сегодня такая приветливая ночь! И совсем не холодно, несмотря на мороз!

– Надо бы навестить мою собаку, – озабоченно сказала Дженни. – Проверить, как у нее дела.

– Думаю, у нее все нормально, – сказала Малышка. – Я несколько раз слышала лай с той стороны огорода.

– Мы непременно к ней сходим! – пообещала Орбита.

В такую ночь она была готова простить даже собаку, заставившую ее так переживать.

– Смотрите, свечка сгорела уже наполовину. Пошли домой, праздничный стол ждет!

* * *

До стола добирались долго: по пути покатались с горки, поиграли в снежки. Дженни так извалялась в снегу, что стала похожа на небольшого, дико хохочущего снеговика. В четыре руки едва сумели отряхнуть ее возле входа в лаз, и все равно весь коридор испятнали снежные следы.

Дом встретил их теплом и вкусными непривычными запахами. В печи ворочалась саламандра, выглядывая наружу через отверстия в дверце. Рядом с накрытым заранее столом похаживал Шикамару с обнаженным мечом. Из-за печи сердито поблескивала глазами мышь.

– Он меня не подпускает! – пожаловалась она. – А я просто хотела понюхать! Проверить продукты на свежесть!

– Знаем мы таких проверяльщиков! – засмеялась Дженни.

– Эта мышь словно с цепи сорвалась, – усмехаясь, сказал ниндзя. – Она сходит с ума вот по этому…

Он указал на тарелку в центре стола, и в комнате раздалось дружное: «Ах!!!»

– Не могу поверить! – воскликнула Орбита. – Это же КОНФЕТА!

В самом деле, на фарфоровой тарелочке торжественно лежала слегка засохшая сливочная конфета «Коровка». Ее обрамляли несколько пыльных печенюшек, источающих слабый запах корицы.

– Это ты ее нашел?!

Шикамару скромно поклонился.

– Слазал в самый верхний буфет, – скромно сказал он. – Думаю, именно к ней подбиралась Кры…

– Нет, нет! – перебила его Малышка. – Не будем ее вспоминать в такую чудесную ночь!

* * *

Когда сели за стол, из своего шкафа вдруг появилась Ле – и опять поразила кукол.

Она приготовила новогодние подарки!

Правда, не всем. Доминик и Шикамару не получили ничего. Девочки – по маленькой тканой розе из атласной ленты с серебряной искрой. А себе Ле, оказывается, сшила целое платье – ярко-розовое, с тысячью оборок и фестонов. В нем-то она и выплыла к столу с небрежно-царственным видом, явно подражая Виолетте. Надо сказать, выглядела она премило, хоть Дженни и сказала помрачневшей Орбите, что Ле похожа на кремовый торт, в который переложили сахара.

– Кстати, я вспомнила свое имя, – небрежно проронила она. – С этого дня можете звать меня Виолетта.

– Точно! – хором воскликнули Орбита, Доминик и Малышка. – Про нее-то мы и забыли! Виоле-е-етта, иди к нам в го-ости!

– Виолетта – это я! – обиженно сказала Ле, но ее никто не слушал.

– Добрый вечер, – раздался с кухни знакомый нежный голос. – Можно войти?

Из темноты появилась Виолетта – настоящая, с чердака.

– Вы меня звали?

– Да! – закричали все наперебой. – С Новым годом! Ура!

– «С Новым годом»? – Виолетта почему-то смутилась. – А я думала, что вы празднуете Рождество. Я и подарки принесла…

– А что такое «Рождество»? – с любопытством спросил Доминик. – Давай мы и его заодно отпразднуем!

– Что ты там сказала насчет подарков? – оживилась Дженни.

Она-то прекрасно заметила, что гостья тоже пришла не с пустыми руками!

– Ладно, все равно от Рождества до Нового года неделя, – решилась Виолетта. – Поздравлю вас заранее!

И она, как настоящий Дед Мороз, принялась раздавать подарки. Ле подарила свою шляпку, Доминику и Шикамару – по серебряному копью, вроде того, на которое на чердаке наступила Дженни (объяснив, что это никакое не копье, а перо для письма!). Дженни получила граненую хрустальную пуговицу – в коллекцию к своему магическому шару. Орбите Виолетта сказала:

– Я знаю, что тебе очень нравятся мои ботинки. Долго раздумывала – но у меня других нет, а босиком ходить неприлично. Может, ты согласишься взять в подарок мою нижнюю кружевную юбку? Она была укрыта от пыли, так что – совершенно чистая.

Орбита даже не нашла слов от восторга. Она быстро закивала и тут же нацепила юбку поверх шортов, а на пояс прицепила розу – подарок Ле.

– Вот теперь я чувствую, что пришел настоящий праздник! – прощебетала она, поправляя прическу и кокетливо глядя на Шикамару.

– А поскольку ты к нарядам равнодушна, – сказала Виолетта, протягивая Малышке старинную открытку, – то тебе наверняка понравится вот это.

– Да-а, – протянула та, изучая открытку. – Ух ты! Спасибо! А что это на ней нарисовано? Что это за маленький ребенок, почему он лежит в соломе и весь светится?

Настал черед удивляться Виолетте:

– Ты серьезно? Вы меня разыгрываете или в самом деле ни разу не слышали о Рождестве?!

Орбита, Доминик, Дженни, Ле и Малышка дружно повертели головами. Конечно, откуда им было знать про Рождество – ведь они были советскими куклами.

– Ну тогда слушайте, – начала Виолетта. – Это было много-много лет назад, в далеких краях. Однажды зимней ночью в небе загорелась волшебная звезда, и у одной доброй женщины родился чудесный мальчик. Его рождения ждали уже много сотен лет, потому что было предсказано – он не будет знать зла и никогда не умрет, а наоборот – будет жить вечно…

– И как? – с любопытством спросила Дженни. – Предсказание сбылось?

– Да, так и вышло. Мальчик вырос, начал учить людей, как быть добрыми, и сам лечил их, и даже воскрешал мертвых. Но многие завидовали ему, а некоторые боялись. Завистники оклеветали его и добились его казни.

– Ну вот, а ты говорила!..

– Но после казни он воскрес! – торжественно сказала Виолетта.

– И где он сейчас? – спросила Малышка.

Виолетта на миг задумалась.

– Везде, – ответила она. – И тут тоже…

Все невольно оглянулись.

– Невидимо, – уточнила Виолетта.

– Какая странная сказка, – задумчиво сказала Малышка.

– Знаете, – сказала Виолетта, – многие люди верят, что это никакая не сказка, а все это было на самом деле.

– Первый раз слышу эту историю, – хмыкнула Орбита.

Виолетта пожала плечами:

– Не знаю. Вы такие странные – празднуете Новый год, а про Рождество забыли. Но ведь Новый год – это просто дата в календаре. Какой в нем смысл? А вот в Рождество люди празднуют победу добра над смертью и злом!

– А как празднуют? – спросил Доминик.

– Да примерно так же. Только сначала все идут в церковь, потом возвращаются домой и садятся за праздничный стол. Я и думала, что вы как раз вернулись из церкви…

– Церковь?! – пренебрежительно протянула Орбита. – Это такое место, куда ходят только выжившие из ума старухи! Так утверждает Анютин папа, а он все знает!

– Теперь понятно, почему мы ничего не знаем про Рождество, – кивнула Малышка. – Не думаю, чтобы Анюта хоть раз бывала в церкви.

– Ужасно! – всплеснула руками Виолетта. – Это ужасно! Что будет с ее душой?

Доминик, видя, что она искренне расстроилась, решил сменить тему:

– Шикамару, а у вас в Японии есть Новый год или это… Рождество?

Шикамару хорошенько задумался:

– Новый год – есть. А Рождества нет и церквей тоже. Зато есть святилища. И в каждом живет ками.

– Кто такой ками? – сразу заинтересовалась Дженни.

– Дух-хранитель. У всего на свете есть свои ками. У луны и звезд, у деревьев, камней и цветов, у пруда и у источника. У этого дома очень сильный и древний ками, и прекрасно, что мы с ним подружились. А у маленькой елки – маленький и слабый ками. Но он вырастет вместе с ней…

– Ух ты! А ками добрые или злые?

– Скорее добрые. К ним можно обратиться и что-нибудь у них попросить.

Виолетта покачала головой:

– Идолопоклонничество! Только дикие люди поклоняются камням и деревьям!

– Но ведь ками отвечают, – возразил Шикамару. – И помогают. А иногда могут и покарать – если о них отзываться плохо.

– И деревья вовсе не мертвые, а живые, – возразила Дженни. – Даже сейчас они не умерли, а просто спят под снегом. Слушайте, а пойдемте еще гулять!

– Вот только перекусим, – сказала Орбита. – Приглашаю всех к столу!

* * *

Когда все было съедено и выпито, куклы снова отправились гулять. Никто уже не запускал фейерверки, в поселке воцарилась тишина. Снег сверкал, как серебро, и вокруг было светло, как днем.

После праздничного застолья бегать и валяться не хотелось. Даже Дженни не стала, как всегда, с воплями прыгать в ближайший сугроб, а остановилась на крыльце, глядя, как в небе над неподвижными березами плывет огромная луна.

– Смотрите, какая там здоровенная звезда! – показала рукой Орбита. – Сияет разными цветами, как самоцвет!

– Может, это та звезда, которая была на твоей открытке? – спросила Малышка Виолетту.

– Вряд ли, – ответила та. – Вифлеемскую звезду могут увидеть только те, на ком нет грехов.

– А что такое грехи? – спросила Дженни.

– Злые слова, злые поступки. Жестокость, жадность, насмешки. Равнодушие – тоже грех. Вот представь: ты живешь, а твою душу пятнают разные злые дела. И твоя душа становится все грязнее и грязнее, так что новые пятна – грехи на ней уже и не заметны. И постепенно становишься злодеем, сам того не замечая. Но если ты раскаиваешься в грехах, то они тебе прощаются. И ты снова становишься чистой… на время.

Дженни наморщила лоб:

– А если я что-то сделала плохое, а об этом никто не узнал – это грех?

– Конечно. Любой грех обязательно будет наказан.

– Кем?

– Грех сам в себе несет наказание.

– Как это?

Ответить Виолетта не успела. Со стороны сарая вдруг донесся внезапный грохот.

Все так и застыли на крыльце.

– Это что еще такое? – взволнованно спросила Орбита.

– Звезда свалилась вниз! Землетрясение! – пискнула Ле, скрываясь в доме.

– Это внутри сарая. Словно упало что-то тяжелое… а потом рассыпалось, – пробормотала Малышка.

– Надо пойти и проверить!

– Сейчас? В темноте? А если там что-то плохое?!

Виолетта покашляла. Все замолчали.

– Предлагаю подождать, – сказала она. – Осталось недолго.

И она указала на восток, где над домами медленно разгоралась розовая полоса рассвета.

<< | >>
Источник: Анна Гурова. Кукольный домик. 2014

Еще по теме Глава 12 Новый год:

  1. Расточительность и новый консумеризм
  2. Новый механизм исчисления пенсий
  3. Новый порядок взыскания
  4. Новый курс: уход от золота
  5. Новый тип капитализма
  6. «Рыночная экономика» — новый бренд «денежной цивилизации»
  7. Новый курс и международная валютная система
  8. Новый индикатор для краткосрочных трейдеров... Вилл-Спрэд (Will-Spread)
  9. 1929 год и период после него
  10. Изменение структуры госдолга за год
  11. Год рождения. Платишь 10, получаешь 400 тысяч сдачи
  12. Теория социальных аксиом: новый подход к объяснению социально-экономического поведения
  13. Заполняем справку о доходах физического лица за 2006 год
  14. Федеральный закон от 14 июля 1999 г. № 164-ФЗ О бюджете Фонда социального страхования Российской Федерации на 1998 год
  15. Федеральный закон от 31 декабря 1999 г. № 227-ФЗ О феде-ральном бюджете на 2000 год
  16. Федеральный закон от 30 апреля 1999 г. № 83-ФЗ О бюджете Фонда социального страхования Российской Федерации на 1999 год
  17. Федеральный закон от 2 января 2000 г. № 24-ФЗ О бюджете Фонда социального страхования Российской Федерации на 2000 год
  18. ФЕДЕРАЛЬНЫЙ ЗАКОН от 26 марта 1998 г. № 42-ФЗ О феде-ральном бюджете на 1998 год
  19. Федеральный закон от 2 января 2000 года № 10-ФЗ О страхо-вых тарифах на обязательное социальное страхование от несчаст-ных случаев на производстве и профессиональных заболеваний на 2000 год