Выбирая акции в отдельной отрасли, покупай те, что принадлежат двум компаниям, но не любым, а худшей и лучшей

Первые четыре месяца 1983 года были для Маркеса своего рода «культурным шоком». За это время новичок осознал, что «этот благородный малый дал мне все — свободу, яласть, деньги — и веревку, чтобы повеситься".
Каждое утро Маркес проделывал один и тот же ритуал, иногда в ванной, иногда по пути на работу: он набрасывал сценарий возможных событий дня на финансовом рынке.
Он определял «предельные ожидания» и на их основе решал, что именно нужно покупать.
По окончании торгов в Ныо-Норке Сорос и Маркес продолжали копаться в бумагах нередко до полуночи. «Это кружило голову, но сильно выматывало. Джордж Сорос обладает способностью понимающе смотреть, когда вы что-то объясняете, и вовремя задать наводящий вопрос».
Сорос устраивал первому помощнику немилосердные допросы, словно студенту на экзамене. «Ты придумал за утро что-нибудь новенькое?» — Сорос нередко начинал с этого вопроса, а потом низвергал водопад вопросов, выискивая малейшую ошибку в рассуждениях Маркеса. Тот вспоминает об экзекуции так: «Он всегда ищет уязвимые места, всегда пытается найти противо-речия в словах других.
Джордж старается показать, что рынки ведут себя вопреки вашим ожиданиям. Допустим, я рассчитываю на рост курса акций банков, и если он падает хоть ненадолго, Сорос говорит: «Давай-ка пересмотрим наши предположения, еще раз выясним, почему ты это сделал, почему решил, что произойдет именно так, а потом попробуем увязать это с действительными рыночными показателями».
Сорос, выступавший поначалу в качестве играющего тренера, постепенно стал действовать Маркесу на нервы: «Ведь кажется, что за вас все время кто-то думает. И нужно постоянно соответствовать его жестким интеллектуальным стандартам. Это даже не педантизм, а придирки, постоянные проверки, что, в конце концов, очень, очень утомительно. Нередко вы делаете именно то, что он, как вам кажется, ожидает, а потом он заявляется и выговаривает, как учитель нерадивому ученику: ты ничего не понял, я имел в виду совсем другое. Вы вконец сбиты с толку, потому что раньше-то думали, будто все понимаете правильно».
«У него легко портится настроение. А то посмотрит на вас так пронзительно, точно лазером прошьет. Он всех видит насквозь. Нужно, чтобы вы все время были под рукой, но ему и в голову не придет, что вы можете и без него сделать все, как надо, иначе говоря, он вас просто терпит. Как будто вы — существо низшего порядка. Единственное его требование — верить в то, что вы ему говорите, и постоянно проверять и перепроверять свои слова. Иногда он пересаливает и задает вопросики типа: ты по-прежнему веришь в то, что сказал мне вчера? »
Сорос скуп на похвалы и не любит воздавать по заслугам, если инвестиции оказываются удачными. Маркес утверждает: «Работа с ним — как вечный бой. Он воображает, будто это просто большая игра, а ведь это экономика, а не эмпиреи! Ваш успех измеряется в долларах и центах, вам платят за выигрыш».
Но работа с Соросом может и кружить голову. Для едва перешагнувшего порог тридцатиле-тия Маркеса образ жизни Сороса, мягко выражаясь, был малопонятен. Он с удовольствием вспоминал, как однажды Сорос пригласил его на заседание совета управляющих фонда в Ирландию. Совещание состоялось в старинном замке, в том самом, который позднее посетил Рональд Рейган в бытность президентом. «Атмосфера там была удивительно раскрепощенной». После ужина Маркес с изумлением слушал, как Сорос легко переходит с одного языка на другой, в зависимости от того, говорит ли тот или иной управляющий на английском, французском или немецком.
Но существовала опасность поддаться гипнозу гения, работая бок о бок с ним. «Он мог настолько превосходить вас интеллектуально, что если бы вы поддались и начали поддакивать ему, это не принесло бы ничего хорошего ни вам, ни ему, — замечает Маркес. — Если бы вы сказали: я хочу стать вторым Соросом, думать о мировых проблемах, рождать великие идеи, управлять огромными пакетами акций и делать все это так, как делает он, — ясно, что он бы не потерпел этого. Может быть, сейчас (в 1994 году) ему нужны такие сотрудники, но тогда он. в них вовсе не нуждался. Желание стать похожим на него расценивалось как сигнал тревоги, ибо если вы всерьез считаете его образцовым бизнесменом, то быстро убедитесь, что просто не подготовлены для этой роли».
В 1983 году Сорос и Маркес пожинали плоды успехов. Активы фонда возросли на 24,9%, или 75,41 млн. долларов, достигнув суммы 385 532 688 долларов. В том же году Джордж Сорос женился по второй раз. Его невестой стала 28-летняя Сыозен Вебер. Если верить газетам, Сорос опоздал на собственную свадьбу, увлекшись игрой о теннис.
В прессе описывали и другой щекотливый момент. Надо сказать, Сорос мог легко избежать его, отрепетировав церемонию заранее. Как писалось в ряде статей, когда чиновник спросил Сороса, готов ли он поделиться с новобрачной всеми земными благами, Сорос побледнел. Один из сыновей Сороса провел ладонью по горлу, в шутку показывая отцу, мол, прощай, богатство! Сорос быстро — оглянулся и спросил взглядом своего адвоката Уильяма Зейбеля: если я повторю традиционную клятву «в горе и радости наделять тебя всеми земными благами», обязывает ли она меня отдать все Сьюзен? Зейбель спас положение, покачав головой и показав этим Соросу, что утвердительный ответ ему ничуть не повредит. Для перестраховки Сорос все же пробормотал по-венгерски: «В соответствии с ранее возникшими обязательствами перед моими наследниками».
После этого церемония продолжалась, как обычно.
Если 1983 год оказался успешным, то о 1984 годе этого не скажешь. Фонд вырос, но только на 9,4%, достигнув 448 998 000 долларов. Низкие прибыли привели к настойчивым просьбам управляющих «Квантума» снова возглавить повседневную работу фонда. Сорос согласился. В конце лета он сообщил об этом Маркесу.
— Нравится мне это или нет, но я капитан корабля и предвижу надвигающийся девятый вал. В бурю у штурвала ставят самого лучшего, самого опытного и решительного кормчего. Говоря откровенно, если выбирать из нас двоих, то этот кормчий — я.
Что именно он подразумевал под «девятым палом >? По сути, речь шла о кризисе американ-ской экономики, вызванном проводившейся Рейганом с начала 80-х годов политикой роста бюд-жетного дефицита при снижении уровня налогов. По мнению Сороса. США ожидал глубокий спад.
Маркес вспоминает: «Напряжение в мире все время нарастало. Доллар безудержно рос. Рей-ган по-прежнему уверял, что это хорошо, что подлинная сила страны заключена в сильной валюте. А Джордж Сорос опасался, что пар просто разорвет перегретый котел».
Сорос объявил о намерении нанять двух новых управляющих. По его мнению, идеальная организация должна состоять из 4—5 профессионалов, способных обеспечить необходимую глубину оценок и дисциплину, непосильную для одного или двух человек. Маркес, если пожелает, может остаться и возглавить один из отделов. Но Маркес решил уйти, считая, что его затирают и ущемляют законные полномочия. Однако он знал, что «по сути, Джордж был прав. Иногда по ночам у меня голова раскалывалась, но охватить все я не мог. Столько всего навалилось...»
Между тем, Сорос тщательно анализировал работу 10 остальных управляющих в поисках свежих подкреплений. Среди прочих всплыло и имя Аллана Рафаэля.
— Я был первым в списке кандидатов, — говорит Рафаэль.
С 1980 по 1984 год он был содиректором по исследованиям в фирме «Арнольд энд Блейхредер», где Сорос трудился в 60-х и Начале 70-х годов. В декабре 1992 года Рафаэль вернулся к Блейхредеру в качестве старшего вице-президента, директора по общей стратегии и старшего управляющего по ценным бумагам.
В начале августа 1984 года Сорос решил встретиться с Рафаэлем лично. Ранее они никогда не встречались, хотя Рафаэль был наслышан об успехах Сороса. Кто-тоиз управляющих фондом позвонил Рафаэлю и сообщил, что они рекомендуют его заместителем Сороса. Блестящая подготовка в области экономических исследований делает его естественным кандидатом на эту должность.
Управляющий спросил также, желает ли Рафаэль побеседовать с Соросом лично. Рафаэль, по его словам, раздумывал «одну тысячную секунды и согласился. Он считал Сороса лучшим инвестором на Уолл-стрит. «Его успехи были просто феноменальны». Предложение работать вместе с Соросом казалось Рафаэлю неслыханным везением.
Потом Сорос позвонил ему сам и поинтересовался, не откажется ли Рафаэль позавтракать с ним, Соросом, в следующий четверг в его доме около Центрального парка. Пролетела еще одна тысячная доля секунды, и Рафаэль снова согласился.
Он приехал, полагая, что его шансы получить работу у Сороса равны одному на миллион. Ведь на очереди еще 75 кандидатов, и процесс отбора может растянуться на весь следующий год. А за это время его наверняка кто-нибудь опередит.
Прошло полтора часа, но Рафаэль не замечал, что завтрак сильно затянулся. Потом оба встали из-за стола, и Рафаэль решил подытожить свой самоотчет.
— Вам нужно знать, что я могу сделать, а чего не могу, — сказал он, стараясь не показаться излишне дерзким и опережающим события. Он не был уверен, что Сорос воспринял его слова правильно.
— Замечательно, — услышал он в ответ. — Остальное сделаю я. Мы можем стать неплохой командой.
Рафаэль был поражен. Он еле выдавил, что думает точно так же. Сорос, ослепительно улыбаясь, заявил на прощание: «Подумайте хорошенько. Впереди выходные. Давайте встретимся в понедельник или во вторник. Звоните, не стесняйтесь. Буду рад позавтракать с вами снова».
Выйдя на улицу, Рафаэль продолжал обдумывать последние фразы Сороса. Он сел в такси, довольно ухмыляясь. Может, все это ему только снится? Убедившись, что таксист не следит за ним, Рафаэль ущипнул себя. И решил, что это не сон. Просто он может стать заместителем Джорджа Сороса.
В следующий вторник Рафаэль снова завтракал с Соросом. На этот раз официальное приглашение на работу было сделано. Рафаэль вспоминает, что оно напоминало «помолвку перед свадьбой. Мол, давай повстречаемся еще годик и посмотрим, что из этого получится».
И на этот раз решение пришло за тысячную долю секунды. Но почему-то и теперь, через несколько лет, Рафаэль не уверен, было ли оно правильным. Он попросил дать ему время подумать. Вспоминая о той встрече весной 1994 года, Рафаэль отметил только, что «вроде бы все было правильно».
Наслушавшись доброжелателей («Этот парень просто хам», «Он выгоняет людей без всякого повода»), Рафаэль решил пренебречь предупреждениями. «Ну и что? Я не должен упускать свой шанс. Я был по-прежнему немного ошарашен, ведь такие возможности открываются не каждый день». Наконец, Рафаэль поднял трубку и сказал, что принимает предложение. В начале сентября 1984 года он подписал контракт с Соросом.
<< | >>
Источник: Роберт Слейтер. Сорос. Жизнь, деятельность и деловые секреты величайшего в мире инвестора. 2012

Еще по теме Выбирая акции в отдельной отрасли, покупай те, что принадлежат двум компаниям, но не любым, а худшей и лучшей:

  1. Чем еще можно руководствоваться, выбирая оффшорную компанию?
  2. Как продаются и покупаются акции
  3. Внесписочные акции (акции частных компаний)
  4. Как покупать акции с оплатой части суммы за счет кредита
  5. Даже если вы вообще не покупаете акции, у вас их все равно много
  6. Л. Энджел, Б. Бойд. Как покупать акции, 1992
  7. Отдельные акции
  8. Почему стоит покупать акции, даже если они всего лишь средние по доходности инвестиции
  9. Акции мелких и слабо освещаемых компаний
  10. Отношение рыночной цены акции к чистой прибыли« компании
  11. Должны предприниматься осознанные и постоянные усилия, в основе которых — реальные действия, а не пропаганда, с тем чтобы все работники в организации, на каждом ее уровне, начиная с только что принятых в компанию «синих воротничков» или «белых воротничков» и заканчивая высшим руководством, были убеждены, что их компания является хорошим местом работы
  12. Отношение рыночной цены акции компании к ее чистой прибыли в расчете на одну акцию
  13. Что покупать
  14. Что покупать
  15. Не покупайте акций только потому, что вам нравится тональность годового отчета
  16. Принципы классификации отраслей страховой деятельности. Понятие отрасли страхования
  17. Конституция РФ говорит о том, что человек, его права и свободы являются высшей ценностью, неотчуждаемы, принадлежат ему от рождения, гарантируются согласно общепризнанным принципам и нормам международного права. Ограничение этого положения
  18. Что такое хорошая компания?
  19. На что следует обратить внимание при регистрации нерезидентной компании?
  20. Что делает компания для того, чтобы сохранить или повысить норму прибыли?